Список форумов АВРОРА

АВРОРА

исторический форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Библиотека Авроры
Памятники Петру I в России
На страницу 1, 2  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Краеведение
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Дек 22, 2010 12:00 am    Заголовок сообщения: Памятники Петру I в России Ответить с цитатой

Как обозначено в заглавии, в данной теме предлагается собрать сведения о всех памятниках, установленных в России императору Петру I.
Для начала - список петербургских памятников.

1. Медный всадник, 1782 г. Э.М. Фальконе, М.-А. Колло. Сенатская (Петровская) площадь.
2. Коннетабль, 1800 г. Б.К. Растрелли. Плац Михайловского замка.
3. Бюст, 1872 г. М.-А. Колло, А.Н. Соколов. Императорский речной Яхт-клуб, Крестовский остров. (В наши дни заменен бюстом.)
4. Бюст, 1875 г. Н.Ф. Жилле, П.П. Забелло. Петровская наб., 6, у домика Петра Великого.
5. Фигура, 1909 г. М.М. Антокольский. Большой Сампсониевский про-спект, 41, у собора св. Сампсония.
6. Петр I, спасающий рыбаков, 1909 г. Л.А. Бернштам. У восточного па-вильона Адмиралтейства.
7. «Царь-плотник», 1910 г. Л.А. Бернштам. У восточного павильона Ад-миралтейства. Первоначально стоял у западного павильона.
8. Фигура, 1910 г. М.М. Антокольский. Кирочная ул., у госпиталя Преоб-раженского полка.
9. «Отцу Отечества», 1910 г. В.В. Кузнецов. Петербургская наб., на фаса-де училищного дома в память Петра I (Петроградская наб., Нахимовское учи-лище).
10. Бюст, 1911 г. И.Я. Гинцбург. Большая Охта, у церкви св. Духа. (Сне-сены и бюст, и церковь.)
11. «Царь-плотник», 1913 г. Л.А. Бернштам (уменьшенная копия скульп-туры 1910 г.). Летний сад, у дворца Петра I.
12. Фигура, 1914 г. В.В. Лишев. Ул. Комсомола (Симбирская) у Нового Арсенала.
13. Фигура в кресле, 1991 г. М.М. Шемякин. Петропавловская крепость. Соборная площадь.
14. Бюст, 1993 г. А.С. Чаркин. Московский вокзал, вестибюль.
15. Бюст, 1995 г. И. Лемешко. Невский пр., 26, на фасаде.
16. Бюст. 2003 г. Ул. Б. Монетная.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Дек 22, 2010 12:01 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Работа над созданием первого памятника Петру I началась еще при жизни императора. Петербург представлялся Новым Римом, и так же, как в «вечном городе», здесь должен был стоять памятник императору (Кириков Б. М. 100 памятников архитектуры Санкт-Петербурга. СПб., 2000. С. 40). Созданием памятника занимался итальянский скульптор Б.-К. Растрелли, при этом он ориентировался на конную статую Марка Аврелия, созданную около 170 года и поставленную в XVI веке на Капитолийской площади в Риме. Однако отливка затянулась, и монумент был готов лишь к 1747 г., когда идеи установки памятника были отложены. Сам памятник долгое время хранился в Литейном амбаре.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Дек 22, 2010 12:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

К этому вопросу позже вернулась императрица Екатерина II, причем статуя, отлитая Растрелли, была ей отвергнута с формулировкой «сделан не таким искусством, каково бы должно...». И создание нового памятника было поручено французскому скульптору Э. Фальконе. Что интересно, императрица решила узнать «общественное мнение» и распорядилась провести публичный просмотр модели памятника. Две недели в мае 1770 г. мастерская Этьена Фальконе была открыта для всех желающих. Похоже, результат несколько удивил скульптора: не было сказано ни слова похвалы, притом посетители выражались так откровенно, сообщает Фальконе императрице, «как будто меня и на свете не было». Он был обескуражен, но завершил письмо неожиданно: «...мне известно, что в итоге они довольны».

Против монумента резко высказывался некий Яковлев, утверждавший, что в столице с ним согласны 500 дворян. Сказано это было, скорее всего, в запальчивости, но очевидно, что протест был немалым. Екатерина посоветовала скульптору не обращать внимания на недовольных, работать дальше, а о Яковлеве отозвалась как о человеке пустом. Фальконе последовал совету, и Яковлев с его сторонниками как-то незаметно умолкли. (Прошин Г.Г. «Вылитое лицеподобие»: генезис памятников Петру I // Феномен Петербурга. СПб., 2000. С. 220-229).

В качестве постамента был использован камень, найденный в окрестностях Санкт-Петербурга, под лахтой. Автором проекта перевозки Гром-камня считают Ласкари. Ее решили осуществить при помощи бронзовых шаров, перекатывавшихся по обитым медью желобам. В два параллельных желоба пускались через определенные промежутки шары, которые, в свою очередь, покрывались вторыми, верхними желобами,— на них находился сам камень. По мере передвижения освобождающиеся желоба приставлялись спереди, и таким образом камень непрерывно продолжал двигаться при помощи канатов и воротов.
Было подготовлено 12 больших рычагов для укладки камня на бревенчатую решетку. Каждый из них состоял из трех бревен общей длиной около 30 метров. Для подъема камня использованы были четыре ворота с канатами, толщиною в 5 сантиметров. Посредством этих приспособлений 12 марта 1769 года камень был благополучно поднят и уложен на решетку. Для устойчивости со всех сторон его подперли толстыми сосновыми бревнами. Но после этого в работах наступил перерыв, так как наступила весна, и дороги раскисли. Лишь поздней осенью камень стали тащить в столицу. Камень тянули при помощи двух воротов, каждый из которых приводился в движение 32 рабочими. Когда же на пути попадалась возвышенность, то ставили 4 или 6 воротов. В дороге для предосторожности камень поддерживался бревнами, особенно с более толстой его стороны. Если встречался поворот дороги, то под камень подкладывали изогнутые желоба. Таким образом и двигалась эта необычная процессия.
15 ноября 1769 г. камень был перевезен на 23 сажени, «где остановлен для перевороту на другой прешпект...» Иногда двигались сравнительно быстро. 9 января 1770 г. был проделан путь в 133 сажени, прошли подъем, и открылась ровная дорога. 30 января императрица приехала посмотреть на эту работу, и на ее глазах 400 человек протащили камень на 200 сажен. Наконец, он был доставлен к пристани, после чего по воде отправлен в Петербург.
Каганович А.Л. Медный всадник. История создания монумента. Л., 1982.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Дек 22, 2010 12:05 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

А вот и описание очевидцем открытия памятника:
Цитата:
Депеша французского посланника в России маркиза де Верака министру иностранных дел Франции графу де Вержену
№ 32 Г-ну графу де Вержену
В Санкт-Петербурге 23 августа 1782 г.
Господин граф,
Императрица выехала из Царского Села в пятницу, 16-го сего месяца и направилась в город [Санкт-Петербург] для того, чтобы на следующий день принять участие в празднике гвардейского Преображенского полка. По этому случаю при Дворе был устроен парадный обед, и Ее Величество отобедала в обществе офицеров этого полка, облачившись в их полковой мундир.
В воскресенье 18 августа состоялась пышная и торжественная церемония открытия памятника Петру Первому в память о Создателе Империи. Этот монумент воздвигнут на очень просторной площади, которая, с одной стороны, обрамляется зданиями Сената и Адмиралтейства, а с другой - набережной и мостом через Неву, соединяющим эту часть города с Васильевским островом. Все это пространство было заполнено огромной толпой народа, тремя [пехотными] гвардейскими полками, полком Конной гвардии и другими воинскими частями общей численностью до 10 тыс. человек. Для более удобного размещения зрителей избранного круга там были сооружены своего рода подмостки. Статуя была скрыта за огромными декоративно расписанными полотняными щитами.
В пять часов вечера Императрица, выйдя из своего дворца, поднялась на борт стоявшего на Неве баркаса, который доставил ее к месту события. Она сошла на берег в сопровождении многочисленного кортежа, состоящего из офицеров и фрейлин ее Двора, и, поднявшись в Сенатский дворец, вышла затем на его просторный балкон. Ее Императорское Величество подала сигнал, и в тот же момент щиты, скрывавшие монумент, опустились на глазах зрителей. Появление статуи Петра Великого было встречено трехкратным залпом адмиралтейской артиллерии и орудий [Петропавловской] крепости, сопровождавшимся ружейными залпами присутствующих на площади войск.
Затем полки прошли торжественным маршем перед Ее Императорским Величеством, которая [по окончании парада] снова поднялась на свой баркас и отбыла на нем в сторону дворца, откуда в тот же вечер уехала в Царское Село.
Это событие было отмечено выпуском памятной медали, на одной стороне которой изображена статуя Петра Первого, а на другой — бюст Императрицы. Ее Императорское Величество приказала отчеканить из золота некоторое количество таких медалей, которыми она соблаговолила одарить главных вельмож своего Двора и иностранных министров.
Вы уже знаете, господин граф, что этот памятник изображает Петра Первого верхом на вздыбленном коне, преодолевающем вершину скалы, служащую ему пьедесталом, на котором можно прочитать возвышенную и вместе с тем простую надпись: PETRO PRIMO CATHARINA SECUNDA.
Эта смелая идея в ее воплощении производит замечательный эффект и делает самую высокую честь гению сьера Фальконе. Весьма лестным для нашей скульптурной школы является то, что самые прекрасные памятники такого рода, находящиеся на севере Европы, были сооружены французскими мастерами.
Имею честь пребывать с уважением, господин граф,
Ваш покорнейший и преданнейший слуга
маркиз де Верак


Цит. по: Маркиз де Верак об открытии памятника Петру I в Санкт-Петербурге 18 августа 1782 года // Россия и Франция XVIII-XX века. Вып. 6. М. Наука. 2005.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Дек 22, 2010 12:06 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Немного о работах по реставрации памятника в XX веке.
Цитата:
В 1908 г. Академией художеств создана специальная комиссия по изучению состояния памятника, а в следующем — 1909 г. — памятник впервые подвергся серьезной реставрации, включая вскрытие люка в крупе коня, когда было удалено свыше 150 ведер воды, проникшей внутрь через многочисленные трещины. Под руководством скульптора И.В. Крестовского в 1935 — 1936 гг. проведены исследовательские и реставрационные работы на памятнике.
Современные исследования памятника и комплекс реставрационных работ осуществлены Государственным музеем городской скульптуры в 1976 г. К этому времени серьезные опасения вызывали трещины на опорных ногах коня, причину которых предстояло выяснить. Впервые в истории монумента была разработана и выполнена обширная программа исследований по составу бронзы, состоянию защитной окисной пленки — патины, по прочности внутреннего каркаса конной статуи. В исследовании принимали участие ученые Политехнического института, лабораторий Кировского и Ижорского заводов, НИИ им. Ефремова и других предприятий. С помощью специальной аппаратуры проведено гаммаграфирование, вследствие чего выяснилось, что причиной трещин стал «пережог» металла, когда для повторной отливки верха скульптуры Фальконе разогрел ее низ до высокой температуры. Определен состав бронзы, в котором более 90 процентов меди. Трещины были заделаны вставками, отлитыми из специально выплавленной бронзы. Обследован и усилен опорный каркас. Исследования дали полную картину конструктивных особенностей памятника.
Памятники Санкт-Петербурга / Сост. В.Н. Тимофеев, Н.Н. Ефремова, Ю.М. Пирютко. СПб., 2002.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Дек 22, 2010 12:07 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

И одно из первых описаний памятника и истории его создания, составленное в начале 1790-х годов.

Георги И. Г. Описание столичного города Санкт-Петербурга и достопамятностей окрестностей его. СПб., 1794.
Цитата:
§ 121. Великолепный Памятник ПЕТРА ВЕЛИКОГО, достойный сего Великого ИМПЕРАТОРА, представляемого им, и Великой ИМПЕРАТРИЦЫ, воздвигнувшей ему оный на Петровской площади (§ 120). ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ препоручила произведение в действо сего уже в 1766 году восприятого намерения искусному французскому художнику Фалконету, коего одобренная гипсовая модель выставлена была на показ несколько лет. Открытие самого памятника последовало в 1782 году. Оный представляет героя на коне; подножие есть гора дикого камня.
§ 122. Избранная для сего гора дикого камня находилась прежде сего в Карельской деревне Лахте, в болотном лесу, около 12 верст от Санкт-Петербурга и 4 версты от берега Кронштатского залива. После отбития от нее излишнего имела оная в высоту 21, в ширину 21, в длину 38 футов, а весом по исчислению более трех миллионов фунтов. Для перевоза сего камня сделана была задача механическая, которую удачно решил Граф Карбури, называвшийся здесь Кавалером Ласкари, и в 1770 году доставил оный на определенное место. Для камня сделана была твердая дорога от места, где оный в лесу находился, до самого берега; везли же его к берегу 400 человек на медных санях, кои катились медными желобами по медным шарам, 5 дюймов в поперечнике имеющим, и каждый день подвигались вперед по 200 сажень. Перевоз по воде произведен был на поднятом камелями (§ 118) плоту, который для того сделан был длиною в 180, шириною в 66, а вышиною в 17 футов. Граф Карбури описывает перевоз в своем Описании памятника, воздвигнутого в честь и славу Государя ИМПЕРАТОРА ПЕТРА ВЕЛИКОГО (Monument elevg a la gloire de Pierre Ie Grand, fol. 1777). Сверх того сохранится память сего предприятия выбитою здесь на сей случай медалью и моделью, в Академии художеств находящеюся.
§ 123. Существенные части сея для подножия употребленной горы суть дикий камень, несколько смешанный с белым и цветным голышом, белым и красным полевым шпатом, белым и черным дресвяком, а местами имеет также и железо содержащие венисы и охрусталованные столбцы. В иных местах сей камень весьма красив, так что многие охотники ради достопамятного определения сего камня заказывали делать из отколков оного резные запонки, набалдашники и тому подобное, и он к тому был пригоден.
§ 124. При употреблении г. Фалконет столько уменьшил сей камень, что потом надлежало его приставлять. Ныне стоит он на Петровской площади на крепко утвержденном основании в виде крупного пригорка, который с другой стороны почти совсем отвесно отсечен, длиною оный в 53, шириною в 21, а вышиною вверху, у края Невы, в 17 футов. С Адмиралтейской стороны сего камня начертано вставными бронзовыми буквами:
ПЕТРУ ПЕРЬВОМУ ЕКАТЕРИНА ВТОРАЯ
ЛЕТА 1782
А с Сенатской стороны то же самое, на Латинском языке:
PETRO PRIMO CATHARINA SECUNDA MDCCLXXXII
Памятник окружен железными перилами с позолоченными верхушками; перилы же включают небольшое место, укладенное покато диким камнем, который к горе около 2 футов выше противу прочего места.
§ 125. Отлитие памятника произведено также г. Фалконетом в нарочном для сего доме подле подножия в Августе месяце 1775 года. Металловый состав сделан из запрудной меди, с присовокуплением несколько олова и цинка, всего весом 44 041 Российских фунтов;
употребленного же ради равновесия в заднюю часть лошади железа было 10 000 фунтов. Голова, руки, ноги и одежда всадника имеют в толщину 3, а тело 4 линии;
голова и передние ноги лошади толщиною в 3 линии, но к заду толщина прибавляется до 1 дюйма. Немного отлитых фигур такой величины могут быть так тонки.
§ 126. Изображение Монарха имеет в высоту 11 футов, одеяние древнее и еще нынешнее Российское, с коротенькими сапожками, с усами и чесаными волосами, переплетенными лавровою ветвью. Он протягивает правую голую руку. Лицо, для коего модель сделана девицею Коллот, изображено точно, и все положение величественно и выразительно.
§ 127. Лошадь, чрезвычайно хорошо выделанная, выражающая много жару и стремления, скачет на гору. Она попирает заднею ногою змия. Высота лошади составляет 7 футов.
§ 128. Толкование иносказательного изображения сего памятника, смотря по дарованиям и состоянию толкователей, весьма различно. Многим кажется, что ясно выражено следующее: подножие, то есть гора дикого камня, есть образ препятствий, кои ИМПЕРАТОРУ преодолевать надлежало. Бодрый его конь означает неутомимые подвиги; он попирает змия зависти. Простое народное одеяние приличествует каждому времени и может представить простоту его распоряжений; седло есть кожа побежденного льва. Все же положение с распростертою благотворительною рукою к Неве, Академии и Крепости может означать силу на море и на сухом пути, просвещение и торговлю, как предметы им предположенные.
§ 129. Памятник отделываем был под кровлею. Надзирание над оным имел Императорский Архитектор, г. Статский Советник Фельтен, нынешний Директор Академии Художеств. Самое же открытие оного происходило 7 Августа 1782 года с великим торжеством, среди войска, при пушечном громе. МОНАРХИНЯ, присутствовавшая сему торжеству и смотревшая оное с Сенатского балкона, прославила сей день жалованием золотых и серебряных медалей и Всемилостивейшим Указом, уничтожившим все, более 10 лет продолжавшиеся тяжбы, освободившим всех содержавшихся 5 лет должников и даровавшим все казенные взыскания, кои ниже 500 рублей.
§ 130. Издержки на сей достойный памятник соответствуют важности и великости сего ИМПЕРАТОРСКОГО предприятия. Провоз подножия из Лахты (§ 122) стоил 70 000 рублей. Фалконету выдано в девять лет за труды его около 48 000 рублей, на содержание его 26 800, за отлитие особливо 17500, трем его подмастерьям 27284 рубля, литейному мастеру Хайлову 2500 рублей и так далее. Всего употреблено по исчислению Государственной конторы строения домов и садов 424 610 рублей.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Ср Дек 22, 2010 2:58 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Изображения памятника.

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Alexd
Модератор

   

Зарегистрирован: 13.03.2010
Сообщения: 6023
Откуда: Таганрог

СообщениеДобавлено: Ср Дек 22, 2010 11:13 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В Таганроге и в Архангельске идентичные памятники Петру работы Антокольского. На википедии есть отдельная статья, посвященная таганрогскому памятнику:
http://ru.wikipedia.org/wiki/Памятник_Петру_I_%28Таганрог%29
_________________
К большому сожалению правительства, реформу ЖКХ тормозит простое соображение: нельзя делать стоимость коммунальных услуг выше стоимости автомата Калашникова.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nie-junmen
Динши-ван модератор

   

Зарегистрирован: 13.05.2010
Сообщения: 10270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Дек 22, 2010 3:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Сооружение столь грандиозного монумента царю-преобразователю стало весьма заметным событием в культурной жизни не только Европы, но и мира. Так, через голландских торговцев сведения об отливке и установке Медного Всадника дошли до изолированной Японии менее, чем за 10 лет с момента открытия памятника.

В сентябре 1792 г. с посольством А.К. Лаксмана на корабле «Екатерина» в Японию вернулись потерпевшие в 1783 г. кораблекрушение японские моряки Дайкокуя Кодаю и Исокити. В 1791 г., при подготовке к отправке посольства в Японию, их привезли в Петербург и представили императрице. После этого японцам показали Петербург. Таким образом, они имели возможность хорошо ознакомиться с русской столицей.

По существовавшей в годы самоизоляции Японии традиции всех японцев, побывавших за пределами Японии по своей воле или же невольно, подвергли допросу. Протокол допроса Кодаю и Исокити сохранился. Всего в нем было 27 вопросов. Помимо вопросов, существенных даже с нашей точки зрения (о географическом положении России, сведениях о Японии, имеющихся в России и т.д.), морякам был задан вопрос о памятнике Петру I:

Цитата:
В 18-й день 9-й луны 5-го года Кансэй, то есть в год Быка младшего брата Воды (прим. 11/12 октября 1793 г.) в помещении Фукиата о-мономи (прим. помещение в саду дворца сёгунов в Эдо) были приняты в присутствии сёгуна капитан корабля "Кумиясу-мару" Дайкокуя Кодаю и матрос Исокити …

Что бы их ни спросили, они подробно на всё отвечали, в их ответах не было ни малейшей лжи, поистине это было что-то необычное, неслыханное со времён глубокой древности …

Вопрос. Говорят, что на дворцовых воротах имеется статуя императора Петра, возродившего Россию. Удалось ли увидеть её?

Ответ. Статуя Петра установлена на усыпальнице (прим. возможно, Кодаю принял за гробницу нижнюю часть постамента Медного всадника)


Впоследствии материалы допроса, а также другие рассказы Кодаю и Исокити были собраны и обработаны лейб-медиком Кацурагава Хосю, по заданию правительства составлявшим свод сведений о России, чьи владения на Тихом океане стремительно сближались с Японией. В результате в августе 1794 г. появилась объемная работа «Краткие вести о скитаниях в северных водах» (Хокуса монряку), детально описывающая положение в России в конце XVIII в. Единственный экземпляр этой чрезвычайно важной для правительства работы был передан Кацурагава в архив сёгуна, а черновики уничтожены. Все сведения о России считались секретными и предназначались лишь для узкого круга лиц, принимающих важнейшие политические решения. Этим и объясняется сравнительно позднее (примерно в 1910-1917 годах) обнаружение «Хокуса монряку» японским ученым Камэи Такэёси. Его исследование с приложением оригинального текста было издано в 1937 г., а после Второй Мировой войны было передано институтом Васэда советскому японисту В.М. Константинову в виде микрофильма.

К сожалению, русский перевод сочинения Кацурагава Хосю вышел лишь через 11 лет после смерти его переводчика в 1967 г.

«Хокуса монряку» содержит интересное описание Медного Всадника и легенды, объясняющей появление змеи под копытами коня:
Цитата:
К югу от понтонного моста установлена большая глыба камня /высотой/ в три с лишним сажени, окруженная каменной оградой, а на камне высится статуя мудрого царя-восстановителя Петра верхом на коне. Под копытами у коня - изваяние растоптанной большой змеи. Говорят, что, когда начал строиться Петербург, в месте под названием Петергоф жила ядовитая змея, которая наносила вред людям. /Если/ кто шел туда, обратно не возвращался. Услышав об этом, Петр вскочил на коня и отправился туда. /При виде его/ большая змея сжалась от страха и не могла двинуться, /а Петр/ направил на нее коня и растоптал насмерть. То место, /где жила змея/, превратили в сад. Многие из соседних народов, услышав о божественном могуществе Петра, стали один за другим изъявлять ему свою покорность. Статуя отлита из бронзы, ее величина 2 дзё 2-3 сяку, она была сделана по повелению ныне царствующей императрицы Екатерины. На камне-пьедестале золотыми буквами высечено: "Пэтору Пэруой" (то есть "Петру Первому") " Экатерина футороэ" ("Екатерина Вторая") и дата: "6 августа 1782 г." (2 год Тэммэй).


Однако изображения памятника в рукописи не содержится. Тем не менее, слова Кодаю о том, что памятник установлен на гробнице, позволил художнику, иллюстрировавшему в 1807 г. рассказ о Медном Всаднике другого японского моряка – Цудая, побывавшего в Петербурге по той же причине в 1803 г. – изобразить статую на неком подобии синтоистской "гробницы" (дзиндзя), которые служили для вмещения духа местного синтоистского божества. Такое осмысление слов Кодаю очень хорошо подходит на роль вместилища духа Петра I согласно синтоистским представлениям.
С типологией синтоистских дзиндзя можно ознакомиться здесь:
http://www.jnto.go.jp/eng/indepth/history/experience/d.html

В 1807 г. правительственные чиновники Ōцуки Гэнтаку и Симура Хироюки составили со слов моряка Цудаю новое сочинение о России и других странах, которые Цудаю посетил во время перехода из Кронщтадта в Нагасаки – «Канкай ибун» (Удивительные сведения об окружающих [Землю] морях). Именно в этом сочинении и была помещена известная иллюстрация.

Описание памятника из «Канкай ибун»:
Цитата:
Здесь есть бронзовый памятник монарху, о котором говорят: завладевает рангом императора. Поднят на камень примерно в один дзё четыре-пять сяку. Внизу окружён каменной оградой по тридцать-сорок кэн четырёх сторон. На этом постаменте сооружена бронзовая фигура государя, сидящего на коне. В левой руке [он] держит поводок, правую поднял. Коня заставляет опираться ногой на большую белую змею. Ростом выше обыкновенных людей, волосы на голове кучерявые, лицо крепкое, уши и нос крупные. Гуляющие, проходя мимо, смотрят на него, не замечая, даже не сгибают поясницу. По-нашему, он должен был бы называться буддой на открытом воздухе. Имя этого монарха Бэтэру Баиторо Хаутоити. Кодаю говорит Бэтору Бэрураи, голландцы, по слухам, говорят: Битору Корото. Он был родом из местности по названию Урасэимэру (Владимир), постепенно расширил государство и завладел рангом императора, присоединил также землю Пэторофурука и основал [на ней] новую столицу. Убив белую змею, которая творила зло, избавил народы от бедствий, поэтому, говорят, это и изображено в статуе.


Примечательно, что легенда о белой змее напоминает ту, что рассказывал Кодаю – возможно, она отражает распространенную в городской среде Петербурга конца XVIII – начала XIX веков легенду о деяниях Петра I.

Изображение памятника Петру I из "Канкай ибун":

_________________
Моральный дух моих войск невероятно высок - природная стойкость аньхуйского крестьянина + 70-градусная гаоляновка + огненная корейская кимчхи - что еще надо для победы? Разве что патронов побольше - и бежал бы Ямагата впереди собственных панталон!


Последний раз редактировалось: Nie-junmen (Ср Янв 26, 2011 4:00 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Дек 23, 2010 2:20 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Немного о прототипах "Медного всадника". Размещаю фрагмент статьи.

Андросов С.О. О статуе Петра Великого работы Фальконе // Феномен Петербурга. СПб., 2000. С. 209-219.

Цитата:
Положение о новаторском характере статуи Фальконе было сформулировано еще Л. Рео, который конкретизирует оригинальность решения темы в пяти пунктах: во-первых, это вздыбленная лошадь; во-вторых, использование в качестве постамента скалы; в-третьих, герой представлен не как полководец, а как законодатель; в-четвертых, в памятнике почти отсутствует аллегория; в-пятых, надпись поражает своим лаконизмом (Reau L. Etienne-Maurice Falconet. Paris, 1922. Т. I-II.). В целом исследователь, конечно, прав, однако некоторые его положения могут быть дополнены и уточнены. (С. 209-210)
Особенно интересно остановиться на вопросе о месте монумента Фальконе в ряду других европейских конных памятников. Обычно считается, что первым произведением такого рода стала статуя кондотьера Эразмо да Нарни, прозванного Гаттамелата, созданная Донателло около 1453-1457 гг. и установленная в Падуе. На самом деле еще раньше, в 1443-1451 гг., скульптор Никколо Барончелли в сотрудничестве с Антонио ди Кристофоро да Фиренпе исполнил конную статую герцога Никколо д'Эсте для Феррары. Это произведение не дошло до наших дней, оно было разрушено во время оккупации Италии французскими войсками в 1796 г. (Отметим в скобках, что конные статуи, обычно изображавшие монархов, ассоциировались с правящими династиями и поэтому безжалостно уничтожались во время войн, государственных переворотов и революционных катаклизмов. Особенно преуспели в этом отношении французы. В Париже в 1792 г. были разрушены монументы Генриху IV (скульптор Пьетро Франкавилла, открыт в 1614 г.), Людовику XIII (скульптор Пьер Биарр Младший, открыт в 1639 г.), Людовику XIV (скульптор Франсуа Жирардон, открыт в 1699 г.), Людовику XV (скульптор Эдм Бушардон, открыт в 1763 г.), а также памятники Людовику XIV в Лионе (скульптор Мартен Дюжарден, открыт в 1715 г.) и Людовику XV в Бордо (скульптор Жан Батист Лемуан, открыт в 1743 г.). Позднее подобная активность французов распространилась и на захваченные ими в революционных войнах страны, в частности на Италию.)
Следующим итальянским монументом стала статуя кондотьера Бартоломео Коллеони, созданная для Венеции Андреа Верроккьо, но отлитая после смерти мастера Алессандро Леопарди и открытая в Венеции в 1496 г. Позднее в Италии неоднократно заказывались конные памятники, но работа над ними по тем или иным причинам обычно не доводилась до конца. Следующий реализованный монумент был создан почти ровно через сто лет после произведения Верроккьо - статуя Козимо I Медичи во Флоренции, заказанная скульптору Джованни да Болонья (или Джамболонья) в 1587 г. и открытая только в 1595 г. Именно эта фигура, вдохновлявшаяся античным памятником императору Марку Ав релию, послужила образцом для многих последующих вариаций на тему конного монумента. Здесь должны быть названы вторая конная статуя работы Джамболоньи - изображение герцога Фердинандо I, также во Флоренции (начата в 1601 и завершена П.Так-ка в 1608 г.), - уже упоминавшийся памятник Генриху IV в Париже и памятник Филиппу III Испанскому в Мадриде (скульптор Пьетро Такка, открыт в 1616 г.). Последний конный памятник этого времени принадлежал тому же П. Такка и тоже был создан для Испании. Об этом монументе Филиппу IV, исполненном в 1634-1640 гг. и открытом в 1642 г., речь пойдет далее. (С. 210-211)


Рубеж XVII и XVIII вв., время расцвета абсолютизма в Европе, был отмечен памятниками, авторы которых придерживались более классической трактовки сюжета. Здесь могут быть упомянуты уже названные памятники Людовику XIV и Людовику XV во Франции, а также знаменитый монумент курфюрсту Фридриху Вильгельму I в Берлине, созданный Андреасом Шлютером в 1696-1703 гг. Здесь монархи показаны сидящими в спокойных позах на шагающих вперед лошадях. То же самое относится и к памятнику Петру Великому работы Бартоломео Карло Растрелли. Начатый в 1720-е годы и, по-видимому, частично переработанный в начале 1740-х, он был отлит уже после смерти скульптора, последовавшей в 1744 г. К началу 1760-х годов, когда встал вопрос об установке памятника Петру Великому, монумент казался уже несколько архаичным, тем более что Растрелли ориентировался более всего на произведения, созданные около 1700 г.

Наконец, наиболее близкий по времени к петербургскому конный монумент был исполнен Жаком Франсуа Жозефом Сали, земляком и почти ровесником Фальконе (он родился в Валансьене в 1717 г.). Будучи приглашен в Данию, Сали в 1753-1768 гг. исполнил для Копенгагена конный памятник королю Фредрику V, изобразив его, опять же, сидящим на шагающей лошади.
Однако уже с конца XV в. существовал и другой вариант решения конного монумента - когда всадник изображался на лошади, поднявшейся на дыбы. Именно такую трактовку темы разрабатывал Леонардо да Винчи в своих конных памятниках. Статуя Франческо Сфорца в Милане была уже доведена до создания глиняной модели в натуральную величину, но разрушена французами при захвате Ломбардии в 1494 г. Не был закончен и монумент в честь Франциска I, над которым Леонардо работал в последние годы жизни. По-видимому, о нем можно составить представление по небольшой бронзовой статуэтке из Музея изобразительных искусств в Будапеште (по нашему мнению, аргументы в пользу авторства Леонардо да Винчи здесь вполне убедительны). Техническую проблему установки лошади на двух точках опоры Леонардо предполагал решить введением фигуры поверженного противника, который служил бы естественной опорой для всадника. (С. 211-212)

Первый осуществленный монумент, где всадник был показан сидящим на вздыбленной лошади, относится, как уже отмечалось, ко второй четверти XVII в. История его довольно своеобразна. Инициатором заказа памятника выступил известный фаворит короля граф Гаспар де Оливарес. Через испанского посла во Флоренции в 1634 г. работа была поручена П. Такка (1577-1640), первому скульптору герцога Тосканского, который до этого уже исполнил, по формуле своего учителя Джамболоньи, памятник Филиппу III для Мадрида. В конце того же года П.Такка начал работу и создал большую модель шагающей лошади, вероятно, подобную предыдущей. Однако из Мадрида последовали указания, чтобы лошадь непременно была изображена «в состоянии галопа». Поэтому уже готовую модель пришлось уничтожить и начать работу заново . Младший современник и биограф скульптора Филиппе Бальдинуччи даже утверждает, что из Мадрида прислали картину Рубенса с изображением «лошади с персоной короля», которая должна была послужить образцом для мастера . Таким образом, П. Такка выполнял своего рода социальный заказ. Статую в конце концов отлили в 1640 г., но открыли ее только 29 октября 1642 г., уже после смерти скульптора. Сначала она находилась в парке Буэн Ретиро в Мадриде, а позднее была перенесена на Плаца дель Ориенте.
Мы подробно остановились на истории этого монумента, потому что он некоторыми современниками рассматривался как возможный образец для Фальконе.На него скульптору указывал, в частности, И.И. Бецкой, руководивший тогда Канцелярией от строения домов и садов. В письме к Екатерине II от 11 мая 1768 г. Фальконе отозвался о произведении П. Такка как о недостойном сравнения с монументом Марку Аврелию и представляющим некоторый интерес только с технической точки зрения.
После П.Такка многие европейские скульпторы работали над конными монументами, предполагая изобразить своих героев сидящими на вздыбленной лошади. Однако почти никому не удалось осуществить этот замысел, как будто бы над ним тяготел злой рок. Трудно сказать, сковывали ли фантазию скульпторов технические трудности, или заказчики в последний момент отдавали предпочтение более традиционному решению, так или иначе восходящему к образцовой античной статуе Марка Аврелия. Интересно отметить, что «лошадью кампидольской» интересовался и Петр Великий. В конце 1720 г. он поручил архитектору Н. Микетти, отправленному в Рим узнать, «во что такая или другая медная лошад доброго мастерства ценою станет одна без персоны человеческой, так же и с персоною человеческою» . Этот проект не был осуществлен, но в Летнем саду до середины XIX в. стояла мраморная «лошадь кампидольская» без всадника, присланная из Венеции в 1722 г. стараниями С.Л. Владиславича-Рагузинского. (С. 212-213)

Создается впечатление, что Петр Великий предпочитал видеть себя именно подобным Марку Аврелию, то есть сидящим на спокойно и торжественно выступающей вперед лошади. Возможно, поэтому царь не дал дальнейшего развития другому проекту Н. Микетти, заказавшего в 1719 г. модель памятника Петру Великому в небольшом размере крупнейшему римскому мастеру начала XVIII в. Камилло Рускони. Он предполагал изобразить царя на скачущей лошади, попирающей побежденного турка (один из вариантов этой композиции ныне находится в собрании Эрмитажа) . Вероятно, мнение царя должен был учитывать и Растрелли, начавший работу над своим монументом при жизни Петра Великого.

Насколько нам известно, до Медного всадника в XVIII в. был осуществлен лишь один монумент, изображавший всадника на вздыбленной лошади (не принимая во внимание статуэток небольшого размера, достаточно распространенных в европейской пластике, особенно около 1700 г.). Это был так называемый Золотой всадник в Дрездене - памятник Августу II Сильному, незадачливому союзнику Петра Великого в Северной войне. И опять история его создания была сложной и растянулась на долгие годы.
Планы увековечить себя сидящим на коне возникли у Августа Сильного, очевидно, еще около 1697 г. и стали вполне конкретными в 1703 г., когда работу предполагалось поручить виднейшему саксонскому скульптору Бальтазару Пермозеру. Однако военные неудачи в Северной войне и финансовые затруднения долго не позволяли осуществить этот замысел. Когда король снова вернулся к нему, он по непонятным причинам отказался от услуг Пермозера и стал искать скульптора во Франции. В 1715 г. заказ получил Франсуа Кудре, однако к работе так и не приступил. С той же целью в 1719 г. в Дрезден приглашался Жан Жозеф Винаш, ученик Куазевокса, но также неудачно. В 1722 г. придворный архитектор и инженер короля Реймон Лепла специально посетил Флоренцию, где вел переговоры о двух конных статуях с Джованни Баттиста Фоджини (учителем не только Пер-мозера, но и Растрелли), и этот визит не завершился успехом. В 1725 г. модель памятника представил Пауль Хеерман, а в конце десятилетия - также Христиан Кирхнер. В 1730 г. снова был приглашен Винаш, который, возможно, используя работы своих предшественников, наконец создал модель памятника с лошадью, поднявшейся на дыбы, однако француз не смог завершить отливку монумента. Тогда литье было поручено Людвигу Видеманну, который приступил к работе в конце 1732 г. и отлил памятник в 1733 г. - в год смерти Августа Сильного. Статуя была позолочена в 1735 г. и установлена на месте в 1736 г. (Asche S. Baltasar Permoser: Leben und Werke. Berlin, 1978. S. 54-56; Quinger Я., Dresden. Leipzig, 1991. S. 64.
Reau L. Etienne-Maurice Falconet. T. II. P. 353.)
Таким образом, создается впечатление, что Золотой всадник был коллективным произведением и, скорее, курьезным, чем действительно выдающимся памятником скульптуры. (С. 213-214)
Исследователи подчеркивают, что еще одним источником для Фальконе могла быть мраморная статуя работы Джованни Лоренцо Бернини, изображавшая Людовика XIV на коне. Она не понравилась королю и потому была превращена в изображение Марка Курция. Действительно, Фальконе должен был быть знаком с этим произведением, потому что оно находилось (и сейчас находится) в парке Версаля. Однако и движение лошади, и поза всадника в петербургском монументе ближе к другой конной статуе работы Бернини - изображению Константина Великого (Рим, собор Св. Петра). Французский скульптор мог знать ее по гравюрам и в своей работе над монументом русскому царю опираться именно на опыт Бернини.
Таким образом, Л. Рео абсолютно прав, называя решение Фальконе новаторским. Следует подчеркнуть, что скульптор пришел к нему быстро, почти без колебаний, окончательно и бесповоротно. Эскиз памятника в глине существовал уже в августе 1766 г. Замысел Фальконе был полностью одобрен и поддержан Дени Дидро, оказавшим, вероятно, соответствующее влияние и на Екатерину II. Позднее Дидро писал скульптору: «Императрица знает замысел вашего монумента и его одобряет, и как вы могли сомневаться, что она его не одобрит. Он велик, этот замысел, он прост, он силен (violente), он захватывающ (imprieuse), он характеризует героя» . (С. 214)
Тут, наверное, следует немного уточнить формулировку Л. Рео. По нашему мнению, нельзя отделять идейный замысел Фальконе от художественного его воплощения. Что могла одобрять Екатерина II на самом деле? Очевидно, ей должно было импонировать стремление Фальконе представить не столько полководца-триумфатора, сколько законодателя, а уже потом ее интересовало пластическое решение памятника. Здесь и Фальконе, и российская императрица, и французские философы говорили на одном и том же языке. 26 февраля 1769 г. Вольтер писал Екатерине II: «Законодатели занимают первое место в храме славы; завоеватели лишь следуют за ними» . (С. 215)
Трактуя образ Петра Великого как законодателя, Фальконе закономерно должен был прийти к отказу от изображения царя как триумфатора, подобного римскому императору. Это, в свою очередь, должно было подсказать скульптору совершенно иное и оригинальное пластическое решение монумента. И здесь, парадоксальным образом отказываясь от традиций конного монумента нового времени, Фальконе получил поддержку в знаменитой античной статуе Марка Аврелия. Позволим себе напомнить, что скульптор никогда не был в Риме, но досконально изучил античный памятник по слепку, находившемуся в Париже, и подробно анализировал его в книге, вышедшей в свет в Петербурге в 1771 г.
Хотя памятник Марку Аврелию является единственным античным конным монументом, дошедшим до наших дней, он отнюдь не был единственным произведением этого жанра в Древнем Риме. В IV в. в одном только городе Риме насчитывалось 22 конных памятника в честь императоров (все они впоследствии бесследно исчезли). Судя по описаниям, самым распространенным и в древние времена был образ императора в доспехах - победителя, завоевателя и триумфатора. Однако Марк Аврелий является как раз примером другой традиции, существовавшей параллельно: он представлен как «восстановитель мира» (restitutor pacis) . Медного всадника сближает с Марком Аврелием не только условное одеяние, приближающееся к античному, но и указующий жест правой руки. Правда, со временем жест Петра Великого стал восприниматься как жест основания города. Вероятно, на такую интерпретацию повлияли пушкинские слова во вступлении к поэме: «Здесь будет город заложен».
Соглашаясь с тезисом Л. Рео о новаторском характере монумента Фальконе, следует отметить, что французский исследователь, естественно, ориентировался на его значение для истории западноевропейского, прежде всего французского, искусства. Еще более важным должен он был стать для развития русской культуры и искусства. Нам представляется, что на просвещенную часть русского общества он должен был произвести революционное впечатление, которое можно сравнить, вероятно, только с реформой изобразительного искусства при Петре Великом, когда Россия фактически открыла для себя круглую пластику, запрещенную православной церковью и поэтому ранее неизвестную. (С. 215-216)
Медного всадника следует считать первым общественным монументом в России, представлявшим русского царя сидящим на коне (памятник Растрелли тогда мало кто мог видеть). Осуществленный на высочайшем художественном уровне, он должен был произвести ошеломляющее впечатление на подготовленного зрителя. До какой-то степени эти эмоции отражены в литературе, относящейся к открытию монумента в 1782 г., среди которой должно быть упомянуто сочинение А.Н. Радищева «Письмо к другу, жительствующему в Тобольске, по долгу звания своего», датированное автором 8 августа 1782 г., то есть днем открытия памятника. Непосредственную реакцию на статую отметила и Екатерина II в письме к М. Гримму от 10 декабря 1782 г.: «...я слышала движение умиления и, посмотрев вокруг себя, увидела у всех на глазах слезы» .
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Дек 23, 2010 2:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Он же о стиле памятника:

Цитата:
Очень сложным представляется вопрос о стиле монумента Петру Великому, от решения которого наиболее проницательные историки искусства стараются уклониться. Действительно, с точки зрения расхожих представлений о противоположности стилей барокко и классицизма можно прийти к следующим наблюдениям:
- вздыбленный конь является признаком барокко (хотя мы видели, что скульпторы XVII-XVIII вв. предпочитали изображать всадников на спокойно шагающих вперед конях);
- одежда царя явно ориентирована на античную, что указывает на классический стиль;
- форма постамента, которому придан вид естественной скалы, усиливающий динамику скачущего коня, относится к барокко (хотя все предшествующие монументы имели постаменты правильной формы, обычно украшавшиеся барельефами или фигурами пленников внизу);
- с точки зрения стиля петербургский монумент резко отличается от всех других произведений Фальконе.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Янв 13, 2011 1:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Интересный момент, связанный с Медным всадником, - решетка вокруг памятника. По первоначальному замыслу Э. Фальконе, никакой ограды вокруг памятника не предусматривалось. Скульптор на сей счет писал Д. Дидро:
Цитата:
Кругом Петра Великого не будет никакой решетки, зачем сажать его в клетку?

Однако решетка (изготовлена мастером С. Вебером) все же была установлена и просуществовала более 100 лет - в 1903 г., когда праздновалось 200-летие Санкт-Петербурга, ее решили снять, как искажающую первоначальный авторский замысел.
Спустя 15 лет вопрос о необходимости воссоздания ограды был поднят В.Я. Курбатовым. 8 августа 1918 г. он писал в Комиссию по охране памятников:
Цитата:
О необходимости немедленного точного фотографирования памятника Фальконета.
Осмотр статуи Петра I работы Фальконета обнаружил, что надписи на камне частично расхищаются.
С русской надписи похищена одна буква П "Петру Первому", а с латинской 4 знака.
Причиной является снятие от памятника решетки. Высокое художественное значение этого памятника в мировой истории скульптуры и красота букв, сделанных без сомнения по рисунку Фальконета требуют возможно точного фиксирования форм букв.
Ввиду исчезновения части букв из надписи фальконетовского монумента считаю необходимым приступить к разысканию решетки стоявшей вокруг монумента, исполненной Фельтеном и снятой в 1903 г. Если бы ее и не понадобилось отлить обратно, то разыскать ее нужно, как работу выдающегося русского зодчего Фельтена.
Искать остатки ее нужно прежде всего на Гагаринском буяне (Петроградский район) и затем около тучкова буяна. Справки следует навести у старшего техника управы Шмелинга.

ЦГАЛИ. Фонд Государственного музейного фонда.

Чем завершился поиск решетки, сказать не могу, но к 1940-м годам появилась ограда.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Янв 13, 2011 2:17 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

И раз уж речь зашла о празднованиях, позволю себе привести краткие описания парадов возле монумента, проходивших в день празднования 200-летия рождения Петра I (который совпал со 100-летием установки памятника) и 200-летия Санкт-Петербурга.

29 июня 1872 г.
Цитата:
В то же время на Петровской и Адмиралтейской площадях стали собираться войска. Эта часть города представляла особенно торжественный, нарядный вид. Монумент был обставлен деревьями и цветами; по серой гранитной скале красиво лежали гирлянды плюша, обвивавшие ее со всех сторон зеленью. Здания Сената и Синода, расцвеченные флагами, были увешаны особыми щитами, с изображенными на них лавровыми венками, внутри которых были вписаны цифры годов с обозначением знаменательных событий царствования Петра Великого. У дома Военного Министерства красовалась чрезвычайно изящная эстрада, обитая красным сукном и богато декорированная зеленью, в центре стоял большой портрет Петра, а впереди, на темно-зеленом фоне растений, резко выделялся бюст императора Петра, окруженный другими бюстами лиц нашего царственного дома; везде флаги, драпировка, украшения. Вместе с появлением на площадях войск, стали наполняться и места, предназначенные для зрителей, для учебных заведений, для представителей разных ученых обществ...
Из крепости вся процессия: св. икона Спасителя, Петровские достопамятности, верейка и представители Петровской армии, тронулись на судах вдоль по Неве, к Петровской площади. Туда же направились пароходы, на которых находились цесаревна и великие княгини, и пароходы с высшими чинами, присутствовавшими в соборе… Набережная была унизана жителями, которые толпились всюду, откуда можно было только взглянуть на торжественное шествие; балконы Зимнего дворца были предоставлены воспитанницам женских учебных заведений. И без того красивая наша Нева представляла в эту минуту зрелище неописанной прелести. В два ряда, вдоль правого и левого берега, тянулась цепь паровых и парусных судов, как военных, так и частных, расцвеченных множеством пестрых флагов, во время шествия процессии, они отдавали ей честь и сопровождали музыкой. Подходя к Николаевскому мосту, суда процессии заворачивали и приставали к двум пристаням: против памятника и у Сената.
Между тем государь император уже изволил прибыть на Петровскую площадь и объехал войска, расставленные в густых колоннах по всему ея протяжению: пехота стояла между Сенатом и Адмиралтейством, кавалерия между военным министерством и адмиралтейством и около Исаакиевского сквера. Обратившись к полкам, Преображенскому и Семеновскому, государь напомнил им славное время их основания и выразил уверенность, что они всегда останутся достойными своего великого основателя. Когда процессия приблизилась к Петровской площади, а представители Петровской армии заняли указанное им место возле самой решетки памятника, показались несомые тремя штаб-офицерами с шестью ассистентами петровские достопамятности. Государь отдал команду: «слушай, на караул», начальники частей повторили ее, и в один миг вся площадь дрогнула от громовых «ура», раздавшегося с одного ее конца до другого. Минута была поистине торжественная: медленно двигалось к Исаакиевскому собору, через всю площадь, шествие, сопровождаемое государем, великими княжнами и свитою; стройными массами стояли вправо и влево гвардейские полки, а за ними темнели бесчисленные толпы зрителей, помещавшихся и на эстрадах, и в окнах, и на крышах всех выдающихся зданий. В центре всей картины, со стороны Невы, красовался величественный памятник Великому Преобразователю. Никогда еще это мастерское произведение великого художника Фальконета не производило столь сильного и полного впечатления…
По окончании в соборе литургии шествие с иконою и достопамятностями вернулось снова к монументу, где были, между тем, подготовлены аналой для иконы и особое место для достопамятностей. Митрополит новгородский и санкт-петербургский с духовенством начали молебное служение и войска взяли на молитву. Государь император с многочисленною и блестящею свитою, верхом, занял место лицом к памятнику между памятником и адмиралтейством. Государь наследник цесаревич находился тут же, но в строю войск, во главе 1-й гвардейской пехотной дивизии. По окончании молебствия диакон возгласив многолетие государю императору и всему царствующему дому, затем провозгласил вечную память императору Петру I. По команде войска отдали честь, музыка заиграла, взвилась ракета и гром артиллерии потряс воздух: салютовала артиллерия, расположенная вдоль набережной Васильевского острова, крепость, орудия на судах и в адмиралтействе; пальбе из орудий вторил колокольный звон во всех церквах столицы. Лишь только пальба несколько стихла, на реке раздалось стройное пение «Славься». Это был соединенный хор и оркестр консерватории и музыкальной школы, занимавших особую баржу, разукрашенною драпировками и зеленью. В центре, на особом постаменте, возвышался большой бюст Петра Великого, а кругом расположились артисты и оркестр. После «Славься» следовало «Боже царя храни», выполненное столь же безукоризненно.
Окропив знамена и достопамятности святою водою, митрополит с духовенством и иконою удалился в Исаакиевский собор, а войска стали готовиться к церемониальному маршу, в ожидании которого государь император изволил сойти с коня и войти в здание Сената; цесаревна и великие княгини заняли в Сенате же, для этой цели приготовленный балкон. Чтобы проходить церемониальным маршем перед памятником и расположенными впереди его достопамятностями войска очистили площадь и вытянулись по Английской набережной, Галерной и Конно-Гвардейскому бульвару. Когда все было готово, сам государь изволил стать впереди головного батальона военно-учебных заведений и открыл прохождение; причем, отсалютовав своему великому предку, он изволил остановиться правее памятника, лицом к Неве. За государем стали дефилировать между памятником и Невою все войска в густых колоннах.
Церемониальным маршем собственно и закончилось торжество на петровской площади: достопамятности петровские, знамена и штандарты были отнесены обратно на суда и вместе с баржею, на которой стояла Петровская верейка, последовали обратно в крепость, в сопровождении катеров и гребных судов. В то же время государь император изволил отправиться в Казанский собор.

Русский инвалид. 1872. № 120.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nslavnitski
модератор, комендант

   

Зарегистрирован: 05.10.2010
Сообщения: 15606
Откуда: Санкт-Петербург

СообщениеДобавлено: Чт Янв 13, 2011 2:25 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

16 мая 1903 г.
Цитата:
На Петровской же площади красная линия расположенных амфитеатром трибун совершенно отделяла сегодня от площади Александровский сади прикрывала здание Адмиралтейства с площади, образуя угол. У подножия трибун разстилался опоясывающий с трех сторон памятник Петра Великого цветник с клумбами. На правой его стороне выступала эстрада, на которой заняли места хоры музыкантов и певчих от лейб-гвардии Преображенского, лейб-гвардии Семеновского, лейб-гвардии Гренадерских батальонов и двух батальонов гвардейской стрелковой бригады. Эстрада была декорирована щитами с изображениями гербов города Санкт-Петербурга. Вокруг памятника за ночь снята историческая ограда, его окружающая, и были закончены трельяжные постаменты с лавровыми венками на них и с инициалами в Бозе почивающих императоров и императриц, со времени основания Петербурга. Среди последних выделялся громадный черный государственный герб, с гербом Дома Романовых. Высившиеся мачты с государственными гербами и украшенные инициалами императора Петра Великого и ныне благополучно царствующего государя императора, зажженные курильницы на высоких же трельяжных постаментах, гирлянды из зелени и флагов, соединявшие все эти украшения площади наконец, увенчанная государственным гербом и перевитая зеленью триумфальная арка, воздвигнутая на Адмиралтейской набережной, у въезда на площадь, с изображением выступающих корм и носов судов Петровского времени, украшенных бронзированными барельефными украшениями и с торчавшими из корм жерлами медных орудий, все это придало площадке вокруг памятника Петра Великого торжественный вид.
Среди всех этих украшений выступал на возвышении, обложенном дерном, белый Царский павильон, с золоченным ажурным верхом, над которым выступал трехсторонний золоченый государственный герб. На углах из-за белых подхватов драпировки, выделялись лепные украшения и под ними вновь золоченые государственные гербы...
Тем временем, по окончании литургии, крестный ход из Исаакиевского кафедрального собора, по окончании литургии, с чудотворною иконою Нерукотворенного Спаса, во главе с Высокопреосвященным Антонием, митрополитом С.-Петербургским и Ладожским, направился при звуках молитвы и пении стихир к памятнику Петру Великому, возле которого были приготовлены аналой и молебенный столик. Войска, представители и другие участвовавшие в параде стояли тылом к зданиям Святейшего Синода и Сената и частью на набережной Невы. Ко времени прибытия Их Величеств все трибуны уже были наполнены представителями высшего общества и дипломатического корпуса. Особы свиты и придворные чины заняли места по сторонам возле царского шатра. По дорожкам стояли дети начальных городских училищ, в белых платьях и лентах русских национальных цветов. У арки на набережной тянулись по сторонам лица, одетые в разнообразные костюмы петровского времени. Здесь были и военные чины, и представители полиции.
После отбытия их величеств, при восторженных криках «ура» присутствовавших, от памятника Петру Великому, духовная процессия, во главе с высокопреосвященным Антонием, направилась по набережной Невы, через Троицкий мост, в домик Петра Великого...
Санкт-Петербургские ведомости. 1903. № 132.

Парад 16 мая на Петровской площади
Цитата:
Задолго до назначенного для торжества у памятника Императора Петра Великого к Петровской площади стали стекаться желавшие посмотреть на редкую церемонию и приглашенные лица.
Великолепный солнечный день с безоблачным голубым небом придавал еще более блеску красоте зрелища
Немного в стороне, ближе к Неве, у памятника высился Царский шатер. Окаймленный зеленью, цветами, тропическими растениями, он гордо поднимал на себе громадного орла петровских времен; и этот орел и четыре меньшие по углам, ярко вызолоченные, вместе с изящной белой, с золотистым подбоем обивкой представляли собой замечательно гармоничное зрелище. Полукругом около памятника были воздвигнуты 12 постаментов с шестами, украшенные золочеными инициалами Императоров и Императриц, а на концах полукруга возвышались колонны с инициалами: на одной - Петра I, а на другой - ныне царствующего Государя. По сторонам этих колонн высились по два курящихся на высоких постаментах жертвенника. Все колонны и мачты соединяются линиями гирлянд, флагов, в центре же развевается на громадном полотнище художественно выполненный герб Дома Романовых; позади весь наружный обвод Александровского сада - трибуны для публики и затем задний фон декораций - молодая листва сада и величественная громада Исаакиевского собора.
У адмиралтейства громадная арка, колоны которой опираются на изображение носовой и кормовой частей судов с выглядывающими в люки орудиями, с мачтами, увитыми зеленью и мелкими флажками; арка увенчана большим резным орлом. Между царской палаткой и Александровским садом находилась эстрада, наполненная множеством полковых музыкантов и певчих.
Внизу у палатки, прямо против памятника Великому основателю столицы, на обтянутом красным сукном помосте приготовлено место для богослужения.
В 9 часов утра войска уже были на местах и длинной линией протянулись от Петровской набережной, вдоль зданий правительствующего сената и св. Синода, по Адмиралтейскому проспекту, Дворцовой площади и Дворцовому проезду; на правых флангах частей, прибывших на юбилей столицы, красовались славные знамена Петровских времен. У Адмиралтейской арки шпалерами стали в прежних формах моряки и полицейские.
С 10 часов утра на Петровскую площадь начали собираться командиры отдельных частей, старшие над ними начальствующие лица, офицеры гвардейских, армейских частей и флота; здесь же начали занимать места члены Государственного Совета, сенаторы, статс-секретари, почетные опекуны, придворные чины и кавалеры с их супругами, представители правительственных и сословных учреждений, представители русских и иностранных городов, ученых и учебных заведений и различных цехов с их характерными значками.
Ко времени прибытия Их Величеству подножия палатки и по сторонам пути к аналою стали малолетние воспитанницы городских школ в белых платьях, вся блестевшая золотом риз духовная процессия, с крестным ходом вышедшая из Исаакиевского собора; здесь же заняли места министры, чины дипломатического корпуса, придворные дамы, лица Свиты их величеств и их высочеств. Несметные толпы народа опоясали набережные Невы, заняли все ближайшие улицы, даже крыши соседних зданий. На Неве вырисовывались стройно вытянувшиеся линии судов, среди которых прямо против памятника красовалась верейка Великого Императора на особой барже.
В начале первого часа прибыли Их Императорские Величества и Их Императорские Высочества, бывшие на освящении Троицкого моста.
Войска взяли на караул, к Государю Императору Николаю II подошел с рапортом командовавший парадом генерал-лейтенант Андреев. Его Императорское Величество изволил поздороваться с выстроенными против памятника войсками, после чего знамена были вынесены к аналою, и началось богослужение перед святою иконой Спасителя, сопутствовавшей Петру Великому в его походах. Благодарственное Господу Богу молебствие закончилось возглашением многолетия Государю Императору, Государыням Императрицам, Государю Наследнику и всему Царствующему Дому, вечной памяти в Бозе почивающему Императору Петру Великому и многолетия всероссийскому победоносному воинству и всем верноподданным.
Тихо было все на площади, заполненной тысячами людей, когда начал протодиакон свой возглас. Тихо шелестели обрывки славных петровских знамен, полотнища священных хоругвей, обступивших державного вождя Руси Великой. Солнце играло на золоте риз, хоругвей, на стали штыков, а над всеми, резко выступая своей темной громадой на фоне лазури, зелени, золота, красок, высился, простирая над городом свою мощную руку, «гигант на бронзовом коне!» - Великий Петр.
Но вот не успели исчезнуть в воздухе последние звуки возгласа многолетия, как сначала один, потом другой, потом третий показали клубы дыма на судах, на верках крепости и гром выстрелов потряс окраины Невы. Среди грохота салюта пропета была «вечная память» бессмертному Петру.
Было ровно половина первого, высокопреосвященный митрополит Антоний, осенив крестом Их Величества, двинулся с духовенством крестным ходом, знамена были отнесены на места, а Их Императорские Величества и Их Императорские Высочества проследовали в царскую палатку, где городской голова имел счастье поднести выбитые по случаю торжества медали. Соединенными оркестрами и хорами полков была исполнена юбилейная кантата, законченная два раза повторенным гимном и долго несмолкавшим «ура». Войска тем временем построились к церемониальному маршу.
Их Величества изволили выйти из палатки и стать на конце помоста. Начался церемониальный марш... На правых флангах рот и взводов проходили августейший главнокомандующий великий князь Владимир Александрович и др.
По окончании церемониального марша (войска проходили один раз), Государь Император Николай II изволил принимать рапорты своих фельдфебелей и адъютантов частей и ординарцев и посыльного от лейб-гвардии Преображенского полка.
Затем при громких криках «ура» их величества и особы императорской крови отбыли в Зимний дворец, после чего начался и разъезд присутствовавших на торжестве у памятника Петра Великого.

Русский инвалид. 1903. № 105.


Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nie-junmen
Динши-ван модератор

   

Зарегистрирован: 13.05.2010
Сообщения: 10270
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Янв 26, 2011 4:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Еще до того, как памятник был поставлен, он стал известен в Европе:
Цитата:
Из Царского села поехал посмотреть на «Медного всадника», памятник Петру Великому. Этот монумент спроектирован и осуществлен французом по имени Фальконе. Петр изображен на коне в старом русском одеянии. Говорят, что его лицо имеет портретное сходство. Все выполнено так отлично, что виден каждый мускул всадника и его коня, отчетливо видны каждая жилка, каждая складка костюма. Короче, это – мастерское произведение. До сих пор монумент выставлен лишь как модель, позднее он будет отлит в бронзе.

Фальконе получил пока за модель 7 рублей. Когда же произведение будет готово, не знаю, сколько он за него получит. Говорят, огромную сумму. Постамент будет сделан из цельного камня, который нашли в 15 верстах отсюда. Я видел часть его, разрезанную и отполированную. Он выглядит как прекраснейший мрамор. Сказывают, что Императрица заказала себе из такого камня серьги, а также ожерелье, и многие знатные дамы носят изделия из этого камня. Каменный блок для постамента уже доставлен сюда и лежит на берегу Невы. Он огромной величины. Опишу его, как только его увижу. Газеты так много повествовали нам об этом камне, что он стал достоин внимания путешественника.

...

[3 октября] Около 2 часов отправился я на обед к Сальдерну, а оттуда поехал посмотреть на каменную глыбу для памятника, которая теперь прибыла и отбуксирована сюда 600 матросами. Завтра будет она установлена на отведенное ей место.


http://www.vostlit.info/Texts/rus16/Gayling/text.phtml?id=4038
_________________
Моральный дух моих войск невероятно высок - природная стойкость аньхуйского крестьянина + 70-градусная гаоляновка + огненная корейская кимчхи - что еще надо для победы? Разве что патронов побольше - и бежал бы Ямагата впереди собственных панталон!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Краеведение Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2  След.
Страница 1 из 2

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Submitter.ru - Регистрация в поисковых системах! МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Goon Каталог сайтов MetaBot.ru - Мощнейшая российская мета-поисковая система! Refo.ru - русские сайты


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS