Список форумов АВРОРА

АВРОРА

исторический форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Библиотека Авроры
Бушменская мифология

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> История религии
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 7795
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вс Окт 09, 2022 9:23 pm    Заголовок сообщения: Бушменская мифология Ответить с цитатой

Ирина Анатольевна Мудрова
«Великие мифы и легенды. 100 историй о подвигах, мире богов, тайнах рождения и смерти»: Центрполиграф; Москва; 2011

Цитата:

ЛЕГЕНДЫ И МИФЫ БУШМЕНОВ

Происхождение живого на земле

Предки бушменов вышли из дыры в земле среди корней огромного дерева, покрывавших страну. Следом за людьми тотчас вышли толпы различных животных – некоторые по двое, по трое и четверо, а другие – стадами. И все они второпях пихали, толкали и давили друг друга. По мере того как они выходили, толпа делалась все гуще и плотнее, и наконец толпы животных стали выходить не только из-под корней, но и из ветвей. Когда солнце село, новые животные больше не появлялись. Те же, кто вышел, оставались под большим деревом и вокруг него. Животные были наделены даром речи.
Когда настала ночь, людям, которые сидели под деревом, было сказано, чтобы этой ночью, до восхода солнца, они не разжигали огня. И долгое время они так и просидели там, а животные мирно спали во круг. Но вот людям стало очень холодно, и они по пытались разжечь огонь, несмотря на предупреждение. Тут же животные в ужасе вскочили и устремились к горам и на равнины, лишившись от страха дара речи. С тех пор они всегда убегают от человека.
Только очень немногие животные остались, и они стали домашними. Но великая семья животных распалась и никогда больше не может быть воссоединена.
Возле города Сечеле есть Пещера, которую называют Лоове. Она уходит очень глубоко под землю. Никто из нас не отважился пройти в глубь пещеры, так как мы боимся. Она так глубока, что если бросить камень, то потом очень долго слышно, как он падает, но никому еще не удалось услышать, чтобы камень добрался до конца, поэтому никто не знает, насколько глубока эта пещера. Некоторые говорят, что она доходит до дна мира.
Сначала в этой большой пещере все люди и животные были вместе. Но потом пещера стала для них слишком мала, и они постоянно ссорились из-за места, и каждый норовил вытолкнуть соседа. Наконец люди, которые были хитрее животных, стали выгонять их наружу, но животные отказывались выходить, и люди выталкивали их. Животные снова пытались войти в пещеру, пока, наконец, их не выгнали окончательно.
У входа в эту пещеру протекала заросшая тростником река, поэтому земля вокруг пещеры была мягкой и на ней остались отпечатки следов животных, в особенности крупного рогатого скота.
Первое время животные боялись далеко отойти от пещеры и оставались возле входа. Но затем они проголодались. Когда животные жили в пещере, то, как и люди, не нуждались в пище и никогда не умирали. Но теперь они проголодались и стали есть тростник, которым заросла река. Когда они съели весь тростник, они разбрелись в поисках травы и забыли о пещере.
Прошло много времени. Людям в пещере снова стало тесно, и они стали ссориться и выгонять друг друга. Когда люди, в свою очередь, вышли из пещеры, они затоптали следы животных, и теперь вокруг пещеры видны только следы людей. И до сих пор там можно видеть множество следов.

Откуда взялись дети

Сначала мужчины и женщины жили без еды и питья, у них не было детей и они не умирали. Просо и тыквы ежегодно вырастали сами, люди не сажали и не пропалывали их. Хотя люди и видели, как повсюду вырастают эти растения, они не притрагивались к ним, так как не чувствовали голода.
Люди не знали, что их можно есть, и никогда не видели, чтобы их ели животные.
Крупный рогатый скот, овцы, козы, буйволы, зебры и все другие животные жили в кустарнике или стадами бродили по всей стране. Люди не обращали внимания на животных, так как они не были им нужны, и животные их не боялись.
В те дни все жили счастливо – не было войн, болезней, плохих людей и плохих вещей. Не было ни споров, ни сражений.
Так продолжалось долгое время. Но вот однажды какая-то женщина пожаловалась на боли в животе и вынуждена была прилечь. Другие женщины были очень добры к ней, по боль становилась все сильнее. Через некоторое время из нее вышел маленький чело век, очень похожий на нее. Люди были так изумлены и испуганы, что убежали от этой женщины. Это было что-то непонятное и не пришлось им по нраву.
Но одна женщина из этой же деревни сказала, после того как появился маленький человек:
– Эта женщина приносит несчастье, она колдунья. Дамка я ей и этому существу, которое из нее получилось, немного вот этих стеблей (она имела в виду кукурузу и тыквы) и убью ее!
И она отнесла немного кукурузы и тыкв больной женщине. Та поела немного и почувствовала себя лучше, а через некоторое время поднялась. Вместо того чтобы умереть, она стала очень толстой, и маленький человек тоже стал очень толстым. Мало-помалу женщины преодолели свой страх и пришли по смотреть на эту женщину. Они ощупали маленького человека, и он им очень понравился.
Так люди узнали, что кукуруза и тыквы пригодны для еды, и они стали собирать их и хранить. Как-то они убили одну из овец и обнаружили, что ее мясо очень вкусное. Они растолстели, наевшись его, и за хотели еще, особенно женщины. Тогда люди решили наловить животных, чтобы их можно было зарезать, когда им захочется мяса. И вот они стали приручать крупный рогатый скот, овец и коз, но буйволов, зебр и антилоп они не смогли поймать, поэтому по сей день те остаются дикими животными и живут в чаще.
Затем люди начали возделывать тыквы и зерно. Они стали жить в деревнях, и у них появились дети. Так людей стало много.

Огонь

У страуса под крылом была головешка. Страус, сова и Хейсеб играли вместе. Страус боялся совы – он думал, что у нее есть рога. Он посоветовал всем немного поспать. Когда сова заснула, страус дунул на нее и увидел, что у нее на голове только хохол из перьев, а никаких рогов нет. Тогда он разбудил их и предложил продолжить игру.
А Хейсеб сказал:
– Дорогой страус, взмахни же крылом!
Тот так и сделал, и тогда головешка упала на землю. Хейсеб схватил ее и забросил на смоковницу.
С тех пор у людей появился огонь.

Вода

Сначала у людей не было воды. Слон нашел воду и пил ее. Он узнал, где она находится, и вот он ходил туда и пил воду. Но его жена и ее родня страдали от жажды. И только у слона было что пить. Он попьет, а потом отправляется поесть, – возвращается, чтобы поесть снова.
Все остальные каждый вечер ложились спать, мучимые жаждой, и только слон пил воду.
Все же однажды остальные украли у слона воду. Это сделали маленькие птички дождя.

Как мужчины и женщины стали жить вместе

Очень давно, в самом начале, когда на земле жили мужчины и женщины древнего народа, людей было немного. В те времена мужчины и женщины жили от дельно. Мужчины охотились на животных, которых было повсюду множество, а женщины собирали се мена и зерна. Мужчины жили в пещерах в горах, а женщины – в маленьких травяных хижинах возле рек. Мужчины и женщины не общались друг с другом.
Однажды мужчины отправились охотиться и убили своими отравленными ядом стрелами газель. Но по недосмотру у них погас огонь, поэтому они не могли поджарить мясо газели. Ведь они не такие, как женщины, которые всегда заботливо поддерживают огонь и старательно выполняют всю домашнюю работу.
Мужчины, а их было пятеро, были так голодны, что послали одного из них вниз, к реке, одолжить огонь у женщин. Когда тот спустился к реке и пере брался через нее, он обнаружил в тростниках женщину, собиравшую там семена трав, и попросил у нее огня.
Она сказала ему:
– Пойдем ко мне в дом, и я дам тебе огня.
И он отправился с ней.
Когда они добрались до хижины, она сказала ему:
– Ты очень голоден. Подожди, пока я растолку эти семена, я сварю их и дам тебе поесть.
И он уселся и стал ждать. Женщина взяла камень, растерла зерна, положила их в горшок и по ставила вариться. Когда каша была готова, женщина дала немного мужчине и поела сама. Он спросил ее, что это такое, и она ответила:
– Это каша.
– О, это прекрасная пища, – сказал он, – поэтому я останусь с тобой.
И он не вернулся к своим товарищам.
Те долго ждали, пока он принесет огонь, и еще больше проголодались. Поэтому они послали за огнем к женщинам второго мужчину. Он также встретил у реки женщину, собиравшую зерна, и сказал ей, что пришел одолжить огня. Она попросила, чтобы он пошел к ее хижине, где она даст ему огня. Он отправился к ней, но, вместо того чтобы сразу дать ему огня, женщина предложила ему каши, которую он нашел очень вкусной. Мужчина сказал, что останется с ней. Он совсем забыл, что должен был вернуться с огнем к своим товарищам.
Теперь там осталось только трое мужчин, которые к тому времени чуть не умирали от голода. Поэтому они послали еще одного из них вниз, к домам женщин, чтобы одолжить огня.
Когда он пришел к реке, он также встретил в тростниках женщину, собиравшую семена трав.
Он сказал ей, что пришел, чтобы раздобыть огня для мужчин – они хотели поджарить газель, а их огонь потух. Мужчина сказал, что они очень голодны. Но он ничего не сказал ей о других мужчинах, которые ушли за огнем и не вернулись. Эта женщина предложила ему:
– Если ты придешь в мой дом, я дам тебе огня.
Он пошел с ней, и она растолкла зерна, приготовила кашу и предложила ему поесть. Он сказал, что это вкусная еда, еще вкуснее, чем мясо антилопы, и что он останется с ней. Так он совсем забыл, что должен был вернуться к своим друзьям с огнем. Теперь там осталось только двое мужчин, и они были очень удивлены и напуганы тем, что ушедшие не возвращаются. Они стали бросать гадальные кости. И хотя кости сказали, что все в порядке, они очень боялись. В те времена было множество злых духов, и мужчины думали, что их товарищи убиты.
Они долго думали и решили, что один из них должен пойти попытаться раздобыть огонь. Тогда они бросили кости, чтобы узнать, кому из них идти. Мужчина, который оставался, заставил другого пообещать, что тот вернется обратно, что бы ни случилось.
Когда тот спустился к реке, он обнаружил там женщину, собиравшую семена трав. Он сказал ей, что ему нужен огонь, а она попросила его пойти к ее хижине, где она даст ему огня. И он отправился к ней. Она же сварила кашу из семян и предложила ему отведать. Это было так вкусно, что он остался вместе с женщиной и совершенно забыл о своем обещании вернуться к другу.
Прошло еще несколько дней. Было очень жарко, и туша газели протухла.
Последний из оставшихся мужчин был ужасно голоден. Он с трудом удерживался, чтобы не съесть газель. Он долго ждал своего товарища, который обе щал вернуться с огнем, и наконец так испугался, что взял свой лук и стрелы и бросился бежать. Он погиб в далекой стране. Мужчина без женщины всегда погибнет.

Луна

Когда луна умирает, она потом снова возвращается к жизни и снова движется по небу.
– Пусть все делают так, как я, – сказала луна. – Если кто-нибудь умрет, не думайте, что он умер – и все, и будет лежать там и разлагаться. Будьте внимательны и делайте вслед за мной то, что я, луна, делаю: я умираю и оживаю вновь, и умираю только для того, чтобы ожить снова. Все должны делать так, как я.
Но заяц возразил луне:
– Нет! – сказал он. – Тот, кто рождается, должен и умереть. И когда он разлагается, он скверно пахнет.
Луна стала спорить с ним и сказала:
– Следите за мной. Я умру, а потом оживу снова. Следите за мной и учитесь, и тогда мы все сможем делать так.
Луна и заяц спорили друг с другом, то один говорил, то другой.
Луна сказала:
– Послушайте моего совета… человек умрет, но он вернется!
Но заяц отказался. Тогда луна взяла топор и расщепила ему губу. А заяц в ответ на это расцарапал луне лицо. Так они боролись. Они оба разгневались и боролись друг с другом, раздирая рты и царапая когтями лица. Луна расщепила зайцу губу, и заяц стал зайцем с заячьей губой, на которого охотятся люди. А заяц расцарапал луне лицо!
И до сих пор можно видеть отметины на лице луны – когда заяц расцарапал луне лицо, царапины загноились. И когда заяц испортил луне лицо, они разошлись. Они не встречались на следующий день и в день, который наступил за этим днем.

Смерть

Когда луна снова оживает и возвращается и мы видим ее, то закрываем глаза руками и обращаемся к ней:
– О луна, там, в вышине! Возьми мое лицо! А мне дай свое лицо! Ты должна взять мое лицо к себе, туда! Дай мне твое лицо, с которым ты умираешь и вновь возвращаешься, чтобы я мог походить на тебя. Ведь там – радость, там у тебя – всегда радость! Ты говорила прежде, что и мы должны возвращаться, после того как умрем. Так было, пока заяц не рассердил тебя.
Вот что сделал заяц. Он сказал, что не перестанет плакать, потому что его мать не вернется, потому что мать умерла навсегда. И он будет плакать по матери.
Луна же сказала зайцу, чтобы он перестал плакать, так как его мать не умерла навсегда. Она снова оживет и вернется.
А заяц сказал, что он не замолчит, так как он знает, что его мать не оживет и не вернется. Потому что она умерла навсегда. Луна рассердилась, что заяц не соглашается с ней. И она ударила его кулаком и рассекла ему губу.
Луна воскликнула:
– Теперь у тебя всегда будет такой рот, даже когда ты станешь зайцем! У тебя всегда будет рубец на губе, и ты будешь скакать, убегая, и, петляя, возвращаться. Собаки будут гнаться за тобой, будут хватать тебя и кусать и рвать на части, и ты умрешь навсегда! И люди будут умирать, уходя навсегда, из-за того, что ты не согласился со мной, когда я говорила тебе, что твоя мать вернется и ты не должен оплакивать ее.
Ты сказал мне, что твоя мать не оживет и не вернется. Вот поэтому ты должен навсегда стать зайцем, а люди должны навсегда умирать.
Заяц был человеком, но луна прокляла его, сказав, что он должен навсегда превратиться в зайца. И люди теперь умирают и не возвращаются, не оживают из-за того, что заяц некогда отвечал так луне: он сказал, что его мать не вернется, не оживет.
Наши матери говорили, что заяц прежде был человеком, а когда он поступил так, луна прокляла его. Она сказала, что он навсегда должен стать зайцем. Наши матери говорят, что у зайца есть человечье мясо. Когда мы убиваем зайца и собираемся съесть его, то вынимаем это мясо, не едим его – ведь это человечье мясо, это не мясо зайца. Оно осталось у зайца с того времени, когда он был человеком. Наши матери не разрешают нам есть этот кусочек мяса. Они говорят, что если мы его съедим, то появится тяжесть в желудке. И вот луна сказала:
– Вы, люди, когда умрете, исчезнете навсегда. Я думала, что дам вам радость. Ведь я знала, что мать зайца не умерла, а спит. Заяц же сказал, что мать не спит, а умерла насовсем. Вот так все было, и я рассердилась. Ведь я думала, что заяц согласится со мной: «Да, моя мать спит».
И луна сказала, что теперь заяц будет лежать на открытом месте, и там его будут кусать паразиты. Заяц не должен жить в кустарнике, он лежит не под деревьями, а на открытом месте. Потом он вскакивает, мчится и на бегу трясет головой, чтобы стряхнуть с себя паразитов.

Смерть и люди

В давние времена луна призвала черепаху и велела ей передать людям:
– О люди, как я, умирая, снова возвращаюсь к жизни, так и вы, умерев, воскреснете!
Черепаха пустилась в путь, чтобы передать людям слова луны, и чтобы не забыть, все время повторяла их про себя. Но она передвигалась так медленно, что все-таки забыла слова луны, и ей пришлось повернуть обратно, чтобы еще раз спросить луну. Когда луна услышала, что черепаха забыла ее слова, она рассердилась и позвала зайца. Луна сказала зайцу:
– Ты быстро бегаешь. Передай мои слова людям: «О люди, как я, умирая, снова возвращаюсь к жизни, так и вы, умерев, воскреснете вновь!»
Заяц побежал очень быстро, но вскоре увидел вкусную траву и остановился, чтобы полакомиться.
И он тоже забыл слова луны, но побоялся вернуться и передал людям следующее: «О люди, вы умрете, и умрете навсегда!»
Когда он это сказал, пришла наконец черепаха и передала людям слова луны. Тут между зайцем и черепахой разгорелся спор о том, кто из них прав. Заяц сказал, что черепаха лжет. А люди так рассердились на зайца, что один из них поднял камень и швырнул в зайца. Он разбил зайцу губу, так что теперь у всех зайцев расщепленная губа.
Люди отправили к луне своих посыльных, чтобы выяснить, что она сказала, но было слишком поздно – ведь неправильные слова уже были переданы.
С тех пор все люди умирают.

Лев – царь зверей

Сначала царем животных был страус. Сейчас лев – царь животных.
Давно страус и лев были большими друзьями и обычно они охотились вместе. Во время охоты им встречалось множество различных животных, но убить им никого не удавалось – животных отпугивал шум, который производил страус своими крыльями.
Наконец страус сказал льву:
– Ты оставайся здесь, а я забегу вперед и при гоню животных к тебе. Ты же убьешь для нас обоих.
И страус тут же отправился и, забежав вперед, погнал дичь ко льву, выкрикивая:
– Убей для меня, мой вождь! Ведь у меня нет зубов!
Лев убил антилопу и стал дожидаться страуса – боялся его.
Страус подошел ко льву, который стоял возле мертвой антилопы, и сказал ему:
– Разрежь мясо – ведь у меня нет зубов!
Лев разрезал тушу и стал ждать, что будет дальше. Так как у страуса не было зубов, он съел все мягкие части – легкие, сердце, почки и печень. Затем страус сказал льву:
– Теперь ты тоже можешь поесть мяса!
И лев съел почти все оставшееся мясо. Было жарко, и после еды они разошлись в разные стороны, чтобы поспать.
Как только они разошлись, страус стал сильно бить крыльями, и лев очень испугался этого шума.
Они проспали ночь, а на следующий день лев отправился искать страуса, чтобы охотиться вместе. Он нашел страуса спящим. Рот у страуса был приоткрыт, лев заглянул ему в рот и тихо рассмеялся. Он сказал:
– Мой вождь, у тебя нет зубов!
И, оставив страуса спать, он отправился охотиться один.
Страус проснулся, позвал льва, но тот больше не пришел. С тех пор страус стал есть траву. Вот как лев стал царем зверей.

Лев и шакал

Шакал и лев отправились однажды охотиться на антилоп канна. Они устроили засаду в густом кустарнике и лежали там со своими луками и стрелами, поджидая антилоп, которые ходили на водопой этой дорогой.
Когда показались антилопы канна, шакал и лев выбрали себе по антилопе. Лев выстрелил первым, но не попал. Затем выстрелил шакал и крикнул:
– Я попал в мою антилопу! А лев очень рассердился на шакала и сказал:
– Это я выстрелил и убил антилопу, а ты промахнулся! Шакал испугался и подумал, что будет умнее согласиться со львом. Поэтому он сказал:
– Да, отец мой, это ты убил антилопу.
Потом они вместе отправились домой, так как жили рядом. Солнце палило, и они решили сначала поспать, а потом разрезать мясо и отнести его до мой. Но шакал задумал обмануть льва, чтобы все мясо досталось ему.
И вот, когда лев лег спать, шакал тоже улегся и притворился спящим. Но как только он увидел, что лев заснул, он потихоньку поднялся и вернулся к мертвой антилопе. Он разорвал ей живот, залез туда и вытащил весь жир изнутри. На обратном пути, он, чтобы обмануть льва, раскровил себе нос. Кровь капала на землю, и шакал думал, что лев решит, будто антилопа убежала, и отправится по этому следу.
Вскоре лев проснулся и пустился по кровавому следу. След завел льва далеко в степь, но наконец он все же нашел мертвую антилопу. Сначала лев не заметил шакала, но потом увидел, что из живота антилопы торчит его хвост. Лев очень рассердился, схватил шакала зубами за хвост и вытащил его оттуда.
– Ну, раз ты обманул меня, – сказал лев, – я не дам тебе мяса!
– О отец, – заскулил шакал, – я ведь только хотел отобрать лучшую часть мяса для твоей жены!
Но лев не поверил ему и стал рвать антилопу на части. Потом он подозвал шакала и дал ему жира с груди антилопы.
– Отнеси это моей жене и детям, – сказал он, – а себе можешь взять вот это! – И он бросил шакалу легкие. Шакал очень рассердился, но взял мясо, – он уже придумал, как поступить. И вот он отнес мясо к логовищу львицы. Увидев, что она играет с львятами, шакал крикнул ей:
– Это от моего отца!
И он стал швырять в львят кусками легких. Они очень испугались и бросились искать защиты у своей матери. Львица была в ярости. Тогда шакал сказал:
– Я должен вернуться к своему отцу, он ждет меня.
Но вместо того чтобы вернуться, он позвал свою жену и детей, и они убежали далеко в степь. Там он дал им жира антилопы. Жир им так понравился, что они быстро съели его.
Больше они не вернулись туда, где жил лев, и стали жить отдельно.
Вот почему лев никогда не позволяет шакалу есть дичь вместе с ним. Он не подпускает шакала близко, как тот ни скулит, выпрашивая мясо. Пока лев не наестся, он ничего не дает шакалу. Шакал лишь доедает остатки.

Шакал и волк

Волк отправился к девушке. Он прибежал и стал за ней ухаживать, а затем вернулся домой. Тем временем к этой девушке пришел шакал, и он также принялся за ней ухаживать.
Но девушка сказала:
– Мой возлюбленный – волк! Я не могу принять твои ухаживания. Мы, мой возлюбленный и я, дали друг другу слово, и я не принимаю твои ухаживания.
А шакал говорит:
– Твой волк – лошадь моего отца!
– Это неправда! – отвечает девушка.
– Я докажу тебе это! Вот увидишь! – сказал шакал ей в ответ.
– Увидим, – сказала девушка.
Шакал отправился к себе домой, он пошел к своей хижине. Волк вернулся к девушке.
– Так ты лошадь! – сказала ему девушка.
– Кто это сказал? – спросил волк.
– Так говорит шакал, – ответила девушка.
– Но это неправда! – настаивал волк.
– Нет, правда! – повторяла девушка.
– Ну что ж, я пойду, я пойду к шакалу, – сказал волк. Увидев шакала, волк спросил:
– Что это такое?! Что это такое?! Кто сказал, что я лошадь?
– Да, действительно, кто это говорит?! – спросил шакал.
– Мне сказала об этом девушка, – ответил волк.
– Идем. Идем вместе, и я спрошу девушку, – предложил шакал. Волк согласился:
– Давай пойдем к девушке!
И они вдвоем пустились вскачь по дороге. Но вдруг шакал воскликнул:
– Я заболел!
– Давай я тебя понесу, – предложил волк. – Подойди и забирайся ко мне на спину!
– Дай мне удила, – говорил шакал. – Я тебя взнуздаю.
– Ну что ж, давай надевай узду!
– Я так и сделаю!
– Вдень удила мне в пасть! – говорит волк.
– А теперь держи поводья, надо их привязать! – сказал шакал.
– Да, завяжи их!
И вот волк с шакалом поскакал. Они добрались до девушки. А девушка вышла из своей хижины. Она вышла посмотреть, кто там. Но волк, как только ее увидел, тут же бросился со всех ног прочь. Так девушка досталась шакалу.

О сестрах

Старшая сестра, питон, была беременна. Однажды утром она вместе со своей младшей сестрой, шакалом, отправилась за водой. В то время люди пили воду из родника в скалах, и они отправились туда, чтобы на брать воды. А возле водоема было дерево нга, полно спелых плодов.
Сестра-питон сказала:
– Взбирайся на дерево и потряси вон ту ветку, что бы мы могли поесть нга.
Но сестра-шакал отказалась:
– У-у! – сказала она. – Взбирайся сама, старшая сестра, натряси плодов, и мы поедим.
И вот старшей сестре пришлось самой взбираться на дерево. А она была беременной и грузной. Поднявшись на дерево, она добралась до ветки, которую хотела обтрясти. Но она неловко ухватилась за ветку и упала в воду. Она очутилась в роднике. Она пыталась выбраться оттуда, но берега были слишком крутые. Ей пришлось остаться в роднике. И она родила там.
Родные мужа сестры-питона увидели, как сверху, от родника, бежит сестра-шакал. У нее была смешная вихляющая походка. Родственники сидели и смотрели, как она входит в становище.
– Эй! – сказали они. – А где же наша красавица-невестка?
Сестра-шакал вернулась одна. А мы считали, что наша невестка отправилась к роднику вместе с ней. Что же она сделала со своей старшей сестрой?
Когда сестра-шакал подошла к тому месту, где они сидели, родственники взяли кисточку для еды и мазнули ею по ее лицу. Так они обычно делали для стар шей сестры-питона – мазнут кисточкой, обмакнутой и жир, по ее лицу, чтобы оно стало гладким и блестящим.
Но сестра-шакал не поняла, для чего это делается: «Жир! Жир! Жир стекает по моему лицу!» – закричала она и стала пить этот жир.
Люди сказали:
– Мы оказались правы – ты действительно не наша невестка! Что ты с ней сделала? На что ты рас считывала, вернувшись без нее и прикинувшись, будто ты – прекрасный питон?!
Ну а пока все это происходило, кори-дрофа, муж сестры-питона, был на охоте. Когда он пришел домой, то увидел сестру-шакала и спросил:
– Где моя жена?
Ведь сестра-шакал ничего не сказала людям о том, как сестра-питон упала в источник. Она все молчала.
Пока сестра-шакал расхаживала от костра к костру, кори пошел приготовить постель. Он взял иглы дикобраза и воткнул их стоймя в песок, под постелью из шкуры, приготовленной для сестры-шакала. Когда сестра-шакал улеглась спать, иглы вонзились ей в ребра. Они насквозь проткнули ее шкуру.
– Эй! – закричала сестра-шакал. – Уберите эти шипы!
Но кори притворился, что он не слышит. Наконец сестра-шакал замолчала. Иглы дикобраза убили ее. Она умерла и так осталась лежать в хижине.
Утром кори встал и ушел.
Маленькой сестренке шакала ее бабушка сказала:
– Пойди посмотри, что с твоей сестрой. Может, она не выходит из хижины потому, что стала взрослой? Почему она до сих пор спит?
Маленькая девочка побежала посмотреть. Сестра-шакал умерла, и из ее заднего прохода торчали семена нга.
Маленькая девочка увидела это и закричала своей бабушке:
– Бабушка! Семена нга, семена засохли, засохли в заду старшей сестры, в заду!
Бабушка закричала ей в ответ:
– Внучка! Ты что, сказала, чтобы я принесла передник зрелости и завязала его ей?
Внучка покачала головой и закричала погромче:
– У-у! Старшая сестра умерла ночью, и семена нга засохли у нее в заду, в заду!
– Ты так говоришь, чтобы я принесла для нее передник зрелости и завязала его ей?
Ну, вот так они и кричали друг другу некоторое время. Маленькая девочка снова закричала:
– Семена нга, семена засохли, засохли в заду, в заду старшей сестры!
В конце концов старая женщина пришла поглядеть. К тому времени внучка обломала нга, торчавшие из заднего прохода ее сестры. Бабушка подошла и сказала: «О! Твоя сестра умерла?» – а потом они обе ее съели.
Тем временем кори пошел, чтобы собрать вместе всех животных. Он позвал жирафа, слона, сернобыка – всех животных. Они все вместе отправились к источнику. Друг за другом они стали опускать в источник ноги. Но их ноги были недостаточно длинны ми – они доставали ими только до середины. Антилопа канна сунула туда свою ногу. Но не дотянулась до дна. Подошел сернобык и сунул туда свою ногу. Но и он не дотянулся до дна. Гну сунул в родник ногу, но не смог достать до дна. Все животные: антилопы куду, каменный козел, дукер, черепахи – все попытались дотянуться до питона, но у них были недостаточно длинные ноги.
– Кого же мне позвать на помощь? – спросил кори-дрофа.
– Позови жирафа, – предложил кто-то.
– Да, я позову его.
Жираф вышел вперед и сунул в воду ногу. Ну а сестра-питон, жена кори, уже родила там, в воде. Ее ребенок был с ней, и они лежали вместе на дне род ника. Жираф сунул туда свою ногу и стал шарить ею по дну.
Он сказал мужу сестры-питона:
– У нее на спине ребенок. Она родила и лежит там, внизу, вместе со своим ребенком. Я нащупал их обоих.
Тогда кори послал в становище за циновками, что бы постелить их на землю. Принесли циновки и выло жили ими весь путь от родника до становища. Жираф опять сунул в воду ногу. Он вытащил сестру-питона и ребенка. Они оба пошли и сели на циновку.
Затем пришли родственники мужа сестры-питона, чтобы отвести ее домой, к себе в становище. Они все обнимали ее, радуясь.
– Вот наша дорогая невестка, которую мы столько искали! Вот она, это, конечно, она!
Затем кори, его жена и ребенок медленно двинулись домой по расстеленным циновкам.

Близкие родственники

Девушку по имени Гцонцемдима увели к себе слоны. А потом ее взяла в жены гиена. И Гцонцемдима стала жить вместе с мужем в его становище. Но слоны взяли с гиены обещание, что та приведет Гцонцемдима навестить их. И вот вскоре она с мужем пустилась в путь к становищу слона.
Когда они подошли к становищу, то увидели множество следов.
– Кто бы это мог бродить здесь, оставляя такие следы, следы, похожие на львиные? – спросил муж-гиена свою жену.
– Это не львиные следы, а следы моих братьев. Не говори так!
– Здесь повсюду вокруг львиные следы. Разве ты не думаешь, что нам следует вернуться и отправиться домой? – спросил муж-гиена, повизгивая от страха.
– Не беспокойся. Это следы моего отца и его сыновей. Они ушли на охоту. Ну, давай пойдем в становище. Перестань говорить глупости! Лев? Какой еще лев? Это всего лишь мои маленькие братья и сестры, – сказала Гцонцемдима.
И они пошли дальше. Шли-шли и наконец добрались до становища. Там они сели и стали беседовать с женщинами. Поговорив немного с ними, Гцонцемдима и гиена пошли устраиваться на ночлег, как вдруг послышался львиный рык. Это были братья Гцонцемдима, они свирепо рычали.
– Ку-ку-ку! – сказал муж-гиена. – Сюда идут львы?
– О-о! – ответила Гцонцемдима. – Да ты же прекрасно знаешь, что это идут домой мои братья, плоть и кровь моего отца. Так зачем же тогда ты называешь их львами?
– Нет, это львы! Ну, давай же…
Но братья уже входили в становище.
Они были хищниками, и они лаяли. Они лаяли, как обычно лают собаки. Они уже давно не виделись со своей старшей сестрой, поэтому они вновь и вновь приветствовали ее. Она побежала им навстречу, и они стали обниматься.
– Видишь, вот мои братья, как я тебе и говорила! А ты что вообразил себе?! – сказала она гиене. – И с самого начала это были мои братья! Так что за молчи и сиди себе спокойно!
– Да?! – сказал муж-гиена. – Я в становище, полном львов, а ты говоришь, чтобы я не боялся?
– О-о-о, да это же всего-навсего мои братья, глупец! О каких львах ты говоришь?
Ну а отец Гцонцемдима еще не вернулся домой. Приближаясь к становищу, он так заревел, что все вокруг содрогнулось и деревья чуть не повалились.
– Коо! Не жить мне больше! – воскликнул муж-гиена. – И почему я не остался дома? Что я наделал? Попал в дом слона, который ревет так ужасно!
– Да нет же! – сказала Гцонцемдима. – Это просто идет мой отец! Ну, сядь же и терпеливо жди. И она снова усадила его.
– Вот, поешь нга.
Муж-гиена задрожал от ужаса. Он трясся и дрожал.
Тогда Гцонцемдима пошла за коробочкой из панциря черепахи с порошком са. Она сделала вид, что хочет успокоить его порошком са. Но вместо этого она схватила его за нос и оторвала его! Она оторвала нос своему мужу!
– Я сказала, чтобы ты сидел спокойно и дожи дался моего отца, но ты не послушался. Вот я и оторвала тебе нос.

Ссоры родственников

Мать Гцонцемдима жила вместе со своей дочерью и ее мужем. Муж Гцонцемдима охотился, и его охота была удачной.
Однажды он убил дукера. В этот день шел дождь. Рано утром он вышел из становища, где они жили все вместе, и отправился на охоту, и ему удалось убить дукера.
Когда он принес домой мясо, Гцонцемдима сказала ему:
– Ты уже убил столько дукеров, не пора ли нам вернуться к нашим родственникам? Ведь мы так и хотели сделать?
Но ее муж ответил:
– Нет, еще рано возвращаться. Я хочу еще поохотиться здесь на дукеров, чтобы у нас было много мяса для твоей матери. Я хочу еще поохотиться для родственников твоей матери и вернуться домой с большой добычей.
– Хорошо, – сказала Гцонцемдима. – То, что ты говоришь, – разумно. Ты поохотишься еще некоторое время, убьешь еще антилоп и выделаешь их шкуры. У моей матери будет много мяса, а когда ты кончишь выделывать шкуры, ты сможешь сшить для нее передник из шкур.
Когда они так договорились, муж снова отправился на охоту. Ну, как бы там ни было, что бы ни случилось, теперь он обязательно должен убить еще одного дукера! Он отправился утром, погнался за дукером и преследовал его до тех пор, пока наконец ему не удалось убить его.
Как раз к этому времени выросли клубни шон, от личные спелые клубни. Они созрели, налились, и их уже можно было есть. Погоня за дукером завела мужа Гцонцемдима далеко – как раз туда, где росли клубни шон.
Когда он вернулся в становище, то сказал своей маленькой дочери:
– Вчера, когда я преследовал дукера, я видел место, где растут клубни шон – совсем спелые, их уже можно собирать. Почему бы тебе и твоей бабушке не отправиться за ними?
– Да! – сказала маленькая девочка. – Мы так и сделаем. Мать пусть останется дома, а мы с бабушкой пойдем собирать шон.
И вот старая женщина отправилась вместе с внучкой. Они шли-шли, пока не добрались до того места, где отец ребенка охотился на дукера. Клубни были совсем спелые и круглые, как мужские яйца. Первой их увидела девочка.
Она закричала:
– Мы пришли! Об этом месте говорил отец? Бабушка, иди выкапывать эти прекрасные клубни шон!
Но когда бабушка увидела их, она воскликнула:
– Гхвои-гхвои-с-а-ка-гхвои, хви-хви-с-а-ка-хви! Не здесь ли вчера твой отец охотился на дукера? Уж не его ли яйца упали на землю?!
– Эй! – закричала девочка. – Что ты такое говоришь, бабушка? Ты сказала, что вчера мой отец здесь… Ты оскорбляешь моего отца?! Ты оскорбляешь отца – говоришь, что это его яйца валяются здесь на земле?!
– Да о чем ты, девочка? Не говори так! О чем ты только думаешь? Ты, верно, не понимаешь, о чем говоришь. Ведь я почитаю своего зятя!
Но девочка только и сказала в ответ:
– Бабушка, иди выкапывать эти клубни, о которых мы говорили. Иди выкапывать эти клубни!
И старая женщина подошла к ней и стала выкапывать шон. Она выкапывала, выкапывала клубни, а потом посмотрела на то, что уже выкопала…
– О! – воскликнула она. – Гхвои-гхври-с-а-ка-гхвои, хви-хви-с-а-ка-хви! Вчера здесь охотился на дукера мой зять, и его яйца упали на землю! Хее-хее! Вот на что похожи его яйца. Вот так выглядят верхушки его яиц!
– Бабушка! – снова закричала девочка. – Ты оскорбляешь моего отца?!
– Не говори так! – ответила старая женщина. – Ты хочешь сказать, что я не почитаю других? Прекрати эту болтовню! Что это на тебя сегодня нашло?
И они снова принялись выкапывать клубни, а по том отправились домой.
По дороге маленькая девочка сказала:
– Я очень проголодалась. Пойдем скорее домой, ты поджаришь шон, и я поем!
– Хорошо! – ответила бабушка. – Ты пойдешь прямо в становище, пока я соберу немного дров.
И они пошли дальше. Когда они приблизились к становищу, старая женщина стала собирать дрова и складывать их в свой каросс. Она собирала дрова, пока не набрала целую вязанку. А маленькая девочка пошла вперед.
Когда она вошла в становище, то увидела убитого дукера. Там уже был ее отец – он убил дукера и вернулся в становище, чтобы освежевать его. Маленькая девочка подбежала к нему.
– Отец! Мы с бабушкой пошли вместе, и она смертельно оскорбила тебя! Она сказала, что там, где ты охотился на дукера, на земле остались лежать твои яйца!
– Что?! Как ты можешь говорить так?! – воскликнул ее отец.
Он продолжал освежевывать дукера. Освежевав, он разрезал тушу, вытащил внутренности и подвесил их на дереве. Затем он вытащил желудок и очистил его от содержимого. Наполнив желудок кровью дукера, он тоже подвесил его на дереве.
– Ну а теперь возьми-ка внутренности и отдай их своей бабушке. Пусть она приготовит их, и вы обе поедите.
– Как? Она так оскорбила тебя, а ты хочешь, чтобы я отдала ей внутренности дукера?
– Уру-у-у! Да что это с тобой, дочка? Ты что, не знаешь, что такое почтение к другим? Как твоя собственная бабушка может кого-то оскорбить?
Но девочка сказала:
– Не пойду я к ней! Если бы она не оскорбила тебя, я бы отнесла ей внутренности.
– Ну хорошо, я сам пойду к ней, – сказал ее отец.
Он снял внутренности с дерева. Затем он взял каросс и закутался в него. Он взял свой топор, топор гоба – большой и острый – и спрятал его под кароссом. Затем он направился через становище к очагу своей тещи.
– Вот, возьми внутренности дукера. Я принес их тебе сам, потому что твоя внучка отказалась пойти.
Он вынул внутренности и дал ей. Затем он сказал:
– Отчего люди оскорбляют других?
Старая женщина, вытянув шею, взглянула вверх, в лицо зятю. Ее шея обнажилась, а он как раз стоял над ней. – Дзоп! – он отрубил ей голову топором.
А Гцонцемдима не было там, когда умерла ее мать. С самого раннего утра она отправилась на поиски пищи. И ее муж мог без помех спрятать труп. Он вытащил труп из лужи крови, а затем втащил его в хижину. Там он скрыл все следы преступления. Но из перерубленной шеи не переставая лилась кровь. Он ушел, а кровь все сочилась.
Муж Гцонцемдима вернулся к своему очагу. Он подвесил внутренности дукера возле хижины своей тещи, вернулся и сел у своего очага.
Пока все это происходило, Гцонцемдима собирала пищу: ящериц, мышей, навозных жуков. Часть она ела, а часть собирала. Она собирала и складывала в свой каросс, чтобы отнести домой. Затем она набрала вязанку дров и тоже положила в каросс, и наконец она двинулась обратно к становищу.
Когда она пришла, ее дочь и муж сидели возле очага. Муж жарил дукера. Гцонцемдима взглянула в ту сторону, где была хижина ее матери. Ей показалось, что мать лежит и спит в хижине.
– Эй! – сказала Гцонцемдима. – Что случилось с матерью? Почему она пришла домой и сразу же легла? Почему она не развела огонь и не готовит себе пищу, чтобы поесть? Ей бы надо подняться и приготовить еду. Почему она легла спать на пустой желудок?
И она разделила на кучки пищу, которую принесла, – навозных жуков, мышей, ящериц и все остальное. Затем она сказала своей маленькой дочери:
– Пойди отдай это своей бабушке. Пусть она встанет, разведет огонь в очаге и приготовит себе поесть. Почему она до сих пор лежит?
Но девочка ответила:
– Нет, я не пойду.
– Не пойдешь? – удивилась Гцонцемдима. – Почему? Когда Гцонцемдима говорила это, она уже почувствовала сердцем, что случилось. Ее сердце сказало ей, что девочка рассказала об оскорблении отцу. Ее сердце сказало ей, что ее муж убил свою тещу и спрятал ее тело. Ее сердце сказало ей, почему девочка отказывается отнести еду в хижину старой женщины.
Тогда она пошла через становище и увидела следы крови.
– Да, я знаю все, – сказала она себе. – Я уже все знаю. Моя дочь передала мужу слова бабушки, и вот что из этого вышло. Ну, я не покажу вида, что все знаю. Я просто положу здесь еду и вернусь к своему очагу.
И она отошла от хижины своей матери и вернулась к своему очагу.
Она навалила в огонь дров, и очаг стал дымить. Ветер нес дым то туда, то сюда. И каждый раз, когда ветер менялся, Гцонцемдима пересаживалась – так чтобы дым все время относило на нее, – тогда она могла бы незаметно поплакать. Ее лицо было залито слезами.
Ее муж спросил:
– Эй! О чем это ты плачешь?
– Уру! – громко ответила она. – Зачем мне плакать? С чего ты взял, что я плачу – это просто дым ест мне глаза. Ну и огонь! – он все время дымит мне прямо в лицо. Мне совершенно не о чем плакать. Разве не видишь, что это дым ест мне глаза?
И каждый раз, когда муж спрашивал ее, почему она плачет, она говорила, что у нее глаза слезятся из-за дыма.
Наконец стемнело, и они пошли спать. Муж сразу же лег, а Гцонцемдима все сидела на постели и грызла еду, которую она принесла.
Ее муж заснул, а она все продолжала сидеть и думать в ночи. Она думала о том, что ее мать оскорбила ее мужа, а девочка передала это отцу. Она думала об убийстве, которое за этим последовало.
– Ого! Ну, погоди! – прошептала она спящему мужу. – Я до тебя доберусь! Ты убил мою мать, а я убью тебя!
Гцонцемдима все сидела и вновь и вновь думала обо всем этом.
– Куру! – сказала она себе. – А если я возьму одно из его коротких копий и попробую убить его этим копьем, – удастся ли мне самой остаться в живых?
Она обдумывала все это.
Затем она стала вытаскивать из связки одно копье. Но когда она вытаскивала его, копья со звоном стукнулись остриями.
Этот звон разбудил ее мужа.
– Эй! Что ты там звенишь копьями?
– Ну, вот еще! – резко возразила она. – На что мне сдались копья? Это ты услышал, как звенят копья моих братьев, – они должны прийти сегодня вечером. С чего ты взял, что мне понадобились копья?
Так она старалась успокоить его, чтобы он своими опасениями не расстроил ее замыслы.
– Я подожду! – сказала она себе. – Застану его врасплох и убью!
Но он все не засыпал, и она не могла добраться до копья во второй раз.
Затем новая мысль пришла ей в голову:
– Не жить ему – ведь у меня есть нож! Вот как я попробую убить его!
И она медленно, осторожно вынула свой нож и сунула его в огонь. Он лежал там, пока не раскалился. Он раскалился докрасна!
И Гцонцемдима сделала со своим мужем то же, что он сделал с ее матерью, – да, она убила его! Оставив труп на месте, она легла спать.
Утром она собрала кровь своей матери и прилепила этот сгусток у себя в паху с левой стороны. За тем она собрала кровь своего мужа и прилепила ее в паху справа. Она оттащила труп мужа в кусты. Затем она вернулась, вытащила труп своей матери из ее хижины и тоже оттащила его в кусты.
Возвратившись, она увидела, что рядом с ее деть ми сидят какие-то люди. Это пришли младшие братья ее мужа.
– Зачем пришли мои деверья? – подумала она. – Что они собираются со мной сделать?
И тут ее маленький сын подбежал к одному из них:
– Дядя! Дядя!
Гцонцемдима знала, что он собирается сказать: «Мать убила моего отца! Теперь вы знаете». Поэтому она схватила маленького мальчика и отвлекла его внимание.
Ну а братья собрались уходить. Они сказали, чтобы Гцонцемдима собрала свои вещи и пошла с ними.
Тогда она набрала всевозможных колючек: колю чек «утренней звезды», шипов цгами-цгами – всяких – и была готова.
Она так быстро собралась, что успела раньше их. Вот так она и убежала из становища и побежала к своим родственникам – туда, где жила родня ее матери, родня ее отца, ее старшие братья и все их дети.
Тем временем в небе стали собираться грифы. Младшие братья мужа стали переговариваться между собой:
– Что нужно здесь этим грифам? Что могло при влечь их, из-за чего они все тут собрались? О-ох! Вы только посмотрите, как они хлопают крыльями!
Но вот грифы стали спускаться. Они опустились на труп мужа Гцонцемдима, и они опустились на труп ее матери. Братья побежали туда, куда они спустились, и увидели, как они пируют на трупах.
– Куру! – закричали они. – Вот что она сделала! Так вот что пытался рассказать нам мальчик о своей матери – она убила его отца! Но она не дал ему до сказать. Теперь мы должны оставить тут труп брата, а позже вернуться, чтобы похоронить его.
Узнав о том, что случилось, они, не теряя времени, бросились вдогонку за Гцонцемдима. Они шли и шли по ее следам и вскоре почти нагнали ее.
Но Гцонцемдима помог сын. Она сказала ребенку:
– Нас преследуют мои деверья. Помоги мне – последи, не появятся ли они позади. Как только ты их заметишь, скажи мне! А то они хотят нас убить!
Потом Гцонцемдима стала бросать позади себя колючки «утренней звезды».
И вот братья наткнулись на колючки. Шипы искололи их ступни. Братья еле ковыляли и только и думали, как бы им выбраться оттуда.
А тем временем Гцонцемдима и ее сын убежали далеко вперед.
Ноги братьев были исколоты шипами. Наконец им удалось выбраться из этого места. Они сделали большой крюк, и снова стали преследовать Гцонцемдима.
Ну а дочь Гцонцемдима, маленькая цесарка, все смотрела, не появится ли кто позади. И вот она увидела, что братья отца вновь настигают их.
Тогда она закричала:
– Касаса-аа-тсве-тсве! – Они уже совсем близко! – Тсветсве!
– Что делать? Что же мне делать? Ведь я умру сейчас, и некому помочь мне! – сказала Гцонцемдима.
Затем она разбросала большие шипы цгами-цгами, у которых такие длинные иглы.
Когда братья добрались до этого места, они ступили прямо на шипы. Шипы были такие огромные, что в клочья разорвали их сандалии.
А Гцонцемдима и ее дочь побежали дальше. Солнце палило, но они продолжали бежать изо всех сил.
В небе висела одна-единственная тучка. Гцонцемдима заговорила с ней, она сказала:
– Что же ты мне ничем не поможешь? Ведь меня вот-вот убьют! Разве ты не видишь, что происходит? Не видишь, что меня сейчас убьют?
Ну, и туча взяла и помогла ей. Дождавшись, пока деверья Гцонцемдима остановятся на ночлег и заберутся в хижины вместе со своими детьми, туча обрушила на них такой ужасный ливень, что он едва не убил всех их.
Утром они дрожа выбрались из хижин, чтобы развести огонь и обогреться, и тут туча опять обрушилась на них проливным дождем. Они сбились в кучу и дрожали. Потом они сказали:
– Разве наш дедушка не посылает нас вновь следом за ней? Пойдемте, идемте же! Раз она убила нашего брата, она не должна остаться в живых! Уж на этот раз мы ее поймаем! Когда убивают такого чело века, как наш старший брат, он должен быть отомщен! И братья покинули становище и шли, пока не до брались до источника. Тут они собирались убить Гцонцемдима. Они засели в кустарнике возле источника и ждали, когда она придет.
Пока они там дожидались, люди спустились к источнику, чтобы набрать воды. Увидев братьев, они поспешили назад, к Гцонцемдима, чтобы сказать ей об этом.
– Явились твои деверья! Они уже тут. Будь осторожна, они пришли убить тебя!
– Да, – сказала она, – неужели вы думаете, что я не знаю об этом? Конечно, я уже знаю… Я знаю, что они здесь.
И она сказала своей бабушке:
– Когда я уйду отсюда, бабушка, знаешь, что я попрошу тебя сделать для меня? Ты увидишь, как что-то полетит к тебе от источника. Оно подлетит к тебе и усядется на твой позвоночник, на самый верх. Это «что-то» – кровь из моего сердца. И ты должна тут же засунуть это в мешок! Да, прошу тебя, положи это в мешок!
Затем Гцонцемдима спустилась к источнику. Братья зачерпнули из источника ковш и подали ей на питься – но не воды, а грязи.
– Эй! – сказала она. – Зачем вы это делаете? Раз уж вы решили убить меня, дайте мне по крайней мере напиться чистой воды, чтобы моя кровь легко могла вытечь.
Тогда братья зачерпнули ей чистой воды. Затем они вытащили свои ножи и вонзили в нее.
Кровь из сердца Гцонцемдима вылетела – из верхней части ее позвоночника и полетела – гдеди! – прямо к верхушке позвоночника ее бабушки. Бабушка быстро схватила ее и положила в мешок.
И вот внутри мешка стало расти какое-то существо. Оно росло, росло и росло, пока не стало взрослым человеком. Но оно все еще жило в мешке втайне от всех.
Однажды все женщины становища, кроме бабушки, отправились собирать пищу. Когда они возвращались, то услышали, как кто-то в становище толчет нгхн.
– Эй, послушайте-ка, – сказали они, – кто это толчет нгхн? Кто бы это мог толочь нгхн в нашем становище?
Мы уже почти пришли: давайте поспешим и посмотрим, кто это.
Когда они вошли в становище, то закричали:
– О-о-о! Откуда взялась эта красавица? Но ведь это же наша старшая сестра, наша тетка, наша – кем-бы-она-всем-нам-ни-приходилась – привет нашей родственнице! Она снова с нами!
И они приветствовали ее и радостно обнимали. Она стала жить с ними.
Так прошло некоторое время. Но однажды младшие братья мужа придумали вот что:
– Давайте теперь возьмем ее в жены! – сказали они друг другу. Не стоит больше говорить о том, что бы убить ее, – ведь она так прекрасна! Таких не убивают – на них женятся.
Но один из братьев не соглашался:
– О! Она, конечно, прекрасна, но разве наш старший брат был безобразен? Он тоже был прекрасен, а она его убила – почему же вы говорите, что мы не должны ее убивать, а должны вместо этого взять ее в жены?
Братья все спорили и спорили: «Давайте возьмем ее в жены!» – «Нет, давайте убьем ее!» – кричали они друг другу.
Но в конце концов они решили жениться на ней. И вот все они – их было очень много – вышли из своего становища и отправились за ней.
И они привели ее с собой в их становище. Когда они добрались, Гцонцемдима вынула свой чудесный рог, который убивает людей.
И вот она дунула в него:
– Н-ааааа! Что вы такое надумали, а? Сначала вы убиваете меня, а теперь вы собираетесь взять меня в жены? Что еще за свадьбу вы задумали? И если уж вы собрались жениться на мне, то я позабочусь, чтобы все вы умерли! Никто из вас не получит меня в жены!
Так все и случилось. Она всех их уничтожила рогом. Все до одного братья умерли. Они были убиты, мертвы, и никто из них больше не ожил.
А Гцонцемдима вернулась домой, в свое становище.

Мир Цагна

Первым был Цагн. Все вещи появились и были созданы по его приказанию: солнце, луна, звезды, ветер, горы и животные.
Его жену звали Коти. У него было два сына, и старший из них стал вождем, его звали Когац, имя второго – Гцви. В то время было три великих вождя – Цагн, Когац и Кванцикут-шаа. Они все были могущественными, но главным был Цагн, который отдавал свои приказания через этих двоих.
Жена Цагна, Коти, взяла нож своего мужа, чтобы заострить киби – палку-копалку, а потом стала выкапывать съедобные коренья.
Когда Цагн обнаружил, что она испортила его нож, он стал бранить ее и сказал, что ее постигнет не счастье. После этого она забеременела и родила в поле маленького детеныша антилопы канна. Она рассказала об этом своему мужу и сказала, что не знает, что это за дитя. А он побежал посмотреть на него и, вернувшись назад, велел Коти растереть магическое снадобье канна, чтобы он мог выяснить, что это такое. Она так и сделала, и он пошел и окропил животное этим снадобьем и спросил его:
– Ты это животное? Или ты то животное? Но оно молчало, пока он не спросил его:
– Ты антилопа канна? И тогда оно сказало:
– Аааа.
Тогда он взял животное на руки, пошел и взял тыкву, положил его туда и отнес в уединенную долину, окруженную со всех сторон горами и пропастями, и оставил, чтобы оно росло там.
А сам он в то время создавал всех животных и все вещи и приспосабливал так, чтобы люди могли их использовать, и он сделал ловушки и оружие.
Затем он сделал куропатку и полосатую мышь, и он создал ветер, для того чтобы животные могли принюхиваться по ветру, и вот они направляют свой бег по ветру.
Цагн взял три палки и заострил их и бросил одну из них в антилопу канна, и она убежала, а он позвал ее обратно.
А потом он отправился к своему племяннику, чтобы достать яду для стрел, и его не было три дня.
В его отсутствие его сыновья Когац и Гцви вместе с другими юношами отправились на охоту и наткнулись на антилопу канна, которую спрятал их отец. Они не знали о ней. Это было какое-то новое животное. У него только что отросли рога. Они пытались окружить его и убить, но оно всякий раз прорывало цепь, а потом возвращалось и снова ложилось на то же место.
Наконец, когда оно заснуло, Гцви, искусно метавший копья, заколол его, и они разрезали его на куски и взяли с собой мясо и кровь. Но когда они разрезали его, они увидели силки и ловушки Цагна и поняли, что это было его животное, и они испугались.
На третий день вернулся домой Цагн и, увидев кровь на земле – в том месте, где убили антилопу, очень разгневался. И он пошел домой и сказал Гцви, что накажет его за дерзость и непослушание. Он оторвал ему нос и швырнул в огонь. Но затем он сказал:
– Нет! Я не стану делать этого!
И вот он снова приставил ему нос и сказал:
– Ну а теперь попробуй исправить зло, которое ты причинил. Ведь ты испортил антилоп канна.
Затем Цагн велел Гцви взять немного крови антилопы канна, положить ее в горшок и взбить мутовкой – маленькой палочкой для размешивания, вращая ее верхний конец между ладонями. И Гцви стал разбрызгивать кровь, а она превратилась в змей, и они расползлись повсюду. Но Цагн сказал, чтобы он не делал таких страшных гадов. Тогда Гцви снова взболтал и разбрызгал кровь, и она превратилась в антилоп каама, и они убежали.
– Я недоволен, это не то, чего я хочу, ты не умеешь ничего делать. Выброси эту кровь! Жена моя, Коти! Вычисти этот горшок и принеси еще крови от этого маленького выпотрошенного животного и взболтай ее.
Коти так и сделала. Они добавили еще жир от сердца антилопы, и Коти взболтала все это. Цагн стал разбрызгивать кровь, и капли превратились в быков антилопы канна, которые окружили их и начали бодать рогами.
И Цагн сказал:
– Ну, видишь, как ты испортил антилоп канна!
И он прогнал этих антилоп канна.
А потом они разболтали кровь – и сделали коров антилоп канна и еще разболтали – и сделали множество антилоп канна, и антилопы покрыли всю землю.
И Цагн сказал Гцви:
– Иди и охоться на них, попробуй убить одну из них. Ты должен это сделать, потому что ты испортил их!
Гцви побежал и старался изо всех сил, но вернулся обратно ни с чем, запыхавшийся, измученный, со сбитыми ногами. На следующий день он снова отправился на охоту, но так и не смог убить ни одной антилопы. Они убегали от него, потому что в их костях был Цагн.
Затем Цагн послал Когаца, чтобы тот пригнал к нему антилоп. И Цагн закричал, а антилопы канна пробежали совсем близко мимо него, и он бросил в них ассегаи и убил трех быков. Потом он послал охотиться Когаца и благословил его, и тот убил двух антилоп. А потом он послал Гцви, и он убил одну.
В тот день люди получили дичь для еды, но животные были испорчены вот таким образом и стали дикими. Цагн сказал, что должен наказать людей, раз они пытались убить то, что он сделал и чего они не знали.

Дочь Цагна

Эта девушка превратилась в созвездие Южного Креста. Ее отец бранил ее, и она убежала, чтобы умереть, бросившись в скопище кабу – змей. Змеи были людьми, и их вождь женился на ней. Они ели змеиное мясо, но ей давали есть мясо антилопы канна, потому что дитя Цагна не должно есть плохой пищи.
Цагн всегда знал все, что происходит вдали от него, и он послал Когаца привести свою дочь обратно. И вот Когац отправился вместе с другими юношами, а Цагн дал ему с собой свой зуб, чтобы сделать его могущественным.
Когда змеи увидели, что приближается Когац вместе со своими людьми, они рассердились и стали прятать головы, но их вождь сказал:
– Вы не должны сердиться, они идут к своему ребенку.
И вот змеи отправились на охоту, а сестра Когаца дала ему мяса. Юноши велели ей передать мужу, что они пришли за ней. Она собрала еды в дорогу, и на следующее утро они вместе с ней отправились. Из пред осторожности они обвязали тела тростником. Три змеи пустились за ними вдогонку. Эти змеи попытались ужа лить их, но жалили тростник. Они пробовали бить их, но попадали по тростнику. Тогда они стали бросать в них песком, чтобы поднялся ветер и загнал их в воду, – но им ничего не удавалось. Змеи не знали, что у Когаца был зуб Цагна!
Дети, которые оставались дома, юноши, бывшие вместе с вождем змеи, – все знали, что когда возвратятся эти три змеи, то всю страну зальет водой. И поэтому они начали возводить высокий помост из ивняка, а когда мужья вернулись, женщины-змеи взяли и бросили их в воду. И вода поднялась выше гор, но вождь и юноши спаслись на высоком помосте.
И Цагн послал к ним Когаца, чтобы он превратил их в людей. И он велел им лечь и ударил их своей пал кой, и, как только он ударял кого-нибудь из них, из змеиной кожи выходил человек, а кожа оставалась на земле. Когац сбрызгивал змеиную кожу чудесным сна добьем канна, и змеи становились людьми.

Уничтожение людоедов

Кобе – это великаны-людоеды, они носят с собой боевые топоры и отрубают людям головы, они убивают женщин и собирают их кровь через нос.
Цагн послал к ним Когаца, чтобы освободить одну женщину, и дал ему с собой свой зуб. У Цагна заболел зуб, и зубная боль велела ему послать Когаца.
Когац отправился, и, когда он возвращался обрат но, Цагн увидел облако пыли. Он послал маленькую птичку коука, или моти, как ее называют на языке сото, которая летает в вышине и поет «тии-тии», но та ничего не рассказала. Тогда он послал другую птицу – кинкининьяк – тинтииьяне на языке сото, но и она не принесла никаких известий. Затем он послал третью – кейв, черную с белым птицу, которая поет ранним утром и называется на сото тсканафике. Он натер ее клюв чудесным снадобьем канна, и она полетела к облаку пыли и вернулась с вестью, что идут великаны.
Эти великаны несколько раз нападали на Когаца, но он каждый раз взбирался на зуб Цагна, и тот вырастал и поднимался на такую высоту, что великаны не могли добраться до Когаца. А он там наверху готовил себе пищу, а потом начинал играть на своей флейте из тростника, и это их усыпляло, а он мог идти дальше. Но они просыпались, пускались следом за ним, и он снова забирался на этот зуб.
Великаны продолжали нападать на него, и наконец он убил нескольких из них отравленными стрелами. А Цагн сказал, что ему не нужны эти люди. Он сказал, что прогонит их далеко от этих мест и убьет – ведь они были людоедами.
И Цагн разрезал на части свой каросс и сандалии и превратил их в собак. Он натравил их на великанов кобе и истребил их.

Война с карликами

Колючки были людьми – их называли кагн-кагн, они были карликами. Цагн увидел, что они борются между собой, и пошел, чтобы разнять их. А они набросились на него и убили его. Им помогали термиты, а потом они все вместе съели Цагна.
Через некоторое время термиты вместе с карлика ми собрали кости Цагна, соединили их вместе, при крепили его голову, и все это, спотыкаясь, поплелось домой. Когац исцелил Цагна и спросил, что же с ним случилось. Цагн рассказал ему все, и Когац дал ему силу и посоветовал, как можно побороть карликов. Он предложил Цагну притвориться, будто тот хочет ударить их по ногам, а затем стукнуть их по голове!
И Цагн пошел и убил множество карликов, а остальных прогнал в горы.

Мед

Цагн встретил орла, который доставал мед со скалы над пропастью, и попросил:
– Друг мой, дай и мне тоже немного меда!
Орел сказал: «Подожди немного!» – а сам взял соты и снес их вниз, отправился снова и принес еще, а потом сказал Цагну, чтобы тот забрал то, что осталось.
Цагн взобрался наверх и слизал лишь то, что оставалось на скале. А когда он хотел спуститься, то обнаружил, что не может этого сделать.
Тут он вспомнил о своем чудесном снадобье, достал немного из-за пояса и приказал снадобью пойти к Когацу, чтобы попросить совета. А Когац передал ему через это чудесное снадобье: он должен сделать так, чтобы со скалы потекла вниз вода, и тогда он сможет спуститься.
Цагн так и сделал. Когда же он оказался внизу, он спустился под землю, а потом вышел снова на поверхность и проделал так трижды, а на третий раз он поднялся наверх неподалеку от орла – в виде огромного самца антилопы канна.
И орел сказал:
– Какая огромная антилопа!
Орел захотел убить ее. Он бросил ассегай, и тот пролетел справа от антилопы, другой ассегай тоже пролетел мимо нее – слева, а третий прошел между ног антилопы. Орел стал топтать антилопу – и тотчас же выпал град и оглушил орла. А Цагн убил его и отнес немного меду Когацу. Цагн сказал Когацу, что убил орла, который так вероломно поступил с ним.
А Когац сказал:
– У тебя еще будут неприятности из-за всех этих схваток.
Цагн встретил женщину по имени Кгориоинзи, которая поедала людей. Она имела обыкновение хватать людей и бросать их в огонь. Кгориоинзи развела огромный костер и стала танцевать вокруг него, а Цагн на чал поджаривать на огне коренья.
Кгориоинзи подо шла к Цагну и бросила его в огонь, но он выскользнул из огня с другой стороны и продолжал поджаривать и есть свои коренья.
И она снова и снова бросала его в огонь, и он толь ко говорил:
– Подожди немного, пока я не покончу с моими кореньями, и я покажу тебе, каков я.
И когда он сделал это, он швырнул ее в огонь в наказание за то, что она убивала людей.
Затем Цагн вернулся обратно к горе, где он оста вил мед, который отобрал у орла. Он положил там свои палки и спустился к реке.
А в воде стоял некий человек по имени Куниси. Он уже давно стоял там – кто-то схватил его за ногу и удерживал в воде еще с зимы. Куниси позвал Цагна, чтобы тот подошел и помог ему.
Цагн пошел помочь ему и сунул в воду руку, чтобы освободить Куниси. Ему удалось сделать это, но рука Цагна оказалась теперь в ловушке. А Куниси, ковыляя, выбрался из воды – нога его онемела, оттого что так долго была зажата чем-то.
– Ну, теперь тебя будут держать тут до зимы! – крикнул Куниси Цагну.
И он пошел туда, где был мед, и выбросил палки Цагна. Тут Цагн вспомнил о своем чудесном снадобье и послал его к Когацу спросить совета. А Когац велел ему опустить в воду, возле своей руки, часть одежды.
Цагн так и сделал, и тогда это нечто отпустило его руку и схватило его одежду, а он обрезал край своей одежды и убежал. Цагн собрал свои палки, погнался за Куниси и убил его. А мед он отнес Когацу.

Глаза Неуловимого

Цагн встретил Неуловимого и спросил, откуда тот идет. Неуловимый сказал, что он охотился поблизости. И пока Неуловимый отвечал ему, Цагн быстро положил на землю свой колчан, вытащил дубинку и стал искать у Неуловимого глаза. Он оглядывал его сверху донизу, ходил вокруг и все искал, где у него глаза.
Наконец Цагн спросил Неуловимого, где же у него глаза.
Неуловимый сказал ему, что у него нет глаз. А Цагн спросил, как же тогда он может ходить повсюду так, будто у него есть глаза. Затем Цагн замахнулся на него дубинкой, но Неуловимый увернулся. И Цагн спросил:
– Ну а почему ты отпрыгнул в сторону, когда я на тебя замахнулся? Похоже, что у тебя все же есть глаза и ты увидел, что я собирался тебя ударить.
И Цагн опять стал его внимательно рассматривать. Опять он его оглядывал и искал, где у него глаза. Цагн сказал Неуловимому, что собирается с ним бороться. А тот ответил, что он согласен с ним бороться, если Цагн этого хочет.
И вот Цагн замахнулся дубинкой, а Неуловимый увернулся. Тогда Цагн сказал Неуловимому, что, должно быть, он где-то прячет свои глаза, ведь иначе он не мог бы увертываться, как человек, у которого есть глаза.
Затем Цагн набросился на него, но он отскочил, пригнувшись, и Цагн ударил по земле, а Неуловимый стоял в сторонке. Тогда Цагн спросил его, не колдун ли он – Цагн не мог понять, почему он не видит его глаз. Неуловимый сказал, что у него нет глаз. Когда же Цагн ударил его, Неуловимый увернулся от его дубинки. Он вел себя так, как человек, у которого есть глаза.
Затем Неуловимый сказал:
– Теперь моя очередь, – и он вытащил дубинку.
– Ты сказал мне неправду, когда уверял меня только что, что у тебя нет глаз. Ну, где же твои глаза, с помощью которых ты собираешься со мной бороться? – сказал Цагн.
Неуловимый хотел ударить Цагна, но Цагн отбил удар. Потом Неуловимый все же ударил его.
– Ты говоришь, что у тебя нет глаз, как же ты попал мне по голове?! – спросил Цагн.
Цагн снова бросился на него, но он увернулся, пригнувшись, и удар Цагна пришелся по земле. А Не уловимый ударил Цагна по голове, разбил ему голову и ударил его снова. Тогда Цагн отпрыгнул в сторону и побежал – он почувствовал, что больше не сможет этого выдержать.
Цагн позвал свой колчан и сандалии, чтобы его вещи последовали за ним домой. Вещи пришли за ним домой.
Квамманга спросил его:
– С кем это ты боролся, кто разбил тебе голову?
И он ответил:
– Я встретил Неуловимого, и это он так меня от делал. Я искал его глаза – не знаю, где они могут быть. Я хотел побить его и сбить с ног, а он разбил мне голову.
А Квамманга сказал ему, что глаза Неуловимого должны быть у него на ногах, между большим пальцем и следующим. Тогда Цагн сказал, что хочет вернуться и снова встретиться с Неуловимым.
Квамманга спросил:
– Почему, кого бы ты ни встретил, ты непременно хочешь с ним бороться? Сначала поспи немного, а потом отыщешь Неуловимого и будешь с ним бороться, если ты действительно этого хочешь.
– А как мне его побороть? – спросил Цагн.
– Ты хочешь побороть Неуловимого, а сам не знаешь, как поступают с ним, – сказал Квамманга.
Цагн признался, что не знает, как побороть Неуловимого.
Тогда Квамманга сказал:
– Когда ты его увидишь, замахнись дубинкой и посмотри, увернется ли он, как прежде. Затем взгляни на его ноги и увидишь, что его глаза выглядывают у него между пальцев. Тогда швырни ногой пыль в его глаза и, пока он будет сидеть и протирать глаза, бей его по голове.
Утром Цагн отправился и вскоре увидел Неуловимого и побежал к нему. Затем он швырнул ему в глаза пыль, и, пока он протирал свои глаза, Цагн подпрыгнул, ударил его по голове и разбил ее.
– Это Квамманга рассказал тебе обо мне? Иначе ты не разбил бы мне голову! – сказал Неуловимый.
Цагн ответил:
– Ты лжешь, я всегда знал о тебе. Я просто хотел проверить, действительно ли ты так хитер, поэтому я позволил тебе разбить мою голову. Но на этот раз ты попался. И теперь я разобью твою голову. Кажется, ты вообразил, что ты действительно такой сильный, что можешь разбить мне голову, но я могу тебя побороть. А потом я возьму твои вещи и покажу их Квамманга, потому что он не поверит мне, если я просто скажу, что встретился с тобой. Неуловимый сказал:
– Возвращайся, иди и расскажи ему, что ты поборол меня. Ты-то знаешь, что это Квамманга рассказал тебе, как можно меня побороть, потому что ты не дрался бы со мной так, если бы не узнал.
Но Цагн ответил, что он всегда знал это. Просто он в тот день видел плохой сон.
– Вот почему тебе удалось разбить мне голову. Ты бы не смог побить меня, если бы я тогда не увидел плохой сон.
– Почему же ты с самого начала не боролся со мной так, как ты борешься сейчас? Нет, похоже, что ты действительно не знал. Ведь если бы ты знал, то побил бы меня в прошлый раз, когда мы с тобой впервые встретились, – сказал Неуловимый.
Цагн ответил, что на самом деле он знал и в прошлый раз. Все дело в том, что он видел плохой сон, по этому он плохо боролся. Обычно он так не борется.
А Неуловимый спросил:
– А кто сказал тебе, что у меня есть глаза?
– Никто мне не говорил, я сам всегда знал, что у тебя есть глаза.
– Это Квамманга сказал тебе, как можно меня побороть. Я знаю, что ты глупец, и ты не знал, как меня побороть, – возразил Неуловимый.
А Цагн ответил:
– Разве я ребенок, что Квамманга должен учить меня? Я не ребенок, чтобы он учил меня, и я умный. Я взрослый, я хитрый и умный.
Но Неуловимый повторил:
– Кто-то сказал тебе, что мои глаза находятся на ногах, между пальцами. Ты вел себя так, будто кто-то рассказал тебе об этом. Я понял это по твоей походке, когда ты вышел из дома. Ты шел не так, как в прошлый раз, когда мы встретились впервые. Похоже было, что ты радуешься, потому что думаешь, что тебе удастся побить меня. Ты шел быстро – ты знал, что нужно делать, чтобы побить меня.

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 7795
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вс Окт 09, 2022 9:24 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Ирина Анатольевна Мудрова
«Великие мифы и легенды. 100 историй о подвигах, мире богов, тайнах рождения и смерти»: Центрполиграф; Москва; 2011

Цитата:

Хитрости кота

Цагн поднялся утром и вышел. Он был сердит. Он шел, сердитый. Он встретил кота, который шел напевая. Кот пел о том, как рысь смеялась над ним из-за того, что он не может бегать так быстро, как она. Так пел кот и шел своей дорогой. Цагн побежал к нему навстречу и спросил:
– О чем это ты поешь? Кот ответил:
– Ни о чем. Цагн возразил:
– У тебя дрожит голова – так, будто ты поешь! Кот сказал:
– У тебя на глазах бородавки! Я ударю тебя по голове и разобью ее!
А Цагн ответил:
– О кот! Бей меня по голове, а я ударю тебя по голове!
Тут кот ударил Цагна по голове, и Цагн отступил. Затем Цагн ударил кота по голове, и кот отступил и спрятал голову в землю. Тогда Цагн ударил кота по хвосту. А кот поднялся и ударил Цагна по голове. Цагн отступил и ударил кота по голове, а кот отступил и спрятал голову в землю. Тогда Цагн ударил кота по хвосту – только хвост и был виден, а голова кота оставалась под землей. А кот ударил Цагна по голове и разбил ее.
Цагн быстро достал перья и улетел. Он позвал мешок из шкуры антилопы каама:
– О дети антилопы каама, уходите отсюда, я улетаю!
Мешок из шкуры антилопы каама сказал:
– Мы последуем за тобой!
Сандалии сказали:
– Да-да, мы последуем за тобой, так как это сказал ты.
Колчан сказал:
– Мы отправимся вслед за тобой!
Шапка сказала:
– О каросс, давай и мы пойдем!
Лук сказал:
– О палка, мы должны последовать за Цагном, раз Цагн говорит так.
Они побежали.
А Цагн летел, он влетел в воду и стал плескаться в воде, потом он выскочил из воды. Он радовался:
– Цагн сделал это!
Его вещи пробежали мимо водоема. Цагн быстро окликнул их, он сказал:
– Ложитесь здесь поскорее, вон там наш дом, и Ихневмон будет смеяться над вами. Вы должны скорее лечь здесь, и я вас понесу.
Колчан сказал:
– Цагн бросил нас, мы должны идти домой.
Сандалии сказали:
– Нет, мы должны лечь и подождать Цагна.
Сандалии так и сделали, они ждали Цагна.
– Кто может со мной сравниться? Мое имя – Цагн! – хвастался Цагн.
Он пошел вперед. Он медленно подошел к хижине, так как хромал. Затем он сел. Ихневмон спросил:
– Кто ударил Цагна палкой по голове?
– Это кот ударил меня по голове! – ответил Цагн.
– О Цагн! Мы всегда делаем вид, что хотим ударить кота по голове, и тогда кот прячет голову в землю, а мы смотрим, где его голова, и тогда бьем по ней и разбиваем ее, – сказал Ихневмон.
– О Ихневмон! Продолжай, ты должен еще рас сказать мне об этом, не уходи спать. Скоро рассветет, а рано утром я опять пойду на поиски кота и разобью ему голову, – ответил Цагн.
Вскоре рассвело, и Ихневмон сказал:
– О Цагн! Я пойду спать, а ты должен отыскать след.
Цагн выбежал из дома, он побежал искать кота. И вот он увидел кота. Тот шел и распевал. Цагн побежал ему навстречу. Кот остановился. Цагн сделал вид, что хочет его ударить, и кот быстро сунул голову в землю.
Цагн увидел, где его голова, ударил прямо по ней и попал. Потом он спросил кота, не отдаст ли тот ему свою голову.
Тогда кот поднялся и сказал:
– Это Ихневмон рассказал тебе об этом, иначе ты не нашел бы мою голову. Цагн сказал:
– Ты лжешь, я просто забыл.
– Ты не забыл, это Ихневмон сказал тебе, – ответил кот.
– Это неправда! Ты стоишь тут и лжешь. Я не то что забыл, а просто не думал об этом. На самом деле я очень хитрый! – возразил Цагн.
Цагн снова сделал вид, что хочет ударить кота по голове. Кот опять сунул голову в землю. Цагн увидел, где находится его голова, и ударил по ней. Затем Цагн отпрыгнул и стал хвалиться:
– Послушай, мое имя – Цагн! Кто может со мной сравниться?!
Кот поднялся и сказал:
– Это Ихневмон сказал тебе!
– Ты заблуждаешься. Я – хитрец. Ихневмон ни чего не говорил мне. Я просто забыл тогда, – упорствовал Цагн.
Он пошел вперед, он поднял колчан и повесил его через плечо. Он поднял каросс и завернулся в него. Он поднял мешок и повесил его на плечо. Он поднял лук и повесил его через плечо. Он поднял сандалии и надел их. Он поднял палку. И он вернулся домой, положил колчан, положил лук, положил палку.
Ихневмон спросил его:
– Ну, ты видел кота? Цагн ответил:
– Да, видел.
– Ну и как все происходило?
– Ничего особенного не происходило, – ответил Цагн.
На самом деле ему очень хотелось похвастаться. – Я сделал вид, что хочу ударить этого старика, и он спрятал голову в землю, а я увидел ее.
Ихневмон спросил:
– Ты попал по нему?
– Да, я ударил его по голове, я попал по голове. Тогда старик встал и сказал, что это ты рассказал мне, как найти его голову, что я узнал об этом от тебя. Я же сказал старику, что я просто забыл. А старик сказал, что, конечно, это ты научил меня. А я сказал ему, что он стоит тут передо мной и лжет.
Ихневмон сказал:
– О Цагн! Ты глуп и лжив. Ведь это я научил тебя, я, ребенок, учил тебя, взрослого! Ты глупый, хитрый и лживый!
Так они там говорили между собой, а женщины смеялись над ними.
Ихневмон спросил их:
– Вы не согласны со мной? Разве Цагн не глупец и не лжец?!

Хейше

Жил некогда человек по имени Хейше, и вот что он сделал.
Он жил в некоем месте, где много охотился. Однажды, отправившись на охоту, он увидел какую-то нору в земле. Подошел взглянуть на нее и обнаружил, что там живут какие-то животные. Это были детеныши дикобраза. «Теперь я глаз не спущу с этих детей, – подумал Хейше. – Я буду каждый день присматривать за ними, до тех пор, пока не увижу их мать. Ведь должна же у этих детенышей быть мать, не так ли?»
Он поиграл с ними немного, но мать не возвращалась, и он ушел.
На следующий день он снова заботился о них, так как они опять были одни в своем логове, без матери. «Эй! Сегодня я собираюсь взять одного из этих детенышей домой, чтобы попробовать, каковы они на вкус. Ведь это животные?!» – вот о чем он думал, глядя на них.
Затем он взял одного из детенышей и пошел до мой. Он съел его, а потом лег спать. «Да! – подумал он. – Я останусь жить тут, потому что у меня всегда будет мясо для еды. Ведь, наверное же, мать-дикобраз еще раз принесет потомство, столь же многочисленное, как и у собаки».
Потом он пошел и забрал еще одного детеныша дикобраза. Он приготовил его и принес еду своей семье. Его жены даже вздрогнули, как от озноба, увидев это мясо.
Они ели и говорили друг другу:
– Ох уж этот наш муж… Ну и хитер же этот парень! Ведь он никогда не принесет домой сырого мяса, чтобы мы видели, что это. А приносит вместо этого немного уже приготовленного мяса, и все.
Жены сидели и толковали об этом все вместе. Они говорили и удивлялись, а Хейше ходил взад-вперед и приносил домой кусочки вареного мяса.
Как-то мать-дикобраз сказала детям:
– Говорила же я вам, чтобы вы были осторожны! Что это?! Я отлучилась ненадолго, и один из вас исчез!
– Мы… гм… когда тебя нет, кто-то приходит и говорит: «Дети, выходите, я хочу посмотреть на вас!»
Когда мы выходим, он заботится о нас и играет, играет с нами, а потом берет одного из нас и убегает. Их мать выслушала их. Затем она снова ушла, опять оставив детенышей одних. Хейше снова пришел к логову, пришел, чтобы посмотреть на них.
– Выходите, я хочу на вас поглядеть.
Детеныши дикобраза вышли из логовища. Хейше заботился о них и поиграл с ними, а потом он взял еще одного из них и ушел. Осталось только два детеныша.
Затем пришла домой мать-дикобраз. Она сказала:
– Сегодня вас осталось только двое. Завтра я никуда не пойду. Я не хочу больше слушать этих глупостей о том, что Хейше заботится о вас, когда меня нет. Пусть он только попробует прийти снова! Он увидит, как в глубине логова сверкают мои глаза, и спросит: «Чьи это большие глаза?» А вы, дети, скажете ему обо мне – вы скажете, что это глаза вашей старшей сестры. Скажете, что она заболела и лежит в логове. Вот что вы ему скажете.
Детеныши дикобраза выслушали свою мать и обещали сделать так, как она сказала.
И вот они немного подождали, и опять явился Хейше. Он поиграл с двумя детенышами и уже собрался сделать так, как он поступал прежде. Но тут он заметил большие глаза, горящие в глубине логова.
– Чьи это глаза? – спросил он.
Детеныши дикобраза сказали:
– О, это глаза нашей старшей сестры!
– Почему ваша старшая сестра лежит там больная – почему она не выходит, чтобы мы поговорили?
Детеныши вошли в нору, как будто затем, чтобы привести свою сестру. Они передали матери то, что сказал Хейше. Она выскочила из логовища и, схватив Хейше, содрала с него скальп, так что кожа свисала сзади ему на шею. Хейше закричал и убежал оттуда так быстро, как только мог.
Удирая, он натолкнулся на зайца-прыгуна. Тот был занят приготовлением го. Он жарил го. Заяц-прыгун готовил, а Хейше смотрел. Приготовление го заняло много времени. Хейше стал раздражаться.
В конце концов он сказал:
– Ай! Этот парень заставляет меня слишком долго ждать.
И он схватил зайца-прыгуна. Он содрал с него шкуру целиком. Затем он взял шкуру и прикрыл ею большую рану на голове, которую нанесла ему мать-дикобраз.
Он прикрыл свою голову и ушел. Он пошел домой к своим женам. Так они жили некоторое время.
А потом голова Хейше стала гноиться. Он прикрыл голову шкурой шерстью кверху, так что в рану попало мясо зайца-прыгуна с внутренней стороны шкуры. И из-за того, что он смешал вместе два вида мяса – свое и зайца-прыгуна, – рана стала гноиться. В ране завелись черви.
Однажды Хейше стал пить жир птиц кваинше. Он пил и пил, пока жир не стал капать у него из-под ногтей. Когда у него все руки были в жире, он пошел и сел.
– Чтобы от человека так дурно пахло, как от него, и он еще осмеливался думать, что может иметь жен?! – фыркали его жены. – Да что у него такое, что так ужасно воняет сегодня?
– Ну-ка, поглядите, вот что значит, когда человек богат! – сказал Хейше. – Я так богат, что жир капает у меня из-под ногтей. А вы еще говорите о каком-то зловонии?! Поглядите-ка лучше на мои ногти! – сказал он им.
И он стал стряхивать с них жир в огонь, стряхивал-стряхивал, а потом отдернул руки от огня.
Но женщины чувствовали, как дурно от него пах нет, они чувствовали зловоние от его гниющей раны.
– Конечно, с этим парнем что-то неладно! – говорили они.
Они все пошли спать. И пока они спали, две жены умерли от его зловония. Он убил их.
Когда рассвело, жены сказали друг другу:
– Давайте последуем за ним и посмотрим, чем он занимается!
А он в тот день только то и сделал, что отправился к дереву тсама и собрал его плоды. Вернувшись домой, он сказал:
– На дереве тсама спелые плоды, но оно очень далеко отсюда. Давайте перейдем поближе к нему, чтобы у нас было много еды.
И они собрались в дорогу. Женщины отвели в сторону одного из детей и сговорились с ним.
– Дитя мое! – сказала одна из женщин. – Я, твоя мать, прошу тебя, сделай это для меня. Сегодня, когда мы отправимся, я хочу, чтобы тебя нес твой отец. Не проси, чтобы тебя несла мать! А когда мы доберемся до дерева тсама, сдерни-ка шкуру у него с головы. Сдери ее, чтобы мы могли увидеть, что там так скверно пахнет. Мы хотим знать это, потому что мы сомневаемся в том, может ли он оставаться нашим мужем.
Жены Хейше говорили обо всем этом по секрету с ребенком, это был ребенок Хейше от одной из них.
И вот они покинули свое старое становище. Ребенок не захотел, чтобы его несла мать.
– Я хочу, чтобы сегодня меня нес мой отец! – сказал он.
Отец пытался уговорить его пойти к матери, но он отказывался. Он отказался наотрез. В конце концов Хейше взял ребенка и понес его. Они долго шли. Когда они добрались до дерева, ребенок содрал с головы своего отца шкуру зайца-прыгуна. Как только он отбросил шкуру, из раны извиваясь стали выползать черви. Хейше сбросил с себя ребенка и даже не посмотрел, куда он упал.
Затем он убежал.

Лев и человек

Как-то в пути одного человека застала ночь, к тому же пошел дождь, и он решил переночевать в ка кой-нибудь пещере.
А дождь наслал на него лев, который обитал в тех местах, для того чтобы его поймать: ведь этот человек не знал, в какой стороне его дом, и в темноте мог пройти мимо, попасть в незнакомое место, и тогда лев смог бы его схватить.
Было совсем темно, и человек пробирался через кустарник, не разбирая дороги. Он не мог отыскать в темноте свой дом и подумал: «Я должен постараться разыскать какую-нибудь пещеру, чтобы укрыться там от дождя и переждать до утра, а утром я смогу отыскать дорогу домой».
Но лев первым прибежал к пещере и уже поджидал там этого человека. Он вымок на дожде и, посидев немного в пещере, пригрелся и заснул, хотя собирался подстеречь человека и схватить его, как только он войдет в пещеру в поисках пристанища. Лев собирался так поступить, но заснул крепким сном.
И когда он заснул, пришел этот человек. Войдя в пещеру, он услышал чье-то дыхание и подумал: «Неужели в пещере люди? Может, люди укрылись в пещере – и я слышу их дыхание?»
Но потом он подумал: «Но если это люди, почему тогда они не разговаривают? Может быть, они заснули и поэтому не заговаривают со мной?» И он решил: «Я не стану окликать их – ведь я не знаю, действительно ли это люди. Сначала я осторожно ощупаю их руками, чтобы убедиться в том, что это люди. Ведь если я их окликну, то разбужу их, а это могут оказаться вовсе не люди».
Он стал шарить в темноте руками и нащупал что-то покрытое шерстью. Тогда он потихоньку подошел поближе и опять стал ощупывать и понял, что это лев спит в пещере. Он осторожно отступил назад, повернулся и вышел на цыпочках.
Отойдя немного, человек пустился бежать, так как боялся, что лев учуял его запах, пока он ходил вокруг и ощупывал его, и бросится за ним.
Действительно, вскоре он услышал рычание – это лев учуял во сне запах человека. Пока он спал, его нос уловил запах человека – такой сильный, будто чело век находится рядом, и лев вскочил и зарычал. Он чуял, что человек где-то здесь, и стал рыскать по пещере в поисках этого человека.
Услышав, как лев зарычал, человек воскликнул:
– Он рычит так, как будто учуял мой запах!
– Да, – сказал он сам себе, – слышишь, какой рык доносится из пещеры? Лев рычит так, будто его разбудил мой запах, он рычит так, будто он рыщет там, в пещере, разыскивая меня.
И тогда человек решил, что он не станет сейчас разыскивать свой дом, а побежит еще куда-нибудь – ведь лев будет его выслеживать. А когда рассветет – если, конечно, лев не убьет его до тех пор, – тогда утром он отыщет свой дом.
Занялась заря, а человек все бежал, слыша, как лев гонится за ним. На бегу он заметил вдали огонь, который разожгли какие-то люди, чтобы обогреться. И он подумал: «Я побегу вон к тому костру, я должен добраться до людей, которые развели костер, и провести с ними ночь».
Но тут же он сказал себе:
– Вспомни, как наши отцы говорили, что иногда ночью глаз льва можно принять за огонь! Надо убедиться сначала, действительно ли это огонь горит там.
Человек побежал поближе, посмотрел и увидел, что возле огня лежат люди. Он решил: «Я пойду к ним, кажется, это действительно люди».
И он пришел к ним. Он рассказал обо всем людям:
– Вы знаете, я едва не погиб этой ночью! Но случилось так, что лев спал, поэтому-то вы и видите меня перед собой! Ведь если бы он не спал, вы бы меня не увидели. Я решил укрыться в пещере, но пришел лев и подстерегал меня там. А я не знал, что в пещере лев. Я собирался отыскать сухое место и расположиться в пещере. Но, войдя в пещеру, я вдруг услышал звуки, напоминающие чье-то дыхание. Сначала я подумал, что это люди решили переждать дождь в пещере, но я прислушался и подумал, что непохоже, что это дышит человек. И я решил ощупать это место, прежде чем расположиться там со своими вещами. Держа свои вещи, я стал осторожно пробираться ощупью. Я почувствовал, что трогаю чью-то шерсть, что это лев спит там в пещере. Убедившись, что это лев, я осторожно повернул обратно.
Потом он спросил этих людей: не слышат ли они, как лев рыщет вокруг? Теперь нужно следить, не по явится ли лев, ведь он обязательно придет, как только выследит его.
И вот они услышали, как пришел лев. Лев спросил, где тот человек, который приходил в пещеру, – он чует, что его след обрывается у этого дома. Похоже на то, что он скрывается в этом доме. Хотел бы он его увидеть, чтобы добраться до него и схватить.
Лев все еще бродил вокруг дома и грозно рычал, пока не наступил день. Когда стало светло, лев ушел. Ведь взошло солнце, и теперь люди могли его видеть, а лев не любит показываться людям средь бела дня.

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> История религии Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Submitter.ru - Регистрация в поисковых системах! МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Goon Каталог сайтов MetaBot.ru - Мощнейшая российская мета-поисковая система! Refo.ru - русские сайты


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS