Список форумов АВРОРА

АВРОРА

исторический форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Библиотека Авроры
Легенды Средневековой Европы

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> История религии
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 7792
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Окт 10, 2022 12:02 am    Заголовок сообщения: Легенды Средневековой Европы Ответить с цитатой

Татьяна Муравьёва
"100 Великих мифов и легенд":

Цитата:

СКАЗАНИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ
Легенды и предания европейских народов, сложившиеся в эпоху Средневековья, разнообразны по сюжетам, жанрам, образному строю, происхождению.
Наиболее древние из них тесно связаны с мифологией. Чисто мифологичны скандинавские сказания «Эдды», сильны мифологические мотивы в карело-финском эпосе «Калевала», в ирландских сказаниях о Кухулине, в англосаксонском эпосе «Беовульф».
Большое влияние на формирование сказаний средневековой Европы оказало христианство. Термин «легенда», которым определяется жанр большинства средневековых европейских сказаний, имеет церковное происхождение. По-латыни «легенда» означает «то, что следует прочесть». Первоначально так называли жизнеописания святых, предназначенные для чтения в дни их памяти.
Но поскольку в средневековой Европе грамотным было главным образом духовенство, в народе эти легенды бытовали в устной форме, видоизменяясь и расцвечиваясь народной фантазией.
Первый сборник таких, зачастую уже очень далеких от первоисточника, легенд, составил генуэзский архиепископ Джакопо де-Вораджине в XIII веке. Этот сборник получил название «Золотая легенда».
Религиозные мотивы присутствуют в чисто народных легендах о Граале, о рыцаре Тангейзере, о докторе Фаусте.
Во многих средневековых сказаниях нашли отражение реальные исторические события: заселение кельтскими племенами Британских островов — в сказании о Бритте, война франков и мавров — в «Песни о Роланде», борьба за освобождение Испании от иноземного владычества — в «Песне о Сиде». Исторические события и реальные персонажи в этих сказаниях обобщаются, укрупняются становятся эпически величественными.
Лучшие сказания средневековой Европы приобрели общечеловеческое значение и послужили основой для многих произведений мирового искусства как вечные сюжеты о поисках красоты и истины, о борьбе за свободу и справедливость, о мужестве, о верности, о великой любви.


Цитата:

63. РОБИН ГУД
Сказания о Робин Гуде сохранились в форме баллад — сюжетных стихотворений. Слово «баллада» происходит от того же корня, что и «балет». Первоначально балладами называли народные песни, которыми сопровождались пляски.
О смелом парне будет речь.
Он звался Робин Гуд.
Недаром память смельчака
В народе берегут.
(Перевод Игн. Ивановского)

Вольный лесной стрелок Робин Гуд — герой английских народных баллад, благородный разбойник, борец с несправедливостью, защитник угнетенных. По степени популярности его часто сравнивают с королем Артуром: король Артур — идеал рыцарства, Робин Гуд — идеал простого народа.
Существует огромное количество баллад о Робин Гуде. На протяжении столетий в народе возникали все новые и новые истории о его приключениях и подвигах. Наиболее ранние из этих баллад относятся к XIII веку, наиболее поздние — к XVII веку.
В балладе, открывающей цикл баллад о Робин Гуде, рассказывается о том, что он с юных лет был непревзойденным стрелком излука.
Но дом его сожгли враги,
И Робин Гуд исчез, -
С ватагой доблестных стрелков
Ушел в Шервудский лес.
Баллада не называет врагов, разоривших селение Робин Гуда, но большинство исследователей считает, что в ней отразилась память о завоевании Англии норманами в XI веке. Завоеватели жестоко притесняли тогдашнее население Англии — англосаксов, отбирали у них земли, лишали прав. В исторической хронике, составленной в XII веке, говорится: «Среди людей, у которых конфискованы были имения, находился также знаменитый Робин Гуд, которого прославили все современные барды». Таким образом, в XII веке легендарный Робин Гуд отождествлялся с конкретной исторической личностью.
Нередко англосаксы, нежелающие покоряться завоевателям, уходили в леса и создавали партизанские отряды для борьбы с норманнами. Вероятно, Робин Гуд был предводителем такого отряда.
Однако в балладах образ Робин Гуда не привязывается к какой-либо определенной эпохе. Иногда его называют современником короля Ричарда Львиное сердце, правившего в XII веке, иногда — современником королей Эдуардов (их было несколько, и они жили в XIII–XIV веках).
Постепенно англосаксы смешались с норманнами, образовав единый английский народ, борьба между ними потеряла свою актуальность, и Робин Гуд из непокоренного англосакса превратился в вольнолюбивого английского крестьянина-йомена.
Робин Гуд и его удальцы жили в Шервудском лесу не только разбоем, но и охотой. Однако охота в средневековой Англии была для крестьянина занятием опасным, противозаконным. Вся дичь в лесу принадлежала королю и королевские лесничие зорко ее охраняли. Нарушившим запрет грозила смертная казнь. В большинстве баллад противниками Робин Гуда являются нотгингемский шериф — наместник короля в городе Ноттингеме, а также королевские лесничие.
Однажды шериф приказал повесить трех сыновей старухи-вдовы из ближайшей деревни за то, что они подстрелили оленя в королевском лесу. Об этом узнал Робин Гуд.
«Клянусь, — воскликнул Робин Гуд, -
Ты рано плачешь, мать!
Но видит Бог, что я бы мог
Навеки опоздать!»
Робин Гуд переоделся нищим и поспешил в Ноттингем, где все уже было готово к казни. Когда осужденных подвели к виселице, Робин Гуд затрубил в рог. Тут же из леса примчалась сотня вольных стрелков, и сыновья вдовы были освобождены.
В другой балладе Робин Гуд и его удальцы спасают от казни своего товарища Вилла Статли:
И вот на воле храбрый Вилл,
Избавлен от петли.-
Навек запомню я, друзья,
Как вы меня спасли.
Мы будем в зарослях бродить,
В волнах густой травы
И слушать звонкий щебет птиц
Да пенье тетивы».
В балладе «Робин Гуд и золотая стрела» шериф жалуется королю, что не может изловить Робин Гуда и его вольных стрелков. Король советует прибегнуть к хитрости:
«Найди приманку похитрей,
Захлопни западню,
А там вези врага ко мне,
Я сам его казню».
Шериф объявил в Ноттингеме состязание в стрельбе из лука, пообещав победителю золотую стрелу. Когда весть об этом дошла до Шервудского леса, вольные стрелки решили принять участие в состязании и отправились в город. Но по совету одного из них, дюжего молодца по прозвищу Малютка Джон, Робин Гуд и его товарищи сменили зеленые плащи, которые носили обычно, на разноцветные, и шериф их не узнал.
Робин Гуд выиграл состязание, получил золотую стрелу — и благополучно вернулся в лес.
Люблю, — воскликнул Робин Гуд, -
Нелегкие дела!
Вот только плохо, что шериф
Не знает, где стрела.
Вольные стрелки сочинили письмо к шерифу, в котором сообщили ему, кто выиграл приз, привязали письмо к стреле, и Робин Гуд выстрелил ею излука, да так, что стрела долетела до Нотингема и попала прямо в окно к шерифу.
Был в страшной ярости шериф
От дерзкого письма,
И сам потом дивился он,
Что не сошел с ума.
Робин Гуд не раз ловко обманывал и грабил самого шерифа. В одной балладе, захватив шерифа в плен, он заставляет его поклясться не притеснять бедняков; в другой — нагоняет на него такого страха, что шериф решает держаться подальше от Робин Гуда — и отказывается от борьбы с ним.
Хотя обычно Робин Гуд враждует со знатью, в одной из баллад рассказывается о том, как он помог попавшему в беду рыцарю.
Сын рыцаря служил при королевском дворе, что требовало больших расходов, и рыцарю пришлось заложить все свои имения аббату ближайшего монастыря. Пришло время уплаты долга, но платить было нечем, и рыцарь отправился в аббатство просить об отсрочке.
Когда он проезжал через Шервудский лес, на него напали вольные стрелки во главе с Робин Гудом. Но увидев, что у рыцаря ничего нет, и выслушав его печальную историю, Робин Гуд дал ему сумму, необходимую для выкупа земель, а остальные вольные стрелки подарили коня, уздечку, пару сапог и кусок сукна на новый плащ. Робин Гуд приходил на выручку нуждающимся в помощи в самых разных жизненных обстоятельствах.
Однажды, когда теплым майским днем Робин Гуд отдыхал в тени под деревом, мимо него по дороге прошел молодой парень, распевающий веселую песню. А вскоре Робин Гуд увидел того же парня, возвращавшегося обратно. Он уже не пел, а тяжко вздыхал. Робин Гуд вышел из лесу ему на встречу и спросил, какая беда с ним приключилась. Парень поведал, что шел к своей милой, чтобы подарить ей обручальное колечко, но узнал, что ее насильно выдают замуж за старого лорда. Робин Гуд со своими стрелками поспешил в церковь, где уже началось венчание, прогнал старого лорда, и влюбленные тут же обвенчались.
В одной из баллад рассказывается о женитьбе самого Робин Гуда. Робин Гуд полюбил знатную девушку по имени Марианна и, выдавая себя за графа, добился ее любви. Затем он вернулся в Шервудский лес, а опечаленная Марианна, переодевшись в мужское платье, отправилась его искать. Они встретились на лесной дороге. Робин Гуд принял Марианну за богатого путешественника и напал на нее, желая ограбить, а Марианна не узнала в разбойнике своего возлюбленного-графа. Между ними завязался бой, причем девушка сражалась так мужественно, что восхищенный Робин Гуд предложил ей заключить мир и быть отныне товарищами. Вскоре недоразумение разъяснилось, Робин Гуд и Марианна обвенчались и счастливо жили в зеленом лесу.
Завершается цикл баллад о Робин Гуде балладой о его смерти. Однажды Робин Гуд почувствовал, что рука его ослабела и стрелы летят мимо цели. Он решил, что заболел, и отправился в Кирклейский монастырь, монахини которого славились искусством «отворять кровь» (в средние века кровопускание считалось лучшим средством от всех болезней). Монахини, то ли по недосмотру, то ли по злому умыслу, выпустили из жил Робин Гуда так много крови, что он оказался при смерти. Из последних сил затрубил Робин Гуд в свой рог. Малютка Джон услышал призыв. Он выломал монастырские ворота и, найдя Робин Гуда умирающим, предложил поджечь монастырь, чтобы отомстить монахиням. Однако Робин Гуд ответил, что за всю свою жизнь не причинил вреда женщинам и перед смертью не хочет изменять этому правилу.
С помощью Малютки Джона он вернулся в лес. Робин Гуд простился с товарищами, в последний раз натянул тетиву своего верного лука и пустил стрелу, завещав похоронить себя там, где она упадет.
Так закончилась жизнь Робин Гуда.
Как и многие герои народных сказаний, Робин Гуд имеет не только исторические, но и мифологические корни. В германской мифологии известен лесной дух Гудекин. В Англии существовал майский праздник, посвященный Робин Гуду, когда крестьяне отправлялись в лес ломать свежие зеленые ветки. Этот обычай свидетельствует о том, что в народном сознании Робин Гуд объединился с языческим лесным божеством.
В настоящее время в графстве Ноттингемшир, в Шервудском лесу, существует «Музей Робин Гуда».
64. ПЕСНЬ О РОЛАНДЕ
«Песнь о Роланде» — величайшее произведение французской эпической поэзии — возникла в IX веке. Первоначально она бытовала в устной форме, ее исполняли бродячие певцы-жонглеры.
302 Популярность «Песни о Роланде» очень велика. Английский летописец Вильгельм Мальмсберийский писал, что прибывшие из Франции норманны во время битвы при Гастингсе (1066) пели «кантилены Роланда», «чтобы пример этого мужа воодушевлял воинов».
Наиболее ранняя запись «Песни о Роланде» относится к 1170 году, она была сделала неким Турольдусом, который приписал в конце: «Турольдус утомился». Но был ли этот Турольдус просто переписчиком или его рукопись является авторской обработкой народного сказания — неизвестно.
В основе «Песни о Роланде» лежит исторический факт. В 778 году император франков Карл Великий со своим войском возвращался из похода против Испании. В Пиренеях, при переходе через ущелье Ронсеваль, на арьергард франкского войска напал отряд басков. Произошло кровопролитное сражение, в котором погибло множество франков — рядовых воинов и полководцев. Современник и биограф Карла Великого, Карл Эйнхард, рассказывая об этом сражении, называет среди убитых Роланда — графа бретонской марки (области на севере Франции).
В «Песни о Роланде» частный эпизод войны был преобразован в событие, исполненное величия и глубокого внутреннего значения, а «граф бретонской марки», о котором неизвестно ничего, кроме имени, превратился в национального героя, образец доблести и патриотизма.
Вместо реальных басков, коренного населения испанских гор, в «Песни о Роланде» противниками франков выступают сарацины (или мавры) — так называли захвативших Испанию арабов. Дело в том, что баски, также как и франки, были христианами, а сарацины — мусульманами (христианские авторы ошибочно называли их язычниками). Таким образом, в «Песни о Роланде» стычка христиан с христианами заменяется борьбой христианства с язычеством, и франки сражаются, воодушевленные религиозной идеей.
В соответствии с законами эпоса был преобразован и образ императора франков Карла Великого. В «Песни о Роланде» он представлен древним, седобородым старцем, тогда как на самом деле в год Ронсевальской битвы ему было тридцать шесть лет и он носил титул короля, став императором лишь в 800 году.
Историческим лицом является еще один персонаж «Песни о Роланде» — Турпин, архиепископ Реймский, но известно, что он не погиб в Ронсевальской битве, как об этом повествуется в «Песни о Роланде», а скончался на 24 года позже.
Прообразом изменника Гвенелона принято считать архиепископа Санского, имевшего созвучное имя Венило, жившего, правда, значительно позже и в 856 году изменившего внуку Карла Великого, королю Карлу Лысому.
Сарацинский царь Марсилий — лицо вымышленное.
«Песнь о Роланде» — классический образец средневековой эпической поэзии. В народной среде она долгое время продолжала существовать в устной форме, развиваясь и видоизменяясь, порой, самым неожиданным образом. Так, во второй половине XIX века по Франции был записан вариант «Песни о Роланде», который заканчивается тем, что Карл Великий удаляется на покой, передав свой престол Наполеону.
Карл Великий, император франков, семь долгих лет воевал в Испании против сарацин. Много славных побед одержали франки, захватили множество вражеских городов, и, наконец, у сарацин остался лишь один город — их столица Сарагоса.
Сарацинский царь Марсилий призвал к себе мудрецов и сказал: «Силы наши на исходе, мы больше не можем сопротивляться доблестным франкам. Посоветуйте, мудрейшие, как избежать нам позора и смерти?» Задумались сарацинские мудрецы, и один из них, по имени Бланкандрин, ответил: «Раз мы не можем победить императора Карла в открытом бою, нужно обойти его хитростью и обманом. Пошли, господин, ему богатые дары: четыре сотни мулов, груженых золотом и серебром, породистых собак, львов, и верблюдов, и охотничьих соколов, уже перелинявших, чтобы не беспокоиться, что они умрут во время линьки; да вели сказать, что ты хочешь заключить с ним мир, обещаешь отречься от нашей веры и принять христианство в столице франков, городе Аахене. Император Карл поверит и уйдет со своим войском из наших земель».
Марсилию понравился совет мудреца, и он отправил к повелителю франков посольство с богатыми дарами и обманным предложением мира.
Карл Великий в завоеванном им испанском городе Кордове отдыхал в зеленом саду. Он восседал на золотом троне, его длинные кудри, белые, как яблоневый цвет, падали на плечи. Вокруг на шелковых коврах сидели храбрейшие франкские рыцари и бароны, и самый доблестный среди них — племянник короля Роланд.
Послы Марсилия предстали перед Карлом Великим, объявили о богатых дарах, которые посылает их господин, и сказали:
«Великий Карл, ты долго здесь сражался —
Пора тебе домой вернуться в Аахен!
Марсилий наш пойдет за вами следом,
Чтоб там принять святой закон Христа».
(Перевод Ф. дела Барта)

Император выслушал послов и задумался. Потом обратился к своим баронам: «Вы слышали, благородные бароны, речи послов Марсилия. Посоветуйте, что на них ответить».
Роланд воскликнул: «Не следует, государь, верить врагам! Царь Марсилий — презренный лжец. Вспомни — один раз он уже предлагал нам мир и дружбу, тогда мы согласились и отправили к нему наших послов, а он приказал отрубить им головы. Не будем же теперь слушать лживых речей, а продолжим войну и захватим Сарагосу — последний оплот язычников?
Но рыцарь Гвенелон, отчим Роланда, возразил: «Не слушай, государь, Роланда — его совет неразумен. Не отвергай мира и дружбы и окончи войну, чтобы мы могли вернуться домой».
И все бароны согласились с графом Гвенелоном.
Тогда император Карл сказал: «Раз такое ваше решение, я согласен окончить войну. Но кто из вас отправится в Сарагосу, чтобы сообщить об этом Марсилию?» Первым выполнить опасное поручение вызвался Роланд, за ним — храбрый Оливьер, друг Роланда, брат его невесты — прекрасной Альды, а третьим был мудрый архиепископ Турпин. Но император Карл сказал: «Никого из вас я не могу отпустить от себя. Вы, все трое, нужны мне здесь». Тогда Роланд предложил: «Пусть поедет мой отчим, граф Гвенелон. Он храбр и рассудителен и умеет хорошо говорить. Никто лучше него не справится с таким поручением».
Карл согласился: «Да будет так! Возьмите, Гвенелон, мою перчатку и жезл, чтобы в вас сразу признали посла, и поезжайте».
Гвенелон, не ожидавший, что выбор падет на него, испугался, поскольку знал, как коварен Марсилий, и в душе графа поселилась злоба против Роланда. Все же он ответил: «Раз вы посылаете меня, государь, я поеду!» Гвенелон сел на коня и отправился в путь.
Всю дорогу он думал, как ему поступить, и надумал: чтобы обезопасить себя, а заодно погубить Роланда, решил Гвенелон совершить измену.
Он предстал перед Марсилием и сказал: «Я научу тебя, господин, как победить императора Карла. Знай, Карл сильнее тебя до тех пор, пока в его войске сражается храбрый Роланд. Одолей Роланда — и ты одолеешь все франкское войско!» Марсилий спросил: «Но как же это сделать?» Изменник Гвенелон ответил: «Притворись покорным императору Карлу, подтверди, что готов отречься от своей веры, поклянись отправиться в Аахен и принять там крещенье. Карл уйдет во Францию и уведет свое войско, а я позабочусь, чтобы Роланд с малым отрядом шел последним. Ты нападешь на него со всей своей ратью — и убьешь, а когда Роланд будет мертв, без труда победишь войско императора Карла».
Марсилий наградил Гвенелона богатыми дарами, и изменник вернулся к императору Карлу с подтверждением лживых клятв сарацинского царя.
Карл Великий, как и предполагал Гвенелон, объявил, что война окончена, собрал франкское войско и повел его через горы и ущелья в родную Францию.
В Ронсевальской долине Гвенелон сказал Карлу: «Государь, нужно оставить небольшой отряд, чтобы он прикрывал отход наших войск. А предводителем этого отряда пусть будет Роланд». И Карл согласился. Войско франков двинулось дальше, а Роланд с двадцатью тысячами воинов остался в Ронсевальской долине. Вместе с ним остались его друг храбрый Оливьер и мудрый архиепископ Турпин.
Меж тем Марсилий собрал все свое войско, и четыреста тысяч сарацин выступили против отряда Роланда.
Храбрый Оливьер увидел приближающихся врагов и сказал Роланду: «Несметное войско идет на нас. Берите свой рог Олифант, мой добрый Роланд, и трубите погромче. Император Карл услышит — и вернется нам на подмогу».
Но Роланд ответил: «Я бы счел себя опозоренным, если бы стал звать на помощь. Врагов больше, чем нас? Тем лучше! Моему мечу Дюрандалю предстоит славная работа. На горе себе пришли сюда сарацины, ручаюсь — ни один из них не уйдет живым!» Роланд вскочил на коня, выхватил из ножен меч и поскакал навстречу врагам. Храбрый Оливьер, мудрый архиепископ Турпин и двадцать тысяч франков поскакали за ним.
Завязался кровавый бой. Храбро сражались франки, но на каждого из них приходилось по двадесятка врагов. Один за другим падали франки мертвыми на землю, а Марсилий посылал в бой все новые и новые полки.
И вот франков осталось всего шестьдесят человек.
Роланд воскликнул: «О, горе! Сегодня милая Франция лишилась лучших своих рыцарей! — Затем он сказал Оливьеру: — Друг мой Оливьер, вы были правы. Я послушаюсь вас и затрублю в свой рог Олифант, пусть император Карл поспешит нам на помощь».
Но Оливьер сурово ответил: «Слишком поздно решили вы меня послушаться, Роланд! Если бы вы затрубили в свой рог, когда я просил вас об этом, император Карл и все его войско были бы уже здесь, и победа была бы нашей. А теперь, когда из-за вашего безрассудства погибло столько франков, звать на помощь, чтобы спасти самих себя, было бы позором!» Мудрый архиепископ Турпин услышал речь Оливьера и сказал: «Войско императора Карла уже далеко и не успеет спасти нас. Но все же трубите в свой рог, Роланд, чтобы император Карл узнал, что мы погибли, и, вернувшись, отомстил за нас!» И Роланд взял свой рог Олифант.
К устам своим Роланд свой рог приставил, Напряг все силы, зычно он трубит.
На тридцать лье чрез горные вершины Заветный рог раскатами гремел.
Войско Карла Великого ушло далеко вперед, но все же император услышал звук Олифанта.
Карл сказал: «Слышите? Это рог Роланда!» Изменник Гвенелон ответил: «Наверное, Роланд решил поохотиться на зайцев и подбадривает охотников звуками рога».
Но тут Олифант затрубил снова, и Карл воскликнул: «Роланд в беде, он зовет нас на помощь!» Император развернул свое войско и поскакал назад к Ронсевалю.
Во весь опор несется Карл Великий;
Поверх брони висит брада седая,
Вокруг него французские дружины
Несутся вскачь, исполнены тоски.
Меж тем в Ронсевальской долине в неравном бою погибли последние франки. Пал храбрый граф Оливьер, пал мудрый архиепископ Турпин — и Роланд остался один.
Конь под ним убит, сам он весь изранен, но из последних сил продолжает сражаться. И сарацины, дрогнув под его натиском, обратились в бегство.
Тогда Роланд стал оплакивать погибших товарищей. Рыдая, он говорил:
«Друзья мои, могучие вассалы!
Как долго мне служили верно вы! (…)
Товарищи! В несчастье виноватый
Не смог я вас от смерти защитить!
Пусть вас хранит великий, справедливый,
Единый Бог…»
Чувствуя, что приближается его смерть, Роланд в последний раз взял в руки свой меч, верный Дюрандаль, и сказал:
«Мой добрый меч, ты больше мне не нужен,
Мне жаль тебя! В таких боях жестоких
С тобой врагов так часто побеждал я,
Так много царств тобой завоевал!»
Роланд подошел к гранитной скале и что есть силы ударил Дюрандалем по камню. Он хотел разбить меч, чтобы благородный клинок после его смерти не попал в недостойные руки. Но Дюрандаль лишь зазвенел от удара и даже не затупился о гранит.
Тогда Роланд прижал меч Дюрандаль и рог Олифант к груди, лег на землю и в последний раз обратился к Богу, прося отпустить ему грехи.
И вот с душой Роланда херувимы
Помчались прямо в чудный, светлый рай.
Едва Роланд испустил дух, как Ронсевальская долина огласилась звуками боевых труб — то скакало войско франков во главе с императором Карлом.
Увидел Карл Великий поле боя, залитое кровью и усеянное трупами. Он позвал Роланда, позвал храброго Оливьера, позвал мудрого архиепископа Турпина — но никто не отозвался на его зов. Тогда император Карл зарыдал и стал рвать свою седую бороду.
А потом приказал своему войску мчаться в погоню за сарацинами и уничтожить их всех до единого, чтобы отомстить за павших.
День уже клонился к вечеру, быстро темнело. Карл воздел руку к небу и стал молить Бога, чтобы он задержал наступление тьмы.
И свершилось чудо: солнце остановило свой бег по небу и не склонилось к закату, пока франки не настигли сарацин и не перебили все их войско.
Царь Марсилий, узнав о своем поражении, впал в отчаянье:
Лицом к стене Марсилий повернулся,
Закрыв лицо, он горько зарыдал
И умер с горя. Был он страшный грешник,
Его душа — добыча сатаны.
Карл Великий оставил в Испании тысячу воинов, а сам с остальным войском вернулся в столицу франков Аахен.
Тела Роланда, Оливьера и архиепископа Турпина с почетом перевезли во Францию, чтобы похоронить в родной земле.
Прекрасная Альда — невеста Роланда и сестра Оливьера — вышла навстречу печальной процессии.
Карл Великий взял ее за руку и сказал: «Милая сестра души моей! Твой брат и твой жених мертвы. Но я хочу возместить твою потерю и дать тебе в мужья моего сына и наследника». Альда ответила:
«Странные речи говоришь ты, государь!
Да сохранит меня Небесный Царь
И ангелы Его, и все святые,
Чтоб я по смерти храброго Роланда
Осталасьжить…»
Прекрасная Альда побледнела — и упала к ногам императора. Карл, думая, что она лишилась чувств, наклонился, чтобы ее поднять, и увидел, что жизнь от нее отлетела.
Альду похоронили в монастыре святого Фарона. На ее могиле был поставлен памятник, который сохранялся до XVI века.
А изменника Гвенелона постигла суровая кара: по приказанию Карла он был разорван четырьмя лошадьми. Да послужит такая позорная казнь уроком всякому, замыслившему измену!..
65. РОБЕРТ-ДЬЯВОЛ
Французская легенда о нормандском герцоге Роберте по прозванию «Дьявол» возникла в XI веке. В XIII веке на ее сюжет неизвестным французским автором был написан стихотворный роман. Широкую известность эта легенда приобрела после создания в 1831 году композитором Дж. Мейербером оперы «Роберт-Дьявол».
Нормандия — историческая область на севере Франции. В первой половине X века она была завоевана скандинавскими викингами, известными в средневековой Европе под именем норманнов, то есть «северных людей»; в это время она получила свое название и стала самостоятельным герцогством.
В1066 году нормандский герцог Вильгельм — прославленный Вильгельм Завоеватель — захватил Англию и стал английским королем. Нормандия вошла в состав Англии, но в начале XIII века была отвоевана Францией.
Память о воинственных и жестоких нормандских герцогах, не раз совершавших разбойные нападения на мирное население французского побережья, отразилась в легенде о Роберте-Дьяволе.
Его историческим прообразом считают Роберта I, отца Вильгельма Завоевателя. По слухам, Роберт I отравил своего старшего брата, чтобы самому занять престол, жестоко расправлялся с непокорными вассалами, но под конец жизни стал очень благочестив и отправился в паломничество по святым местам, во время которого умер.
Легенда гласит, что герцог Нормандский, отец Роберта, долгое время был бездетен. Супруга герцога молила небо о даровании ей наследника, но ее мольбы оставались тщетными. Тогда, в отчаянии, она обратилась к адским силам и поклялась, если они даруют ей сына, посвятить его дьяволу.
Вскоре герцогиня забеременела. Когда подошло время родов, явились грозные знамения: солнце померкло на небе, и день стал темнее ночи, ураганные вихри налетели со всех четырех сторон света, потрясая стены герцогского замка. Под раскаты грома, в блеске молний герцогиня разрешилась от бремени сыном.
Младенца окрестили Робертом. Он рос необыкновенно быстро и очень рано стал проявлять свой жестокий и необузданный нрав. Роберт был еще ребенком, но его уже называли не иначе как Дьяволом.
Роберт-Дьявол постоянно затевал ссоры и драки со своими сверстниками, заканчивавшиеся для них тяжелыми увечьями, не почитал родителей и не повиновался наставникам. Местный священник не раз пытался увещевать его, и однажды Роберт, впав в ярость, убил старика.
Герцог, отец Роберта, ужаснулся и был готов проклясть сына, но герцогиня умолила его не делать этого. Несчастная мать понимала: лишь она виновата в том, что у ее сына дьявольский нрав.
Когда Роберту минуло восемнадцать лет, его посвятили в рыцари, и в честь этого события в герцогском замке был устроен рыцарский турнир.
Однако благородное состязание по вине Роберта-Дьявола превратилось в кровавое побоище. Пренебрегая турнирными правилами и законами чести, Роберт-Дьявол, как дикий зверь, обрушился на своих противников, яростно нанося им смертельные удары. Многие достойные рыцари обрели на том турнире бесславный конец.
Вскоре Роберт бежал из отцовского дома. Он набрал шайку головорезов, поселился с ними в лесу, выстроив там разбойничий замок, и стал наводить ужас на всю округу.
Во главе своей шайки Роберт-Дьявол грабил на большой дороге купцов и пилигримов, разорял селения и монастыри, убивал мирных земледельцев и благочестивых монахов.
Старый герцог, отец Роберта, послал отряд вооруженных людей, чтобы вернуть сына домой, но Роберт захватил посланных отцом в плен и предал их смерти.
Тогда герцог, невзирая на мольбы и слезы своей жены, проклял сына и пожаловался на него папе Римскому, а папа Римский отлучил Роберта от церкви.
В лесу, где стоял разбойничий замок, в уединенной хижине жил благочестивый отшельник. Узнав об этом, Роберт-Дьявол сел на коня, отыскал праведного старца и заколол его мечом. Но, вкладывая в ножны окровавленный клинок, он вдруг задумался о том, что заставило его совершить это преступление.
И тут на Роберта снизошло озарение: ему стало ясно, что с самого рождения он живет не по своей воле, а подчиняясь какой-то неведомой силе.
Медленно, в раздумье, возвращался Роберт в свой замок. По дороге он встретил знатную даму, ехавшую в карете в сопровождении слуг. Это была герцогиня, мать Роберта. Слуги, завидев Роберта, разбежались, оставив свою госпожу одну.
Роберт сошел с коня, опустился перед матерью на колени и со слезами стал молить, чтобы она сказала, почему он не таков, как все, и что за злая сила толкает его на жестокости и святотатства.
Герцогиня подняла сына и, сама упав перед ним на колени, поведала страшную правду.
И тогда Роберт торжественно поклялся, что освободится от власти дьявола, которому мать его посвятила.
В тот же день он распустил свою шайку и отправился в Рим, чтобы исповедаться перед папой Римским и испросить у него отпущение грехов.
По пути он заехал в монастырь, незадолго перед тем им разграбленный. Настоятель монастыря при виде Роберта в страхе перекрестился, но Роберт смиренно облобызал его руки и передал ключи от своего замка, попросив забрать оттуда все неправедно добытое добро и вернуть тем, у кого оно было похищено, а если владельцев отыскать не удастся — раздать бедным.
Роберт оставил в монастыре своего коня и меч — свидетеля и орудие его былых преступлений, и дальше пошел пешком.
Достигнув Рима, он припал к стопам папы и без утайки поведал ему обо всех своих грехах. Папа Римский был поражен чудовищностью и неисчислимым количествам преступлений Роберта. Он не осмелился сразу дать ему отпущения грехов, решив подождать какого-нибудь знамения.
Ждать пришлось недолго. Той же ночью одному святому старцу, жившему неподалеку от Рима, явился во сне ангел и объявил, что Бог простит Роберту его грехи, если он выдержит тяжкое испытание: семь лет будет ходить в рубище, подобно нищему, питаться объедками вместе с псами и притворяться немым и слабоумным. Роберт с готовностью согласился на испытание. Вскоре жители Рима привыкли к немому слабоумному нищему, в любую погоду бродившему по городским улицам. Простые люди жалели его, богатые и знатные над ним потешались. И то и другое Роберт принимал с неизменной кротостью. Через некоторое время о нем прослышал король и взял его к себе во дворец в качестве шута.
Прошло без малого семь лет. Испытание Роберта близилось к концу.
В это время в Итальянские земли вторглись турки-мусульмане. Они подошли к самому Риму, угрожая разорением христианской столице. Король со своим войском выступил навстречу врагу.
Накануне решающей битвы Роберту, остававшемуся в королевском дворце, явился ангел. Он привел коня белой масти, принес белоснежные доспехи, меч, щит и копье, повелел Роберту вооружиться и поспешить на помощь королевскому войску.
И вот, когда враги начали теснить королевское войско, неведомо откуда появился Белый рыцарь. Его натиск был так мощен и стремителен, что турки обратились в бегство.
Одержав победу, Белый рыцарь развернул своего коня и ускакал с поля боя также внезапно, как и появился.
И лишь королевская дочь видела из окна дворца, как прискакавший во весь опор Белый рыцарь спешился, отдал коня и доспехи ангелу — и превратился в нищего. Но королевна была немая от рождения и никому не могла рассказать об увиденном.
Меж тем король, с победой вернувшийся во дворец, приказал отыскать Белого рыцаря, пообещав щедро его наградить и отдать ему свою дочь в жены. Однако найти Белого рыцаря не удалось, а сам он не откликнулся на королевский призыв.
Тогда один из вельмож короля, человек трусливый и лживый, решил воспользоваться случаем. Он купил коня белой масти, заказал доспехи точь-в-точь как у Белого рыцаря, и, явившись во дворец, заявил, что он и есть победитель турок.
Король поверил обманщику, пожаловал ему много золота и отдал руку своей дочери. Но когда обманщик-вельможа и королевская дочь шли к венцу, случилось чудо: королевна, немая от рождения, внезапно обрела дар речи и поведала, что Белым рыцарем является не тот, кто присвоил себе эту честь, а нищий, много лет проживающий во дворце.
Свершившееся чудо свидетельствовало о том, что королевна говорит правду. Все почтительно склонились перед Робертом. Но он делал вид, что ничего не понимает, и в смущении отказывался от почестей.
Тут неожиданно появился святой старец, через которого ангел семь лет назад сообщил о назначенном Роберту испытании. Святой старец торжественно возвестил, что испытание Роберта окончено, Небо простило его, и он может открыть свое настоящее имя и звание.
В это самое время к королевскому двору прибыли послы из Нормандии. Уже давно они искали Роберта, поскольку его отец, старый герцог, скончался, и теперь Роберт должен был занять герцогский престол.
Король был доволен, что тот, кому он пообещал в жены свою дочь, оказался знатного рода.
Однако Роберт отказался и от герцогского престола, и от руки прекрасной королевны.
Он удалился в пустыню и окончил свои дни благочестивым отшельником.


Цитата:

71. ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ
Легенда о докторе Фаусте, ученом-чернокнижнике, продавшем душу дьяволу, возникла в Германии в XVI веке.
Иоганн Фауст — личность историческая. С1507 по 1540 год его имя неоднократно встречается в различных документах. В1909 году Фауст упоминается в числе студентов философского факультета Гейдельбергского университета. 12 февраля 1520 года в приходно-расходной книге епископа Бамбергского отмечается: «Назначено и пожаловано философу доктору Фаусту 10 гульденов за составление гороскопа». В1540 году участник неудачной экспедиции в Венесуэлу Филипп фон Гуттен пишет своему брату: «Приходится мне признать, что предсказания философа Фауста сбылись почти полностью, ибо немало мы натерпелись здесь за это время».
Тем на менее конкретных биографических данных о Фаусте очень мало. Существует предположение, что он был так называемым «бродячим школяром», то есть одним из представителей средневековой интеллигенции, получивших университетское образование, но не имевших постоянной службы и переезжавших из города в город в поисках временного заработка.
Фауст прославился как знаток оккультных наук, предсказатель и составитель гороскопов. Но в высших ученых кругах о нем отзывались скептически, называя хвастуном и невеждой.
Легенда о том, что Фауст продал душу дьяволу, возникла еще при его жизни. Сам Фауст не опровергал этих слухов, а, напротив, поддерживал. Один из современников Фауста, знавший его лично врач Иоганн Вир, пишет: «Есть у меня один знакомый, борода у него черная, лицо темноватое, свидетельствующее о меланхолической конструкции (вследствие болезни селезенки). Когда он как-то повстречался с Фаустом, тот сразу же сказал: «До того ты похож на моего куманька, что я даже посмотрел тебе на ноги, не увижу ли длинных когтей». Это он принял его за дьявола, которого поджидал к себе и обычно называл куманьком.
Реальность сделки с дьяволом в то время ни у кого не вызывала сомнений. Другой знакомый Фауста, ученый-богослов Иоганн Гаст, писал: «Были у него собака и конь, которые, полагаю, были бесами, ибо могли выполнять все, что угодно. Слыхал я от людей, что собака иной раз оборачивалась слугой и доставляла хозяину еду».
Фауст скончался в 1540 году. В одной из исторических хроник, написанных спустя двадцать семь лет после его смерти, говорится: «Этот Фауст за свою жизнь совершил так много чудесных дел, что их хватило бы на сочинения целого трактата, но в конце концов нечистый все же удушил его».
И при жизни Фауста, и после его смерти в народе ходило множестве рассказов о нем. Они бытовали как в устной, так и в письменной форме, причем эти записи считались заметками самого Фауста.
В1587 году во Франкфурте-на-Майне книгоиздатель Иоганн Шпис выпустил книгу под названием «История о докторе Иоганне Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике», в подзаголовке которой указывалось: «Большей частью извлечено из его собственных посмертных сочинений».
Образ легендарного Фауста существенно отличается от своего исторического прототипа. В книге Шписа впервые отчетливо прозвучала основная идея легенды о докторе Фаусте — жажда познания, для удовлетворения которой ученый готов пожертвовать своей душой, отречься от Бога и предаться дьяволу.
Автор книги пишет, что Фауст имел «быстрый ум, склонный и приверженный науке», и «окрылился он, как орел, захотел постигнуть все глубины неба и земли». Для этого Фауст заключил союз с дьяволом, и тот приставил к нему нечистого духа по имени Мефистофель, который должен был исполнять все желания ученого и отвечать на все его вопросы.
Значительная часть книги о Фаусте посвящена его ученым беседам с Мефистофелем. Фауст расспрашивает нечистого духа о небесах и о преисподней, об устройстве Вселенной, о небесных светилах, причинах смены дня и ночи, происхождении грома и тому подобном, и на все вопросы получает ответы в соответствии с научными представлениями того времени.
Чтобы расширить свои познания, Фауст пожелал увидеть вблизи небесные светила. Мефистофель предоставил в его распоряжение повозку, запряженную двумя драконами, «как видно, из адского пекла». На этой повозке Фауст поднялся на 47 миль в вышину и обозрел оттуда землю, причем Мефистофель называл открывавшиеся его взору части света и страны. Поднявшись еще выше, Фауст убедился, что хотя солнце с земли кажется «величиной едва ли с днище от бочонка, на самом же деле оно больше всей земли».
Затем Фауст и Мефистофель совершили еще одно путешествие по воздуху, посетив различные страны, города и ознакомившись со всеми известными достопримечательностями.
В другой части книги о Фаусте рассказывается о различных мелких эпизодах из его жизни. В этих рассказах Фауст нередко напоминает традиционного фольклорного героя — ловкого плута, мастера забавных проделок, в которых ему охотно помогает Мефистофель.
Так однажды Фауст при помощи колдовства отвел глаза торговцу скотом — и продал ему вместо свиней вязанки соломы. В другой раз он повздорил на улице с крестьянином, который вез на продажу сено и «отпустил Фаусту много бранных слов». Фауст ему пригрозил: «Не очень разговаривай, а не то я съем твое сено вместе с лошадью». Неучтивый крестьянин ответил: «Ну так жри с моим дерьмом вместе». Тогда Фауст сделал так, что крестьянину стало чудиться, «будто у Фауста пасть величиной с чан, и пожрал он и проглотил сначала лошадь, потом сено и телегу». Перепуганный крестьянин побежал жаловаться бургомистру, но когда тот пришел посмотреть в чем дело, оказалось, что лошадь и телега стоят, как и прежде, «а Фауст его только обморочил».
Хотя исторический Фауст, насколько известно, никогда не был университетским профессором, в книге Шписа он нередко предстает в окружении своих студентов. Фауст часто демонстрирует студентам различные чудеса, причем происходит это преимущественно во время студенческих пирушек. По воле Фауста бочка с вином начинает скакать, подобно коню, тарелки и кубки наполняются сами собой, стоит выставить их за окно, а однажды, желая потешить собравшихся за столом, Фауст «наколдовал тринадцать обезьян, которые явились в комнату и так чудно паясничали, как никто еще не видел. Они прыгали друг на друга, затем взялись за лапы и стали плясать вокруг стола хороводом, а потом выскочили в окно и пропали».
По традиции, местом пирушек Фауста со студентами считается погребок, в Лейпциге, владельцем которого был некий Ауэрбах. Благодаря легенде о докторе Фаусте ауэрбаховский погребок стал одной из местных достопримечательностей. В XVII веке его стены были украшены двумя картинами: на одной Фауст изображен пирующим со студентами, на другой — выезжающим из погребка верхом на бочке. Под последней картиной было подписано:
Выехал Фауст, держась за бока,
Из ауэрбаховского погребка,
Сидя верхом на бочке с вином,
И это видели все кругом.
Постигнул черную магию он
И чертом за это был награжден
Эти картины бережно сохранялись и не раз реставрировались. В XIX веке ауэрбаховский погребок был перестроен и стал модным рестораном.
Во время пирушек Фауст вел со студентами и ученые беседы. Однажды, когда речь шла о Троянской войне, Фауст при помощи колдовства вызвал образ Елены Прекрасной, «и была она так дивно хороша собой, что студенты не знали, в уме они или нет».
Фауст и сам был поражен красотой Елены. Он «так ее полюбил, что ни на мгновение не мог с ней разлучиться». Елена Прекрасная оставалась с Фаустом до конца его жизни и родила ему сына, обладавшего способностью предсказывать будущее. После смерти Фауста и Елена и ребенок бесследно исчезли.
Заканчивается книга о докторе Фаусте рассказом «о его горестной и ужасной кончине и погибели».
Когда Фауст почувствовал приближение смерти, он начал раскаиваться в том, что предался дьяволу, и стал сокрушаться о своей погубленной душе. На что Мефистофель ответил ему пословицей: «Что ты накликал, не вдруг пришло — а ведь жареная колбаса о двух концах», после чего «исчез, оставив Фауста в полном смущении и меланхолии».
В полночь вокруг дома, в котором жил Фауст, «поднялся неистовый ветер, охватил его со всех сторон, так что казалось, что рушится все и самый дом будет вырван из земли», из комнаты Фауста слышалось «страшное шипение и свист, будто дом был полон змей, гадюк и других вредоносных гадов», а поутру Фауста нашли мертвым.
Книга, изданная Шписом, пользовалась огромной популярностью в народе. Эпизоды из нее стали излюбленными сюжетами народных кукольных представлений.
Эти представления не раз вызывали негодование духовенства. В начале XVIII века в Берлине церковники подали жалобу городским властям, в которой говорилось: «Поскольку в не раз исполнявшейся трагедии о докторе Фаусте показано было настоящее заклинание бесов, коих выпустили на сцену, и кощунственное отречение от Бога во имя нечистого, то многие в нашем городе либо открыто негодовали, либо вместе с подателями жалобы глубоко скорбели и тяжко вздыхали».
Очевидцы утверждали, что во время представлений «Фауста» «в толпу наряженных чертями проникали и настоящие бесы, вследствие чего неоднократно случалось, что на поверку один черт оказывался лишним, и не было никакой возможности понять, откуда взялся этот четвертый, или седьмой, или двенадцатый».
Несмотря на неоднократные запрещения, пьесы о Фаусте продолжали играть по всей Германии. Известно, что великий немецкий поэт И.-В. Гете задумал свое величайшее произведение — драму «Фауст», посмотрев такое кукольное представление.
Образ Фауста у Гете обретает философскую глубину и величие, его жажда познания одушевляется стремлением к истине. В прологе к драме Бог говорит Мефистофелю:
«И посрамлен да будет сатана!
Знай: чистая душа в своем исканье смутном
Сознаньем истины полна!»
(Перевод И. Холодковского)

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 7792
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Окт 10, 2022 12:04 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Татьяна Муравьёва
"100 Великих мифов и легенд":

Цитата:

73. ВИЛЬГЕЛЬМ ТЕЛЛЬ
Вильгельм Телль — легендарный национальный герой Швейцарии, участник освободительной борьбы против австрийского владычества.
Был ли у Вильгельма Телля исторический прототип или он является собирательным образом народного героя — доподлинно не известно.
В XIII веке Швейцария, небольшая горная страна, занимавшая выгодное положение на торговом пути через Альпы, была завоевана австрийцами. Народ Швейцарии не смирился с порабощением своей родины. В1291 году представители трех швейцарских лесных кантонов (областей) — Швица, Ури и Унтервальдена, главным образом, это были крестьяне, пастухи и охотники, встретились на берегу горного Фирвальдштетского озера и заключили между собой союз для борьбы за свободу.
Среди участников этой борьбы, по преданию, был крестьянин из кантона Ури Вильгельм Телль. О том, как он стал повстанцем, рассказывается в швейцарской хронике, составленной в XV веке, так называемой «Белой книге», — причем это легендарное событие приурочено к точной дате — 18 ноября 1307 года, и хотя в действительности национально-освободительное движение началось намного раньше этой даты, народная традиция считает Вильгельма Телля его вдохновителем.
В тот день Вильгельм Телль со своим маленьким сыном отправился на ярмарку в город Альтдорф, главный город кантона Ури. В Альтдорфе находилась резиденция австрийского наместника — ландфохта Геслера, человека жестокого и глубоко презиравшего швейцарский народ. Чтобы лишний раз напомнить швейцарцам об их унижении, Геслер распорядился установить на центральной площади шест, на верхушке которого красовалась шляпа австрийского герцога, и приказал всем жителям, проходящим мимо, почтительно ей кланяться. За исполнением этого приказа следили два специально приставленных стражника.
Вильгельм Телль знал об издевательском приказе ландфохта, его гордость возмутилась, и он прошел мимо герцогской шляпы, не поклонившись. Стражники тут же схватили его. Однако Вильгельм Телль был силен и легко отшвырнул стражников от себя. Собравшаяся толпа приветствовала смелого крестьянина радостными криками.
Но вдруг на площади появился сам ландфохт Геслер, ехавший верхом на коне в сопровождении солдат. Притихшая толпа расступилась перед ним, и Вильгельм Телль оказался лицом к лицу с австрийским наместником.
Геслер спросил: «Что здесь происходит?» Стражники, приставленные к шляпе, объяснили, что они задержали смутьяна, пытавшегося пренебречь приказом ландфохта.
Геслер хотел сразу же отправить Вильгельма Телля в тюрьму, но, увидев, что за плечами у крестьянина висит лук и колчан со стрелами, решил прежде доставить себе развлечение. Он спросил: «Правду ли говорят, что швейцарцы — искусные стрелки из лука?» Вильгельм Телль ответил: «Правду. Я попадаю в яблоко с расстояния в сто шагов».
Ландфохтсказал: «Это мы сейчас проверим», — и приказал принести яблоко.
Маленький сын Вильгельма Телля со страхом наблюдал за происходящим. Геслер спросил Вильгельма Телля: «Это твой сын?» — и когда тот ответил утвердительно, распорядился: «Ты собьешь яблоко с его головы».
Мальчика поставили возле липы, росшей на площади, положили ему на голову яблоко и отмерили сто шагов. Вильгельм Телль вынул из колчана две стрелы, одну из них спрятал за пазуху, другую положил на тетиву. Затем мысленно помолился Богу — и выстрелил.
Стрела попала точно в цель, яблоко упало на землю.
Толпа с облегчением вздохнула. Мальчик, целый и невредимый, бросился к отцу.
Но тут ландфохта охватило страшное подозрение. Он спросил: «Почему, прежде, чем стрелять, ты спрятал вторую стрелу за пазуху? Отвечай, не бойся. Если ты скажешь правду, клянусь, отпущу тебя, не причинив никакого вреда».
Вильгельм Телль ответил: «Если бы рука моя дрогнула и я попал в своего сына, то второй стрелой поразил бы тебя. И в этом случае, будь уверен, не промахнулся бы! А теперь отпусти меня, как обещал».
Ландфохт не исполнил клятвы. Он сказал: «Ты — опасный бунтовщик. Я заточу тебя в замке Кюсонахт до конца твоих дней».
Чтобы попасть в замок Кюсонахт, нужно было переправиться через озеро. Вильгельма Телля, закованного в цепи, посадили в лодку. Геслер решил сам сопроводить узника к месту заточения.
Когда лодка была уже далеко от берега, поднялся сильный ветер, налетел ураган и разразилась буря. Лодку швыряло с волны на волну, гребцы не справлялись с веслами.
Один из гребцов сказал Геслеру: «Нам нужна еще одна пара рук. Пусть узник тоже сядет за весла».
Перепуганный ландфохт приказал снять с Вильгельма Телля оковы и закричал: «Греби, что есть силы! Спасай меня и себя!» И вот, среди плеска волн и завывания ветра, лодка достигла берега. Геслер не сразу пришел в себя после пережитого страха. Вильгельм Телль, воспользовавшись этим, выпрыгнул из лодки и бросился бежать по узкой тропинке, ведущей в горы.
Ландфохт вскочил, выкрикивая проклятья и грозя кулаком, но ярость его была бессильна — Вильгельм Телль скрылся, родные горы спрятали его.
Вскоре он раздобыл лук и стрелы, подстерег Геслера на обрывистой горной дороге и метким выстрелом поразил его в сердце.
Это убийство, как утверждает легенда, послужило сигналом к восстанию всего швейцарского народа.
В1315 году в битве при Моргартене повстанцы разбили австрийские войска и навсегда изгнали врагов из Швейцарии. По преданию, в этой битве принимал участие и Вильгельм Телль.
В Швейцарии Вильгельму Теллю воздвигнуто несколько памятников, а в том месте, где он выпрыгнул из лодки на берег, поставлена часовня.
На сюжет легенды о Вильгельме Телле написал драму Ф. Шиллер и оперу — Дж. Россини.
74. СИД КАМПЕАДОР
«Песнь о Сиде» — всемирно известное произведение испанского героического эпоса. Немецкий писатель Фридрих Шлегель писал: «Одно такое предание, как о Сиде, ценнее для нации, чем целая библиотека литературных произведений, порожденных лишь умом и лишенных национального содержания».
Герой эпоса, Родриго Диазде Бивар, по прозванию Сид — личность историческая. Он жил в XI веке и был одним из виднейших деятелей Реконкисты — национально- освободительного движения испанцев против захвативших их земли арабов (в средние века их чаще называли маврами). Реконкиста началась в VIII веке и продолжалась до конца XV века.
Прозвание «Сид» по-арабски означает «господин, повелитель». Родриго Диазуде Бивару его дали мавры, над которыми он одержал множество блистательных побед. Испанцы называли его «Кампеадор», что значит «воитель».
В 1094 году Родриго Диазде Бивар отвоевал у мавров обширную испанскую область Валенсию и правил ею как самостоятельный государь до самой своей смерти в 1099 году.
«Песнь о Сиде» сложилась в XII веке и дошла до нашего времени в одном- единственном списке, сделанном в начале XIV века. Начало этого списка утрачено, но его содержание можно восстановить на основе исторических хроник.
Известно, что Сид Кампеадор верой и правдой служил королю Кастилии Санчо. (Испания в то время состояла из нескольких королевств — Кастилии, Наварры и других.) Король Санчо погиб при невыясненных обстоятельствах, и на кастильский престол вступил его брат Альфонс VI. Двенадцать знатных рыцарей, и в их числе Сид, потребовали от нового короля клятвы, что он непричастен к смерти брата. Альфонс VI поклялся, но с тех пор затаил злобу против Сида?
Через некоторое время Сид одержал очередную победу над маврами и захватил богатую добычу. Недоброжелатели обвинили Сида в том, что он утаил часть добытых богатств от короля. Альфонс VI воспользовался этой клеветой и в 1087 году приговорил Сида к изгнанию из Кастилии.
Сохранившаяся часть «Песни» начинается с описания того, как Сид покидает родную землю, оставляет свой родовой замок Бивар.
Жгучими слезами так горестно плача,
Назад он обернулся, взглянул на палаты.
Видит, двери без запоров, и ворота все настеж. (…)
Вздохнул мой Сид от великой печали,
Молвил мой Сид разумными словами.
«Господи-Отче, в небесах тебе слава
Вот что учинили лихие супостаты»
(Перевод Б. Ярхо)

Вместе с Сидом Кастилию покидали шестьдесят отважных рыцарей — его верных друзей и вассалов, пожелавших разделить с ним изгнание.
Король Альфонс VI дал Силу всего девять дней сроку, чтобы выехать за пределы кастильской земли, а по всем городам и селениям, через которые должен был проезжать Сид со своими рыцарями, разослал грамоты с печатью и строгим приказом не давать ему ни крова, ни пищи.
Вот въезжает Сид Кампеадор в город Бургос. Горожане попрятались по своим домам, накрепко заперли двери. С охотою приняли бы они благородного Сида, но боятся королевского гнева. Украдкой смотрят горожане из окон на проезжающего по улице Сида и плачут горькими слезами.
Подъехал Сид к одному из домов, выпростал ногу из стремени, ударил в запертую дверь.
Вышла из дома маленькая девочка и сказала: «О, Кампеадор, в добрый час вы меч надели! Если дадим мы вам приют, король покарает нас смертью. Не прибудет вам добра от нашего горя Храни вас Господь со всею силою небесной!» Так сказала девочка и скрылась в доме.
Повернул Сид коня и поехал со всеми, кто ему верно служил, прочь из Бургоса. В поле за городской стеной раскинули они лагерь. Поставили палатки, чтобы не ночевать под открытым небом, но на ужин не было у них ни куска хлеба.
И тут пришел из Бургоса человек по имени Мартин Антолинез и принес вдоволь всякой снеди и вина, и все это было его собственное, а не купленное. Сказал Мартин Антолинез Сиду: «Пусть я впаду в немилость у короля дона Альфонса, но услужу вам, о Сид Кампеадор, в добрый час вы меч надели!» Сид ответил: «Если я буду жив, то дам тебе достойную награду».
На следующее утро, до первого петушиного крика, Сид и те, что верно ему служили, отправились дальше. И Мартин Антолинез ушел вместе с ними.
Держит Сид Кампеадор путь в монастырь Сан-Перо, где нашли приют его супруга, донья Химена, и две малолетние дочери.
День и ночь молила донья Химена Бога: «О, Ты, что правишь миром, помоги Кампеадору!» Настоятель монастыря, аббат дон Санчо, сказал Сиду: «Оставайтесь, мой Сид, в монастыре Сан-Перо».
Сид ответил: «Спасибо, дон аббат, но я не могу остаться: король повелел мне покинуть Кастилию. Прошу вас, позаботьтесь о донье Химене и моих дочерях, пока я буду в изгнании».
Донья Химена, плача, целовала мужу руки и говорила: «О, горе! Будем мы с вами отныне в разлуке!» Сид прижал к сердцу супругу и дочерей и сам заплакал. Потом сказал:
«Отменная супруга, донья Химена!
Как душу свою, люблюя вас верно. (…)
Я вдаль ухожу, вы останетесь при детях.
Пошли нам Господь и Пресвятая Дева,
Чтоб своими руками обвенчал я этих деток.
Коль будет мне удача и спасусь я от смерти,
Вам, супруга честная, послужить я сумею».
И уж так горевал Сид, расставаясь с доньей Хименой и дочерьми, что один из его рыцарей сказал ему: «Где ваша стойкость, мой Сид? Верьте, придет время и вы свидитесь с вашей супругой!» Слух о том, что Сид Кампеадор отправляется в изгнание, пронесся по всей кастильской земле, и многие кастильцы решили оставить свои дома и уйти вместе с ним. Вскоре собралось у Сида большое войско: триста всадников, а пеших воинов столько, что и не сосчитать.
Вот достиг Сид границы Кастилии. В последний раз ночует он на родной земле. Во сне ему явился архангел Гавриил и сказал: «Скачите, мой Сид, о добрый Кампеадор! Никогда с такой удачей не выезжал никто: Покуда вы живы, все пойдет хорошо».
На другой день Сид со своим войском вступил в земли, завоеванные маврами.
На пути у Сида Кампеадора оказалась крепость Кастежон, в которой засели мавры. Сид захватил крепость и взял богатую добычу. Пятую часть ее, как положено, оставил себе, а остальное по совести разделил между воинами: конным досталось по сто марок, пешим — по пятьдесят, и все были довольны таким дележом.
Вскоре Сид занял еще одну крепость — Алькосер. Узнав об этом, два мавританских царя, Фарис и Гальве, пришли на помощь своим соплеменникам и осадили Сида в Алькосере.
И вот у осажденных кончаются припасы. Спрашивает Сид своих рыцарей: «Что будем делать?» Рыцари ответили: «Велико вражеское войско, но и нас немало. Выйдем им навстречу — и примем бой!» Наутро испанцы покинули крепость и ударили по маврам. Храбро сражается Сид и те, кто верно ему служит. Бой еще только начался, а уже более тысячи мавров полегло мертвыми. Цари Фарис и Гальве бежали. Досталась испанцам победа, досталось великое богатство: пятьсот арабских скакунов, дорогое оружие и доспехи, а золота и серебра столько, что стали богаты все воины в войске Сида, и конные и пешие.
Сид призвал одного из своих верных рыцарей, Альвара Аньеса, и сказал ему:
«Хочу я вас послать в Кастилию с вестью
Об этой битве, где досталась нам победа.
Королю дон Альфонсу, что так сильно разгневан,
Тридцать коней посылаю отменных,
Все под седлом со сбруей драгоценной».
А еще Сид дал Альвару Аньесу сапог, доверху полный золотыми монетами, и велел заказать на родине тысячу месс святой Марии Бургосской, а оставшиеся деньги передать донье Химене.
Альвар Аньес ответил: «Все исполню усердно».
Вот прибыл Альвар Аньес в Кастилию и предстал перед королем Альфонсом. Говорит Альвар Аньес: «Государь! Мой господин Сид Кампеадор — в добрый час надел он свой меч — разбил в жестоком бою двух мавританских царей. Он целует вам руки и ноги, шлет в дар тридцать коней и просит о милости».
Ответил король: «Трех недель не прошло, как Кампеадор навлек на себя мой гнев. Я не могу простить его так скоро. Но коней возьму охотно, ведь они отняты у мавров, врагов христиан».
Альвар Аньес, исполнив остальные поручения своего господина, возвратился к Сиду и сказал ему, что король принял подарок, мессы святой Марии Бургосской заказаны, донья Химена получила деньги и шлет привет от себя и от дочерей. Сид остался доволен.
Прошло немалое время. Много славных сражений выиграл Сид Кампеадор, много отвоевал у мавров земель и, наконец, дошел до самого моря. Там он взял штурмом город Валенсию и стал правителем валенсийских земель.
Снова снаряжает Сид Альвара Аньеса в Кастилию, посылает королю дону Альфонсу сто прекрасных коней, захваченных в последнем бою, и просит, чтобы король разрешил донье Химене с дочерьми покинуть монастырь Сан-Перо и жить отныне в Валенсии вместе с Сидом.
Король принял подарок и сказал: «Я рад, что Сид Кампеадор совершил столько подвигов и отвоевал у мавров столько испанских земель, и охотно приму его подарок. А что до доньи Химены — пусть она едет к мужу».
И вот после долгой разлуки Сид снова соединился с женой и дочерьми, которых любил больше души своей.
Тем временем мавры, желая вернуть себе Валенсию, с несметным войском подошли под ее стены и раскинули свои шатры.
Испугалась донья Химена, увидев, как враги готовятся к бою, но Сид сказал: «Идет к нам в руки богатая добыча, будут вам с дочерьми подарки к приезду!» Он повел донью Химену и дочерей на алькасар — самую высокую крепостную башню и сказал:
«Здесь, на алькасаре, супруга, стойте смело,
Не бойтесь, что иду я на ратное дело:
По милости Бога и святой Приснодевы,
Оттого, что вы — здесь, мое сердце окрепло.
С Божьей помощью в битве одержу я победу».
Когда началось сражение, было у мавров пятьдесят тысяч воинов, когда оно окончилось, из них остались в живых сто четыре человека, и те бежали с поля боя.
Был весел мой Сид и все его вассалы,
Что по милости божьей победа им досталась. (…)
Взяли серебром и златом три тысячи марок,
А прочей поживе нет счета и сказа.
Сид опять отправил королю дону Альфонсу богатые дары. На этот раз король сказал: «Пришло время помиловать Кампеадора. Пусть он предстанет передо мной, когда ему угодно».
Узнав об этом, Сид воскликнул: «Благодарение Богу!» Не мешкая, снарядился он в путь и отправился в Кастилию.
Скачет Сид во весь опор. Следом — его верные рыцари. Все на добрых конях — взяты они в бою, а не подарены; все в богатой одежде, в шелковых плащах, подбитых мехом.
Король дон Альфонс встретил Сида с почетом. Сид упал к ногам короля и заплакал от радости. Король сказал:
«Встаньте немедля, о Сид Кампеадор!
Целуйте мне руки, но ноги — ни за что.
Коль сейчас же не встанете, снимаю с вас любовь».
Он поднял Сида и поцеловал его в уста. И все, кто при этом присутствовали, радовались их примирению.
В свите короля были два инфанта из знатного графского рода де Каррион — дон Дидаго и дон Феррандо, алчные и тщеславные. Они знали, что Сид, воюя с маврами, добыл себе немалое богатство. Теперь же, видя, что король вернул Кампеадору свою милость, они решили посвататься к дочерям Сида, донье Эльвире и донье Соль, к тому времени уже ставшими невестами.
Быть сватом они попросили самого короля.
Дон Альфонс сказал Силу: «Я прошу вас, Кампеадор, отдать своих дочерей в жены молодым графам де Каррион. Породнившись с ними, вы умножите честь и славу своего рода».
Сид ответил: «И я, и мои дочери в полной вашей власти, государь. Вы можете отдать их в жены, кому вам будет угодно».
Дело было слажено, и Сид вернулся в Валенсию к своей семье с женихами для доньи Эльвиры и доньи Соль.
Две недели праздновали двойную свадьбу. Зятья остались жить в Валенсии в доме Кампеадора. Сид относился к инфантам как к родным сыновьям, хотя они и не заслуживали такого отношения.
Прошло немного времени, и мавры снова попытались захватить Валенсию. Испанцы отразили их приступ. Сид не видел в бою своих зятьев, но, полагая, что они сражались не хуже других, после боя похвалил их за храбрость.
Инфанты, которые во время боя трусливо прятались в последних рядах, приняли его похвалу за насмешку и разозлились.
Среди прочих богатств был у Сида ручной лев. Однажды, когда Кампеадор почивал после обеда, зверь вырвался из клетки.
Инфанты де Каррион перепугались до полусмерти. Дон Дидаго спрятался под скамью, на которой спал Сид, дон Феррандо забрался на высокий столб, порвав на себе одежду.
Сид проснулся от львиного рыка, ухватил зверя за косматую гриву и отвел его в клетку.
Когда об этом случае стало известно, все начали потешаться над трусливыми инфантами, пока Сид не пресек насмешек, объявив, что обида его зятьям — обида ему самому. Однако мнительным дону Дидаго и дону Феррандо казалось, что в душе Сид потешается над ними еще больше, чем другие.
И задумали инфанты отомстить Кампеадору — жестоко и коварно.
Они пришли к Силу и сказали: «Пришло время вернуться нам вместе с женами в свои родовые земли. Пусть донья Эльвира и донья Соль готовятся в дорогу».
Не хотелось Силу разлучаться с дочерьми, да делать нечего — раз дочери выданы замуж, обратно их не возьмешь. Сид сказал зятьям: «Берегите своих жен. И знайте, что вместе с ними вы увозите мое сердце».
Он наградил инфантов де Каррион богатыми дарами, дал им золота и серебра, драгоценное оружие и боевых коней, шелковое и суконное платье и другие ценные вещи. Много мулов нагрузили инфанты де Каррион подарками Сида.
Донья Эльвира и донья Соль простились с Сидом и доньей Хименой, со своими подругами и служанками и покинули Валенсию.
Сид послал с дочерьми надежную охрану во главе со своим племянником Фелесом Муньосом, чтобы проводить донью Эльвиру и донью Соль до самого Карриона.
Проезжая через дубовый лес, дон Дидаго и дон Феррандо услали вперед слуги охрану, а сами с женами остались на поляне, посреди которой росли два одиноких дуба.
Инфанты сказали дочерям Сида: «Донья Эльвира и донья Соль, в этом пустынном месте мы предадим вас позорному наказанию, а потом бросим вас здесь, асами уедем».
Злодеи привязали сестер к двум дубам, взяли крепкие плети и принялись хлестать донью Эльвиру и донью Соль без всякой пощады.
Сестры говорят смиренно: «Дон Дидаго и дон Феррандо! Ради Бога на небе, не предавайте нас такому бесчестью. Лучше возьмите острые мечи, что подарил вам наш отец, и отрубите нам головы. Избив нас, вы унизитесь навеки, вас осудят и христиане и мавры!» Но инфанты продолжали хлестать сестер.
Так тяжко их забили, едва не до смерти
Окровавлены рубашки и нижние одежды.
Примахалисьу братьев и руки и плечи:
Ведь тягались друг с дружкой, кто вытянет крепче.
Наконец, утомившись, инфанты сели на своих коней и поскакали догонять свиту, а донья Эльвира и донья Соль остались на растерзание диким зверям, и некому было им помочь.
Так бы и погибли дочери Сида, но — благодарение Богу — Фелес Муньос решил не ехать вперед со всей свитой, а подождать дочерей своего господина на обочине дороги. И вот, не заметив его, мимо проскакали инфанты де Каррион. Были они одни, без жен, и громко похвалялись, как жестоко отомстили Силу.
Понял Фелес Муньос, что с доньей Эльвирой и доньей Соль приключилась беда, и в великой тревоге поспешил на их поиски.
Найдя сестер на поляне, окровавленных и почти бездыханных, Фелес Муньос отвязал их от дубов, дал им напиться, принеся воды из ближнего ручья в своей новой шляпе, а потом отвез донью Эльвиру и донью Соль обратно в Валенсию к их отцу.
Когда Сид узнал о несчастье и позоре, постигшем его дочерей, то поклялся своей бородой, что инфанты де Каррион поплатятся за совершенное ими злодейство.
Он отправился в Кастилию к королю дону Альфонсу и потребовал, чтобы тот учинил суд над виновными.
Король назначил суд в городе Толедо.
Вот стоят инфанты перед судьями. Дон Альфонс говорит:
«…в Толедо прибыл я сегодня
Из почтения к Сиду, рожденному в час добрый,
Чтоб добился он права от инфантов Карриона.
Он ими изобижен, как знаем мы бесспорно».
Судьи, выслушав дело, постановили, что инфанты должны вернуть Сиду три тысячи червонцев, которые он дал в приданое за дочерьми, и все полученные от него подарки.
Взвыли инфанты — ведь они уже порастрясли деньги. Пришлось им отдать Сиду часть своих земель и имущества.
Тогда Сид сказал: «Я получил возмещение за убытки, но не сквитался за обиду. Ответьте мне, дон Дидаго и дон Феррандо, зачем взяли вы в жены моих дочерей, если они не были вам милы? Зачем увезли их из Валенсии и обошлись с ними жестоко и бесчестно? Я ничего не сделал вам дурного, ни в шутку, ни всерьез, ни поступком, ни словом, а вы истерзали мое сердце!» Инфанты де Каррион на это ответили надменно: «Мы оба настолько благородного рода, что могли бы жениться на принцессах, ты же не имеешь знатных предков, и дочери твои — нам не пара. Мы ничуть не жалеем о том, что проучили донью Эльвиру и донью Соль. Пусть они теперь вздыхают и плачут до самой могилы».
Говорит Сид инфантам: «За оскорбление, нанесенное моим дочерям, вы должны расплатиться кровью!» И тут же два рыцаря, что верно служили Сиду, — одного звали Перо Вермудоз, а второго — Мартин Антолинез — вызвали инфантов на поединок.
Перо Вермудоз сказал дону Феррандо:
«Перед королем Альфонсом здесь я биться готов.
За дочерей Кампеадора, донью Эльвиру и донью Соль.
За то, что вы их бросили, цена вам грош.
Хоть женщины они, вы не мужской пол,
Больше вас они стоят везде и во всем»
А Мартин Антолинез сказал дону Дидаго:
«С тобой мы сразимся, не уйдешь ты никуда.
Дочерей Кампеадора ты бросил без стыда,
Больше вас они стоят, вы им не чета.
Под конец поединка признаешь ты сам,
Что вор ты и предатель, и во всем ты солгал».
Король подал знак к началу поединка. Дон Феррандо был побежден и попросил пощады, а дон Дидаго не стал дожидаться поражения и обратился в позорное бегство.
Так были посрамлены надменные инфанты де Каррион — да послужит это уроком всякому, кто задумает обидеть беззащитную женщину.
Прошло недолгое время, и к королю дону Альфонсу прибыли послы из соседних королевств — Наварры и Арагона, чтобы просить в жены своим государям дочерей Сида Кампеадора. Донья Эльвира и донья Соль стали королевами, чему король дон Альфонс и сам Сид были очень рады.
«Песнь о Сиде» максимально приближена к исторической действительности. Однако, народная фантазия сделала образ главного героя более цельным, чем это было на самом деле. Реальный Сид Кампеадор был не только воином, но и дипломатом и, в силу дипломатической необходимости, некоторое время находился на службе у мавританского царя — ситуация, немыслимая для Сида-героя эпоса.
Кроме того, в «Песни» Сид предстает как «инфансон» — простой рыцарь, достигший вершины славы лишь благодаря своей личной доблести. В действительности же Родриго Диаз де Бивар принадлежал к высшей испанской знати, его жена донья Химена была двоюродной сестрой короля Альфонса VI. Конфликт Сида с надменными инфантами де Каррион полностью вымышлен (хотя инфанты с такими именами существовали), а дочери Сида стали королевами Наварры и Арагона без предшествующих событий, описанных в «Песни».
75. ДОН ЖУАН
Испанская легенда о Дон Жуане — одна из самых популярных средневековых легенд. К ней обращались крупнейшие поэты и писатели едва ли не всех европейских стран: в Испании — Тирсо де Молина, во Франции — Ж.-Б. Мольер, в Англии — Д.-Г. Байрон, в Германии — Э.-Т.-А. Гофман, в России — А.С. Пушкин, А.К. Толстой, А.А. Блок.
Дон Жуан — личность историческая. Сведения о нем содержатся в одной из хроник его родного города Севильи.
Исторические факты почти полностью совпадают с легендой, за исключением обстоятельств таинственной гибели Дон Жуана, которую легенда приписывает вмешательству потусторонних сил, а хроника объясняет вполне реальными причинами.
Дон Жуан Тенорио жил в XIV веке и принадлежал к одной из двадцати четырех самых знатных фамилий Севильи.
Его отец, Алонзо Тенорио, был боевым адмиралом, участвовал в борьбе с маврами и погиб в морском сражении близ Трафальгара, сжимая в одной руке меч, а в другой — знамя.
Дон Жуан — младший сын отважного адмирала — был сверстником и другом детства сына короля Альфонса XII, Педро. В 1350 году дон Педро вступил на престол и вскоре получил прозвание Педро Жестокий. Дон Жуан, по-прежнему остававшийся его другом, был возведен в звание обер-келлермейстера.
Отличаясь дерзким бесстрашием, презрением к общепринятой морали, сластолюбием и бессердечием, Дон Жуан по малейшему поводу, а иногда и без него, затевал многочисленные дуэли, из которых всегда выходил победителем, обольщал женщин — девиц и замужних дам, навлекая на них позор и принося горе многим почтенным семьям. Благородные севильцы не раз жаловались на Дон Жуана королю, но Педро Жестокий неизменно пренебрегал этими жалобами.
Однажды внимание Дон Жуана привлекла дочь командора Гонсалес де Ульоа донна Анна, и он решил похитить девушку. Ночью Дон Жуан тайно проник в дом командора. Однако Гонсалес де Ульоа в это время еще не спал, между хозяином и незваным гостем произошла схватка, и командор был убит.
Король не мог оставить безнаказанным убийство столь знатного человека, и Дон Жуану пришлось покинуть Севилью.
Командора похоронили в фамильном склепе в монастыре Святого Франциска, а над его могилой поставили каменною статую.
Родичи убитого поклялись отомстить убийце. Чтобы заманить Дон Жуана в Севилью, ему отправили подложное любовное письмо с приглашением на свидание в монастырь Святого Франциска, и, когда Дон Жуан явился в назначенный час, убили его, а тело тайно закопали.
Предполагая, что тайна может быть раскрыта и опасаясь в этом случае королевского гнева, родичи Гонсалеса де Ульоа распустили слух о том, что Дон Жуан ночью пробрался в склеп и оскорбил статую убитого им командора. Но статуя вдруг ожила, схватила дерзкого нечестивца в свои каменные объятья и низвергла его в ад.
Этот слух показался всем весьма правдоподобным, и история жизни Дон Жуана вошла в легенду именно с таким окончанием.
С легендой о Дон Жуане связан обычай, существовавший в Севилье еще в XIX веке. Очевидец описывает его так: «Каждый год на масленицу во вторник устраивается процессия, во время которой несут Дон Жуана, с головы до ног одетого в белое, коленопреклоненного на белой подушке (…). По-видимому, это должно означать, что знаменитый севильский грешник при жизни не успел покаяться в полной мере и доканчивает покаяние всенародно теперь».
Склеп и статуя командора погибли во время пожара в середине XVIII века.
Отношение к образу Дон Жуана в разные времена было различным. Дон Жуан из народной легенды — персонаж безусловно отрицательный, понесший наказание по заслугам. Таким же предстает он и в наиболее ранней литературной обработке легенды-пьесе испанского драматурга XVII века Тирсо де Молина «Севильский обольститель, или Каменный гость».
В произведениях писателей более позднего времени Дон Жуан приобретает иные черты, превращаясь в трагического героя, стремящегося к недостижимому идеалу. Э. — Т.-А. Гофман в новелле «Дон Жуан» пишет: «Дон Жуан — любимейшее детище природы, и она наделила его всем тем, что роднит человека с божественным началом (…). Но (…) за врагом осталась власть подстерегать человека и расставлять ему коварные ловушки, даже, когда он, повинуясь своей божественной природе, стремится к совершенному. (…) Враг рода человеческого внушил Дон Жуану лукавую мысль, что через любовь, через наслаждение женщиной уже здесь, на земле, может сбыться то, что живет в нашей душе как предвкушение неземного блаженства и порождает неизбывную страстную тоску, связывающую нас с небесами. Без устали стремясь от прекрасной женщины к прекраснейшей (…), неизменно надеясь найти воплощение своего идеала, Дон Жуан дошел до того, что вся земная жизнь стала ему казаться тусклой и мелкой». А.С. Пушкин в «Каменном госте» рисует противоречивый характер: Дон Гуану (так поэтом назван Дон Жуан) свойственны коварство — и правдивость, холодный расчет — и глубокое, искреннее чувство.
Обращаясь к Доне Анне, которую страстно полюбил, Дон Гуан говорит, что он слывет
«Злодеем, извергом. — О, Дона Анна, -
Молва, быть может, не совсем неправа,
На совести усталой много зла,
Быть может, тяготеет. Так, разврата
Я долго был покорный ученик,
Но с той поры как вас увидел я,
Мне кажется, я весь переродился.
Вас полюбя, люблю я добродетель
И в первый раз смиренно перед ней
Дрожащие колена преклоняю».
Дон Жуан, созданный поэтами-романтиками, хочет видеть идеальным весь мир. В пьесе А.К. Толстого он говорит Доне Анне: «…Да, я враг Всего, что люди чтут и уважают. Но ты пойми меня; взгляни вокруг: Достойны ль их кумиры поклоненья? Как отвечает их поддельный мир Той жажде правды, чувству красоты, Которые живут в нас от рожденья? Везде условья, ханжество, привычка, Общественная ложь и раболепство! Весь этот мир нечистый я отверг. Но я другой хотел соорудить, Светлей и краше видимого мира…» Легенда о Дон Жуане послужила основой одного из величайших творений Моцарта — оперы «Дон Жуан».
76. ЛЕТУЧИЙ ГОЛЛАНДЕЦ
Морская стихия, полная тайн, чудес и опасностей, всегда будоражила воображение человека. Люди издревле населяли морские глубины фантастическими существами — грозными чудовищами и прекрасными морскими девами. Среди моряков ходило много рассказов о чудесных островах и удивительных народах.
В начале XVII века в Голландии возникла легенда о корабле-призраке, получившим название «Летучий Голландец».
О существовании этого корабля знают моряки всего мира, но о том, откуда взялся Летучий Голландец, почему он осужден вечно скитаться по морям и кто был его капитаном, рассказывают по-разному.
В одном варианте легенды говорится, что голландский капитан по имени Ван Страатен поклялся обогнуть мыс Доброй Надежды против ветра и против течения.
Но стихия оказалась сильнее человека. Сто раз приступал Ван Страатен к выполнению своего дерзкого замысла, и сто раз ветер и волны отбрасывали его корабль назад.
Ослепленный гордыней капитан не пожелал смириться с поражением. Он призвал на помощь самого дьявола и заявил, что готов пожертвовать вечным блаженством, лишь бы достигнуть намеченной цели.
Дьявол услышал роковые слова Ван Страатена. Ветер тут же стих, волны улеглись, и корабль голландского капитана легко и свободно обогнул мыс Доброй Надежды.
Но с того дня Ван Страатен был осужден вечно носиться на своем корабле по морским просторам, без надежды когда-нибудь достигнуть гавани.
Известно, что в Голландии действительно жил капитан по имени Ван Страатен, погибший в море, но основой легенды скорее всего послужила судьба знаменитого португальского мореплавателя Барталомео Диаса, известная морякам всего мира.
Бартоломео Диас жил в XV веке. Именно он открыл и первым обогнул мыс на юге Африки, омываемый водами Атлантического и Индийского океанов и назвал его мысом Бурь. (Впоследствии на мысе Бурь был установлен маяк, и мыс получил название — мыс Доброй Надежды.) Некоторое время спустя, в 1500 году, Бартоломео Диас вновь отправился к мысу Бурь. Плаванье оказалось последним в жизни отважного мореплавателя — Бартоломео Диас и его корабль пропали без вести.
В другом варианте легенды капитаном корабля-призрака называют некоего Ван дер Декена, человека алчного, бесчестного и жестокого. Он занимался торговлей, но не брезговал и морским разбоем. Однажды Ван дер Декен взял на борт своего корабля пассажира, поклявшись благополучно доставить его до места назначения. У пассажира было при себе много денег, Ван дер Декен польстился на золото и, забыв о данной клятве, приказал своим матросам бросить пассажира в море. Перед смертью в морской пучине несчастный проклял жестокого капитана, и Ван дер Декен со своим кораблем был осужден на вечные скитания.
Прообразом Ван дер Декена считают известного голландского корсара Николаса Яарри.
Моряки верили, что любое судно, встретившее Летучего Голландца, обречено на верную и немедленную гибель. Но все же находились очевидцы, рассказывающие о том, как выглядит корабль-призрак.
По большинству свидетельств, он несется под черными парусами, управляемый неведомой силой. Капитан стоит на мостике, устремив в пространство мрачный и полный отчаяния взор. Многие видели на палубе также матросов, но одни утверждают, что матросы корабля-призрака ничем не отличаются от обычных людей, другие говорят, что они представляют собой скелеты в полуистлевшей матросской одежде.
Свидетельства о встречах с кораблем-призраком не полностью лишены основания. Вероятно, моряки принимали за Летучего Голландца корабли, по тем или иным причинам лишившиеся своего экипажа.
История мореходства знает немало случаев, когда в море оказывались такие корабли. Неуправляемые, без опознавательных знаков, они представляли большую опасность для встречных судов.
В1770 году на одном из парусников вспыхнула эпидемия какой-то болезни. Экипаж хотел высадиться в ближайшем порту на острове Мальта, но местные власти, опасаясь распространения заразной болезни, не разрешили кораблю причалить к берегу. Парусник направился к берегам Италии, затем Англии, но ни один порт не согласился его принять. Лишенные какой-либо помощи, моряки умерли один за другим, а сам корабль с мертвой командой на борту унесло в открытое море и долго носило по волнам.
«Летучими голландцами» не раз становились корабли, потерпевшие аварию. Так, в начале XIX века английский парусник «Дженни» в Антарктических водах был затерт льдами и дрейфовал на протяжении семнадцати лет, пока не был обнаружен китобойным судном.
В1888 году американская шхуна «Леон Уайт» потерпела крушение в Атлантическом океане. Команде удалось спастись, а полузатонувшая шхуна блуждала по океану в течение десяти месяцев и прошла более восьми тысяч миль, дважды проделав путь через всю Атлантику.
Хотя все эти, зафиксированные историей, случаи относятся к относительно поздним временам, но наверняка подобное происходило и раньше, укрепляя веру моряков в существование Летучего Голландца.

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 7792
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Окт 11, 2022 2:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

A
BOOK OF MYTHS
BY JEAN LANG
(MRS. JOHN LANG)

PRINTED IN THE UNITED STATES OF AMERICA
1914
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 7792
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Окт 11, 2022 9:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Кубеев М. Н.
Сто великих легенд и мифов мира

Цитата:

Мститель Робин Гуд
Английские легенды о Робин Гуде дошли до нашего времени в форме баллад, стихов-песен, которые исполнялись под музыку и пляски. Они зародились в XIII веке, когда норманны завоевали Англию и притесняли местное население. Предполагают, что у Робин Гуда был прототип — владелец земли, у которого отобрали имущество. Он вынужден был отправиться в леса, где в те времена скрывалось много разбойников. Робин отличался от всех умением метко стрелять из лука и благородством, он защищал слабых и угнетенных. Неслучайно его чаще называли не разбойником, а народным мстителем.

В средневековой Англии существовали суровые законы, дававшие королю право единолично распоряжаться всеми своими землями, угодьями и подданными. Вся живность в лесах принадлежала королю. Никто не имел права охотиться в королевских угодьях. Замеченному в охоте грозила смертная казнь, которая нередко осуществлялась на месте. Иногда так называемых браконьеров приводили в города и казнили прилюдно на рыночной площади.
Робин Гуд и его вольные стрелки скрывались в знаменитых Шервудских лесах. Они грабили на дорогах и охотились. Их выслеживали вооруженные лесничие, гонялись королевские стражники, но поймать удачливого Робина не удавалось. Чаще всего стражники оказывались одураченными, что давало народу повод для сочинения насмешливых шуток, стихов, песен.
Однажды лесничие поймали в лесу двух сыновей одной вдовы, которые подстрелили оленя. Их привели в Ноттингем. Шериф велел обоих повесить на рыночной площади при скоплении народа. Об этом донесли Робин Гуду. Он решил спасти юношей, переоделся нищим и пришел на рыночную площадь. Но едва шериф и его подопечные подвели братьев к виселице, как Робин Гуд вытащил свой рожок и затрубил. Тотчас на площадь прискакали его стрелки, одетые в зеленые плащи, которые ждали этого сигнала. Они освободили парней и посмеялись над шерифом.
Обо всех неудачах доносили королю, который жаждал поймать ненавистного ему Робин Гуда. Прибывшему из Ноттингема шерифу король посоветовал выманить разбойника из леса хитростью, схватить его и привести к нему для казни.
Шериф объявил турнир-состязание стрелков из лука. Победитель получал в награду золотую стрелу. Он рассчитывал, что вольные стрелки захотят принять участие в состязании и прибудут, как всегда, в зеленых плащах. Но один из сподвижников Робин Гуда по прозвищу Малютка Джон посоветовал сменить зеленые плащи на пестрые. Переодевание удалось. Шериф и его подопечные не узнали в толпе вольных стрелков. Победителем турнира стал Робин Гуд, он получил золотую стрелу и вместе с сотоварищами благополучно вернулся в лес.
Оттуда они направили шерифу язвительное письмо, в котором назвали победителя турнира. Это письмо они прикрепили к стреле. Робин Гуд выстрелил, стрела полетела через лес и попала в раскрытое окно шерифа.
Еще не раз Робин Гуд подсмеивался над шерифом: он и грабил его, и обманывал, и всегда поучал — не притесняй бедняков.
Как-то Робин Гуд отдыхал под деревом. Мимо него прошел веселый парень, распевавший песню. Через некоторое время парень возвращался той же дорогой и был очень грустным. Робин Гуд спросил его, отчего он так печален, и тот рассказал, что собирался жениться, но из села его невесту насильно забрал лорд и хочет сделать ее своей женой. Робин Гуд тут же позвал своих вольных стрелков, они вскочили на коней и помчались в селение. Они успели вовремя — лорд и девушка находились уже в церкви. Робин Гуд прогнал старого лорда, и парень со своей невестой тут же обручился.
Вскоре Робин Гуд решил и сам жениться. Он выбрал себе благородную девушку, представился перед ней графом. Девушка его полюбила, но ему пришлось вернуться в свой Шервудский лес. Опечаленная девушка переоделась и отправилась его искать. Робин Гуд тоже переоделся и вышел на дорогу. Он встретил богато одетую девушку и принял ее за купца. Девушка тоже его не узнала. Они взялись за оружие, но ошибка вскоре выяснилась. Там же в лесу они обручились.
Прошли годы, и Робин Гуд почувствовал, что ослабела его рука, стрела летела мимо цели. Он понял, что пришел его час. Его отправили на выздоровление в женский монастырь. Но там ему пускали кровь, и он ослабел еще сильнее. В конце концов его снова привезли в лес. Там он в последний раз выпустил свою стрелу и дал наказ своим товарищам — похоронить его в том месте, где упадет стрела.


Цитата:

Загадки короля Иоанна
В Англии правили несколько королей Иоаннов, который из них конкретно отражен в этой легенде-притче и высказал свои претензии кентерберийскому аббату, сказать сложно. В этой легенде противопоставляются две важные персоны: главы Англии и известный религиозный деятель из Кентербери — архиепископской резиденции. Королю необходимо было доказать свое превосходство перед всеми, он государь, он самый умный. Но среди простых людей находились такие, которые не уступали королю в разумности.

Однажды верноподданные донесли королю Иоанну, что кентерберийский аббат живет столь роскошно и богато, что его двор по пышности ничуть не уступает королевскому. За его стол, уставленный многими яствами, садится несколько сот человек, аббата сопровождают несколько десятков рыцарей, он одевается в такие дорогие одежды, что сам монарх мог бы ему позавидовать.
Эти речи очень возмутили короля. И он потребовал тотчас вызвать к себе в Лондон аббата. Тот прибыл. Иоанн принял его холодно, не пригласил за стол и начал прямо с обвинений:
— Я слышал, святой отец, что твой двор настолько богат и пышен, что мой королевский не идет ни в какое сравнение с ним. Так ли это?
— Великий государь, это все наветы недружественных нам людей. Пышность вашего двора всегда была и будет королевской, мы не можем даже сравнивать наш двор с вашим. Мы живем по средствам: есть подношения, мы радуемся, едим и пьем вдоволь, а нет подношений — голодаем, — пролепетал перепуганный аббат.
— То есть, у вас сейчас обильные подношения? — сурово спросил недовольный король.
— Да, мой государь. Мы стараемся их разумно использовать, делимся с прихожанами. У нас много гостей, мы их приглашаем за наш стол.
— Что же, ответ твой разумен. Раз ты сумел наладить хорошие подношения, значит, умеешь хозяйничать.
Раз ты кормишь гостей, значит хлебосолен. Ты говоришь, что мой двор богаче, надеюсь, ты не обманываешь. Но если обманываешь, прикажу отрубить тебе голову.
Я сниму с тебя все обвинения, если ты проявишь свой разум и дальше. Реши три мои загадки. Первая: где находится середина земли, вторая: за сколько времени можно объехать вокруг земли, и третья: о чем я думаю. Если не ответишь, значит, ты неразумный и меня обманываешь. Растерялся аббат, не ожидал такого поворота событий. Он попросил отсрочки.
— Мне надо вернуться в аббатство, чтобы подумать, я человек немолодой, загадки ваши королевские мудрые, сразу разгадать их не могу. Через неделю привезу ответ.
Король отпустил аббата, но только на один день.
Печальный возвращался в свою обитель аббат, на дороге он увидел пастуха и стадо овец. Пастух низко склонил перед ним голову. Это тронуло аббата. Он вышел из кареты и рассказал пастуху о своей печали. Тот внимательно выслушал аббата, а потом стал его утешать:
— Не горюйте, святой отец, я знаю, как вам помочь.
— И как же? — спросил удивленный аббат.
— Я готов поехать в Лондон вместо вас.
— Глупец, — тотчас рассердился аббат. — Король отрубит голову за обман и тебе и мне.
— Не отрубит, — сказал пастух. — Я знаю ответы на его загадки.
Не поверил ему аббат, но решил, будь что будет. Он отдал свое платье пастуху, а сам переоделся в пастушечьи одежды. На следующий день они отправились в Лондон.
Пастух, прикрываясь красным капюшоном, предстал перед королем. Тот приготовился его слушать. И пастух сказал:
— Центр земли находится там, где я стою. Если король хочет проверить, то пусть его землемеры измерят. Вокруг земли можно объехать, если следовать за солнцем. Но с такой скоростью даже лошади не могут скакать. — И на третий вопрос ответил пастух: — Государь сейчас думает, что перед ним кентерберийский аббат. Но это не так, — и с этими словами пастух откинул красный капюшон. — Я всего-навсего пастух у аббата.
Король от изумления не мог произнести ни слова.
— За обман я мог бы казнить вас обоих, но тогда я потерял бы двух умных людей. Поэтому я награжу вас: пусть пастух станет аббатом, а аббат пастухом. Это будет справедливо, — наконец сказал он.
Пастух ответил:
— Я не хочу быть аббатом и не могу, так как не умею писать и читать. Если же аббат станет пастухом, то разбегутся все овцы, от этого никому не будет пользы.
И снова король счел его речи разумными и, наградив пастуха, обоих отправил в Кентерберийское аббатство.


Цитата:
«Летучий голландец»
Плавание по морям в древние времена было сопряжено со многими опасностями. Гибель людей во время штормов вызывала не только страх перед стихией, но и порождала множество грустных песен. Иногда в море встречались корабли, на которых не было ни одного человека. Попадались и такие суда, на которых находили одни человеческие останки. И тотчас возникали разные мистические сказания, легенды. Целый цикл легенд был создан о «Летучем голландце» — корабле-призраке, встреча с которым в море не сулила ничего хорошего. Считается, что легенда о «Летучем голландце» зародилась в Голландии в начале XVII века.

В давние времена жил в Голландии рыжеволосый капитан Ван Страатен, о котором говорили, что он любит золото больше, чем самого себя. Он набирал себе команду на корабль из отпетых головорезов, и они все беспрекословно подчинялись ему. Он был суров и жесток ко всем и для усмирения непокорных носил с собой плеть со свинцовым шариком на конце.
Ван Страатен считался самым удачливым капитаном. Попасть к нему на корабль означало неплохо заработать. Своим морякам он платил хорошие деньги. Ван Страатен плавал к берегам Индии, Австралии, Новой Зеландии. Оттуда брал на борт ценные камни, золотые изделия, пряности, шелковые ткани. Нередко он привозил с собой живой товар — рабов. На невольничьем рынке они хорошо продавались и приносили капитану немалую прибыль.
Капитан Ван Страатен любил рассказывать о своих приключениях. От него жители прибрежных рыбацких поселков узнавали о роковых течениях, коварных штормовых ветрах, брошенных кораблях, бороздящих морские просторы, о спрятанных пиратами сокровищах на дальних островах, морских девах и дьяволах, прятавшихся в пучинах. Ван Страатен считался бесстрашным и везучим. С ним моряки не боялись ни бурных течений, сильных ветров, штормов и морских дьяволов.
Однажды Ван Страатен поспорил с одним приезжим капитаном, что легко обогнет мыс Горн — конечную точку Южной Америки, пройдет против течения и против ветра. Когда вернется, он расскажет о своем приключении, а в качестве доказательства привезет с собой американских индейцев. С ним заключили пари все присутствовавшие в рыбацком ресторане капитаны.
Мыс Горн — самое опасное место для прохождения кораблей. Там сходятся воды трех океанов, там вечно бушуют ветра. Даже бывалые «морские волки» редко отваживались обогнуть его. Говорили, что это проклятое место, там на дне прикованный тяжелыми цепями лежит морской дьявол. Едва он видит проплывающее над ним судно, как начинает бесноваться, стараясь его погубить. Он вызывает волны, насылает ветра. Вот кого надо молить о снисхождении.
Ван Страатен не хотел никого слушать. Он сказал, что обязательно обогнет мыс Горн и вернется в Голландию целым и невредимым. Он набрал себе новую команду, заново оснастил корабль, поставил новые паруса, загрузил солонину, вина и отправился в плавание. Но на этот раз ему не везло. Он с большим трудом добрался до мыса Горн.
Шторма, дожди здорово потрепали его корабль, запасы продовольствия кончились, команда требовала причалить к берегу, а он упорно продолжал путь, стремясь обогнуть мыс Горн. Только ничего у него не получалось. Едва его корабль начинал огибать мыс, как принимался дуть страшный ветер, на море поднимались гигантские волны, они ломали мачты, срывали паруса. Ван Страатен отплывал назад, искал спокойную бухту, где занимался ремонтом судна.
Наконец ему надоела такая игра в кошки-мышки со стихией. В очередной раз подплыв к мысу Горн, он крикнул:
— Эй, морской дьявол, угомонись. Пропусти меня мимо мыса, я буду верой и правдой служить тебе.
Внезапно ветер стих, волны улеглись, и потрепанный корабль Ван Страатена обогнул мыс Горн. Капитан рассчитывал обмануть морского дьявола, но это ему не удалось…
Один из моряков, который бежал с его корабля, рассказывал, что Ван Страатен служит теперь морскому дьяволу, который даровал капитану вечную жизнь. С тех пор корабль Ван Страатена носится по волнам неподалеку от современного Кейптауна. Его корабль стал призраком, он пугает моряков, сбивает их с курса. Такую задачу ему дал морской дьявол, которому капитан продал свою душу.
«Песнь о Роланде»
Эта песнь, или поэма, появилась во Франции в XII веке, ее основой стало реальное историческое событие. В 778 году передовой отряд войска Карла Великого, который сражался в Испании против сарацин, или мавров, арабов, обманом заманили в осаду. Лучший рыцарь войска Карла Великого Роланд в неравном сражении погиб. Как выяснилось, он стал жертвой измены одного из своих завистников, графа Гвенелона. Но Гвенелону не удалось избежать возмездия.

Император франков Карл Великий много лет сражался в Испании, освобождал ее земли от нашествия сарацин, и всюду ему сопутствовали победы. У сарацин остался один город — прекрасная Сарагоса, в которой располагался их царь Марсилий. Он был очень обеспокоен наступлением Карла и, не зная, что ему противопоставить, собрал своих мудрецов просить у них совета.
Мудрецы посоветовали Марсилию обмануть Карла, пусть направит к нему послов с дарами, пообещает принять христианство и заключить с ним мир в немецком городе Аахене. Карл поверит всем обещаниям Марсилия и не станет нападать на Сарагосу. У Марсилия будет время, чтобы собрать новые силы. Царь последовал их совету.
Послы Марсилия прибыли к Карлу Великому в Кордову, где он отдыхал. Рядом с ним находились его лучшие рыцари, в том числе Роланд, племянник Карла, и рыцарь Гвенелон, отчим Роланда. После беседы с послами Карл спросил своих сподвижников: как ему быть, поверить дружбе с Марсилием, отказаться от наступления на Сарагосу и уйти домой? Но Роланд возразил, он напомнил, что Марсилий уже предлагал свою дружбу и в результате изменил, отрубил посланным к нему головы. Он лживый, и ему нельзя доверять. Надо захватить Сарагосу и уничтожить Марсилия.
Другого мнения придерживался граф Гвенелон, он советовал Карлу согласиться на этот раз с Марсилием, не наступать на Сарагосу, а уйти домой с миром, сохранив жизнь многим тысячам воинов. Многие советники Карла согласились с Гвенелоном.
— Кто же тогда отправится на переговоры с Марсилием? — спросил своих приближенных Карл.
Роланд предложил:
— Пусть отправится тот, кто хочет дружбы с Марсилием и докажет свою правоту на деле.
Очень не понравилось Гвенелону такое решение, он боялся, что Марсилий отрубит ему голову, как он поступил с предыдущими послами. Предложение пасынка Гвенелон расценил как оскорбление, требующее мести. Он уехал в Сарагосу и задумал уничтожить Роланда.
Прибыв в Сарагосу, Гвенелон рассказал Марсилию, что войск у Карла очень много, победить его в открытом бою невозможно. Но если заманить в ловушку лучшего его воина Роланда с войском, то можно ожидать, что опечаленный Карл уйдет.
— Притворись покорным, — советовал Марсилию Гвенелон, — скажи, что готов отправиться в Аахен и принять там крещение. Карл поверит и уйдет. А ты тем временем нападешь на его замыкающий отряд и уничтожишь Роланда. Никто знать об этом не будет. Тогда можно будет победить и самого Карла.
Марсилий согласился с Гвенелоном и отпустил его. Гвенелон прибыл к Карлу и подтвердил намерения Марсилия прекратить войну, приехать в Аахен для крещения. Карл объявил всему войску, что война окончена, пора возвращаться домой, и повел отряды через ущелья обратно на родину. На одном из привалов в узком местечке Ронсевальское Гвенелон посоветовал Карлу, чтобы Роланд с отрядом прикрывал отход основного войска. Карл согласился, и Роланд с воинами остался.
Не прошло и нескольких часов, как передовые воины Роланда заметили приближение войск сарацин. Наступавших было несметное число. Рыцари советовали Роланду срочно трубить в рог. Карл услышит их и придет на подмогу. Но Роланд отказался. Он решил сам разбить сарацин. И начался неравный бой. На одного франка шли десять сарацин. Но ни храбрость, ни мастерство не могли их спасти. Роланд, видя гибель своего отряда, решил протрубить в рог.
Карл услышал звук рога. Однако Гвенелон сказал ему, что Роланд наверняка отправился на охоту. Карл не поверил и повернул войско назад. Страшная картина предстала его глазам — весь отряд франков был перебит. С трудом отыскали тело Роланда.
Император понял, что произошла измена. Он приказал своим войскам наступать, догнать войска сарацин и разгромить их, ни одного не оставляя в живых.
Тело Роланда перевезли во Францию и похоронили на родной земле. По возвращении в Аахен изменника Гвенелона схватили, и Карл приказал его казнить — разорвать лошадьми.


Цитата:

Чародей доктор Фауст
В начале XVI века по городам Германии разъезжал некий ученый человек по имени Иоганн Фауст, который выдавал себя за всесведущего доктора. О нем говорили, что на самом деле он чернокнижник, чародей, алхимик, астролог, короче, дьявол. Фауст не отрицал этого, похвалялся тем, что для него открыты все тайны природы. Он якобы может из свинца делать золото, вылечивать любые болезни, по звездам определять судьбу человека, а главное, знает секрет изготовления эликсира бессмертия.

В реальности Фауст после учебы в университете не хотел заниматься лечебной практикой. Пользуясь невежеством и доверчивостью богатых людей, он выуживал золото из их кошельков. Фауст был образованным шарлатаном, и о нем распространилась слава как о великом чудодее.
Постепенно сложились легенды о необыкновенном докторе, волшебнике и маге, который якобы вступил в сговор с дьяволом, продал ему свою душу и за это получил бессмертие. Иоганн Вольфганг Гете, хорошо знавший историю «доктора», написал на эту тему поэму-трагедию, которую назвал «Фауст».
След реального доктора Фауста затерялся в европейской истории. Никто толком не знал, что с ним произошло, куда он делся. Хотя известна дата его смерти, 1540 год, многие считали, что он не умер, а действительно попал под власть дьявола, целиком подчинился ему и выполнял все его поручения. Он жил в преисподней, но иногда принимал человеческий облик и вылетал оттуда. У него длинный черный плащ, на голове шляпа с полями и страусиными перьями. У него густая черная борода и очень живые глаза. Если кто посмотрит в них, то начнет подчиняться его воле и станет его слугой. Доктора Фауста не раз видели верхом на лошади, рядом с ним бежала собака. Считалось, что его животные — бывшие люди, ставшие бесами, которые могли превращаться в кого угодно.
Но все эти фантастические рассказы отнюдь не пугали, а, наоборот, делали образ доктора Фауста привлекательным. Многие жители Германии, особенно из числа зажиточных, искали встречи с ним. Некоторые влиятельные курфюрсты, феодалы готовы были платить немалые деньги, чтобы принять его у себя дома, послушать его рассказы о потустороннем мире, о бессмертии, посмотреть его опыты.
В 1587 году во Франкфурте-на-Майне вышла народная книга Иоганна Шписа, в которой он изложил сведенные воедино многие легенды об Иоганне Фаусте, знаменитом чародее и чернокнижнике, которого описал как безбожника, неправедного человека, опасного для людей.
Согласно записям Шписа, доктор Фауст чрезмерно увлекся познанием окружающего мира. Он большую часть времени проводил в своей лаборатории, где ставил разные магические опыты. Но многие загадки природы разгадать так и не сумел. Он был очень раздосадован. Именно жажда познания и собственное бессилие привели к тому, что ради открытия разных секретов, постижения тайн небес и земли он согласился продать свою душу дьяволу.
Едва он подумал о сговоре с нечистой силой, как перед ним тотчас появился странный человек не от мира сего. В коротком плаще, с хитрой улыбкой и едва заметными в волосах рогами. Это был дух зла Мефистофель.
Между ними завязался оживленный разговор. Фауст хотел знать об окружающем мире все, его интересовал круговорот в природе, устройство Вселенной. Ему хотелось знать смысл восхода солнца, его заката, смысл смены дня и ночи, появления звезд на небе. Мефистофель старался удовлетворить любознательность доктора, но и ему не хватало познаний. Тогда он предложил Фаусту самому заняться исследованием. С этой целью Мефистофель отдал ему волшебную повозку, запряженную двумя драконами, на которой Фауст мог подняться наверх, к небесам, и оттуда обозреть Вселенную и всю землю. А после возвращения он и Фауст могли бы вместе проехать по всей земле и посмотреть другие страны и города.
Они заключили договор, и каждый занялся своим делом. Поднявшись над землей, Фауст убедился, что солнце, которое с земли кажется размером с золотой талер, на самом деле гораздо больше земли. И приближаться к нему опасно. Спустившись на землю, он вместе с Мефистофелем отправился в поездку по разным странам и городам.
Как-то раз Фауст повстречал торговца свиньями и решил обмануть его. Напустив на торговца свои колдовские чары, он продал ему вязанку соломы, которую тот принял за породистую свинью и заплатил золотом.
В другой раз Фауст столкнулся на дороге с крестьянином, который вез на продажу сено. Между ними возникла перебранка, никто не хотел уступать другому дорогу. Тогда Фауст пригрозил крестьянину немедленной страшной карой, сказал, что съест его вместе с лошадью, если тот не уберется с дороги. Крестьянин не испугался и сказал, пусть только попробует. И тут Фауст открыл рот, который стал расширяться и расширяться. В него могла бы поместиться не одна повозка.
Крестьянин в ужасе побежал за помощью, встретил бургомистра и рассказал ему об увиденном. Когда вместе со стражей они прибежали на место, то повозка крестьянина с лошадью, с сеном, как и прежде, стояла на дороге. Фауста рядом конечно было. Крестьянин стал оправдываться, приводил в свидетели Бога, говорил, что это Фауст его околдовал. Его надо поймать и прилюдно наказать.
По другой легенде, Фауст называется профессором Лейпцигского университета. Профессор демонстрировал студентам разные фокусы, вместе с ними пировал, пил вино и продолжал удивлять их своими необыкновенными чудесами.
Для пиршеств был избран винный подвальчик владельца Ауэрбаха, который и сегодня существует в Лейпциге и называется Ауэрбахскеллер. В нем доктор Фауст демонстрировал свои магические силы. Он заставлял бочку с вином скакать по ступенькам. Эта же бочка сама наполняла бокалы студентов вином. Фауст пригласил в погребок обезьян, которые танцевали на полу и на столах столь уморительно, что некоторые студенты падали на пол от смеха, глядя на их ужимки.
В этом же погребке Фауст рассказал студентам историю Троянской войны и по их просьбе вызвал образ Елены Прекрасной. Девушка была настолько хороша, что профессор сам влюбился в нее, сделал своей женой, и она родила ему сына. В этот погребок наведывался и Мефистофель. Из этого погребка сам Фауст на бочке выскочил на улицу.
С приближением смерти легендарный Фауст стал задумываться о смысле собственной жизни, о своей связи с дьяволом. Он начал понимать, что приобретенные им знания мало что ему дали, за них он заплатил слишком дорогую цену, потеряв свою душу. Он раскаивался в содеянном и сожалел о своей погубленной душе. Мефистофель ему ответил, что Фауст сам виноват во всем, и неожиданно исчез. Ночью на дом Фауста налетела буря, в комнатах раздалось шипение змей. Наутро Фауста нашли мертвым.
Автор легенды делал нравоучительный вывод, что надо быть осторожным, не поддаваться искушениям дьявола, иначе каждого может постигнуть судьба Фауста.
«Песнь о Сиде»
Испанское героическое предание «Песнь о Сиде» отражает реальные исторические события и реальную личность XI века — испанского дворянина Родриго Диазаде Бивару, который боролся за освобождение Испании от сарацин, или мавров, арабов. Сарацины дали ему прозвище Сид, что означает «повелитель», по-испански его звали Кампеадор — «воитель, или завоеватель». В 1094 году Родриго Диаз де Бивар сумел прогнать сарацин из области Валенсии и правил ею до своей смерти в 1099 году.

В юности Сид служил у короля Санчо, правившего в Кастилии, еще одной области Испании. Но Санчо неожиданно погиб при невыясненных обстоятельствах, и на престол взошел его брат Альфонсо VI. Сид и близкие к нему рыцари потребовали от Альфонсо поклясться, что он не причастен к смерти брата. Тот поклялся, но затаил злобу на Сида.
В одном из сражений Сид снова победил мавров, освободил территорию и захватил богатую добычу. Его тотчас обвинили в том, что он утаил большую часть от короля. И Альфонсо приговорил Сида к изгнанию. А чтобы еще сильнее наказать его, разослал всюду своих людей, чтобы под страхом смерти крестьяне не давали ему ни пищи, ни воды. Но многие кастильцы знали Сида как прекрасного рыцаря-освободителя и захотели присоединиться к нему. Они дали ему и пищи и воды. Уже на границе Кастильского королевства к Сиду примкнуло 300 всадников и много пеших воинов.
За пределами Кастильского королевства располагались территории, занятые сарацинами. Пришлось Сиду и его воинам вступить с ними в битву. Испанцы дрались отчаянно, пути для отступления у них не было, и они освободили крепость Кастежон, захватив солидную добычу. Сид оставил себе пятую часть, а остальное по справедливости раздал воинам. Двинулись они дальше и захватили еще одну крепость, Алькасар. И снова поделили добычу. Но на этот раз мавры захотели отбить свою крепость, вернулись с большим войском. Пришлось Сиду и его воинам драться за пределами крепости. В тяжелом бою они снова победили, и добыча была еще больше прежней.
Сид велел наполнить один сапог золотом и отправить его в Кастилию: часть отдать на служение мессы, часть — своей жене донье Химене с дочерьми, часть — королю Альфонсу. Посланный так и поступил. Король Альфонсо дар принял, но Сида не простил.
Еще несколько битв против мавров выиграл Сид. Снова направил он королю свой подарок — сто коней и просил его отпустить жену донну Химену к нему. Король принял подарки и отпустил Химену, но Сида не простил. И только на третий раз, когда Сид захватил всю Валенсию, овладел богатой добычей и часть послал королю, тот смилостивился и простил его. Сид со своими воинами поскакал в Кастилию и встретился с королем Альфонсо. Они расцеловались и забыли все обиды.
Тогда же к дочерям Сида донье Эльвире и донье Соль посватались дон Дидаго и дон Феррандо, люди тщеславные и злые. Сыграли свадьбы, и Сид вместе со всем семейством отправился жить в Валенсию. Но мавры не успокоились, они захотели вернуть Валенсию. И снова начались войны. Однако зятья Сида трусливо прятались в задних рядах. Сид все же наградил их за участие. Зятья не любили Сида, боялись его и завидовали ему. Они решили жить отдельно и попросили тестя дать им имения и богатые дары. Жаль было Сиду расставаться со своими дочерьми.
Но доны вовсе не собирались жить в новых имениях со своими женами. Оказавшись в лесу, они велели привязать их к двум дубам и высечь, излив таким образом на них свою злобу на Сида. Потом оставили своих жен в лесу, а сами уехали в имения. Лишь по счастливой случайности через лес проезжал посланник Сида, он и обнаружил двух истерзанных женщин, перевязал их раны и вернул в Валенсию.
Вознегодовал Сид, потребовал от короля Альфонсо суда над двумя донами-истязателями. Суд назначили в Толедо. Вина обоих донов была полностью доказана, их приговорили к денежному штрафу. Но Сиду этого было мало, он потребовал смыть позор своих дочерей кровью. Два его рыцаря вызвали донов на дуэль.
Король дал согласие. Один из донов был сразу повержен, а второй взмолился и попросил пощады. На этом поединок завершился. Сид был отомщен. А его дочери вышли замуж за королей Наварры и Арагона и зажили вполне счастливо.
Любвеобильный Дон Жуан
В Средние века в Испании родилась ставшая быстро популярной легенда о некоем аристократе по имени Дон Жуан, который свою жизнь подчинил одной страсти — любовной. Он соблазнял богатых испанок, но ни в одной не находил свой идеал женщины. Его имя стало синонимом безнравственного человека, распутника, достойного общественного порицания и наказания.

Интерес к средневековой испанской легенде сохранился до нашего времени. На тему похождений Дон Жуана написаны множество новелл, историй, опер, поставлены спектакли. Считается, что Дон Жуан имел своего исторического прототипа, жившего в Севилье. Его звали дон Хуан Тенорио. Он был сыном известного морского адмирала, обладал приятной внешностью, ярким темпераментом, прекрасно дрался на шпагах и отличался дерзким характером. Тенорио и друг его детства и сверстник дон Педро, он же король Альфонсо XII, получивший прозвище Жестокий, иногда действовали вдвоем. Они похищали и соблазняли красивых женщин из аристократических семейств. Порой такие ночные похождения заканчивались кровавыми схватками, нередко убийствами. Дон Хуан, дон Педро и их помощники убивали защитников женщин, их мужей, отцов, братьев. Жалобы в суды на бесчинства обоих не давали никаких результатов. О похождениях дон Хуана, знали многие, но ему все сходило с рук. Его называли мужчиной-удальцом.
Огромное возмущение у жителей Севильи вызвало неожиданное убийство доном Хуаном уважаемого в Севилье человека, командора Гонсалеса де Ульоа. Оказалось, что дон Хуан ночью пробрался к его дочери Анне и собирался похитить ее. Но дон Гонсалес не спал и оказал ему вооруженное сопротивление. Дон Хуан заколол его, похитил Анну и надругался над ней.
Это событие в городе посчитали верхом беззакония. Командора с почестями похоронили в монастыре Святого Франциска. Ему установили памятник — каменную фигуру. Жалоба королю Альфонсу на дона Хуана последствий, понятно, не имела. Тогда наказать убийцу и развратника решили сами монахи-францисканцы.
Они разыграли целый спектакль. От имени одной красивой замужней дамы назначили дону Хуану романтическое ночное свидание в монастыре Святого Франциска. Когда дон Хуан пришел туда, его схватили. В церкви состоялся короткий суд, и дона Хуана приговорили к смерти, там же в церкви его казнили, тело увезли и спрятали в тайном месте.
А наутро монахи пустили в Севилье слух, что развратника и насильника дона Хуана постигла смертная кара. Праведный суд над ним свершился, женщины Севильи отомщены и могут не опасаться за свою честь. Суд над доном Хуаном якобы свершил убитый им командор. Каменная фигура командора сошла с пьедестала, схватила за руку распутника и увлекла за собой в адово подземелье.
Как ни странно, в Севилье поверили этому слуху. В монастырь Святого Франциска приходили посмотреть на каменную скульптуру командора. Бесчинства в Севилье прекратились.
Никакого расследования гибели дона Хуана король Альфонсо проводить не стал. Вполне возможно, что он просто испугался народной мести. Слишком велика была ненависть населения к дону Хуану, которому прощались все совершенные им преступления.
Впоследствии все эти события были овеяны легендой и личность дона Хуана воплотилась в образе Дон Жуана. А в Севилье появился обычай совершать религиозную процессию, проносить по улицам скульптуру коленопреклоненного Дон Жуана, одетого во все белое. Этот вынос означал, что знаменитый развратник покаялся и искупил свою вину.

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> История религии Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Submitter.ru - Регистрация в поисковых системах! МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Goon Каталог сайтов MetaBot.ru - Мощнейшая российская мета-поисковая система! Refo.ru - русские сайты


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS