Список форумов АВРОРА

АВРОРА

исторический форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Библиотека Авроры
Греция в Первой Мировой войне
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Всемирная история
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Май 31, 2021 1:40 pm    Заголовок сообщения: Греция в Первой Мировой войне Ответить с цитатой

Как известно, Греция готовилась к вступлению в войну на стороне Антанты ещё с первой половины августа 1914 года. Для этого Греция хотела лишь получить надлежащие обещания и гарантии от Антанты. В немалой мере выбор стороны зависел для Греции от двух соображений:

1. Сербия, союзница Греции в недавних Балканских войнах, первой подверглась нападению стран Тройственного союза, чем и вызвала ответную реакцию Антанты, вступившейся за неё.

2. В Греции был популярен среди политической элиты лозунг, что "Англия войн не проигрывает". Этот лозунг имел смысл в первую очередь потому, что, как выяснилось, все остальные Великие Державы войны проигрывать могли. Для Прусской Германии и Австрии свежи ещё были на памяти тяжелые поражения от Наполеона. Для Франции имелся более недавний пример войны с Пруссией. Ну, а Россия была бита в Крымской войне в 1856 году, а также в Русско-японской войне в 1905 году.

Однако, как выяснилось, король лишь для вида говорил о своём согласии на союз с Антантой. Когда дошло до делов, выяснилось, что он не желал такого союза, и всячески ему препятствовал. Этот факт привёл к жёсткому столкновения между королём и премьер-министром Венизелосом и его сторонниками, а через это - к многолетнему кризису, который в августе 1916 года привёл к открытому Национальному Расколу, в результате которого в Старой Греции сформировалось подконтрольной королю и его сторонникам Афинское государство, а в Новых Землях (то есть на территориях освобождённых в ходе Балканских войн) сформировалось Салоникское государство, подчинённое Эл. Венизелосу и его сторонникам, в лице известной триандрии (то есть триумвирата).

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Чт Июн 03, 2021 10:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Начну с описания военного участия Греции. Для начала дам оценку Греции и ее участия, а также роли Балканского театра Первой Мировой войны. Итак, Первая Мировая - это период несомненно наиболее героический среди стран Балкан именно для Сербии. Она первой вступила в войну. Она дралась как лев. Она билась до конца - от первого и до последнего дня войны. И все это даже несмотря на то, что территория Сербии была оккупирована Центральным державами. Сербы бились против Австро-Венгрии и Болгарии, а после оккупации Сербии защищали Салоникский фронт. Второй по героизму, а по значимости даже первой, была Болгария. Последняя в очередной раз выступила на ошибочной стороне, и оказалась по итогам войны в стане проигравших. Тем не менее, Болгария в очередной раз выставила немыслимые по численности армию, и одержала ряд блистательных побед, в том числе и над армиями наиболее развитых стран мира. Болгары отличились в боях в Сербии, против румын, а также на Салоникском фронте, который держался со стороны Центральных держав главным образом на болгарской армии. Третьими по значению стали совместно Греция и Румыния. Румыния выставила многочисленную армию, но успехов имела гораздо меньше, чем при такой армии ожидалось. Греки выстааили традиционно не такую большую, но очень боеспособную армию, которая имела на полях боя ПМВ целый ряд значительных успехов. Румыны сражались на Дунае и в Румынии, а Греки - в основном на Салоникском фронте.

Что касается стратегического значения Салоникского фронта, то не буду многословить. Достаточно помнить, что именно поражение Центральных держав на Салоникском фронте стало фактором, решившим исход всей войны. Проиграв на этом участке, первой капитулировала Болгария, после чего вскоре капитулировали Османская империя, за ней - Австро-Венгерская империя, а затем - Германская империя. Эта череда капитуляции произошла на протяжении двух месяцев, осенью 1918 года.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пт Июн 04, 2021 9:22 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Венизелос, сторонник вступления Греции в войну на стороне Антанты в случае предоставления последней надлежащих территориальных обещаний, в разговорах говорил королю и его партии, что Греция имеет союзнические обязательства перед Сербией, и потому обязана вступить в войну на стороне последней, тем более, что Сербия уже вызывала к греческой помощи. Так оно и было, разумеется. Когда замаячила вероятность вступления Греции в войну на стороне Центральных держав, то Венизелос отрезал её словами: "Греция слишком маленькая страна, чтобы совершить столь большое предательство". С тех пор вопрос о вступлении Греции в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии более не поднимался. Зато король и его сторонники (вокруг короля сплотилась вся оппозиция к Венизелосу) стали настаивать на "постоянном нейтралитете". Причём, как показало время, нейтралитет этот был выгоден именно Центральным державам, благоприятное к ним, и в то же время враждебен к Антанте. Так, Греция мобилизовала свою армию и создала боевые отряды эпистратов, и держала эти силы в тылу Салоникского фронта Антанты (после его создания, 22 сентября 1915 года по старому календарю - факт вступления сил Антанты на греческую территорию представлялся антиантантовской пропагандой в Греции для общественного мнения страны (то есть для её внутреннего потребления) как факт агрессии и оккупации территорий нейтрального государства, наращивая в стране антиантантовскую истерику), чем изрядно нервировала последнюю, поскольку не было полной уверенности, что Греция не ударит Антанте в спину. Греческие части в Салониках были подвергнуты силами Антанты депортации, как неблагонадежные.

Отдельные греки шли добровольцами в состав войск Антанты (например во французские части) ещё с начала войны. После того, как Антанта оккупировала греческие Салоники (что не противоречило декларировавшимся греческими правительствами настроениям, и даже наоборот - отвечало греческим обязательствам), хотя Греция официально декларировала о своём нейтралитете, то власти Греции (сторонники короля и та часть прессы, которая была на их стороне) начали жёсткую антиантантовскую пропаганду. Этот факт привёл к тому, что из подконтрольной Афинах части Греции добровольцев совсем не шло в войска Антанты. Но в то же время, из контролировавшихся Антантой частей Греции, с городом Салоники, было довольно немало добровольцев.

Между тем, Болгария вступила в войну на стороне Центральных держав 1 октября 1915 года по старому календарю, обьявив войну фактически уже разбитой Сербии (впрочем, несмотря на оккупацию значительной части Сербии, её армия оставалась целой и сильной до самого конца войны, когда она была эвакуирована, и действовала далеко за пределами страны). Дотоле, что характерно, Болгария тоже сохраняла нейтралитет. Кроме Греции и Болгарии, нейтралитет в войне из балканских стран провозглашала до поры до времени и Румыния. Что касается Албании, то она была частично оккупирована Италией, после её вступления в войну на стороне Антанты, что произошло 23 мая 1915 года по новому календарю (в октябре 1914 года, Антанта позволила Греции оккупировать Северный Эпир, в качестве обращенного к ней жеста доброй воли, и греческая армия вступила туда 14 октября по старому календарю - в ответ на это, ещё тогда-же официально нейтральная Италия направила свое войско в стратегически важный город Влера - вскоре итальянцы вытеснили греков из всей Южной Албании, взяв её под собственный контроль, а Сербия и Черногория, примерно тогда же, взяли под свой контроль северную часть Албании), но в дальнейшем здесь велись бои, которые время от времени приводили к почти полному изгнанию сил Антанты из Албании (итальянцами, однако, так или иначе удалось постоянно удерживать хотя-бы самую малую часть Албании и свой форпост на её территории).

Следует также отметить, что начало ПМВ положило объявление Австро-Венгрией войны Сербии 15/28 июля 1914 года (даты по старому и по новому календарю). Германия вступила в войну19 июля / 1 августа 1914 года, обьявив войну Российской империи. Османская империя вступила в войну 29 октября 1914 года (по старому календарю), когда она без объявления войны атаковала российские черноморские порты. 2 ноября 1914 года последовало официальное объявление войны Российской империей Османской империи, а 5 и 6 ноября 1914 года войну Турции объявили, соответственно, Англия и Франция (даты - по юлианскому календарю).

Как бы то ни было, фактически Греция была вовлечена в ПМВ созданием Салоникского фронта. Вторым случаем вовлечение Греции в ПМВ стал захват укреплений Рупеля болгаро-германскими силами, после его капитуляции 14 мая 1916 года по новому календарю. Этому предшествовало объявление объединения Северного Эпира с Грецией королевским указом в марте 1916 года, что вызвало крайне негативную реакцию в Италии, поскольку она сама имела территориальные претензии в Южной Албании, и уже получила в отношении этого соответствующие обещания Антанты, тогда как Греция просто ставила всех перед свершившимся фактом своих одностороннем действий. Следующим случаем втягивания Греции в войну стало то, что в августе 1916 года болгаро-германская военщина оккупировала греческую Восточную Македонию. Характерно, что усилиями короля и Рупель, и Восточная Македония были сданы без боя, в общем климате продолжающейся антиантантовской истерической пропаганды в прокоролевской прессе, тогда как пресса поддерживавшая Венизелоса акцентировать на предательстве греческих национальных интересов королём. В результате этого, Антанта позволила Италии осенью 1916 года оккупировать в Северном Эпире Агии Саранда, Химарру и Аргирокастр, и вто же время Франция оккупировала регион Корицы, причём греческой администрации пришлось уступить место оккупационным властям - реакция короля на это была довольно вялой, а сторонники Венизелоса протестовали более активно. Во второй половине августа, под шантажом Антанты, что Салоники после войны будут переданы Сербии, в Салониках формируется правительство проантантовской Национальной Обороны, которое возглавили Венизелос и его сторонники. С этого времени греческое государство раскололось на южную половину (практически Старая Греция кануна Балканских войн), которой правили из Афин, и на северную половину с островами (практически это захваченные в Балканских войнах Новые Земли, кроме южной части Эпира, но зато включая северную половину Фессалии, а также Кикладские и Ионические острова). В ноябре 1916 года в Афинах при запланированной и согласованный с королем акции разоружения греческой армии силами Антанты, произошли несанкционированные открытые уличные бои с греческими военными, что привело к достаточно серьёзным потерям Антанты (из отряда примерно в 2 тысячи человек погибло и было ранено 194 человека, тогда как потери греческих военных составили 82 человек (на улицах было собрано порядка 20 тысяч греческих военных) - потери мирного населения тут не учтены). Утром 19 ноября отряд Антанты покинул Афины, после чего в городе начались открытые преследования сторонников Венизелоса. С начала января по 21 февраля 1917 года итальянские войска оккупировали уже и северную часть собственно Греческого Эпира, в окрестностях города Коница. В конце марта и начале апреля 1917 года итальянцы продолжили свою экспансию в Эпире, заняв города Филиаты и Коницу. С 28 мая 1917 года итальянские силы продолжили свою экспансию в Эпире, заняв Игуменицу, Парамифью, Маргарити, Паргу, Мецово и Яннину.

Характерно, что 29 мая 1917 года из Греции отбыл свергнутый король Константин, 30 мая 1917 года присягу принял король Александр, его сын. 2 июня 1917 года была снята с Греции наложенная на неё Антантой блокада. 4 июня 1917 года были опубликованы два списка германофилов, по 30 имён каждый. Занесенные в первый список были депортированы в Аяччо на Корсике, а во второй - были поставлены под тесное наблюдение новых властей. 11 июня 1917 года в отставку подало правительство Александра Заимиса, и полномочия были переданы Эл. Венизелосу (последний прибыл в Пирей 7 июня 1917 года). 13 июня 1917 года Венизелос сформировал новое правительство, которое со следующего дня взялось за работу.

Между тем, в феврале 1917 года в России произошла либеральная Революция, что привело к упадка боевого духа и дисциплины на фронтах войны. В октябре 1917 года к власти в стране в результате новой Революции пришли коммунисты, одним из главных лозунгом которых был отказ от участия в войне ("мир народам!"). С конца 1917 по начало 1918 года Россия начинает выходить из войны - процесс был окончательно завершен подписанием Брестского мира 3 марта 1918 года. Характерно, что Украина подписала с Центральными державами сепаратный мир в Бресте ещё 27 января 1918 года, после чего стала фактически сотрудничать с ними. Другим важным для хода ПМВ фактором стало то, что 6 апреля 1917 года (по новому календарю) в войну вступили Соединенные Штаты Америки. Также, касательно конкретно Балкан, 14 августа 1916 года по старому календарю в войну вступила Румыния. Практически через 2 месяца Румыния была поставлена на грань полного разгрома. Впрочем, при мощной российской помощи ей удалось продержаться до конца войны (следует отметить, что против Румынии действовали главным образом германцы, при сильной помощи болгар и незначительной численно помощи австро-венгров).

Следует кроме всего сказанного выше отметить также, что сразу после начала ПМВ общественное мнение в Греции подавляющем большинством поддерживало Венизелоса, а стало быть и вступление страны в войну на стороне Антанты. Однако с течением времени общество Греции стало гораздо более скептичным в отношении вступления страны в войну. Содействовали этому не только сообщения о кровавых боях и о многих сотнях тысяч жертв на полях брани, но и - в ещё большей мере, вероятно - антивоенная пропаганда короля, его сторонников и поддерживавшей их части прессы Греции. В конечном счёте, нежелание войны и мнение о ней как о ненужном Греции глобальном переделе мира империалистическими державами стало в греческом обществе почти тотальным. В общественном мнении создалось усилиями пропаганды сильное отторжение войны, поскольку в обществе царило мнение, что она велась не в интересах Греции, а в интересах мировых держав. Подобное отторжение в дальнейшем привело, после вступления Греции в войну, к нежеланию воевать и к дезертирству из армии. Последним факторам содействовать и нелепый образ ведения боя, когда цепи и колонны греческой пехоты поднимали для штурма сильных укрепрайонов противника, что вело к чересчур высоким жертвам греческой армии в боестолкновениях.

Нельзя не сказать о ещё одном важном факторе. Дело в том, что вероятно самые лучшие военные специалисты Греции были из числа сторонников короля, а не Венизелоса (Иоанн Метаксас, Виктор Дусманис (оба они были согласны в Аяччо) и пр.). Однако, со вступлением Греции в ПМВ основная тяжесть легла именно на сторонников Венизелоса, тем более что многие из сторонников короля были подвергнуты репрессиям - депортации либо слежке, как неблагонадежные. Все эти факторы в дальнейшем привели к потерям среди венизеликов, и тем самым к усилению позиций короля Константина и его сторонников (константиников, василиков).
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пт Июн 04, 2021 6:04 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ОБЩАЯ ХРОНИКА СОБЫТИЙ

К вопросу об албанцах-чамах (чамидах) в Греческом Эпире: в 1914 году в греческой части Эпира жило 166 тысяч греков, 38 тысяч мусульман (главным образом албанского происхождения) и несколько тысяч евреев. Между тем, 10 октября 1914 года по старому календарю 8-я дивизия начала новое занятие территорий Северного Эпира греками - второе после Первой Балканской войны.1 ноября 1914 года по старому календарю новое занятие греческой армией Северного Эпира было завершено.

В июне 1914 года в Сараево, в Боснии, одним из сербских националистов был убит наследный австрийский принц Фердинанд. Это уже произошло, когда греческий министр иностранных дел, Георгий Стрейт, предупреждал греческого посла в Константинополе, что гонения против греков толкают Грецию к войне против Турции, и просил его предпринять письменный протест. В случае, если антигреческие гонения продолжатся, то греко-турецкие отношения будут разорваны.

23 июля / 5 августа 1914 года по посол Германии в Афинах Куат предложил Венизелосу напасть совместно с Болгарией на недавнюю союзницу Греции Сербию. Венизелос ответил ему - "Греция слишком маленькая страна, чтобы совершить такое большое бесчестие". С тех пор вопрос присоединения Греции к Центральным державам более не поднимался.

Элевтериос Венизелос, премьер-министр Греции, считал, что в войне победят Англия и Франция, и поэтому он полагал, что Греции следует действовать вместе с Антантой (Entente Cordiale переводится с французского языка как "Сердечное Согласие"), дабы тем самым обеспечить себе завоеванное в ходе Балканских войн, а также расширить свои границы и далее. Такая позиция имела на тот момент поддержку широких частей народных классов, вдохновляемых идеалами Мегале Идеи, а также крупными буржуа, в особенности из ближней диаспоры, которые мечтали войти в состав большой и сильной Греции.

Константин I хотел чтобы Греция стала союзником Центральных держав. Однако поскольку противники Греции, Османская империя и Болгария, уже встали на сторону Германии, король Греции утверждал, в согласии с императором Германии Кайзером Вильгельмом, что Греция должна придерживаться "постоянного нейтралитета" (διαρκή ουδετερότητα). Аргументом короля было то, что тем самым Греция убережется от войны. Подобная политика была для Германии наиболее дружественной из тех, которым могла придерживаться Греция. Мнение короля находило отклик среди слоя мелких буржуа, которых пугала мысль о перспективах вхождения в греческое государство мощного внегреческого капитала, с которым они вряд-ли сумели бы конкурировать. Также, позиции короля находили согласие среди частей народных классов, которые, вскоре после окончания Балканских войн, не желали воевать снова.

В Австро-сербской войне Греция считала что вмешается в пользу Сербии лишь в том случае, если та подвергнется военному нападению со стороны Болгарии. Однако общеевропейский характер войны вскоре нивелировал этот критерий греческой политики. Венизелос считал, что новое положение вещей принуждало Грецию быть начеку, в ожидании предложений от Англии и Франции о вступлении Греции в войну, прервав свой нейтралитет - ибо именно эти страны он считал будущими победительницами в войне. Кроме прочего Грецию с этими странами обьединяла общая вера в либеральные ценности. Король Константин, напротив, министр иностранных дел Георгий Стрейт и Генеральный Штаб, считали что Греция должна была сохранять "постоянный нейтралитет" - согласно меткой формулировке Стрейта - поскольку они считали его необходимым для страны после кровопролитных Балканских войн и ее экспансии.

До наступления 1915 года две сильные фигуры греческого политического необоснованно, Эл. Венизелос и король Константин, столкнулись между собой. Оппозиционные партии признавал за королем право насаждения собственного мнения в вопросах внешней политики, не обращая внимания на то, что это противоречило греческой Конституции. Последний факт усиливал противников парламентской демократии, и в первую очередь круг антидемократически настроенных офицеров.

ПМВ послужила предлогом того, чтобы выразилась разные точки зрения в отношении того, имело ли смысл участие Греции в войне или нет. Либералы поддерживали идею участия Греции в войне на стороне Антанты, потому что они ожидали что таким образом Греция получит территориальные приобретения. Король и Генеральный Штаб оценивали этот вопрос иначе. Они считали позицию либералов безответственной, оценивая, что исход войны был заранее неясно, и что в ней вполне могли одержать верх и Центральные державы. Понимая главенство Британии в Восточном Средиземноморье, и несмотря на свои узы с Германией, король Константин I не мог требовать вступления Греции в войну на стороне Центральных держав, и поэтому он занял позицию в пользу нейтралитета Греции. Упорство короля при настаивании на этой позиции привело его к тому, что он действовал таким образом, что подрывал фундамент политической системы Греции. Король, о чем правительство оставалось в неведении, развил тайную дипломатию, прибегая даже к противозаконным средствам (напр. сдача секретных дипломатических документов германцам). В 1915 году он дважды вызвал уход правительства в отставку. Антантофилами были Венизелос и его главные военные соратники (Данглис, Параскевопулос, Пангалос), которые завершили свое обучение во Франции. В Германии свое обучение завершили военные из числа антивенизеловской партии (Иоанн Метаксас, Ксенофонт Стратигос и, в первую очередь, сам король Константин). Метаксас, Стратигос и генерал Виктор Дусманис безраздельно главенствовали в греческом Генеральном Штабе до июня 1917 года, когда Афинское государство было ликвидировано.

24 июля 1914 года по старому календарю, на правительственном совете под председательством короля Константина было принято решение, что Греция будет соблюдать нейтралитет, вымогая у Антанты выгодные для себя условия вступления в войну на её стороне - это было мнение Венизелоса, которое и взяло верх.

В то же время, оппозиция сплотилась вокруг короля. Из её числа, Георгий Феотокис являлся германофилом. Австрийский посол Силаши считал германофилом и Димитрия Гунари, однако когда тот сформировал свое правительство в феврале 1915 года, то он вёл переговоры об условиях вступления Греции в войну на стороне Антанты. Димитрий Ралли был антантофилом, Александр Заимис пользовался доверием англо-французов, Николай Калогеропулос был франкофилом, Стефанос Драгумис поддерживал мысль об участии Греции в Галлипольской операции на стороне Антанты.

1 / 14 августа 1914 года Венизелос подал Антанте вопрос, хочет ли она видеть Грецию своим союзником.

3 августа 1914 года министр иностранных дел Греции Георгий Стрейт (грек немецкого этнического происхождения) подал в отставку после своих разногласий с греческим премьер-министром Эл. Венизелосом. В этот день русский посол в Афинах, Демидов, предложил Стрейту чтобы Греция вмешалась на Дунае при использовании 15 тысяч солдат, обещая нивелировать реакцию Болгарии. Министр иностранных дел Греции ответил, что отправка греческого контингента исключена, поскольку Греция нейтральна. Когда об этом узнал Венизелос, то он был вне себя от гнева, поскольку Стрейт не должен был давать ответа прежде, чем посоветоваться с правительством, в то время как Греция старалась принять участие в союзе Сердечного Согласия на максимально благоприятных для себя условиях. Стрейт был принужден подать в отставку королю. Это была первая трещина в отношениях между двумя партиями.

Гонения против греков в Османской империи использовались антивенизеликами (то есть противниками венизеликов - сторонников политики Венизелоса) в качестве предлога не вступать в войну, дабы через объявление войны Центральным державам не давать Турции поводов для уничтожения малоазийского эллинизма. И в Греции твёрдо придерживались этой политики, несмотря на то, что в 1915 году, через год после начала греческого нейтралитета, "мусир" Лиман фон Сандерс (германский генерал, служивший советником при османской армии и администрации) заявлял греческому мэру Адрамиттия: "Всё греки должны быть сброшены в море". Несмотря на то, что гонения против греков в Турции на всем протяжении войны никогда по сути не прекращались, а с начала 1916 года они обрели более систематический характер и более широкое распространение (настолько, что в в марте 1917 года был уничтожен знаменитый греческий центр Айвали), Греция продолжала верно придерживаться нейтралитета. Все это время официальная Греция, которая в первые месяцы после начала гонений на греков говорила о своей готовности из-за этого к обьявлению войны, теперь ограничивалась бесплодной тактика направления кучи нот протеста, и получения кучи пустых и лживых уверений от турецких властей. Это был геноцид, который вдохновенно придумали германцы, и методично приводили в исполнение турки.

После вступления Англии в ПМВ, 4 августа 1914 года согласно новому календарю, первый лорд адмиралтейства, Винстон Черчилль, отдал приказ превентивно изъять два супердредноута сооружавшихся для Турции в Англии. Этот факт обрадовал греков. Конечно, германцы 10 августа 1914 года по новому календарю сумели несколько восполнить эту утрату турок. Два из их лучших кораблей, боевой крейсер "Гебен" и лёгкий крейсер "Бреслау", которые в момент начала войны находились в Западном Средиземноморье, сумели бежать от английского преследования и, пополнив свои запасы углем на острове Денуса, близ острова Наксос, прибыть 28 июля в Константинополь, и встать там якорем. Тогда П. Кундурьотис, который находился с греческим флотом на острове Лемнос, предложил британской эскадре, появившейся с запозданием вслед за немецкими кораблями, совместно войти в Дарданеллы и торпедировать корабли противника. Такое же мнение имел и Черчилль, однако британский военный министр Китченер отверг этот план. В итоге, два германских корабля вошли в состав османского флота под названиями "Султан Селим" и "Мидиле" (то есть Милилена - столица греческого острова Лесбос). Их присутствия оказалось достаточно, чтобы Турция присоединилась к Центральным державам.

5 / 18 августа 1914 года Венизелос, уполномоченный королем и Советом министров, несмотря на то, что его предыдущий запрос оставался неотвеченным, заявил послам стран Антанты, что Греция становится на их сторону, и что она готова сражаться на их стороне если будет официально признана в качестве их союзника.

6 / 19 августа 1914 года Антанта отвергла запрос Венизелоса, ответив ему, что предпочитает видеть Грецию нейтральной, поскольку её вступление в войну могло бы подтолкнуть Турцию, а может быть и Болгарию, к вступлению в войну на стороне Центральных держав. Этот политический ход был сделан по инициативе британской дипломатии.

22 августа / 4 сентября 1914 года Уинстон Черчилль посредством адмирала Марка Кара (руководителя британской обучающей греческих военных миссии в Греции) проверил настроения Греции в отношении ее вступления в военные действия против Дарданелл. Марк Карл обратился к королю, а не к правительству Греции, и получил ответ "нет!" (хотя, согласно греческой Конституции, король не имел права на подобную инициативу). Венизелос узнал об этом событии лишь спустя годы, через книгу Черчилля "Мировой кризис". Но о содержании предложения он узнал ещё в те дни, от самого же Кара.

25 августа 1914 года по старому календарю, в связи с разногласиями в среде политического руководства Греции, начался кризис. Правительство Венизелоса подало в отставку, однако король не принял её. Король писал Венизелосу, объясняя ему что случилось, что разговор с Каром был простой "беседой", а не официальным ответом по поводу политического вопроса, который должен был быть решен между правительством Греции и Англией.

28 октября 1914 года согласно новому календарю "Султан Селим" с командой состоявшей из германцев, одевших фески, во-главе с турецкой эскадрой, обстрелял Одессу. 29 октября 1914 года Россия в ответ на это объявила войну Османской империи, а еще через неделю то же самое сделали Англия и Франция. После вступления Турции в ПМВ на стороне Центральных держав, Англия провозгласила присоединение к своим колониальным владениям острова Кипра (где с 1878 года англичане осуществляли административное управление по условиям Берлинского трактата) в том же 1914 году. Силы Турции на суши были заняты на её восточных границах, а на море она была блокирована внутри Дарданелл силами Антанты. В то же время, Греция оставалась нейтральной - это было политическое решение короля Греции Константина I.

В 1915 году партия Кинониологов (дословно это означает "Социологи", однако фактически речь шла о партии Социалистов) во-главе с Александром Папанастасиу, слилась с партией Филэлевтеров (то есть либералов) Венизелоса.

10 января 1915 года Англия вторично предлагает Греции союз, предоставляя ей "территориальные уступки весьма значительные на побережье Малой Азии" (из телеграммы министра иностранных дел Англии, сэра Эдуарда Грея, которую передал Венизелосу английский посол в Греции, сэр Фрэнсис Эллиот). Король и Венизелос очень обрадовались этим обещаниям, но Метаксас приземлил их Виталия в облаках. В итоге, ответ Венизелоса англичанам был очень аккуратным: он поставил позицию Греции в зависимость от позиции которую займут Болгария и Румыния. Любопытно, что в ответе Венизелоса не было ни слова о Кавале (впоследствии противники Венизелоса будут приписывать ему обещание уступки Кавалы в пользу Болгарии, если та вступит в войну на стороне Антанты).

12 и 17 января, а также 17 февраля 1915 года по старому календарю, Венизелос составил 3 доклада-комментария (τα υπομνήματα) обращенных к королю. Это исторические документы, которые представляют из себя наиболее полное описание грандиозной политики Аенизелоса на Балканах и в Малой Азии. Здесь он сформулировал свое видение относительно окончательного решения балканских разногласий, что позволило бы создать федерацию дружественных государств. Чтобы решить разногласия, он был готов предпринять решение проблемы меньшинств через обмен населением. Наиболее дерзким элементом его плана было предложение уступить Болгарии, в обмен на заключение союза с ней, территорий между Кавалой - Драмой - Сари-Шабаном, занимающих площадь в 2 тысячи квадратных километров, и населённых 30.000 греков, в обмен на Западную Малую Азию, которую должна была получить Греция. Последнее означало оставление политической доктрины сохрагения "балканского баланса сил", и скорее всего означало исключение греческой экспансии в Западную и Восточную Фракию. Таким образом, эта линия шла совершенно вразрез с мыслями Генерального Штаба Греции. Регион Малой Азии на который высказывались претензии, охватывал 125 тысяч квадратных километров, и там обстановка 800.000 греков.

20 января 1915 года по старому календарю заместитель начальника Генерального Штаба Греции (его начальником был Виктор Дусманис), который в те годы именовался Конечной Службой Армии (η Επιτελική Υπηρεσία Στρατολυ), Иоанн Метаксас, аккуратно и дотошно изложил свою точку зрения в докладе на девятнадцати плотно исписанных страниц, который он подал премьер-министру. Военные аргументы подполковника Метаксы были крайне серьёзными, и приходят к формулированию аывода, что для Греции проблемой было не то, как завоевать Западную Малую Азию, но то, как удержать её. Утрата приморских портов не воспрепятствует туркам реорганизовать свою армию ииконтратаковать.

В январе 1915 года в отставку подал Виктор Дусманис ("отпуск через временное увольнение").

19 февраля 1915 года началась Галлипольская кампания, с базы на острове Лемнос, где англо-французы высадили батальон морских пехотинцев. После начала Галлипольской операции Греция de facto вышла из состояния нейтралитета, поскольку её территория (главным образом Лемнос, но также и Имброс с Тенедосом - которые тогда принадлежали Греции) были использованы в качестве военных баз, откуда Антанта совершала свои нападения. Греция предприняла по этому поводу лишь формальный протест в связи с нарушением ее границ.

15 февраля 1915 года Венизелос предоставлял Антанте 40.000 солдат и лёгкие военные корабли, гл. о. миноносцы, для участия в Галлипольской кампании, в обмен на признание Греции союзницей Антанты.

16 февраля / 1 марта 1915 года Венизелос предложил Антанте чтобы греческая армия оказала помощь в военных операциях на Галлипольском полуострове.

17 февраля 1915 года по старому календарю Венизелос составил свой третий доклад-комментарий для короля Константина I. Здесь он подчеркивал, что более невозможно сохранять нейтралитет (который не уважали ни Антанта, ни Центральные державы. Греция должна вступить в войну хотя-бы в качестве союзника Центральных держав. Этот доклад Венизелос лично отнес во дворец по улице Герода Аттика, где и зачитал его королю, проинформировав его о своих планах. В качестве наиболее выгодного решения он предложил союз с Англией, но в качестве альтернативы - хотя-бы союз с Центральными державами. Последнее решение он не считал выгодным, но по-крайней мере более мудрым, нежели нейтралитет, при котором обе воюющие стороны громили территорию Греции при её молчании. В случае если будет принято подобное решение, то есть о вступление в войну на стороне Центральных держав, то проводить эту политику должно будет новое правительство, которое будет ее считать необходимой (то есть не правительство Венизелоса). Уходя, Венизелос встретил в комнате адьютантов дворца Метаксаса, который ожидал аудитории у короля, и рассказал ему о своём разговоре с Константином I. Метаксас сообщил ему, что он был против этого, угрожая своей отставкой. Венизелос вернулся в офис короля, и сказал ему: "Метаксас занимается политикой". Венизелос посоветовал королю созвать Совет Короны, включающий всех прошлых премьер-министров (Д. Раллиса, Г. Феотокиса, Ст. Драгумиса, К. Мавросихалиса, Ал. Заимиса - последний на Совет Короны не явился, заявив что болен, однако сообщал, что является сторонником нейтралитета).

18 февраля 1915 года по старому календарю король Константин созвал Совет Короны. Венизелос и Метаксас на нем развитие свои позиции, после чего продолжение заседания было отложено на через два дня. Королева Греции София, супруга короля Константина, телеграфировала своему брату, императору Германии Кайзеру Вильгельма, о происходящем.

19 февраля / 4 марта 1915 года Кайзер Вильгельм Гогенцоллерн телеграфировал Константину I, сообщив ему, чтобы он не привлекали военным приключениям, дабы с ним не случилось чего дурного, и говоря ему, чтобы он убедился общественное мнение Греции, что турецкая оккупация Константинополя окажется к выгоде Греции. Турция сумеет защитить Дарданеллы в случае, если Греция откажет нападавших в непосредственной или опосредствованной помощи со своей стороны. Также он обещал, что острова Эгейского моря окончательно перейдут к Греции, а греческое население Малой Азии будет пользоваться любыми формами защиты и свобод. В тотже время, сообщал Кайзер, Болгария не сделает всеобщей мобилизации - в лучшем случае лишь некоторые учения, вдали от греческих границ. Также, Германия была готова усилить Грецию экономически (из всех обещаний Кайзера выполнено было лишь это последнее: в 1915 году правительство Скулудиса тайно получило 2 займа от Германии; зато Болгария совершила полную мобилизацию, и вскоре отняла у Греции Восточную Македонию, также, в Турции антигреческие гонения не просто продолжились, но и принимали все более жестокие форму). Король Константин таким образом был переубедить. В тот же день он получил из Петрограда телеграмму греческого посла в России Иона Драгуми (аналогичного содержания телеграмму получил и Венизелос), в которой тот советовал ему оставить позицию нейтралитета. Разьярившись, король назвал отправителя "заблудшим ослом".

20 февраля 1915 года по старому календарю состоялось второе заседание Совета Короны. Здесь климат уже радикально переместился. Венизелос предложил направить всего-лишь одну дивизию, и начать готовить ещё одну, запасную, чтобы тем самым избрать союз с Антантой (так, в случае если бы Болгария совершала нападение на Грецию, последняя была бы готова к этому). Венизелос сказал, что если его предложение не будет принято, то он уйдёт в отставку. Из всех собравшихся лишь Георгий Феотокис воспротивился предложению Венизелоса, активно подчеркивая угрозу со стороны панславизма, и он завершил свою речь признанием, что хотясон сам лично является прогерманским политиком, однако большинство народа поддерживает политику Венизелоса, которой и следует придерживаться. Давний англофил Стефанос Драгумис поддержал идею участия Греции в Дарданелльской кампании. Димитрий Раллис сказал, что политика нейтралитета была самоубийственной (вскоре, однако, он станет одним из самых горячих сторонников политики нейтралитета, которую продвигал король Константин). Совет Короны завершился, и Константин I попросил срок в 24 часа (сутки), чтобы дать свой ответ Венизелосу.

21 февраля 1915 года по старому календарю, в 15:00, состоялась встреча Венизелоса с королем. Последний немедленно известие своего премьер-министра, что предлагаемая им операция несостоятельна с военной точки зрения. Их разговор продолжался три четверти часа, на спокойных тонах. В конце концов, короля переубедить не удалось. В какой-то момент Венизелос подчеркнул, что если мы поторопимся, то Дарданеллы падать, но даже если у нас ничего не выйдет, то мы обеспечим себе Северный Эпир, Кипр и Малую Азию через посредство Англии и Франции. Наконец, Венизелосу ничего другого не оставалось делать, кроме как признать свои разногласия с королем, и предложить ему, хотя-бы, обеспечить посредством Германии владычество над островами, и защиту греческого населения Малой Азии. В тот же вечер в парламенте Венизелос обьявил о своей отставке. Премьер-министром вместо него стал Александр Заимис.

25 февраля 1915 года по старому календарю новым премьер-министром стал Димитрий Гунарис.

27 марта 1915 года согласно тайному соглашению между Англией и Францией, они уступили Константинополь и Проливы Российской империи.

1 / 14 апреля 1915 года Д. Гунарис предложил Антанте вхождение Греции в войну против Турции на условиях.

25 апреля 1915 года по старому календарю король Константин тяжело заболел плевритом, что необходимо потрясло его здоровье.

24 мая 1915 года по новому календарю Италия объявила войну Австро-Венгрии.

13 мая 1915 года по старому календарю привоз иконы Богородицы Теноса к изголовью короля Греции Константина выливается в антивенизеловские проявления. Шествие, с молитвами и проклятиями Венизелоса прошло по центральной улице Сингру и др. улицам Афин. Примерно 20 тысяч человек собралось перед королевским дворцом.

31 мая 1915 года по старому календарю, несмотря на борьбу антивенизеликов, которые представляли болезнь короля (который в течении многих дней боролся со смертью) как причину для ожидавшегося будущего поражения Венизелоса (монархистская пресса проводила бессовестно пропагандистскую кампанию - она говорила, что король выздоровеет только в том случае, если Венизелос проиграет выборы, в противном же случае король умрет, также монархистская пресса писала, что король заболел от того, что Венизелос расстроил его), Венизелос и его партия выиграли на выборах в греческий Парламент, где они набрали 184 места из суммарных 310. Правительственная партия эфникофронов ("национально мыслящих") получила 90 мест (партия Эфникофронов - это предтеча партии Лаико Комма ("Народная Партия"); её основал специально ради участия в этих выборах Дмитрий Гунарис) - в том числе и 16 беев Македонии в чалмах, которые активно поддерживали нейтралитет Греции. На выборы явилось 730 тысяч человек, причём впервые в выборах Греции принимал участие и освобождённый Северный Эпир. В ходе предвыборной кампании Д. Гунарис намекнул, что Венизелос предпринял уступки национальной греческой территории болгарам. В ответ Венизелос опубликовал два своих первых доклада-комментария, обращенных к королю Константину, чтобы продемонстрировать, что он лишь стремился достигнуть выгодного обмена территориями. Однако это привело к раскрытию закулисных политических игр, которые имели место, и в результате этого деятельность врагов Греции лишь выиграла. Предвыборная кампания и заболевание короля стали поводом и для других некрасивых вещей. На выборах в конце концов был брошен сумасшедший лозунг: каждый голос за Венизелоса, это пуля в сердце короля Константина! Владислав Гавриилидис в газете "Акрополис" подбирал избирателей сберечь спокойствие и послужить "странами здоровья нашего короля, излечив Его болезни".

3 июня 1915 года по старому календарю, Д. Гунарис признал свое поражение, но добавил, что его правительство подаст в отставку как только вылечиться король. Это было вопиющим нарушением греческой Конституции: если король не был в состоянии и исполнять свои обязанности, конституционный порядок требовал назначения вице-короля. Когда Венизелос указал на этот факт, монархисты обвинили его, что он стремится свергнуть короля Константина. Подобными беззаконными улочкам правительству Гунариса удалось продержаться у власти два лишних месяца.

2 августа 1915 года по новому календарю Антанта предоставила Болгарии обещание Сербской Македонии и Кавалы, если она стала бы воевать на её стороне (послы Англии и Франции лично передали коллективное извещение об этом в столице Болгарии).

4 августа 1915 года по старому календарю наконец подало в отставку правительство Д. Гунариса, поскольку парламент собрался, и 184 голосами избрал своим председателем кандидата от партии либералов, К. Завичианоса, тогда как кандидат от правящей партии набрал 93 голоса.

17 августа 1915 года по старому календарю новое правительство Венизелоса, в основном совпадавшее с тем, которое было вынуждены уйти в отставку в феврале этого же года, было сформировано и принесло присягу. Когда король Константин был вынужден предоставить Венизелосу мандат на формирование правительства, он сказал своему адьютанту, К. Левидису: "Раз г-н Венизелос настаивает на том, чтобы отведать новый пинок, я его ему дам".

22 августа 1915 года по новому календарю король Константин, который выздоравливал, принял в своем дворце в Татой председателя парламента, г-на К. Завицианоса, и в своем приветствии обращенном к тому сформулировал идеи абсолютной монархии. Также он сформулировал уверенность в победе Германии, хотя г-Завицианос и выразил свои сомнения по этому поводу.

6 сентября 1915 года по новому календарю, после того как поиздевалась заигрываниями с Антантой, Болгария подписала в Плесе тайный договор о союзе с Центральными державами.

В сентябре 1915 года Сербия обнаружила, что Германия делала тайные предложения Болгарии. Незамедлительно премьер-министр Сербии, Париж, попросил от Англии и Франции усиления в виде 150.000 солдат по железной дороге из Салоник, чтобы защитить эту важнейшую линию поставок. Однако Союзники не имели столько войск, чтобы направить их на помощь сербам. Тогда они отобрали для этих нужд 13.500 солдат из числа сил действовавших на Галлипольском полуострове.

9 / 22 сентября 1915 года по новому календарю Болгария объявила всеобщую мобилизацию. Четыре болгарские дивизии уже начали двигаться в сторону Сербии.

В тот же день в полдень в Афинах стало известно о болгарской мобилизации. В 17:00 Венизелос прибыл в королевский дворец в Татой и предложил королю незамедлительно объявить греческую мобилизацию. Константин I согласился, однако заявил, что согласно союзным договорённостям имеющимся у Греции с Сербией, последняя обязана предоставить для общей борьбы против Болгарии 150.000 войска. Но поскольку она не в состоянии сделать этого, то договор не имеет силы. Венизелос спросил короля, согласится ли он, если 150 тысяч солдат будут предоставлены странами Антанты. Король согласился, но при условии, что это будут не колониальные войска, которые были хуже качеством, а армия метрополии. Венизелос согласился с правомерностью его слов. Ровно в 20:45 дворецкий короля, г-н Меркатис, прибыл в Министерство Иностранных Дел и срочно предстал перед Венизелосом. Он сообщил тому, что король позвонил ему, и сказал, что он подумал лучше, и просит премьер-министра не делать запроса, о котором они говорили днем, к державам Антанты.

10 / 23 сентября 1915 Греция объявила мобилизацию. Адьютант короля, Каллинскис, позвонил болгарскому послу Пасарову, позвал его во дворец в Татой. Там он ему сообщил, что Греция не станет нападать на Болгарию. Пасаров отправил в Софию телеграмму с сообщением царю Болгарии о том, какую позицию занял король Греции. Это свидетельство подтвердилось в 1962 году, когда профессор Энепекидис обнаружил в Архиве в Вене доклад австрийского посла в Софии, графа Тарновского.

В тот же день состоялась историческая встреча короля Константина и Венизелоса. В тот день послы Антанты сообщили Венизелосу, что они согласны покрыть 150.000 солдат, предусмотренных в Греческо-сербском Союзном Договоре. Венизелос явился в Татой принеся с собой к королю указ о мобилизации для подписания. Король отказался от вступления в войну, поскольку в таком случае он был бы несомненно побеждён германскими войсками, а этого он допустить ни в коем случае не желал. Венизелос попытался переубедить его, поскольку Германия ни в коем случае не могла выставить против Греции 800.000 солдат, как об этом писал греческий посол в Берлине Георгий Феотокис, в связи с ужасным состоянием линий коммуникации, а также с неровности местности на Балканском полуострове. Кроме того, была вероятность, что Сербия не падет. Однако король в это не верил. Тогда Венизелос поставил вопрос конституционного порядка, поскольку он был избранным правителем страны, и перед выборами был ясно поставлен вопрос о его внешней политике, и несмотря на это он одержал на выборах чистую победу, получив подавляющее большинство народных голосов. Константин I ответил на это, что в вопросах внешней политики он имеет право иметь собственное мнение, за которое он несёт ответственность перед Богом. Поэтому он не считает, что нарушает Конституцию, и ему не требуется издавать соответствующего указа, чтобы принять на себя полагаются за это ответственность. Тогда Венизелос подал королю свою отставку, но последний её не принял, поскольку мобилизация греческой армии должна была задержаться - указ о её проведении король подписал незамедлительно.

12 сентября 1915 года по старому календарю болгарский посол в Афинах, г-н Пасаров, телеграфировал в Софию относительно "пинка" короля Константина Венизелосу.

14 / 27 сентября 1915 года министр иностранных дел Великобритании в палате общин английского Парламента заявил, что Антанта не волнуется по поводу болгарской мобилизации, поскольку не верит, что Болгария осуществит нападение на Сербию. Одновременно, послы Антанты в Белграде не позволяли Сербии первой осуществить нападение на болгарскую армию, чтобы тем самым предупредить её нападение на себя.

В ночь с 21 на 22 сентября 1915 года по старому календарю состоялось историческое заседание греческого Парламента, завершившееся лишь к утру. На нем Венизелос в подробностях изложил свою политику. На заседании он попросил - и утром 22 сентября он его получил - вотум доверия. В те времена действовалиобычай, что действующие министры не принимают участия в такого рода голосованиях. Из остальных присутствующих членовсПарламента, которых было 257 человек, 142 человека проголосовало за правительство, 102 человека проголосовало против, а 13 человек отказались голосовать. В 4:30 утра заседание было распущено.

22 сентября / 5 октября 1915 года правительство Венизелоса вторично в этом году подаёт в отставку. Венизелос усмотрел в нападении Болгарии на Сербию новую возможность вступления Греции в войну на стороне Антанты, как это предусматривалось действовавшими на тот момент соглашениям с Сербией. Однако король продолжал настаивать на своём изначально мнении, и вновь низложил Венизелоса со звания премьер-министра (что было чистого вида переворотом). В Греции обосновалось строго нейтральное, если не германофильское правительство.

В тот же день 13.500 английских и французских солдат и офицеров, отобранных на Галлипольском фронте с целью усиления Сербского фронта, высадились в Салониках. Хотя Греция продолжала настаивать на своём нейтралитете, после этого война уже попала на её территорию.

В тот же день король Константин позвал в свой дворец по улице Герода Аттика Иоанна Метаксу. Там они, совместно с Георгием Стрейтом, имели разговор. Король заявил им, что парламентского большинства в 142 голоса для объявления войны ему недостаточно. В 15:00 король позвал Венизелоса и заявил ему, что не согласен с его речью, сказанной им в Парламенте накануне относительно союзных обязательств Греции в отношении Сербии. И после этого король снял Венизелоса с должности премьер-министра. За этим последовал антиконституционный роспуск Парламента.

23 сентября / 6 октября 1915 года, прежде чем небольшое подкрепление Антанты успело подойти на помощь к сербам из Салоник, германские и австро-венгерские силы во-главе с генералом Макенсеном приступили к осаде Белграда.

В тот же день в Афинах сформировано правительство Александра Заимиса.

25 сентября / 8 октября 1915 года силы Центральных держав захватили Белград.

1 октября 1915 года по старому календарю Болгария объявила войну Сербии.

16 октября 1915 года Англия предложила Греции за ее вступление в войну на стороне Антанты остров Кипр, но правительство Александра Заимиса отказалось.

4 ноября 1915 года по старому календарю в отставку ушло правительство Александра Заимиса. Новым премьер-министром стал Стефанос Скулудис.

21 ноября 1915 года по старому календарю греческий король Константин I пригрозил германскому послу, графу фон Мирбаху, что если греческие границы перейдёт хотя-бы один болгарский солдат, то он сам лично обьявит войну.

5 декабря 1915 года по новому календарю Антанта приняла решение сохранить свою военную базу в Салониках.

С 16 по 19 декабря 1915 года германские самолёты и дирижабли бомбили Салоники.

6 декабря 1915 года по старому календарю производятся одностороннем выборы, без участия Венизелоса и партии Филелевтеров (Либералов). Премьер-министром становится Стефан Скулудис. Поскольку 300.000 молодёжи были мобилизованы в армию и не смогли голосовать, на выборах приняли участие лишь 230.000 избирателей.

21 декабря 1915 года по новому календарю король Константин I заявлял газете "Дейли Мэйл", что Греция не окажет никакого сопротивления, и что греческая армия была оттянута далеко от границ, на которых происходили боестолкновения.

1916 год: в интервью, данном журналисту Пакстону Хиббену и Юнайтед Пресс, Константин I протестовали против оккупации силами Антанты Салоник, а также против позиции занятой Антантов в отношении Греции. Он жёстко критиковать Антанту. Это интервью вызвало реакцию в Европе - например ноту французского премьер-министра Аристида Британии к греческому послу в Париже, господину Романосу.

Начало зимы 1915/6 года: германо-болгарские силы, после захвата территорий Сербии, во многих местах нарушили греческую границу, например в Сехово (совр. Идомени), чтобы разместить свои наблюдательный пункты.

11 января 1916 года французы захватили остров Керкира, куда в дальнейшем были переведены остатки сербской армии.

30 января 1916 года по старому календарю, Георгий Стрейт объявил болгарскому послу Пасарову, что болгарская армия может начать действовать на греческой территории ни за что не опасаясь со стороны Греции.

16 февраля 1916 года: французский отряд высадили на острове Хиос и поймал двух греков, консулов Германии и Австро-Венгрии. Задержан был и еще один грек, который был германофилом.

Март 1916 года: премьер-министр Скулудис протестует германскому послу фон Мирбаху (вновь безрезультатно) против того, что болгары в оккупированных ими территориях казнят всякого кто им не нравится.

В середине марта 1916 года германское посольство в Афинах объявило королю Константину I, что уже принято решение о вторжении в Грецию.

Апрель 1916 года: тайное соглашение Сайкса-Пико, между державами Антанты. России передаются Дарданеллы, Армения и Восточный Понт, Италии - Западная Малая Азия со Смирной (тур. Измир) и Южная Малая Азия до Киликии, а Франции - Малая Азия на восток от итальянской, и на юг от русской зоны (здесь расположены города Севастополь, Адана и Диярбекир).

Апрель - май 1916 года: реорганизованная сербская армия переправляется Антантой в Македонию.

3 апреля 1916 года по старому календарю: османский правитель Трапезундского вилайета, в ожидании российского захвата, передал управление Трапезундом митрополиту Хрисанфу Филиппиди.

5 апреля 1916 года по старому календарю: российская армия вступила в Трапезунд.

С апреля 1916 по февраль 1918 года российская армия вошла в Трапезунд, тем самым прерван антигреческие гонения устроены турками в регионе. В годы российской оккупации, административное управление Трапезундом осуществлял местный митрополит Хрисанф Филиппидис. Во время русского отступления из Трапезунда антигреческих карательных акций избежали.

9 мая 1916 года по новому календарю фон Фалькенхейн сообщал, что захватит Рупель и Демир-Хиссар (то есть Сидерокастр).

27 апреля 1916 года по старому календарю генерал Морис Серайль захватил греческий укреппункт Дова-тепе (близ Доирани), выстроенный против болгар. Греческий гарнизон покинул укрепления.

10 мая 1916 года по старому календарю посол Германии, фон Мирбах, и посол Болгарии, Пасаров, извещали греческого премьер-министра Скулудиса, что их страны намерены захватить стратегически важное ущелье Рупель, чтобы предотвратить планы Антанты. Конечно, они обещали уважать греческую территориальную целостность, выплатить компенсацию за свои действия и пр. - ничего из этого выполнено не было.

Пятница 13 мая 1916 мая по старому календарю: незадолго до 10:00 утра 40 германских всадников во-главе с капитаном Тилем пересекли греко-болгарскую границу, переправились через мост Кулы и вошли в ущелье Рупель, двигаясь против укреплений, расположенных в самом узком месте, у выхода из ущелья. За ними следовали, строем по 4 человека в ряду, без каких-либо мер предосторожности, 2 болгарских пехотных полка. Укреплениями командовал майор Маврудис с батальоном пехоты, ротой копатель, пушками и артиллеристами. Он имел изобилие боеприпасов, а также запасы провианта на много недель. Маврудис получил 4 приказа относительно сдачи укреплений Рупеля, каждый из которых отменял другие. Последний из этих приказов, хотя и был совершенно противоречивым, велел оказать сопротивление, и он делает это. Около 11:00 противники приблизились к укреплениям, и Маврудис известие Тиля, что нанесёт по его силам удар. Тот был поражен этим, поскольку имел иную информацию. Он отвёл болгарскую пехоты немного назад, но известие Маврудиса, что будет ожидать ответа лишь до 14:00, после чего выступит против укреплений. Маврудис направил телеграммы с сообщениями о происходящем командиру Серресской дивизии коменданту гарнизона Салоник, генералу МессалАсу. Ровно в 14:00 противник направился в сторону укреплений Рупеля, по обрывистым склонах горы Цингели. Обороняющиеся открыли огонь, нанесённый противнику тяжёлые потери, но тот не отвечал на огонь, и отступил к высоте Кула. В 11:00 донесение Мессаласа о событиях у Рупеля пришло в Генеральный Штаб. Заместитель начальника Штаба, Иоанн Метаксас, поспешил в офис премьер-министра Скулудиса с сообщением об этом. Тот вызвал министра военных дел, генерал-майора Иоанна Яннакицу, который одновременно был первым адьютантом короля. Он сказал им, что про все знает, хотя дотоле никому об этом не обьявлял (даже королю и своему правительству). Трое мужчин предупредили начальника Ген.Штаба, генерал-майора Виктора Дусманиса, и отдали приказ немедленно сдать Рупель. Приказ был телеграфирован незамедлительно. В 15:00 он прибыл в Серресскую дивизию (задержка связана с тем, что как только Антанта узнала о вторжении германско-болгарских войск, то она уничтожила телеграфные линии). С большой задержкой Маврудис получил приказ сдать укрепления.

14 / 27мая 1916 года, суббота: на рассвете капитан конницы Тольятти и греческий начальник крепости подписали протокол сдачи Рупеля. Гарнизон покинул укрепления, забрав с собой почти все свое вооружение. Однако 4 крепостных орудия, 800 ядер и 1.200 патронов остались в руках германо-болгарских сил. Согласно протоколу сдачи, этот военный материал должен был быть передан представителю греческого правительства на другой день, в 14:30, на мосту Ветрины. Само собой разумеется, это условие соблюдено не было. Немного дней спустя капитан Тиль писал майору Маврудису, в очень вежливых словах, что он очень сожалеет, но этот военный материал был необходим болгарам. Падение укреплений Рупеля разъяснили Антанту.

В тот же день греческий премьер-министр Скулудис поспешил попросить извинений у болгарского посла за вероятные понесенные болгарами при Рупеле потери. Также он поспешил в тот же день направить очередную формально ноту протеста относительно оккупации силами Антанты части греческих территорий. В весёлых тонах Скулудис объяснил германскому послу фон Мирбаху, что он был вынужден написать жёсткие слова.

15 мая 1916 года по старому календарю: греческие газеты сообщают о захвате Рупеля. Газеты "Патрис" и "Эстия" выражают осуждение этого события. Газета "Акрополис" выражает дружественные королю позиции, и настаивает на критике венизеликов. Газета "Эмброс" уже на следующий день подчёркивать маловажность Рупеля в сравнении с неким крупными городами, которые перешли в иностранные руки без аналогичных стенаний (прозрачный намек на занятие Салоник силами Антанты).

Пятница, 20 мая 1916 года по старому календарю: генерал Данглис задаётся вопросом в провенизеловской газете "Патрис", в чем выгода от нейтралитета Греции, кольцо скоро болгары заняли Рупель.

Суббота 21 мая 1916 года по старому календарю: праздник святых Константина и Елены - именины короля. Салоники украшены греческими флагами, в церкви Св. Софии готовится проведение доксологии (славословия), на вечер в городе запланировано торжественное факельное шествие. В городе на тот момент жило 160 тысяч человек. Когда уже все было готово для начала празднования, генерал Серайль, верховный командующий Армией Востока, в Салониках, неожиданно объявил военное положение и комендантский час. Французские отряды заняли почту, телеграф, беспроводную связь (городскую рацию), заводы по производству электричества и газового освещения в Салониках, обосновались в номархии, прогнали с его места начальника жандармерии. По сути, везде, где в Македонии находились (в статусе гостей) силы Антанты, греческая власть утратила свою силу. Стлы Антанты в это время занимали следующие территории Греции: острова Лемнос, Имброс, Тенедос, Лесбос (Митилена), Кастелоризон, Мелодии, Кефалления и Керкира, также Центральную Македонию, крепости Дова-Тепе и Карабурну; союзнический военный лагерь простирается от Верии и Янницы до устье Стримона и до краёв полуострова Халкидика, и здесь находилось 300 тысяч военнослужащих. В тот же день в Афинах разьяренная толпа константиников (то есть сторонников короля) с дикими осудительными крикамм окружила автомобили послов Англии и Франции, когда они направлялись во дворец чтобы подать свои поздравления королю.

23 мая 1916 года по старому календарю: Антанта устроила ограниченную блокаду греческого побережья, чтобы воспрепятствовать формированию запасов пшеницы, угля и некоторых иных материалов первой необходимости. Это означало, что как только Антанта захочет устроить полную блокаду, то в Греции уже через несколько недель начнётся голодомор. В этот же день газета "Патрис" осудила введение в Салониках военного положения.

24 мая 1916 года по старому календарю, газета "Акрополис" подвергается критике Францию и генерала Серайля.

26 мая 1916 года по старому календарю греческое правительство сочла мобилизацию излишним расходом. Поэтому оно предоставило отпуска на неопределённое время 12 из 14 мобилизованных в армию разрядов.

27 мая 1916 года по старому календарю Антанта захватила остров Тасос, которому тоже суждено было стать её военной базой.

Июнь - начало июля 1916 года по старому календарю: сразу после демобилизации там и тут начали происходить террористические инциденты (во всех них протагонистами были уволенные запасники, а их жертвами были либералы). По своем прибытии по своим домам, уволенные из армии (то есть демобилизованные) немедленно объявляют о создании Общества Эпистратов (сюда вошло порядка 200 тысяч членов) и, как правило, они обращаются с "деклараций верности" к королю Константину. Эти общества очень скоро объединяются в Панэллинский Союз Эпистратов. Его президентом объявляется Иоаннис Сайяс (это инвалид, получивший ранение в битве при Килкисе в качестве офицера запаса).

8 / 21 июня 1916 года послы Англии, Франции и России выдали правительству Греции ультиматум, в качестве держав-покровительниц договоров 1830 года, требуя полной демобилизации греческой армии, низложения правительства Скулудиса, назначения временного правительства, роспуске парламента, проведения выборов, увольнения полицейских, чье расположение и поведение содействовало нападениям на мирных граждан. Король незамедлительно уступил и согласился выполнить все условия ультиматума. Скулудис в тот же день ушёл в отставку, и его сменил Александр Заимис, который присягу на следующий день. Из Ген.Штаба были удалены Дусманис и Метаксас.

30 июня 1916 года по старому календарю: в 9:00 утра в лесу Татоя вспыхнул пожар. В связи с направлением ветра он направился в сторону королевского дворца. Военные части поспешили на место, чтобы оказать помощь лесоохране и сельчанам остановить распространение огня. Около 15:00 Константин I приблизился к очагу пожара, на расстоянии 2, 5 километров от дворца. На обратном пути он убедился, что дорога была перекрыта огнём. Он бросил свой автомобиль (который вскоре сгорел дотла) и совершил тяжёлый переход по ущелье, при том, что король ещё не полностью пришёл в себя после операции из-за плеврита, которым он заболел. Его придерживали солдаты его сопровождения. После 17:00 он прибыл во дворец, и немедленно покинул его, потому что пожар приближался туда. До вечера дворец сгорел. Пожар продолжался 48 часов, и обошёлся ценой жизни 10 офицеров и служащих в охране дворца. Незамедлительно поползли слух, будто пожар построили французы и венизелики. После этого начался новый этап гонений на сторонников Венизелоса.

4 июля 1916 года по старому календарю "Неа Имера" пишет о шести казнях греков французами, как виновных в шпионаже, а четырьмя днями ранее - расстрел еще двух сельчан из Караджовы. Также был расстрелян запасник 28-го полка Прассас из Стромницы, как только он был отпущен после демобилизации.

4 / 17 августа 1916 года германский посол фон Мирбах пришёл к премьер-министру Александру Заими и объявил ему, что Центральные державы в связи с нападением со стороны Антанты в Македонии вынуждены захватить столько греческой территории, сколько того требуют их военные цели стратегически. Конечно, греческое владычество при этом будет уважение, а греческое население может ничего не бояться, потому что соответствующие указания уже были отданы -заверял фон Мирбах (как всегда, его заверения оказались лживыми).

Между тем, Штаб Серайля убедился, что на протяжении 8 дней атаки на фронте Доирани - Аксий (Вардар) не приносят успеха, и отдал приказ прекратить огонь. Он имел под рукой силу в 350 тысяч человек, 700 равнинных орудий и 300 тяжёлых орудий. В это же время болгары потеснили сербов, и захватили Флорину (болг. Лерин). Там они ликвидировали греческую администрацию. Находившаяся там греческая рота (5 офицеров и 89 солдат) была разоружена и уверена в плен в Болгарию, так же как и 33 греческих жандармов. Обещания германцев данные Греции на деле остаются пустыми словами.

5 августа 1916 года по старому календарю болгарский посол Пасаров повторяет германские заверения, данные днем ранее германским послом. Уже тогда он лгал, зная об этом. Греческая IV Армия говорит, что болгарские войска начали вторжение на территорию Греции из каждого доступного для этого места на границах. 18-й Пехотный Полк сталкивается с десяти красными болгарскими силами, и несёт потери в виде 12 человек убитыми, 30 человек ранеными и 5 человек взятыми в плен. Вся 6-я Серресская Дивизия под руководством подполковника Н. Христодулу отступает к Кавале. Тысячи беженцев следуют за отступавшими тысячами солдат. В ФолО британские самолёты по ошибке бомбардировки отступавшие греческие части. Англо-французы удалились со своих продвинутых позиций, и ограничился западным берегом Стримона. Союзный флот Антанты блокировал побережье Восточной Македонии. Болгарское вторжение в Восточную Македонию, начавшееся в тот день, привело к тотальному распространению войны на Македонском фронте, что продолжалось два месяца.

7 августа 1916 года: командующий IV Армейским Корпусом подполковник Иоанн Хадзопулос передал телеграмма из Кавалы, что болгары продемонстрировали враждебное поведение к грекам. Вслед за болгарской армией двигались грабительские отряды комитаджей (ληστοκομιτατζήδες). Напуганные жители Серреса, Драмы, Сари-Шабана (Хрисуполя) бегут в Кавалу. Также, в городе сосредотлчилось большое количество беженцев из Малой Азии. По этой причине он просил разрешения призвать к оружию уволенных запасников (эфедров) этого региона. Кроме того, он подчеркивал направить в регион греческий ВМФ.

Номер газеты "Патрис" от того же числа осуждает захват Флорины болгарами.

8 августа 1916 года по старому календарю министр военных дел, генерал Калларис, отправил телеграмма ответ на запрос Хадзопулоса из Кавалы, что предложение призвать эфедров не было одобрено. Также он сообщал, что флот не будет направлен туда тоже. Хадзопулос должен был успокоить население, в сотрудничестве с административным властями. В ответ на протест греческого правительства, германский посол фон Мирбах, и в тот же день германский министр иностранных дел Янгоф (обратившись к греческому послу в Германии Феотокису) заверили греческого премьер-министра Александра Заими, самым официальным образом, что ни германские, ни болгарские войска не вступят в города Серрес, Драма и Кавала. Болгарское правительство, напротив, отказалось давать какие-либо заверения.

С 8 на 9 августа 1917э6 года и после, генерал греческой жандармерии Трупакис, главный ответственный надзиратель за порядком в Греческой Македонии, описал болгарские насилия в отношении греческих жандармов и военных. И он приходит к выводу, что Македония находится в милости болгар.

10 августа 1916 года Хадзопулос предложил совершить местную мобилизацию и борьбу до победного конца для обороны Кавалы (которая уже подверглась к тому времени бомбардировке германских ВВС, а на сельской местности её окрестностей болгары изгоняли греческое население). Греческий Генеральный Штаб отправил приказ, который "воспрещает любое сопротивление, если противник не будет преследовать разоружения греческих войск".

12 / 25 августа 1916 года итальянская армия высадили в Северном Эпире и захватила Химарру и ее окрестности. Затем итальянцы продолжили свое продвижение по всему Северному Эпиру.

13 августа 1916 5-я дивизия греческой армии была окружена в Драме болгарами. Попытка некоторых офицеров прорваться окружение и уйти была отбила. В тот же день по приказу Генерального Штаба, командующий Корпусом Армии полковник Хадзопулос передал болгарам укрепления защищавшие город Кавалу, формируется мощнейшую крепость на высотах вокруг города на протяжении 10 километров - в общей сложности это были 14 укрепленных пунктов, оснащённые 90 орудиями (τα τηλεβόλα) и неуместны количеством военного материала. IVV Корпус Армии, хотя и пребывал в состоянии демобилизации (αποστρατευμένο), имел возможность удержать эти укрепления при помощи флота. Но теперь Кавала оказалась в милости болгар.

В воскресенье, 14 августа 1916 года по старому календарю (в день вступления в войну Румынии, обьявившей войну Австро-Венгрии) в 17:00 на балконе своего дома в Афинах (угол Панэпистимиу и Америкис) Венизелос произнес свою предвыборную речь перед собравшимися 50.000 жителей Афин и Пирея. Это была его последняя попытка примирения с королем Константином.

В тот же день группа греческих патриотов Македонии (Александр Заннас и полковник Памикос Зимвракакис) узнали от одного французского штабного офицера о вероятных планах командующего Салоникским фронтом Серайля установить в Салониках сербскую администрацию (после падения Рупеля, во французских кругах часто поднимался вопрос провозглашенного Салоник новой временной столицы Сербии; в Салониках и так пребывал сербский парламент, а также сербский главнокомандующий, имеющий под своим началом 100.000 сербов, сражавшихся на Македонском фронте). Заннас узнал, что Серайль намеревался назначит в Салониках сербского номарха, поскольку не верил более в успех Венизелоса. Быть может это была лишь политическая игра со стороны Серайля, с целью ускорить развитие событий и вызвать начало мятежа греков. Как бы то ни было, македонские патриоты П. Аргиропулос, А. Заннас, Д. Дингас, К. Ангелами, Думаю, К. Манос (эти люди уже в декабре 1915 года, едва узнав что Салоники могут быть потеряны для Греции, организовали группу, и пребывали в контакте с офицерам македонских частей) приняли решение начать действовать в течении 48 часов, дабы ликвидировать для Салоник угрозу со стороны Сербии. Между тем, в Салоники стекались беженцы и беспорядочно идущие солдаты из частей разоруженных и распущенных болгарами.

15 августа 1916 года по старому календарю греческая либеральная пресса опубликовала речь Венизелоса произнесенную накануне под заголовком: "Скажите царю..." (Εἴπατε τῷ βασιλεῖ...) - это слова из первой строки стиха знаменитого пророчества Пифии императору Юлиана Отступнику.

16 августа 1916 года по старому календарю состоялся митинг василофронов (οι βασιλόφρονες) на улице Панэпистимиу, вокруг дома Димитрия Ралли (этот митинг был менее многочисленном чем митинг венизеликов двумя днями ранее, но собравшиеся были в то же время энергичнее в своих проявлениях), куда свезли и многие тысячи народа из сел Аттики для многочисленности. Главным выступающим был Димитрис Гунарис, также речи произнесли Димитрис Ралли и Стефанос Драгумис. Все выступавшие на митинге политики осуждали Венизелоса в своих речах, а последние двое даже обвиняли его, что якобы он спровоцировал своими действиям жестокую реакцию эпистратов в отношении венизеликов.

В Кавале (контролировавшейся пока греками) группа молодых офицеров (Ставрианопулос, Исхомахос, Травлос, Вакас, Бакирджис и др.) приняла решение направиться на контролировавшийся англичанами остров Тасос, чтобы сформировать греческий добровольческий легион в составе сил Антанты для войны против болгар на Македонском фронте.

17 августа 1916 года группа офицеров во-главе с полковником и ком.дивом Памико (=Эммануил) Зимвракакисом и Константином Мазаракисом (который перешёл вместе смруководимым им батальоном артиллерии), при участии существенной личности генерал-майора Леонида Параскевопулоса, всего человек 20, совершила переворот против власти короля Греции и правительства Афин. Военным яром повстанцев были критская жандармерия (400 человек во-главе с комбатом (мирархом) Коккаласом и пехотная рота в городе Эдесса (командир - капитан Неокосмос Григориадис). Мятежники создали Комитет Национальной Обороны. Попытка привлечь находившуюся в Салониках 11-ю дивизию на свою сторону приводит к сопротивлению со стороны начальника штаба, полковника Николая Трикупи и большинства офицеров дивизии, которые пытаются подавить мятеж. При мельницах Алатини патрульные двух сил сразились, и там было 3 человека убитыми. Беспрестанные выстрелы создают впечатление, что в городе происходят жестокие бои, но других жертв в столкновениях не было. Наконец, французские силы, используя бронированные автомобили, разняли и разделили сражавшихся противников. Тем самым Серайль спас мятежников, положение которых было удручающим. Затем Серайль отдал приказ, чтобы офицеры 11-й дивизии незамедлительно отбыли в Пирей, а их войско было ограничено в своем военном лагере.

В тот же день в Кавалу прибыла после жестоких приключений в пути 6-я Серресская дивизия подполковника Николая Христодулу, фактически с боями противная себе путь. По инициативе капитана Георгия Кондилиса (который в нарушение приказов Штаба многократно оказал сопротивление болгарам, и вспервую очередь в крепости Феа Петра ("Серый Камень")), ряд офицеров и 300 солдат дивизии переправились на остров Тасос, чтобы продолжить войну в составе сил Антанты.

В Афинах, Венизелос охарактеризовал движение Национальной Обороны (Этники Амина) как преждевременное и неподготовленное. Одновременно он сообщил королю Константину, что если и после вступления Румынии в войну тот настаивает на соблюдении нейтралитета, то Венизелос предпримет раскол Греции. С дозволения короля, премьер-министр Заимис вел переговоры с Антантой о предпосылках вступления Греции в войну, но они вновь провалились. Димитрий Гунарис не поддержал эту инициативу короля, поскольку тем самым терялись гарантии Германии о возвращении оккупированной части Греческой Македонии по окончании войны.

19 августа 1916 года по старому календарю с острова Мелос в бухту Керацини и в Фалер прибыла сильная эскадра Антанты (69 кораблей различных типов и размеров, в том числе 6 броненосцев и 31 другой военный корабль) во-главе с вице-адмиралом Дартизом де Фурне, и встала там якорем. Там она высадила боевые отряды и они произвели захват телеграфа, почты и беспроводной связи. Были конфискованы примерно 10 германских кораблей, которые с начала войны были изолированными в Пирее и в Элевсине. Также англо-французы наладили контроль всех пассажиров, прибывающих в порты Афин, или отбывающих оттуда. От греческого правительства послы стран Антанты требуют изгнания главы германофильской партии, барона Шенка, а также и других органов германского и австрийского влияния. Беззаконные действия специальных представителей англо-французской военной полиции (в связи с совершавшимися ими арестами граждан, обысками в домах и выкрадываниями греков), при том что из раза в раз происходят столкновения с ними эпистратов, вызывают рост популярности последних, и антипатию народа к Антанте.

23 августа 1916 года по старому календарю в Пирей прибыли из Салоник 157 офицеров 11-й дивизии, пытавшийся подавить мятеж Национальной Обороны и изгнанные Серайлем. Они принесли с собой фанатизм против Венизелоса и венизеликов, чем лишь усилили настойчивость многих духовитых венизеликов в Афинах. Они были приняты в королевском дворце с музыкой и хвалебными пеанами. Их поздравлял сам король. После официального приёма они строем в 4 ряда прошли по площади Синдагмы. Перед Захарату они встали смирно, и в один голос крикнули: "Да здравствует король!" Народ радостно приветствовал их.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Сб Июн 12, 2021 7:18 pm), всего редактировалось 7 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Июн 08, 2021 11:48 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ПРОДОЛЖЕНИЕ

27 августа 1916 года барон Шенк и другие изгнанные усилиями Антанты из Афин австрияки и германцы прибыли в Кавалу. Приём организованный там для них греческими властями вызвал негативное отношение англо-французов. В полдень английский консул в Кавале Нокс потребовал чтобы начальник Армейского Корпуса прибывшего сюда, Хадзопулос, сломал инфраструктуры беспроводной связи (рации) Кавалы и отправил ее механизмы на английские военные корабли, угрожая в противном случае что флот Антанты обстреляли и уничтожит её сам.

В 19:00, когда послы Антанты заседали во французском консульстве (на углу улиц Академия и Василиссис Софияс), лица работавшие частными охранниками ворвались в сад посольства и стреляли в окна, выкрикивая прокоролевские лозунги. Большинство из них было арестовано полицией. Нападение совершили 16 человек, 15 из которых работали на французскую тайную полицию, а 16-й, который был их предводителем, был верным венизеликом. Это срежисированное нападение было использовано мисэллином французским послом Гильерменом чтобы потребовать от греческого правительства отложить проведение выборов на неясно время, и разместить во французском посольстве гарнизон из 30 французских матросов.

28 августа 1916 года восстал гарнизон Верии во-главе с комбатом Георгием Вуросом, и присоединился к Движению Национальной Обороны.

В тот же день в Кавале майор германского Штаба фон Швайниц объявил полковнику Хадзопулосу, что IV Корпус Армии препятствует операциям болгарской армии, и поэтому он должен сосредоточиться в Драме, в противном случае в отношении него будет использовано насилие. Хадзопулос немедленно понял, что перемещение в Драму означает пленение болгарами. Он попросил отложить ультиматум на время, необходимое для поездки офицера в Афины и его возвращения оттуда. На это фон Швайниц ответил отказом. Тогда Хадзопулос спросил его, смог ли бы германский командующий армией фон Гинденбург гарантировать его войску отправку в Германию и пребывание в Германии при оружии. Пока фон Швайниц отправился за ответом, Хадзопулос созвал военный совет, который собрался в полдень. На нем собрались все командиры дивизий, кроме командира 5-й дивизии - ему болгары запретили покинуть Драму. Совет единогласно отверг сдачу болгарам, а также возможность оказания сопротивления (потому что укрепления вокруг Кавалы были сданы противнику, нечто подобное было бы самоубийством, тем более что греческое правительство отказалось отправить подкрепления). Единогласно было проголосовало третье решение: сдача англо-французам, и подписывается соответствующий протокол, гласивший, что после бесчестного поведения болгар греческий нейтралитет был невозможен, и быть может, IV Корпус Армии в англо-французском плену окажется полезным Родине. Британский консул Нокс, находившийся на острове Тасос, немедленно извещается о том чтобы он позаботился об их переправе в Старую Грецию в течении этого дня. Одновременно, командир 6-й дивизии Христодулу принял решение перейти на сторону Национальной Обороны. Он известие Нокса и Кондилиса чтобы они позаботились о немедленной переправе его и его дивизии на остров Тасос. В 21:00 IV Корпус Армии (кроме 6-й дивизии) собрался у причала Кавалы, в ожидании прибытия морского транспорта. Вскоре появились 2-3 греческих торговых судна и несколько микроскопических британских военных кораблей. Греческая армия начала погружаться на морские транспортные средства и подниматься на корабли. Продолжение описывается путанным образом. Точно можно лишь сказать, что эти корабли не предназначались для греческой армии в Кавале, но для переправы 6-й дивизии из Драмы в Салоники. Несомненно Хадзопулос попросил у англичан не допустить чтобы его люди сдались в руки болгар, и некоторое время посадка на корабли продолжалась. Вошёл и сам Хадзопулос на британское военное судно номер 43. Там, как представляется, его штатные офицеры являвшиеся сторонниками короля Константина создали инциденты, ругая Антанту и движение Национальной Обороны. Представляется, что горячие головы из среды офицеров поддерживавших Национальную Оборону решили воспользоваться тяжёлой минутой и настаивал, чтобы все части были перевезены в Салоники, а не в Старую Грецию (как того хотел Хадзопулос). Результатом этого стало то, что командующий Корпусом Армии сошёл с корабля и отдал приказ прекратить посадку его частей. Позднее он заявил, что англичане принуждали части взошедшие на морские транспортные платформы декларировать, что они переходят в состав Национальной Обороны, и когда те отказывались, им отрезали верёвки, и сильный ветер относил транспортные платформы к берегу, где их подстерегали и пленяли болгары (однако, это свидетельство опровергается показаниям всех очевидцев из числа офицеров Национальной Обороны - они утверждают, что посадка была отменена потому, что единственным вопросом волновавшим Хадзопулоса было не то, чтобы спасти IV Корпус Армии, но чтобы не допустить уход офицеров и солдат в Салоники).

29 августа 1916 года по старому календарю, в 2:00 утра, IV Корпус Армии отступил от пристани Кавалы. Всю ночь перед таможней стояла толпа беженцев. 6-я дивизия (150 офицеров и 2.000 солдат) была переведена между тем англичанами из Драмы на остров Тасос, а затем в город Салоники. В верхних кварталах обречённый Кавалы банды турок и цыган уже начали грабёж города. В нескольких стах метров от внешних домов и зданий города появились для совершения нападения болгарские передовые отряды.

Греческий премьер-министр Александр Заимис и его правительство подали в отставку, а он сам уехал на остров Эгина на рыбалку. Новым премьер-министром становится Николай Димитракопуло, видный юрист.

Министр военных дел, генерал Калларис, телеграфировал в IV Корпус Армии, чтобы при помощи английского адмирала он направился в город Волос при помощи греческих кораблей, либо, если таковых не будет, любых других. Поскольку англичане привели в негодность беспроводную связь Кавалы, британский посол в Афинах, сэр Фрэнсис Эллиот берётся передать эту телеграмму в Кавалу.

Флот Антанты приплыл на остров Саламин.

В 10:00 фон Швайниц обьявил командиру Корпуса Армии Хадзопулосу, что фон Гинденбург согласился перевезти IV Корпус Армии греков при оружии в Германию, где он останется пребывать до окончания войны. Переговоры об имплементации соглашения продлевают до 15:00, поскольку болгары вставляют разного рода предпосылки. Также, фон Швайниц цинично требует немедленной сдачи в качестве заложников двух рот, в знак гарантии точного исполнения условий договора. Между тем, на остров Тасос прибыл британский консул Нокс, и предложил Хадзопулосу предоставить ему корабли для отправки армии и беженцев. Командир корпуса побоялся быть обманутым, и что его армия будет переведена в Салоники, и поэтому ответил на это предложение отказом. Между тем фон Швайниц признал об этих переговорах, и в 18:00 сообщил Хадзопулосу, что уход гарнизона Драмы должен был состояться не позднее ночи того же дня. В противном случае предложение Гинденбурга утрачивает свою силу, и IV Корпус Армии должен был быть пленен болгарами. В тот же час времени болгарские самолёты бомбардировали порт Кавалы, имея целью торговое судно "Арис", плотно наполненное военным материалом, но попаданий не было (погибло лишь некоторое количество женщин и детей). Под воздействием шантажа фон Шваница, Хадзопулос издал необходимые указания. В 23:00 IV Корпус Армии вышел чтобы пройти мимо болгарских передовых отрядов. Однако ранен, в 21:00, наконец пришло указание министра Каллариса от предыдущего дня. Выдвигая различные предлоги, Хадзопулос отказывается их выполнять. Наконец, его армия (состоявшая из 6.000 человек, из которых многие, в том числе 400 офицеров, были переведены в город Герлиц в Саксонии, близ Лейпцига) через Драму была уверена в почётный плен в Германию, где и оставалась до окончания ПМВ. Вокруг пребывания греческих военнопленных в Героине впоследствии возник ареал легенд связанных с их любовными похождения с местными любовницами-немками.

Примерно в те же дни партия Димитрия Гунариса, бывшая оппозиционной к партии Филэлевтеров, с целью оговорить Венизелоса, кроме прочего сфальсифицировала послание, в котором Венизелос якобы соглашался с передачей Болгарии Кавалы, в обмен на некоторые территории в Малой Азии.

30 августа 1916 года по старому календарю в полученные часы болгарский комендант заявил греческому командиру гарнизона Кавалы, что он занимает город именем царя Болгарии Фердинанда. В портовой службе (лименархио) продолжает пока ещё развеваться греческий флаг. Прискакавший болгарский всадник опустил его. Так начинались хождения по мукам греческого населения Восточной Македонии под болгарской оккупации. Пятая часть военных запасов Греции попало в руки болгар, так же как и огромные запасы пшеницы, табак на сумму 40.000 золотых драхм, большие цистерны бензина. Добыча болгар была поистине богатой.

В течении нескольких последующих недель стало ясно, что германские гарантии территориальной целостности Греции были ложью.

31 августа 1916 года по старому календарю газета "Эфнос" пишет: "Болгары входят в Кавалу и уводят пленными греческих солдат. Пусть организуют старые партии митинги о сием "счастливом событии". И пусть мы именуем предателями тех, кто прольёт свою кровь в борьбе против проклятого врага".

1 сентября 1916 года по старому календарю греческая пресса поддерживавшая Венизелоса, газеты "Элевтерос Типос" и "Эстия", осуждает ответственных за сдачу армии в Кавале, и восхваляют действия ком.дива Христодулу. Действия греческих солдат и офицеров ею не обсуждается. Николай Димитракопулос, взявшись формировать новое правительство, убедился в тупиковости ситуации, и через 3 дня снял с себя обязанности. Его сменил Николай Калогеропулос, который тоже, с разрешения короля, начал переговоры с Антантой насчёт объявления войны против Болгарии. Переговоры были опосредствованными, потому что послы Антанты не желают иметь с ним дело. После сдачи Восточной Македонии их правительства до крайности не доверяли королю Греции. Царь Болгарии трубил в тотже время триумф по поводу захвата всей Болгарской Македонии (то есть территорий, утраченные Болгарией в ходе Второй Балканской войны).

2 сентября 1916 года по старому календарю назначенный Венизелосом "начальником штаба движения" майор Феодор Пангалос посетил Венизелоса в его доме, где находились также Павлос Кундуриотис и генерал Данглис. Пангалос говорит на этой встрече, что из 60 офицеров вставших на сторону Национальной Обороны сперва, теперь осталось только 15 человек. Павлос Кундурьотис поддержал своих единомышленников, сказав им, что они не нуждаются в трУсах.

3 сентября 1916 года по старому календарю, газета "Патрис" выражает провенизеловские, а "Неа Имера" - радикальные прокоролевские позиции в вопросе падения Кавалы. Должность премьер-министра занимает Н. Калогеропулос.

7 / 20 сентября 1916 года из Пирея адмирал Фурне, начальник союзной армады, контролировавшей самый большой порт Греции, новым ультиматумом потребовал новых мер против эпистратов, а также новых депортации германских подданных, и новых удаления лиц из состава офицеров гарнизона Афин, и новых наказаний полицейских. Конечно, условия ультиматума были приняты.

13 сентября 1916 года положение мятежников Национальной Обороны в пределах владений правительства Афин стало невыносимым. Отпуска Феодора Пангалоса и полковника Иоанна Фикиориса окончились, и их искали командование гарнизона как дезертиров - они немедленно должны были либо вернуться в свои части, либо открыто восстановить против действующей власти. Кроме того, распространили слух, что правительство приняло решение арестовать Эл. Венизелоса, а также многих политических и военных деятелей из числа его друзей. Тогда Венизелос совершил свой финальный призыв. За ним последовало примерно 100 человек (в том числе 32 офицера). Другие 15 военных, случившемся в Фессалии, прибыли в Салоники позже. Богач Леонид Эмпирикос предоставил в пользу мятежа 2 своих корабля, "Эсперию" и "Атромитос". Пангалос получил приказ обговорить с французами детали отьезда. Он выступил ночью. В предыдущий день Пангалос обосновался в своем Штабе во Французском Институте, откуда предупредил посвящённых, и назначил им, в каких точках в порту Пирея они должны были собраться, и в каком именно часу. В первые послеполуденные часы одна французская машина приехала домой к Венизелосу, который денно и нощно осаждался органами полиции. На ней Венизелос поехал в Британское Посольство, где уже находился Кундурьотис. Было соглашено, что генерал Данглис немного задержится со своим отъездом, в надежде что хотя бы в последний момент будет достигнуто соглашение с королем. В 20:00 посвящённые отправляются в Пирей различными маршрутами. В 21:00 Пангалос на одном открытом французском автомобиле перевез двух тесных соратников Венизелоса, Эммануила Репулиса и Мильтиада Негрепонди, которые закрыли свои лица шарами. На пристани, перед Часами, заговорщиков ожидала французская моторная лодка (η βενζινάκατος). Они уже были готовы к отплытию, когда к ним приблизился военный караул. Командир караула, младший лейтенант, хотел проверить их документы. Тогда французский капитан и два матроса вытащили свои пистолеты, пригрозил начать стрелять. После того как они ушли, французская моторная лодка пристала к французскому военному кораблю "Резоли", стоявшему на якоре на берегу Ксаверия. К 22:00 на борту этого судна собрались все 100 заговорщиков, как политических, так и военных (в их числе были А. Михалакопулос, И. Циримокос, Ап. Александрис, Г. Кафандарис, П. Аравантинос и другие). На небольшом расстоянии отсюда стояла "Эсперия", куда, согласно замыслу, должны были перейти заговорщики чтобы поплыть на остров Крит. Незадолго до времени начала их посадки на "Эсперию", однако, взвод (димирия) греческих солдат захватил этот корабль и арестовал его капитана. Почтовая служба запретила отплытие из порта, тогда как командир "Резоли" не имел приказа использовать силу, но лишь содействовать отправлению заговорщиков. Тогда французский капитан взял на себя инициативу: он предупредил офицера взвода, который захватил "Эсперию", чтобы тот незамедлительно покинул судно. В тот же момент пушки "Резоли" повернулась на него, и вооруженные матросы спустились на лодки. Ещё до того, как эти лодки пристали к "Эсперии", греческий взвод уже покинул её. В 24:00 "Эсперия", с потушенным светом, уже вышла в открытое море перед Фалером. Один пароход (η ατμάκατος), проставленый к французскому крейсера "Бруикс" привозит Венизелоса и Кундурьотиса (к берегу Фалера их доставил из Английского Посольства французский автомобиль). "Эсперия" ("Вечерняя", "Запад") немедленно направилась в Суду. За ней последовал "Атромитос" ("Бесстрашный"), который сделал остановку на острове Спецес, чтобы принять на свой борту и других друзей Венизелоса. "Плывущий мятеж" сопровождал французский миноносец, чтобы отразить вероятное нападение подкарауливавших на море германцев. Прежде чем 2 корабля прибыли на Крит, критяне свергли местные власти. Они захватили общественные здания, нейтрализовалииотдельные вспышки реакции на их действия и, поскольку большинство офицеров гарнизона Ханьи были родом из Старой Греции, и не желали поднимать мятеж, их посадили на один пароход, который должен был отвезти их в Пирей. Теперь полком Критян стал командовать человек в чине капитана.

14 сентября 1916 года по старому календарю: на другой день, вся дорога от Суды до Ханьи была наполнена вооружёнными критянами, которые приветствуют Венизелоса и Кундурьотиса. Столица острова была вся украшена флагами Греции, с изображениями обоих героев мятежа и с лавровым ветками. Перед ними проходит парадным маршем во-главе с оркестром игравший национальный гимн гарнизон города. В полученные часы свыше 20 тысяч вооружённых людей со всех точек Крита заполнили площадь Ареса, и бурным потоком разлились на побережье с радостными криками и пальбой. Там они формируют народный митинг. Он доверяет двум протагонистам мятежа сформировать Временное Правительство, чтобы спасти Нацию в качестве союзников Антанты. Венизелос произнес краткую речь. Он подчеркнул в ней, что официальная Греция не должна принимать участия в Салоникском мятеже прежде чем наступит подходящий час, дабы не дать врагам государства давно ожидаемую ими зацепил. Когда наступит подходящий момент, король встанет сам во-главе мятежа. Толпа в ответ на это кричит: "Долой царя! Да здравствует демократия!" - и это совершенно не по вкусу Венизелосу, потому что антимонархические народные выражения подрывали единство Нации. Таким образом, вечером того дня в Ханье было сформировано Временное Правительство, и у Греции стало два правительства.

В тот же день в Суде пристал миноносец "Фетис" во-главе с лейтенантом флота Г. БУбулисом. Это был первый греческий военный корабль вставший на сторону мятежников.

В тот же день в Патре эпистраты устроили эпизоды против противников короля.

15 сентября 1916 года по старому календарю в Ханье начала издеваться "Газета Временного Правительства" ("Эфимерида тис Поосоринис Кивернисеос"), которая при этом несла королевский греческий герб с титулов "Королевство Греция".

16 сентября 1916 года по старому календарю на французском эсминце прибыл на Крит Данглис. Он так и не сумел достигнуть соглашения с королем. С Данглисом прибыло ещё некоторое количество офицеров. Сразу после его прибытия Временное Правительство издал указ, что Данглис становится ещё одним его членом - тем самым был основан триумвират (триандрия).

18 сентября 1916 года по старому календарю в номе Ираклий произошёл небольшой инцидент с силами монархистской реакции, подавленный сторонниками Временного Правительства. К мятежникам присоединяется острова Хиос, Лесбос (где ведущую роль сыграл Георгий Папандреу) и Лемнос.

19 сентября по старому календарю утром, Ф. Софулис со 150 людьми во-главе с майором Ф. Пангалосом отплывают на "Атромитосе" на остров Самос, чтобы поднять там мятеж. Вечером Софулис телеграфировал Венизелосу, что он высадили на Самосе, и гарнизон острова сдался. На острове царит порядок.

21 сентября 1916 года по старому календарю члены триандрии посетили Самос, а затем Хиос.

Как только Николай Калогеропулос убедился, что его попытки вывести Грецию из состояния нейтралитета были тщетными, он подал в отставку с поста премьер-министра. Тогда Константин I назначил чисто служебное правительство (υπηρεσιακή κυβέρνηση) из университетской профессоров и государственных служащих, преданных Короне.

22 сентября 1916 года по старому календарю члены триандрии в 6:00 утра прибыли в порт Герас на острове Лемнос.

Новым тяжелым ультиматумом адмирал Фурне требовал чтобы ему был сдан греческий лёгкий флот, и чтобы были разоружены броненосцы "Авероф", "Килкис" и "Лемнос", а также чтобы были разоружены огневые артиллерийские пункты (τα πυροβολεία) Кастеллы. Кроме этого, должен был быть насажден контроль Антанты над железными дорогами Пирея - Ларисы, а также над греческой почтовой службой.

В понедельник, 26 сентября 1916 года по старому календарю, Временное Правительство прибыло в Салоники, где оно и обосновывается. Зданием Национальной Обороны был старый Турецкий Клуб. Временное Правительство обосновано свои офисы в здании резиденции III Греческого Корпуса Армии.

27 сентября 1916 года по старому календарю присягу премьер-министра принял в Афинах ничего не подозреваемый мудрый исследователь Средневековья, Спиридон ЛАмброс. Через несколько часов после этого адмирал Фурне уже требовал от нового премьер-министра выполнить условия его ультиматума к 11:00 следующего утра. Правительство запротестовало, но в конце концов уступило.

28 сентября 1916 года по старому календарю французские броненосцы вошли в Морскую Базу (Навстафм), и согласно условиям ультиматума с греческих военных кораблей были прогнаны две трети их составов.

Тогда Константин I собрал изгнанные с греческого ВМФ составы кораблей на Марсовом поле (Педион ту Ареос). Это событие завершилось манифестацией константиников на улицах Афин и столкновениями. Тогда французский адмирал, "дабы сохранить общественный порядок", высадили на берег отряды, которые обосновались в Пирее и в Афинах, и одновременно захватил также и огневые артиллерийские точки Кастеллы. Немного времени спустя его матросы уже стали становиться лагерем внутри Заппио, в 200 метров от королевского дворца.

30 сентября 1916 года по старому календарю адмирал Дартиз де Фурне потребовал, чтобы Греческая Полиция была поставлена под контроль, чтобы было запрещено ношение оружия, и чтобы проверки на железных дорогах были более строгими. Правительство вновь протестовало, но вновь уступило.

16 октября 1916 года по старому календарю на северных границах Афинского государства, в городе Катерини, обосновались агенты константиников, которые подталкивает эвзонов Национальной Обороны в Верии к дезертирству. Наконец, убийство одного из младших офицеров Национальной Обороны (αμυνίτης υπαξιωματικός) на общественной дороге Катерини - Верия, дадо необходимый предлог Временному Правительству. Во-главе с капитаном Николаем Пластирасом, 200 критян-солдат перешли реку Галиакмон и захватили город Катерини. В столкновениях, защитники города потеряли 4 - 5 человек убитыми, и вдвое больше ранеными, а нападавших потеряли одну лошадь.

В воскресенье 17 октября 1916 года по старому календарю, на другой день после боя в Катерини, явилась французская армия и заняла город, тогда как бойцы Национальной Обороны (аминиты) отступили с потерями. Правительство Афин сочла это действие попыткой своей ликвидации со стороны Временного Правительства. Генерал Серайль тогда активно вмешался и провел нейтральную полосу шириной 5 - 8 километров от Корицы до залива Термаикос, и запретил чтобы внутри неё находились войска двух греческих правительств. Там могли передвигаться в качестве сил осуществлявших власть лишь французские полицейские и служащие. Этот эпизод также заставил короля Греции отменить обещание, которое он дал члену французского парламента, Полю Беназе, уступить военную и военно-морскую аммуницию и отвести Фессалийскую армию в Пелопоннес, развязываястем самым руки генерала Серайля, и отменял угрозу тыла его войск.

Под островами Флевес в Сароническом заливе мощный взрыв в течении 4 минут затопил торговое судно "Ангелики", перевозившее добровольцев и боеприпасы для армии Национальной Обороны. Было много жертв (свыше 185). Сперва было неясно, было ли это результатом нападения германских подводных лодок (как уверяла пропаганда Антанты, но вяло отрицали германцы), или взрыва морской мины (вероятно, установленного Антантой минного поля), как говорили германцы. Сегодня известно, что при Флевес атаке германской подводной лодки подверглись 3 парохода - "Ангелики", "Спарти" и "Кики Исаийя", и из них потонул лишь последний (следы затопления до сих пор не обнаружены), тогда как первые два сумели доплыть до островов Флевес и встать там. До сравнительно недавнего времени причины повреждений кораблей оставались неясными.

18 октября 1916 года по старому календарю, на том же месте и тем же способом было потеплело грузовое судно "Кики Исаийя". Жертвы - 4 матроса.

25 октября / 7 ноября 1916 года адмирал Фурне поднял в греческой Военно-морской Базе (Навстафме) французский флаг. Одновременно, хотя греческое правительство отказалось разрешить это, он поднял французский флаг и на 30 лёгких греческих военных кораблях, которые он захватил, а затем посадил на них французские команды, и привёл их в движение чтобы защищать мореходство от германских подводных лодок. На трех разоруженных греческих броненосцах он разместил французские отряды охраны.

С ноября 1916 по февраль 1917 года османы уничтожали греков Понта посредством депортаций, принявших организованный и универсальный характер.

3 / 16 ноября 1916 года в целях исполнения отмененного королем Греции соглашения с Полем Беназе, адмирал Фурне потребовал от премьер-министра Спиридона Ламбру сдать следующий военный материал: 16 равнинных батарей артиллерии, ещё столько же батарей горной артиллерии (в общей сложности обе эти категории должны были насчитывать 34 батареи - 128 орудий с 1.000 снарядов каждое), также 40.000 ружей Манлихер с 220 патронами каждое, 140 пулеметов, 50 грузовиков. В качестве первой партии должны были быть немедленно сданы 10 горных батарей.

6 / 19 ноября 1916 года Фурне потребовал и добился, чтобы территорию Греции покинули в течении 48 часов послы Центральных держав по обвинению в шпионаже персонала посольств.

В этот же день сербы отбили Монастир (Битолу).

7 ноября по старому календарю Совет Короны под председательством короля обсуждал вопрос сдачи оружия для Фурне. Раллис, Заимис, Драгумис, Калогеропулос и Димитракопулос казались уступчивыми, принимая во внимание последствия отказа. Непреклонными оставались лишь Гунарис и Скулудис, причём последний даже был полон воинственного пыла, и выражал сомнения по поводу того, что армия согласится послушаться, если получит приказ сложить оружие. В конце концов, верх взяла последняя точка зрения.

8 / 21 ноября 1916 года в проливе Кеи германские подводные лодки атаковали и затопили "родного брата" "Титаника", корабль "Британик". Факт остался недоказанным, и до сих пор неясна причина гибели судна. Не менее вероятно версия, что он нарвался на заминированный участок моря, и подорвался на германской мине.

В тот же день греческое правительство отвергло требование-ультиматум Фурне.

10 и 11 ноября 1916 года по старому календарю Временное Правительство Салоник провозгласило акт объявления войны Центральным державам.

11 / 24 ноября 1916 года Фурне предоставил срок, в течении которого можно было принять его ультиматум, до 18 ноября 1916 года (по старому календарю), в противном случае угрожая поступить как того требовали обстоятельства.

Временное Правительство из Салоник объявило Центральным державам войну, хотя первоначально оно принимали участие в боевых операциях лишь силами одного батальона.

14 / 27 ноября 1916 года в полученные часы состоялась последняя встреча адмирала Фурне с королем Греции Константином I. Фурне обьясняет, что ему не понадобится сделать ничего другого, кроме как "мирную демонстрацию сил", чтобы принудить эпистратов отступить, и получить то, что он хотел. Не будет ни единого выстрела. Он отдал приказ совсем не применять силу для захвата военного материала или для проникновения в греческие казармы или в склады оружия. Только в том случае, если греки станут защищаться используя силу французы используют свое оружие. Король сказал ему, что и греческие войска получат приказ не использовать оружия первыми.

15 ноября 1916 года по старому календарю Константин I на совещании высших офицерских чинов вызывает к их мудрости и хладнокровию.

17 / 30 ноября 1916 года в полдень министр иностранных дел Греции, Евгений Залокостас, вошёл на французский флагман "Прованс" и предоставил адмирала Фурне отказ греческого правительства принять его условия. Одновременно, Генеральный Штаб отдал приказ 2-й Халкидской Дивизии поспешить в Афины. Венизелики, в ужасе, отправили к Фурне комиссию либералов в последние часы до истечения его ультиматума. Она пытается убедить его отменить "мирное нападение", и все время предоставляли ему данные о подготовительных работах, которые показывали, что столкновение было неизбежным. Он слушал членов комиссии с соглашательской улыбкой: "Не волнуйтесь. Речь идёт о срежессированных действиях!" Наиболее предусмотрительные либералы покидают Афины. Однако мэр Афин Эммануил Бенаки отказывается уезжать, и отказывается от охраны из французов.

В ночь с 17 на 18 ноября 1916 года по старому календарю, в Афинах происходят приготовления к боевым действиям.

18 / 31 ноября 1916 года адмирал Дартиз ди Фурне (Dartige di Fournet) до рассвета высадил в Пирее (вариант: на берегу Фалера) 3 батальона французских матросов, 3 роты британских морских пехотинцев и один небольшой отряд итальянцев - в общей сложности примерно 2,5 (вариант: 3) тысячи человек под ружьём, без артиллерии. Напротив них Константин I выставил примерно 30.000 человек под началом генерал- лейтенанта Константина Каллариса (командира I Корпуса Армии. По существу, начальником армии оставался однако генерал Анастасий Папулас. Все холмы на подступах к Афинам со стороны моря (Пника, Филопаппу, Обзерватория, Ардетт) были заняты и укреплены при помощи артиллерии и мистральез (ταμυδραλιοβόλα). Также были заняты Пороховой завод (το Πυριτιδοποιείο) по улице Иера Одос (тогда это была местность пригорода) и Патронный завод (το Καλυκοποιείο) Малциниотиса (за Стадионом, то есть за Каллимармаро). От квартАла Руф до улицы Сингру были выстроены 8.000 пехотинцев. Силы запаса сосредоточились в Халандри. Даже дома при школах-гимназиях в Пирее имели свои гарнизоны. Фурне убедился, что греки были готовы оказать сопротивление очень рано, но он настаивал на продолжении задуманной им "мирной демонстрации". Он разделил свои силы на три колонны, которые начали двигаться от улицы Сингру, от линии электрички и от улицы Пиреос. Также он установил свой штаб в Заппио. В 9:30 утра французы прибыли в Филопаппу. Майор Григоракис, который командовал укреплением, жёстко сообщил им, что он будет защищать свои позиции, согласно полученным им указаниям. Напрасно выбирал Фурне пытался обговорить по телефону с премьер-министром Ламбросом, чтобы тот приказал греческому отряды удалиться с холма. Французский адмирал избегал прийти в контакт с королем Константином, который находился неподалёку от Заппио, в своем дворце на улице Герода Аттика. Между тем, позади греческого строя начали стекаться эпистраты ("мобилизованные") - без формы, но с ружьём и патронтажами (οι μπαλάσκες). Тогда, около 11:00, кто-то нажал на курок (неизвестно, был ли это грек или француз, да и не имеет большого значения). Столкновение началось близ Фисио, на мосту электрички, когда одна рота с броненосца "Демократия" попытался отнять обратно свою ношу из личных предметов, которую у неё отобрали по пути. После этого столкновение мгновенно распространилось по всем точкам соприкосновения, где силы Антанты находились напротив вооружённых греков, от ДафнИ до Патронного завода Мальчиньотиса. Заппион, где располагался штаб Фурне, незамедлительно превратился в цель сокрушительного огня, в особенности из пулеметов, установленных на холмах Стадиона. Одна пушка, установленная близ дворца, вместе со множеством пулеметов, тоже начала стрелять по Заппио. Во всем этом столпотворении, после 12:00 в штаб Фурне прибыл с угрозой для своей жизни посол России Демидов, присланный королем Константином I: король просил прекратить кровопролитие, и предлагал передать адмиралу Фурне 6 греческих батарей артиллерии. Фурне согласился. Начались немедленные жаркие дипломатические переговоры. Однако в 16:30 произошло новое осложнение, на сей раз с холма Обзерватории. Столкновение вновь приобретает всеобщий характер. Тогда Фурне по своей беспроводной связи (рации) отдает приказ своему флоту обстрелять Афины. Когда спускались сумерки, английские и французские эсминцы открыли огонь по бухте Фалера. Афины сотрясаются, покуда снаряды (которых по городу было выпущено порядка 70) били на редком, но периодическом пространстве вокруг холма Ардетт, попадают на Кладбище и по району Панкрати. В 17:00 французский броненосец "Мирабо" стоявший у Саламина, в 12 километрах от Афин, начал бить по Афинам 305-миллиметровыми снарядами. В то время как король Греции обсуждал в своем кабинете во дворце по улице Герода Аттика с послами Антанты происходящее и выход из положения, несколько снарядов от эсминцев взорвались в саду дворца. Королева София совместно с принцессами и с принцем Павлом укрылись в подземных помещениях дворца. Константин I заметил: "Вот ваши довожу, господа. Своими действиями вы стремитесь бросить нас в объятия ваших врагов". Посол Англии, сэр Фрэнсис Эллиот, ответил на это возгласом: "Я протестую!" И в этот момент ещё один снаряд взрывается перед окном кабинета греческого короля. В своем треволнении, присутствующие ускорили свое обсуждение. Наконец, окончательное соглашение было заключено, в 19:00 был остановлен артобстрел, а отряды сил Антанты отошли на свои корабли. В столкновении Антанта потеряла убитыми 6 офицеров и 58 солдат, еще 167 военнослужащих было ранено, и 80 пленено. Греки потеряли убитыми четырёх офицеров и 26 солдат, 52 военнослужащих было ранено и 60 пленено. От артобстрела смкораблей была лишь одна жертва - бабушка, которая погибла в Панкрати. Силы Антанты оставили не только поле боя, но и забросили вообще всю систему контроля, насажденную ими. Службы, полиция, гарнизонная охрана созданные ими распускать. Тем самым, фактически победа осталась за греками.

19 ноября 1916 года по старому календарю утром начались безудержное празднования. Силы Антанты покинули Заппио. Началась гражданская война и анархия. Венизелики обвиняются что оказали поддержку Антанте, и открывали огонь по защитникам Афин. Начались гонения против венизеликов, которые были единственными жертвами внутреннего столкновения. Венизелики подверглись насилию, арестам и убийствам. Пустой дом Венизелоса (угол улиц Панэпистимиу и Америкис) был захвачен штурмом. Офисы и типографии провенизеловской прессы подверглись методичному уничтожению. Кроме этого, теперь запрещается издание этих газет. Даже здание Парламента было обращение в помещение для арестованных. Венизелисты бегут на корабли Антанты, чтобы спастись, и многие (главным образом из высших классов общества) бежали в Салоники. Это продолжалось много дней. В особенности акты насилия были многочисленными на протяжении первых двух дней от "битвы за Афины". Позднее комиссия, взявшись за исследование подач в суд со стороны жертв за беззакония в эти дни, подтвердила, что было совершено 35 убийств, 922 ареста, 503 случая грабежа, 359 случаев бойкотировать, 66 случаев уничтожения имущества, 31 случай отложения работы газет (нередко сопровождввшихся с погромов их типографий) и 980 депортаций и бегств под угрозой насилия со стороны эпистратов. Хотя первая волна террора и прекратилась, насилие над сторонниками Венизелоса и запугивание венизелистов продолжились. Этот беспредел получил в историографии название "ноябрьских событий" (Νοεμβριανά).

19 - 23 ноября 1916 года по старому календарю очевидец Г. Вендирис сообщает, что в местность близ санатория лечения от туберкулёза (το φθισιατρείο) "Сотирия" сходили, и там массово казнили обвиняя как "шпионов англо-французов" греческих беженцев из Малой Азии.

23 ноября / 6 декабря 1913 года газета "Афины" писала, что Антпнта продолжала строгую блокаду порта Патр, восприщаячотплытие из порта, либо прибытие в него, кораблей, а также рыбную ловлю на побережье.

В этот же день германцы захватили Бухарест.

24 ноября / 7 декабря 1916 года Временное Правительство Салоник (то есть триумвират), через послание направленное к правительственным представителям в Ханье, Митилене, Хиосе и Самосе, объявили короля Константина низложенным, в связи с гонениями против венизеликов (в ходе "Ноябрьских мобытий"). С этого времени Венизелос начал двигаться за кулисами с целью низложения короля.

В тот же день премьер-министром Великобритании вместо Асквита стал Ллойд-Джордж.

25 ноября 1916 года по старому календарю в качестве наказания за "Ноябрьские события" Антанта насадила на Афинское государство полную блокаду больших портов, подконтрольных ему (Пирей, Патра, Волос). Царит полное бездействие. Вскоре начались нехватка и голод.

28 ноября / 11 декабря 1916 года настал конец карьеры адмирала Дартиза ди Фурне. Он был снят с поста командующего флотом, отозвал во Францию и отослан на морской трибунал.

1 / 14 декабря 1916 года послы Антанты передали тяжелейший ультиматум Константину I в качестве удовлетворения за унижение, пережитое флагами их государств в ходе "Ноябрьских событий". Они потребовали, чтобы греческая армия, верная королю, отступила в Пелопоннес. Также ультиматум требовал отложить деятельность организаций созданных эпистратами. Королю не оставалось ничего иного, кроме как уступить, а управления организаций эпистратов дали соответствующие указания.

В декабре 1916 года Серресская дивизия, заполнив свои кадровые недостача за счет добровольцев с островов и прибывавших с территорий Османской империи беженцев, была поставлена на службу Антанте.

12 / 25 декабря 1916 года в 15:00 фанатичные антивенизелики собрались на Марсовом Поле Афин, близ Школы Офицеров (Σχολή Ευελπίδων). На связеннодействии предстояло митрополит Афин Феоклит, в сопровождении членов Синода и массы попов. Он подверг Венизелоса проклятию.

18 / 31 декабря 1916 года был предьявлен очень значимый ультиматум Антанты.

1917 год: Временное Правительство Салоник впервые в Греции создаёт Министерство Сельского Хозяйства.

Февраль 1917 года: французы захватывают город Корицу в Северном Эпире. На Балканском полуострове формируется непрерывный фронт от Влеры (греч. Авлон) на берегах Адриаьического моря до устья реки Стримон на берегах Эгейского моря.

Весна 1917 года: на Македонском фронте сражаются уже 3 дивизии Национальной Обороны. На Кикладах подполковник Ал. Офонеос создаёт четвертую дивизию Национальной Обороны. Серресская дивизия подверглась нападениям болгарские силы секторах Равине и Скра-ди-Леген, и понесла жестокие потери от артиллерии противника.

Март 1917 года: все население Ацвали было депортировано в глубину Анатолии. Цветущий греческий город был подвергнут грабежу (разграблены церкви, школы, больницы, дома). Временное Правительство предлагает захватить Фессалию, чтобы обеспечить себе урожай хлебных злаков, который должен был затем быть поровну поселение между двумя Грециями.

Середина марта 1917 года: Аристид Бриан подал во Франции в отставку, и премьер-министром страны стал Александр Рибо.

Апрель 1917 года: Временное Правительство Салоник захватило Ионические острова. Правителем туда прибыл Александр Папанастасиу, который принял активные меры чтобы прервать экспансию итальянцев.

Начало апреля 1917 года: один официальный список гласит, что 1.450 армейских офицеров и 40.000 солдат, и, сверх этого, 96 морских офицеров и 1.406 матросов на 11 эсминцах и миноносцах, а кроме того ещё 267 офицеров жандармерии и 5.139 жандармов, "частично способные быть использованы в боевых действиях" находятся в составе сил Национальной Обороны.

7 - 8 апреля 1917 года по старому календарю, или 20 - 21 апреля по новому календарю, на конференции в Сен-Жане-де-Морьен, в Савойе, Антанта приняла решение низложить греческого короля Константина I - на сей раз свое согласие дал и Ллойд-Джордж, который, однако, отверг возможность организации военного похода против Афин. Свое согласие дал и министр иностранных дел Италии Сонно, но при условии, чтобы Греция не была провозглашена республикой, вместо монархии. В обмен на свое согласие он потребовал передачу Италии городов Смирны и Коньи, и заявлял, что вооруженные силы Италии займут города Превезу и Яннину.

21 апреля 1917 года по старому календарю в отставку ушло правительство Спиридона Ламбру, прогнанное королем Константином. Премьер-министром стал Александр Заимис, а новым военным министром - Константин Дермедзи.

15 - 16 / 28 - 29 мая 1917 года на Лондонской конференции (на ней принимали участие лишь державы-покровительницы Греции, и поэтому там не было Греции) окончательно принято решение отнизложении греческого короля Константина I. Рибо явился на конференцию с полным и детальным планом действий, который предусматривал назначение сенатора Шарля Селестена Огюста Жоннара в качестве высшего гармоста-правителя от Держав-Покровительниц, имея миссию координации действий в целях успеха этой операции. Англичане совсем не соглашались: низложение должно было быть произведено мирными средствами. Верховный гармост ни при каких обстоятельствах не должен был захватывать Афины. Однако, в случае крайней необходимости он мог отдать приказ о начале военных операций против Коринфского перешейка. Конференция едва не провалилась, но все-же когда она завершилась, сенатор Жоннар был объявлен верховным гармостом.

Конец мая 1917 года: суммарная численность армии Национальной Обороны приближается к 65 тысячам человек, вошедших в состав Армии Востока (то есть части сил Антанты) - которая, между тем, достигла численности в 700 тысяч человек.

19 мая / 1 июня 1917 года Италия провозгласила Албанию итальянским протекторатом. Верховный гармост Жоннар отбыл из Парижа в Грецию. Он получил дополнительный приказ возвести на трон не наследника престола Георгия, который тогда считался германофилом, а принца Александра.

22 мая / 4 июня 1917 года британский посол, сэр Фрэнсис Эллиот, посетил Жоннара на судне "Ла Верите" и попытался выведать его намерения, но у него ничего не выходит. Итальянский посол Босдари отказывается посетить Жоннара, говоря: "Пусть он сам первым явится ко мне". Босдари имеет отменные отношения с греческими василиками (то есть роликами, сторонниками короля Константина). Он извещает греческого короля о его грядущем низложении.

25 мая / 7 июня 1917 года Жоннар прибыл в Салоники. На встрече с Серайлем они совместно в деталях разрабатывают операции по захвату Фессалии, Коринфского перешейка и Афин. Верховный гармонь встречается с Венизелосом. Последний назначает пресс-секретарем своего правительства Эммануила Репулиса, и тот сопровождает Жоннара в Афины.

26 мая / 8 июня 1917 года итальянцы вторглись в ту часть Эпира, которая принадлежит Греции, и захватили город Яннину. Их конница направляется к городам Арта и Превеза. Турко-албанцы встречают их радостно, и приветствуют их "с приветственными возгласами в поддержку Италии, которая избавилась их от тиранов-греков". В городе Аргостоли, на острове Кефалления, представитель Временного Правительства на Ионических островах, Александр Папанастасиу, убедил капитана французской армии Балуа оказать ему помощь в остановке продвижения итальянских войск. Не попросив разрешения своего начальства, Балуа ставит отряд из сенегальцев, которыми он командует, в качестве прикрытия боеспособного полка греков, созданного подполковника Маврудисом (защитником Рупеля год назад). В состав армии были мобилизованы пароход "Пелопоннес" и 3 штаны (οι μαούνες). Они высадили 1.000 греков и 350 сенегальцев в Превезе. Оттуда они выступили в северном направлении, чтобы остановить продвижение итальянской армии. Встреча двух войск произошла в хани Эмин-Ага (4 года назад здесь находился штаб греческого главнокомандующего Константина, вскоре ставшего королем страны, при осаде Яннины и Бизани во время Первой Балканской войны). Итальянцев принуждает и убеждают прекратить свое движение на линии Филиппиада - Пенде Пигадья.

27 мая / 9 июня 1917 года итальянцы захватили в Греческом Эпире Игуменицу и подняли итальянский флаг в портовой службе (лименархии) города. В тот же день все греческие чиновники были выгнаны отсюда в Керкиру.

В тот же день Жоннар вернулся из Салоник в Афины, и обосновался вместе со штабом своих советников на броненосце "Жистис", стоявшем на якоре у острова Саламин. За ним следовали транспортные суда, перевозивший французскую дивизию (состоявшую из 12 тысяч человек) во-главе с генералом Реньо. В качестве связного от Временного Правительства его сопровождал Эммануил РЕпулис. Британский посол, сэр Фрэнсис Эллиот посетил Жоннара, и напомнил ему, что Лондонская конференция приняла решение о мирном разрешении кризиса, допускаю в крайнем случае лишь захват Коринфского перешейка - в случае высадки в Аттике, можно было ожидать нападения греческой армии на Салоники, против Антанты.

Реньо сообщал, что в связи с невыносимой жарой, он не мог удержать своих людей на кораблях более суток.

В Париже посольства Англии, Италии и России требуют посредством своих нот незамедлительного отзыва генерала Серайля с Салоникского фронта. Французский премьер-министр Рибо сообщил им, что текущий момент был неподходящий для поднятия этого вопроса. Как бы то ни было, он известие генерала Реньо, чтобы тот высадил свою дивизию в Элевсине, а не в Пирее, а также отдал приказ Жоннару, чтобы он настаивал на условиях своего давления.

Итальянское правительство разворачивается бурную деятельность, чтобы воспрепятствовать низложению Константина I (Национальный Раскол (Εθνικός Διχασμός) в Греции был в интересах Италии тогда как реакция греческого салоникского Временного Правительства на территориальные завоевания Италии в Эпире сделали его неприятным итальянскому правительству. Вдохновляемая министром иностранных дел Италии, аналогичной позиции придерживалась и итальянская пресса.

28 мая / 10 июня 1917 года, в утренние часы, мощная военная сила во-главе с генералом Венелом (10 батальонов пехоты, 2 британские роты, 4 полка кавалерия, множество выводов стрелков из митральез и 30 пушек, в общей сложности 20.000 солдат) вторглись с севера в Фессалию (где успели появиться греческие повстанческие группы), через ущелье Сервии - Сарандапоро. В Ларисе полковник Франгу, несмотря на чёткие приказания греческого правительства, оказал вторгавшимся вооруженное сопротивление.

В послеполуденные часы Жоннар и греческий премьер-министр Заимис встретились на крейсера "Бруикс". Жоннар говорил лишь о вопросе утреннего вторжения в Фессалию, которое произошло из-за вопроса необходимости в зерне. Относительно вопроса о короле он делал вид будто ничего не знал, и что ожидал надлежащих указаний из Парижа. Разговаривпвшие договорились снова встретиться завтра, в 10:00 утра.

Итальянский посол Босдари предупредил греческий королевский Двор, что будет поднят вопрос о низложении короля, и советовал отвернуться это (он надеялся что греки ответят вооруженным сопротивлением).

Метаксас договаривается с генералом Папуласом, который во-главе с V Корпусом Армии с марта 1917 года была переведена в Пиргос, чтобы организовать сопротивление в Пелопоннесе, и принудить Антанту прекратить свою деятельность в Афинах.

В вечерние часы, 2 французские роты при поддержке военных кораблей высадились и захватили Коринфский перешеек не встретив никакого сопротивления.

29 мая / 11 июня 1917 года в 10:00 часов, на запрограммированной встрече Жоннара и Заимиса на корабле "Бруикс", верховный гармост вручи греческому премьер-министру ультиматум: Державы-Покровительницы требовали его посредством отставки короля Константина в пользу его сына, принца Александра, в течении 24 часов, поскольку он нарушил Монархическую Конституцию, действие которой в Греции эти государства гарантировали. Жоннар, не имея полномочий, которые бы вытекает из решений Лондонской конференции, угрожает сжечь и превратить в прах Афины (подобно тому, как германцы поступили с его родным Аррасом) - следовательно, это был блеф.

На Совете Короны все греческие бывшие премьер-министры и главы политических партий немедленно согласились с Заимисом, который предложил принять условия ультиматума, и только Димитрий Гунарис предложил оказать сопротивление, хотя Греция и была обречена на поражение. Однако король Константин говорит, что он не запускает свои руки кровью греков. Наконец, он принимает предложение Скулудиса не подавать в отставку, но только покинуть Грецию, оставляя де-факто греческий трон в руках принца Александра. Все согласились с этим предложением, и приносят клятву приложить все усилия чтобы вернуть Константина I на греческий трон, как только окончится Первая Мировая война, тем самым предоставляя греческому народу его свободы. Таким образом, через 2 часа после начала заседания оно завершилось. Затмис объявил Жоннару о принятом решении в своем послании.

30 мая / 12 июня 1917 года, во вторник, в Афинах произошли беспорядки. Публикуется обращение короля к греческому народу, в котором он объявляет свое решение, и просит соблюдать в городе порядок. В то же утро в королевском дворце присягу принес новый король Греции, Александр - это свершилось в очень узком кругу (там присутствовали родители, братья и дяди нового короля (принцы Николай и Андрей), премьер-министр и некоторые министры), без какого-либо официоза. На церемонии не совершил службы и митрополит Афин Феоклит: присягу принял некий священник из соседней с дворцом церкви. Поскольку безутешные василики толпились перед дворцом и препятствовать Константину I уехать, Жоннар, в связи с тем, что полиция оставалась безразлично к происходящему, пригрозил положить конец беспорядкам силами собственных войск. В 12:00 в Пирее начали высаживаться первые батальоны дивизии генерала Реньо. В конце концов, Константин I сумел покинуть дворец при помощи некой хитрости. В 17:00 он уже находился в Татой. Там он оставался 2 дня, пока не были решены последние детали с его отъездом. Новый греческий король Александр в тот же день опубликовал свое обращение к греческому народу, в котором он крайне уважительно отзывался о Константине, а самого себя именовал его местоблюстителем на греческом троне. В обращении он ни слова не сказал ни об Антанте, ни об участии Греции в общем деле войны, что крайне обеспокоило Союзников, и поэтому ему пришлось отправить пояснительное письмо к премьер-министру Александру Заимису, которое было опубликовано в Правительственной Газете от 7 июня 1917 года. В этом письме король Александр обещал искренне сотрудничать с Державами ради успокоения настроений и достижения среди народа примирения.

В тот же день прокламацию к греческому народу направил Жоннар. В ней он пояснял, что вмешательство Держав ради низложения короля Константина имело целью прекращение постоянных нарушений Греческой Конституции последним, и ради восстановления конституционной правды и целостности Греции. Он обьявлял о немедленной снятии с Греции блокады и уверял, что никто не будет подвергнут преследованию за свою до сих пор политическую деятельность.

1 / 14 июня 1917 года, в четверг, незадолго до 8:00 утра, королевское шествие началось от Татой к Скале (то есть к "лестнице") Оропоса - одному важному рыбачьему посёлку, который тогда обладал небольшой пристань (η αποβάθρα). Там шествие вошло на военный корабль "Сфактерия", которые специально для этого уступил Жоннар из числа лёгких греческих кораблей, некоторое время назад конфискованных адмиралом Фурне у Греции. Для перевозки свиты и вещей низложенного короля было использовано торговое судно "Спецес". Сопровождение составляли 2 стоявших на якоре в открытом море французских эсминца. Там оказался Заимис и многие другие политики. Король покинул Грецию вместе со своей женой, с наследным принцем Георгием, а также с принцами Андреем и Христофором, своими сыновьями, в Сан-Джиованни, в Италии, а конечной целью его пути был Сен-Мориц, в Швейцарии.

В июне 1917 года силы Национальной Обороны были ограничены тремя дивизиями (Критской, Серресской и Архипелагской) с общей силой в 55 тысяч солдат.

2 / 15 июня 1917 года с Греции снимается блокада со стороны стран Антанты.

3 июня 1917 года по старому календарю в Аяччо на Корсике были изгнаны примерно 30 василиков (в числе которых были И. Метаксас, В. Дусманис, Ион Драгумис, И. Сайяс и др.).

4 июня 1917 года по старому календарю были составлены 2 списка, каждый с 30 именами людей, характеризовавшихся как германофилы. В первый каталог входили в частности бывший премьер-министр Д. Гунарис, Виктор Дусманис, Иоанн Метаксас, К. Эслин, Сп. Меркурис, Г. Меркурис, Г. Песмазоглу, Ион Драгумис, президент эпистратов И. Сайяс и др., а во второй - бывший премьер-министр Сп. Ламброс, Ст. Скулудис, 6 бывших министров и высшие чиновники "Афинского государства". Попавшие в первый список были высланы в Аячсо на остров Корсику, а во второй - были поставлены под наблюдение властей.

7 июня 1917 года по старому календарю Венизелос прибыл в Пирей. После этого начались переговоры с правительством Заимиса о создании нового коалиционного правительства, но они провалились.

11 июня 1917 года по старому календарю в отставку подало правительство Заимиса, и мандат был доверен Венизелосу. Венизелос попросил срок в 2 дня чтобы из Салоник прибыли его коллеги, которые не приехали с ним в Пирей.

12 / 25 июня 1917 года по старому календарю для предупреждения беспорядков французские войска заняли Афины.

13 / 26 июня 1917 года в Афины прибыл Венизелос, после того как он на протяжении многих дней (с 8 июня 1917 года по старому календарю) оставался на французском флагмане (крейсер "Jurien de la Graviere") в Пирее. Он формирует новое правительство.

В тот же день в Афины прибыли из Салоник адмирал Кундурьотис, Данглис и министры Временного Правительства. Венизелос остановился в гостинице "Великобритания", и в полдень вышел на балкон своего номера и произнес речь перед собравшимися. Однако реакция народа не отличалась прежним энтузиазмом.

14 июня 1917 года по старому календарю Венизелос принёс присягу как новый премьер-министр Греции, а осуществление передачи ему власти Александром Заимисом была осуществлена без проблем.

15 / 28 июня 1917 года: первой заботой нового правительства Греции было начало войны против Центральных держав, и объявление им войны произошло именно в этот день, через официальное признание соответствующего акта Временного Правительства Салоник, состоявшегося 7 с лишним месяцев назад.

20 июня 1917 года по старому календарю, начиная с нома Аттики и Беотии, в Старой Греции постепенно вводится "осадное положение".

29 июня 1917 года по старому календарю королевским указом отменяется указ от 29 октября 1915 года о роспуске Парламента, избранного на выборах 31 мая 1917 года, как нарушений Конституцию. Король Греции Александр объявил недействительным роспуск Парламента, который возник в результате выборов 31 мая 1915 года, и вернул этот состав Парламента, и тот в связи с этим получил название "Парламента (воскресших) Лазарей" - как бы "восставший из мертвых".

В июле 1917 года состоялся IV Панэллинский Синедрий, проведённый в Тайгании. Там было принято решение об избрании Центрального Совета, который должен был работать с целью создания независимого Понтийского государства. Первый синедрий российских греков, проведённый в Таганроге, принял решение о соединении всех греческих обществ России, прося равноправие с другими национальности участие в административном управлении. Однако тогда не существовало ясно выраженной общей позиции в отношении вероятного претендования на независимость Понта.

12 июля 1917 года по старому календарю состоялось второе регулярное заседание Парламента Лазарей.

22 июля 1917 года по старому календарю на заседании Парламента под председательством Фемистокла Софули король Греции Александр принёс присягу, предусмотренную Конституцией.

Все лето 1917 по весну 1918 года на Македонском фронте наблюдается сравнительное бездействие.

15 / 28 сентября 1917 года, лишь после сильных нот протеста Венизелоса итальянцы были вынуждены оставить Яннину. Наступает конец итальянской оккупации Эпира.

1 октября 1917 года по инициативе президента понтийской организации Марселя понтийские греки Парижа основали Национальную Организацию Понта (Εθνικός Σύνδεσμος Πόντου), которая имела своей целью создание Греческой Понтийской Республики (Ελληνική Δημοκρατία του Πόντου).

В ноябре 1918 года Константин Константиниди (понтийский грек проживавший в Марселе) встретился с Венизелосом в Ницце и изложил ему план создания независимого Понта. Венизелос похвалил его мысли, однако помощи не обещал.

16 / 29 ноября 1917 года Клемансо становится премьер-министром Франции.

В декабре 1917 года эфедры (то есть запасники) покинули свои казармы в Триполи и в Каламате. Порядок среди них был восстановлен двумя ротами критян, с угрозой что каждый дезертир будет расстрелян на месте.

В том же месяце была собрана 1-я Дивизия Ларисы под управлением активного генерал-майора Нидера (через перевод кадровых военных и простых солдат из других частей).

В том же месяце Стефан Папарригопулос посещает Герлиц в Саксонии именем короля Константина I, и предлагает пленным лейтенанту Иоанну Каламарасу и младшему лейтенанту Иоанну Хадзопулосу сотрудничество.

В том же месяце Клемансо отозвал генерала Мориса Серайля выдвинув в качестве причины то, что он продемонстрировал недостаточную результативность. На его место был назначен генерал Гильоме.

1 / 14 января 1918 года было сроком, к которому греческое правительство взялось сформировать на Балканском фронте 6 новых дивизий. В обмен, британцы и французы обещали обеспечить экономические средства для этого дела - 750 миллионов золотых франков в виде займов, а также они взялись обустроить обеспечение и обучение греческих солдат-новобранцев.

В январе 1918 года поднял мятеж Ламийский полк (через 4 дня после него другие части взбунтовались в Фивах). Эфедры при их оружии отправились в окрестных села и создали столкновения вплоть до Фив, Ливадьи и Аталанты. Критский батальон подавил мятеж. Для подавления мятежа также был переведен с фронта в Румелии 4-й батальон Архипелага. Срочный трибунал осудил на смертную казнь одного капитана и двух солдат. Как все казни, они были осуществлена зрелищным образом перед строем выстроенных воинских частей в качестве показательного наказания.

В это же время на острове Левкада подавляет попытка мятежа.

1918 год: основание СЕКЕ (ΣΕΚΕ) или СРПГ - Социалистической Рабочей Партии Греции, предтечи Ком.Партии Греции. Почти одновременно с СРПГ был основан ГСЕЕ (ΓΣΕΕ), или Общая Конфедерация Рабочих Греции - греческая профсоюзная организация, работающая и поныне.

Февраль 1918 года: первый Общий Сьезд Понтийских Греков (Α' Παμποντιακό Συνέδριο), проведённый в Марселе, вновь сформулировал прошение о создании Греческой Республики Понт.

10 февраля 1918 года османская армия отбила назад город Трапезунд (тур. Трабзон).

23 февраля 1918 года по старому календарю в Афинах арестован лейтенант Иоанн Каламарас, из состава оказавшегося в военном плену в Герлице (Саксония) IV Корпуса Армии. На первом допросе он показал, что прибыл в Афины посредством Вены и Албании.

26 февраля 1918 года по старому календарю арестован младший лейтенант Иоанн Хадзопулос, из состава оказавшегося в военном плену в Герлице (Саксония) IV Корпуса Армии. Он открыл, что вместе с Иоанном Каламарасом они были завербованы антивенизеликами. Они были перевезены из австрийского порта Полы германской подводной лодкой, которая не всплыла в 1,5 километров в открытом море у Кипариссии. При помощи лодки они вышли на берег и разошлись в разные стороны, имея своей конечной целью Афины. Они получили паспорта и 4.000 марок каждый. В своих показаниях Хадзопулос замешивал в это дело ряд офицеров в Греции (Паллис, Стратигос, Каллинскис, Папагос, Эксадактилос). Возвратиться в Германию они с Каламарасом, если верить показаниям Хадзопулоса, должны были через Эпир и Албанию.

3 марта 1918 года по новому календарю большевистская Россия вышла из войны, бросив Антанту.

В марте 1918 года 2-й Пехотный Ламийский Батальон готовится к отбытию из военного лагеря Нарес на фронт. В канун его отбытия в батальоне разразился мятеж и нападение на его командира с целью убийства.

17 марта 1918 года по старому календарю лейтенант Иоанн Каламарас и младший лейтенант Иоанн Хадзопулос были осуждены на смерть и казнены.

16 / 29 мая 1918 года в 16:00 430 оружий Антанты начали обстреливать пространство фронта протяженностью 10 километров на высоте Скра-ди-Леген, подготавливая греческую атаку на этом участке путем арт.подготовки.

17 / 30 мая 1918 года состоялась битва при Скра-ди-Леген (это одна из высот, естественное укрепление, с фронтом длиной в 10 километров). За несколько часов были потеряны 2,5 тысячи человек (вариант: 2.800 человек убитыми и ранеными), в том числе 60 человек убитыми и пропавшими без вести, в обмен на продвижение линии фронта вперёд на 1 или 2 километра. Атака корпуса генерала Эммануила Зимвракакиса состоялась утром. Оборону позиций осуществляли 7 полков болгарской пехоты. К вечеру вся высота была захвачены штурмом. В плен попало 2.300 болгарских военнослужащих.

В июне 1918 года 12-й Пехотный Патрасский Полк под командованием полковника Яннетакиса шёл на фронт. Близ Сервий он взбунтовался. Вооруженные дезертиры пешком направились обратно в Патры. Критяне подобрали их в горах Румелии (расстреляно было 15 главных виновников, в том числе и полковник Яннетакис). Капитан Каипис, который был антивенизеликом, перебежал к болгарам с передовой. Он даже убил одного из своих солдат, который отказался следовать за ним.

В том же месяце генерал Франсэ д'Эсперэ сменил генерала Гильома на должности командующего Восточной Армией.

Летом 1918 года начались попытки понтийских греков в Понте и за рубежом, имевшие целью создание независимого Понтийского и Понто-Армянского государства.

4 / 17 июня 1918 года в Салониках высадился новый командующий Восточной Армией, Франсэ д'Эсперэ.

В июле 1918 года, во время Съезда в Баку, было вновь сформулировано требование Марсельского Съезда, прошедшего в феврале 1918 года.

В августе 1918 года на Македонском фронте развернулось в общей сложности 656.000 человек служивших в войсках Антанты, из которых 105.000 были греками (10 дивизий, или 63 батальона) - не все из последних находились в состоянии готовности к бою. Напротив них стояли 380.000 болгарских солдат, а также немногочисленные части германских и австро-венгерских солдат.

11 сентября 1918 года по новому календарю Антанта прорвала линию Гинденбурга.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Сб Июл 10, 2021 5:48 am), всего редактировалось 4 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вс Июн 13, 2021 1:37 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ПРОДОЛЖЕНИЕ

1 / 14 сентября 1918 года началось наступление сил Антанты вдоль оси по долине реки Аксий (Вардар).

2 / 15 сентября 1918 года на высоте Доброполье осуществляется атака сербских, французских и колониальных французских (сенегальцы) сил. Результатом нападения стало продвижение линии фронта на 24 километра вперёд.

3 / 18 сентября 1918 года британцы и греки предприняли атаку на комплекс холмов перед озером Доирани, где насыпи, укрепления из бетона и артиллерийские укрепленные пункты (τα πυροβολεία) защищали вход внутрь Болгарии (в 1917 году британцы дважды предприняли безуспешную попытку овладеть этими тремя милями, состоящими из скал и дубов, которые главенствуют над озером и над окопами (как своего рода копия Гибралтара). Пока британцы осаждали "Влогиокоммено" и "Мегало Стемма", критяне двинулись вокруг озера чтобы отрезать коммуникации противника. На сей раз местность была захвачена.

3 - 4 / 16 - 17 сентября 1918 года шли двухдневные бои на озере Дойран.

5 / 18 сентября 1918 года болгары покинули свою линию обороны на озере Доирани по приказанию от германцев, чтобы не получить удар сбоку от наступавших войск Франсэ д'Эсперэ. Британцы и греки аккуратно заняли брошенные болгарами укрепления. В этих боях за Доирани греки потеряли 2.700 военнослужащих выбывших вне боя в составе Серресской дивизии, и еще 700 человек в Критской дивизии. После этого началось бешеное преследование, уничтожение и артиллерийский обстрел покатившегося вспять войска болгар и германцев, которые беспорядочно отступали.

15 / 28 сентября 1918 года французская конница (одна бригада) захватила город Скопье. Британские и греческие части вступили в долины рек текущих в Болгарии.

В сентябре 1918 года общие боевые потери греческой армии в ходе боевых действий этого месяца достигли примерно 5.300 человек.

17 / 30 сентября 1918 года Болгария подписала перемирие и вышла из войны.

17 / 30 октября 1918 года Османская империя, после краха её Палестинского фронта, подписала в Мудросском заливе (на острове Лемнос) на корабле "Агамемнон" перемирие, признавал свое поражение в войне.

1 ноября 1918 года по новому календарю войска Антанты освобождают Белград.

9 ноября 1918 года по новому календарю обьяален уход в отставку Кайзера Вильгельма.

11 ноября 1918 года по новому календарю Германия признает свое поражение, подписав Компьенское перемирие.

В ночь 22 ноября 1918 года Димитрий Гунарис, Иоанн Метаксас и Пезмазоглу бежали из своей ссылки в Аяччо на острове Корсика в Италию, которая поддерживала Национальный Раскол в Греции. Там они сдались в руки полиции, и несколько месяцев спустя были перевезены в Кальяри, на острове Сардиния, где пробыли в ссылке ещё 7 месяцев.

В ноябре 1918 на Парижском Съезде, вновь сформулированы прошения, уже ранее высказанные на Сьезде в Марселе (в феврале 1918 года) и на Сьезде в Баку (в июле 1918 года).
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Сб Июл 10, 2021 5:49 am), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вс Июн 13, 2021 9:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Борис Соколов, "100 Великих войн", глава "Первая Мировая война" (общее описание событий; акцентировать чтение надо на описании событий на Македонском, Сербском и Румынском фронтах, а также на Галлипольской операции, чуть менее внимания требует Восточный фронт, где велись боевые действия с Российской империей, а также Ближневосточный фронт между англичанам и турками при участии Персии, Кавказский фронт между Россией и Турцией при участии Персии, Итальянский фронт и морская война, и, наконец, наименьшее внимания требуется в отношении Западного фронта - лишь поскольку поскольку развитие событий на нем оказывали влияние на другие фронты):

https://historylib.org/historybooks/Boris--Sokolov_100-velikikh-voyn/82
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Июн 14, 2021 1:51 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

После того, как силы Антанты проломили Македонский фронт во второй половине сентября 1918 года, греческие войска принимали наряду с британскими участие в освобождении сербской территории от германских, болгарских и австро-венгерских войск, оказывая в этом помощь сербской армии. Ныне на территории Сербии существует греческое военное кладбище в городе Пирот, напоминающее об этом эпизоде общей балканской истории Греции и Сербии:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D1%80%D0%B5%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D0%B2%D0%BE%D0%B5%D0%BD%D0%BD%
D0%BE%D0%B5_%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B1%D0%B8%D1%89%D0%B5_%D0%9F%D0%B8%D1%80%D0%BE%D1%82%D0%B0

Понятно, что Греция была далеко не единственной страной, оказавшей в деле освобождения Сербии от иноземных захватчиков помощь. И Греция даже не понесла самых больших потерь из всех стран, оказывавших Сербии помощь при освобождении её территорий в 1918 году. И тем не менее, сербы сочли нужным уважить греческое участие в деле освобождения их страны. Что, разумеется, демонстрирует их дружественное отношение к греческому народу, и не может не льстить грекам. Ниже я попытаюсь подробнее коснуться и особенностей греческо-сербских отношений первой половины 20 века. Ну, и того, кто такой такой персонаж как Тито и для сербов (в первую очередь), и для греков.

Было бы не лишним, тем не менее, отметить пару вещей. Во-первых, для Сербии ПМВ это не просто война, а целый важный пласт истории. Сербия была первой страной (наряду с Австро-Венгрией), окунувшейся в эту войну. И Сербия пронесла эту войну на своих плечах от ее первого до последнего дня. Такие страны, как Россия, Румыния, Болгария или, тем паче, Греция, не сумели сделать этого. Некоторые из них просто рухнули. А Сербия выстояла и выдержала. Это ли не героизм и величие нации? Малой европейской нации, которая на протяжении многих веков борется за свое выживание... Во-вторых, Сербия на протяжении ПМВ понесла огромные людские потери в армии - порядка 127 тысяч человек. И это при населении в 3,7 млн человек на момент начала войны. То есть в войне погиб в армии примерно каждый 29-й житель Сербии кануна войны. Для сравнения, по неясно достоверности статистике примерно за такой же промежуток времени, СССР при населении в канун ВОВ около 200 миллионов человек (это после присоединения стран Прибалтики, Выборга, "Западной Украины", "Западной Белоруссии", Молдавии и Северной Буковины) потерял то-ли 8,6 млн человек, то-ли даже 10,5 млн человек служивших в армии - то есть нечто среднее между каждым 23-м и каждым 19-м жителем СССР численности времен кануна ВОВ. И это при том, что ПМВ в целом была менее кровопролитной, чем ВОВ (в том числе и по причине менее развитого вооружения), и при том, что за год перед ПМВ Сербия в общей сложности до 8 месяцев принимала участие в кровопролитных Балканских войнах, в которых она суммарно потеряла 29 тысяч человек в виде безвозвратных потерь. В целом я здесь использовал цифры приводимые в Википедии. Но уже и по ним видно, что с 1912 года по 1918 год Сербия имела огромные потери из числа своей армии. За эти 6 лет боев, с перерывом с конца июля 1913 по конец июля 1914 года, такая небольшая страна как Сербия потеряла около 156 тысяч человек. Немаловажно тут сказать, что с 1913 года в состав Сербии вошёл и значительный кусок Македонии. Но тяготы всех указанных войн ложились не столько на славян части Македонии отошедшей к Сербии, сколько на этнических сербов - что делает потери Сербии в ПМВ ещё ужаснее. И, наконец, в-третьих, в ПМВ Сербия была длительное время полностью оккупирована, что, вкупе с тем, что на её территории велась тяжелая война, привело к гибели массы мирного населения. Говорят, что в ПМВ погиб каждый четвёртый серб. Это истинная гекатомба. Победа, купленная поистине дорогой ценой. Победа незабвенная и дорогая. Пример героизма и стойкости. Потери Сербии вряд-имеют много аналогов в мировой истории. Например СССР потерял в ВОВ 20 млн граждан - то есть каждого десятого относительно населения в канун ВОВ.

И ещё. Сербия после войны очень выросла. И это была, черт побери, честная награда за подвиг сербского народа. И тем не менее сербы проявили умеренность. Свою страну они переименовали из королевства Сербии сперва в Королевство Сербии, Хорватии и Словении, а затем в Югославию . Сделано это было с тем, чтобы не коробить национального самолюбия вошедших в состав государства стран. И тем не менее, хорваты, словенцы и боснийцы были покороблены, а болгароманы Македонии затаились. Пружина собралась, и распустилась с началом ВМВ, когда стало ясно, что Югославия имеет слишком много неразрешимых противоречий, скрытых в себе. У Сербии был шанс стать гегемоном Балкан. Однако только до 1941 года. После войны Югославию до 1980 года возглавил сербоненавистник Тито, заложивший мины замедленного действия, связанные с национальными противоречиями, повсеместно в стране. Воспитавший и взрастивший македонский национализм, приведший к македонскому сепаратизму и к (взаимной) ненависти македонцев и сербов.

Лишь после Тито в Югославии впервые после 1941 года начали пытаться вернуться к власти просербские силы. Но теперь поезд уже ушёл. Было, видимо, слишком поздно. А тут ещё перестройка в СССР, распад и гибель Варшавского договора. И Сербия (Югославия) не устоял. Джин национализмов, выпущенный Горбачевым в СССР наповал сразил крупнейшее государство Балканского полуострова.

Мне очень жаль, что подвиг сербов в ПМВ забыт Европой и странами-победительницами (Антанта). Забыта дорогая цена заплаченная сербами за ту победу. И мне горько осознавать, насколько жестоко и несправедливо заплатила именно Сербия противостояние эпохи Холодной войны. Она этого не заслужила - это очевидно. Сербия попользовалась благами своего подвига в ВМВ совсем недолго. Она даже не восстановилась демографически до состояния перед началом ПМВ. Это, на мой взгляд, несправедливо. За добро надо платить добром. Надо иметь склонность защищать справедливость. Но Запад видимо слишком боялся возможного союза сильной Сербии с Россией, и не позволил Сербии оставаться сильной и большой. Грустная история... История несправедлива - это известно. Но все-же крайне жаль... В высшей мере жаль...

Строго говоря, в общем-то, Первая Мировая война - это звёздный час Сербии. Это пример высшего героизма и самоотверженности сербов, и в то же время исход этой войны невозможно рассматривать как нечто иное чем триумф сербской государственности. Честно говоря, я не могу сказать, стоят ли столь великие человеческие жертвы столь малых достижений. Люди гибли, отдавая свои жизни за свой народ и за свое государство. То есть фактически, просто так...
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Пн Июн 14, 2021 2:25 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Июн 14, 2021 1:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

На основании Истории Греческой Нации - немного цифр относительно греческих войск принимавших участие в ПМВ, а также описание сражений, в которых они принимали участие:

После установления власти Временного Правительства в Салониках (26 сентября / 9 октября 1916 года), Венизелос принял командование над силами Национальной Обороны. Поначалу он занял умеренную позицию в отношении короля Константина, чтобы не вызвать отчуждения вероятных сторонников, которых могла пугать вероятность начала гражданской войны. Однако эта изначальная умеренность никого не убедила. В конце концов династический вопрос и страх перед тем, что движение Венизелоса могло принять радикальные направленность оказались серьёзной препоной для прогресса и усиления мятежников, и в первую очередь при верёвке офицеров в состав их войск. До конца сентября 1916 года силы Национальной Обороны достигли численности 2.000 человек, но когда Венизелос возглавил движение, то ситуация существенно улучшилась. До конца октября 1916 года добровольческие отряды аминитов уже насчитывали примерно 20.000 человек, в том числе 700 кадровых офицеров и офицеров запаса. Эта сила быстро возросла благодаря мобилизации проведённой в Македонии и на островах Эгейского моря. Но несмотря на эти первоначальные успехи, для Венизелоса оказалось невозможным быстро создать боеспособную силу, в первую очередь в связи с тем, что Союзники (то есть Антанта) не были в состоянии оказать ему достаточную экономическую и материальную помощь. Как бы то ни было, хотя он и не сумел организовать сильное войско так быстро, как ему бы этого хотелось, он сумел достигнуть главной цели мятежа, которая была более в политической, нежели в военной сфере. Конечно, он не преуменьшал значения военного участия Греции в боевых действиях. Но он ясно увидел, что военный фактор приобретал политическое значение, поскольку он хотел принять участие в будущей мирной конференции в качестве союзника тех сил, которые, как он ожидал, одержат верх.

Первоначальная реакция держав-членов Антанты в отношении правительства Венизелоса, закрепившегося в Салониках, была разнообразной. Россия была против де-юре признания, хотя и признавала, что для Союзников было невозможно не принимать во внимание де-факто положения Венизелоса. Кроме этого, для Западных Союзников было ясно, что было бы сложно признавать два правительства в Греции. Поэтому было соглашено, что Венизелос должен был быть удовлетворен своим де-факто положением, по-крайней мере до тех пор, пока его правительство не получит признания у представительного количества греческого народа. С другой стороны Италия, стабильно придерживавшаяся в отношении Греции враждебной позиции, и в особенности в отношении Венизелоса, незамедлительно заняла негативную позицию в отношении его движения. Франция и Великобритания, однако, приняли решение поддержать Венизелоса, как морально, так и экономически. Венизелосу был предоставлен заем в 10 миллионов франков на невоенные нужды, и было принято решение направить дипломатических представителей Союзников в Салоники. В ноябре 1916 года, однако, отношение Союзников к Венизелосу пока ещё оставалось двойственным.

...

Дабы греческое объявление войны Центральным державам обрело осязаемые формы, и чтобы Греция оказалась в состоянии по окончании войны претендовать на свою долю в добыче в случае вероятной победы Антанты, она должна была предоставить в распоряжение последней сумму своего военного солдатского потенциала. Поэтому вопрос мобилизации и организации боеспособной армии был фактически вынужденным занятием правительства Венизелоса в период с момента возвращения его главы в Афины в июне 1917 года до мая 1918 года (когда победа греков в битве при Скра на деле продемонстрировала действенность мер принятых греческим правительством, поскольку оказалось, что они приносили требующиеся результаты) включительно. Общая мобилизация была объявлена не сразу, но осуществилась по ряду фаз, через серию сменявших друг друга приказов, призывавших к оружию различные возраста, по различным регионам, которые достигли своего апогей между январем и маем 1918 года. Причины, диктовавшие подобную логику были политическими и материалистическими. Узко материалистической причиной была главным образом нехватка достаточного количества кредитов, которые могли бы обеспечить в полной мере оснащение греческой армии и поставки для неё, в случае проведения полной мобилизации. Эта проблема была решена, когда в начале 1918 года Венизелос обеспечил два военных займа у французского правительства, суммарных размеров в 800 миллионов золотых франков. Политические же причины были связаны с психологическим состоянием общественного мнения, и они не могли быть разрешены быстро, как в случае с экономическими причинами. Греческий народ, и в особенности жители старого "Афинского государства", в своем большинстве был сторонником короля Константина, и, кроме этого, он пережил серию ударов в ходе недавних мобилизаций, блокады и, наконец, насильственного свержения своего обожаемого короля, и при том иностранными силами. Поэтому немедленная общая мобилизация могла вызвать силовую реакцию - например массовое дезертирство, неповиновение или даже мятежи. По этим причинам одним из трех вопросов, занимавших Венизелоса после его возвращения в Афины, и параллельно с зачисткой в рядах вооружённых сил и с поиском средств, было немедленное снятие всех ограничений государственной власти в Греции, насажденных Антантой в период 1916 - 1917 годов. К середине июля 1917 года был ликвидирован контроль Союзников на греческих железных дорогах, таможнях и прочих гос.службах; греческому правительству была возвращена военно-морская база (Навстафм) и лёгкий флот, и были удалены все войска Антанты из регионов Старой Греции, за исключением Керкиры - резиденции сербского правительства в изгнании, где незначительные французские и итальянские силы оставались вплоть до весны 1919 года. Итальянцы поначалу повели себя неподобающе, отказавшись подчиниться решению Антанты покинуть греческие территории, занятые ими, но в конце концов послушались, и в конце концов отошли в конце августа 1917 года, передав Южный (то есть Греческий) Эпир греческой администрации. Тем самым были сведены на нет ситуации, которые унижали чувство собственного достоинства греческого народа.

Другим источником препон для проведения всеобщей мобилизации была константиновская пропаганда, происходила из Швейцарии, деятельность которой будет рассмотрена в другом месте, а также молчаливая реакция короля Александра. Последний смотрел на Венизелоса и на Антанту с недоверием, и еще сохранял значительные остатки уверенности, которую ему внушил его отец, в отношении непобедимости германской армии. Кроме прочего, весь этот период он стоял перед моральной диллемой, созданной у него противоречием между любовью к отцу и уважением к его советам, и политикой которой придерживался его премьер-министр. Поэтому он скупо подписывал приказы о мобилизации. Венизелос, со своей стороны, не желал доводить дело до крайностей, поскольку верил, что новый династический кризис создал бы серьезнейшие проблемы для военного напряжения Греции. Обоюдное доверие и дух гармоничного сотрудничества между королем и его ответственным советником возникли лишь позже - после победы в битве при Скра 17 мая 1918 года, и главным образом после инспекции Македонского фронта в начале июля 1918 года.

Итак, по всем указанным выше причинам мобилизация до марта 1918 года продвигалась медленными темпами. К трем дивизиям Национальной Обороны в декабре 1917 года была добавлена лишь ещё одна дивизия - Ларисская, которая, впрочем, возникла не в результате мобилизации, но в результате перемещения офицеров и солдат греческой армии "мирного периода". Мобилизация ускорилась весной 1918 года, и когда она завершилась в июле 1918 года, то предоставила вместе с тремя дивизиями Национальной Обороны (насчитывавшими 56.000 человек) 200.000 мобилизованных и 60.000 добровольцев. В общей сложности, совместно с Союзниками на Македонском фронте осенью 1918 года уже сражались 10 греческих дивизий, выставивших 90 из 280 батальонов первой линии Македонского фронта со стороны Антанты.

Кроме прочего, греческие части составляли и общие силы запаса Антанты на Македонском фронте. В тот же период был проведен и ряд важных реформ в области военного снаряжения греческой армии, как например признание значения ручных пулеметов (τα οπλοπολυβόλα) и гранатомётов (τα βομβιδοβόλα) в качестве регулярного вооружения пехоты, а также усиление военно-воздушных сил, которые теперь были вычленены из состава Инженерных частей, и стали отдельной службой. Во время мобилизации и позже, на Македонском фронте были совершены акции реакции против этого, как например случаи непослушания, дезертирства и даже мятежей, которые, впрочем, не обрели столь массового характера, как это ожидалось фанатичными константиниками, или как этого опасаясь Венизелос и его сотрудники. Первый серьёзный мятеж произошёл 2 февраля 1918 года при мобилизации 2-го Пехотного Полка Ламии, с важнейшим центрами в Ламии, Аталанте, Ливадье и Фивах. Мятеж был подавлен Критским Полком, и семеро главных его виновников были казнены. Также, серьёзным может быть сочтен мятеж вспыхнувший в марте 1918 года в Сервиях со стороны солдат и офицеров 3-й Дивизии Патр, принявших форму дезертирства примерно тысячи солдат. Этот мятеж также был быстро подавлен, а виновника подверглись суду срочного военно-полевого трибунала и казнены. Другие мятежи, второстепенного значения, разразился в марте 1918 года вновь во 2-м Полку, который стоял теперь лагерем в местечке Нарес, а также в июне 1918 года в 12-м Полку, в то время как он направлялся на фронт, но ииони были легко подавлены. Наконец, были замечены и отдельные случаи перебежничества офицеров-константиников на болгарскую линию соприкосновения. Эти случаи перебежчиков вместо того, чтобы послужить примером для подражания со стороны других офицеров, привели к противоположном результату, и они лишь создали негативную рекламу для антивенизеловских сил, поскольку, хотя значительная часть греческого общественного мнения и недоверяло пока ещё идее участия Греции в составе Антанты, подавляющее большинство греческого народа считало болгарские претензии на греческую территорию непосредственной угрозой территориальной целостности страны.

...

Греческое участие в войне было начато очень незначительными силами в сентябре 1916 года. Эти силы постепенно выросли и достигли в конце концов одиннадцати дивизий. Тем самым было тогда обеспечено численное преимущество войск Антанты на Македонском фронте, и стала возможной большая наступательная операция, осуществленная в сентябре 1918 года, которая привела к капитуляции Болгарии, положив тем самым начало победе Антанты в ПМВ.

Скорость формирования греческих военных частей была определена развитием политических событий в Греции, а также соответствующими решениями Союзников, на которые воздействовали их серьёзные разногласия между собой относительно важности Македонского фронта и отношения к Греческой проблеме. Эти разногласия, а также объективные затруднения, задержали обеспечение необходимыми средствами и фуражом для обеспечения и перевозки греческих военных частей.

Комитет Национальной Обороны и Временное Правительство в Салониках верили, что серьёзные национальные причины вынуждали как можно скорейшее участие греческих военных сил в военных стремления Антанты. Однако сложившаяся ситуация, в особенности в Македонии, должна была быть создана новая армия, что на тот момент было сделать крайне затруднительно. Наибольшая трудность возникала в связи с нехваткой необходимых материальных средств, которые в их основной части было невозможно обеспечить себе никак иначе, кроме как через их предоставление Союзниками.

Однако, Комитет Национальной Обороны начал работать в области организации войск из уже наличных сил, и уже в начале сентября 1916 года была создана первая часть новой армии, названная 1-м Батальоном Национальной Обороны. Ядро для его создания составила 1-я рота 29-го Пехотного Полка, которая целиком перешла на сторону Национальной Обороны вместе со своим командиром, Неокосмосом Григориадисом, и он прибыл из Верии в Салоники через несколько дней после того, как разразился Движение Национальной Обороны.

В первые дни сентября 1916 года, на основании остатков 6-й Дивизии, под началом полковника Николая Христодулу, а также 2-го Полка Критян номер 21, и еще нескольких офицеров и солдат 7-го Полка Равнинной Артиллерии, перешедших на сторону Национальной Обороны, и перевезенных транспортными кораблями Антанты с острова Тасос в Салоники, там началось создание крупного военного формирования, позже названной Серресской Дивизией. Её пополнение первоначально осуществляется за счёт добровольцев, приходивших для поступления на службу из Фракии, Малой Азии, Додеканеса и Константинополя, также как за счет офицеров и солдат, которые покидали военные части "Афинского государства" и прибывали в Салоники.

Попытки создания новой армии были усилены после того, как Движение Национальной Обороны возглавили Временное Правительство Салоник. Тогда же начала насаждаться и принудительное мобилизация в регионах, подконтрольных Временному Правительству. Для большего успеха организации и обучения новой армии, в ответ на прошение Венизелоса, ему был предоставлен в качестве технического советника при греческом правительстве французский генерал Генин (Genin), который должен был работать при помощи в том числе и вспомогательного французского персонала.

Временное Правительство приняло решение первоначально собрать от 80 до 90 тысяч солдат и офицеров. Из них оно намеревался сформировать 4 дивизии (Серресскую, Архипелагскую, Критскую и Салоникскую), с силой в 10 тысяч человек каждая. Остальные 40 - 50 тысяч человек должны были проходить тренировку и обучение в тылу, в тренировочных лагерях (τα έμπεδα).

Средства, которые обладало Временное Правительство, были жалкими: лишь 65 орудий всех размеров и военная одежда, которой было достаточно для обеспечения лишь одного полка. Кроме прочего, оно не имело ни денег, ни доверия со стороны возможных кредиторов, а также и отношение Антанты к нему поначалу оставалось на протяжении многих месяцев непонятным.

Тем не менее, к ноябрю 1916 года удалось сколотить 1-й и 2-й Полки Серресской Дивизии, а также другие ее формирования. Формирование её последнего, 3-го Полка было осуществлено главным образом за счет критян, а также за счет малоазийских греков, и было завершено в конце февраля 1917 года. Командиром дивизии стал полковник Николай Христодулу, а командирами её трех пехотных полков - подполковник Харалампий ЦерУлис, майор Иоанн МаврудИс и майор Александр Спиракос.

Между тем, 13 октября 1916 года Временным Правительством Салоник был создан "Корпус Армии Македонии" (Сома Страту Македонияс), во-главе с генерал-майором Леонидом Параскевопуло, и в него были включены все формировавшиеся на тот момент греческие дивизии. Два месяца спустя, 16 декабря 1916 года, произошла перемена. Согласно новой Организации Армии Национальной Обороны (Οργανισμός Στράτου Εθνικής Άμυνας) было сформировано два Корпуса Армии, 1-й, которым командовал Л. Параскевопулос, и 2-й, под командованием генерал-лейтенанта Эммануила Зимвракакиса. В состав первого вошли Серресская и Архипелагская дивизии, а в состав второго - дивизии Критская, Салоникская и Кикладская, которую было тогда решено сформировать. Вот из каких частей состояла армия Национальной Обороны в декабре 1916 года.

Из пяти предусмотренных в этом плане дивизий удалось сформировать лишь три, а именно Серресскую Дивизию (формирование которой к тому времени находилось на очень продвинутой стадии), а также Архипелагскую и Критскую дивизии. Две другие дивизии, Салоникская и Кикладская, состояли из одного тренировочного лагеря каждая, и их формирование на этот момент времени ещё не успело продвинуться более.

Архипелагская дивизия была сформирована на островах Лесбос, Хиос, Самос и Лемнос из солдат, находившихся там, а также, что ещё важнее, при помощи людей набранных здесь при мобилизации. Первыми были мобилизованы в конце сентября 1916 года разряды 1915 и 1916 годов, и с их помощью были сформированы три полка дивизии - 4-й, 5-й и 6-й, состоявшие из двух батальонов каждый. Их обучение проводилось на островах. Для покрытия кадровых недостача среди низкого офицерского состава, в Митилене был создан тренировочный взвод (ουλαμός), который уже через 4 месяца предоставил армии 400 младших офицеров. Обучение артиллеристов и пулеметчиков проводилось в специальных Школах в Салониках. 20 декабря 1916 года были сформированы и последние, третьи батальоны всех трех полков Архипелагской дивизии. В марте 1917 года были мобилизованы разряды 1906 - 1913 (первое полугодие) годов, то есть суммарно восемь разрядов, и благодаря мобилизованным теперь солдатам началось заполнение частей или создание иных формирований дивизии. В апреле 1917 года мобилизованные в армию греческие частные пароходы перевезли Архипелагскую дивизию в Салоники, где её части были вооружены и пополнили свой фураж животными и материальной частью. В конце апреля дивизия завершила свою организацию. Её командиром был генерал-майор Димитрий Иоанну, её начальником штаба был подполковник артиллерии Димитрий Кафеньотис. Начальниками трех пехотных полков дивизии были подполковники Константин Манетас, К. Палеологос и Николай Церулис.

Критская дивизия была сформирована на Крите. Сперва был мобилизован разряд 1916 года, а затем разряды 1905 - 1914 годов. Формирование частей произошло с 20 апреля по 4 мая 1917 года. С 7 мая 1917 года началась транспортировка дивизии в Салоники, и до конца месяца были перевезены все части и формами дивизии, кроме военного гаража ее артиллерии (όρχος πυροβολικού) и сизигархий (отрядов обеспечивающих поставки боеприпасов) боеприпасов пехоты и горной артиллерии, которые ещё оставались на Крите. Из Салоник эти части и формирования были переведены в Топсин (ныне Гефира), где они пополнили свое вооружение и аммуницию. В Салониках были организованы рота инженерии и кавалерийский полуэскадрон дивизии, которые также были переведены в Топсин до 6 июня 1917 года. Командиром дивизии был полковник Иоанн Фикьорис вплоть до своей смерти в апреле 1917 года, когда новым ком.дивом был назначен генерал-майор Эммануил Зимвракакис. Начальником штаба дивизии был подполковник пехоты Феодор Пангалос, а первыми командирами пехотных полков дивизии были подполковник Антоний Прандунас, подполковник Феодор Манолакис и полковник Иулиан Кондаратос.

В Салониках организовывались тогда один полк железнодорожников, один полк телеграфистов и один полк копателей, а также батальон горной артиллерии и несколько небоевых формирований.

Кроме того, нехватка достаточного количества кадровых военных, а также требуемого количества солдат, в связи смтрудностями, на которые натыкалась мобилизация и со случаями дезертирства, а сверх того в связи с неспособность Союзников предоставить необходимые транспортные суда, принудили Временное Правительство отказаться от ее попытки сформировать Салоникскую и Кикладскую дивизии.

Кроме трех дивизий (Серресской, Архипелагской и Критской) до конца мая 1917 года были сформированы также ещё 3 пехотных полка - 10-й на острове Сирос, 11-й на острове Тенос и 13-й - в Аргостоли (на острове Кефалления) и в Закинфе. Сверх того, ради обслуживания нужд трех дивизий, уже находившихся на фронте, в Салониках были созданы три военных тренировочных лагеря - по одному на каждую.

Временное Правительство намеревался призвать к оружию и разряд призыва 1917 года на всех островах, находившихся под его контролем, а вероятно и в Македонии, однако этот призыв откладывался, пока на место не прибудет необходимого количества военной одежды и в первую очередь обуви (нехватка последней была настолько велика, что оказывалась невозможной даже замена изношенной солдатами военной обуви).

Как бы то ни было, к этому времени на фронте уже находились значительные греческие силы. 1 июня 1917 года сила армии Национальной Обороны была следующей: на линии фронта находились 612 офицеров и 24.091 солдат, за линией фронта, в тылу, находились 885 офицеров и 29.180 солдат. То есть суммарно речь шла уже о 1.497 офицерах и 53.271 солдатам. Кроме того, Жандармерия, сформирована в основном из критян, насчитывала 274 офицера и 5.361 простых жандармов. Если учесть и их, то общая сила подчинявшаяся Национальной Обороне к этому времени насчитывала 1.771 офицера и 58.632 солдат (итого, 60.403 военнослужащих, находящихся под ружьем).

ПЕРВЫЙ БОЙ

Вскоре после начала организации новой армии, её военные части начали отправляться на фронт. Поэтому уже 15 сентября 1916 года на Стримонский фронт прибыла первая греческая военная часть - это был 1-й Батальон Национальной Обороны, которым командовал капитан Неокозмос Григориадис. 3 октября 1916 года этот батальон принял на себя оборону сектора фронта между Фитокием и Ксилокастром, на правом берегу реки Стримон, севернее Нигриты. 23 ноября, включённый в состав британской бригады, этот батальон принял участие в атаке в подсекторе Чичилика или Тумбицы (ныне Неос Скопос), на левом берегу Стримона. Это было первое участие какой-либо греческой части в боевых операциях. Греческий батальон продемонстрировал храбрость и стремительность, и захватил село Верханлы. В сражении его потери были тяжелыми: 13 человек убитыми и 104 ранеными, и в том числе 4 офицера. 24 ноября 1916 года батальон был уверен с линии фронта, и в тот же день он соединился со 2-м Серресским Полком, в состав которого он был включён.

Этот последний полк прибыл на Стримонский фронт силами своих остальных двух батальонов, и вместе со своим командованием, 9 ноября 1916 года. Он обосновался у села Копачи (ныне Вергия). 28 ноября 1916 года этот полк отошел от Стримонского фронта и, пробыв 5 дней в Салониках для отдыха, направлен в сектор Гевгелии, куда он прибыл 9 декабря 1916 года, а 15 декабря 1916 года он был предоставлен в распоряжение Антанты на передовой линии фронта, в секторе Маяндаг (ныне Фану).

Между тем, 24 ноября 1916 года Серресская Дивизия вышла из Салоник вместе со своим штабом, 1-й ротой эвзонов, 1-м пехотным полком, 1-й батареей, 1-й сизигархией боеприпасов горной артиллерии, штабом артиллерийского батальона, выводом (ο ουλαμός) кавалерии, выводом (η διμοιρία) инженерии и одной горной хирургической группой вместе с батальоном санитарной для переноса раненых, и прибыла 28 ноября 1916 года к Боэмице (ныне Аксиуполь). 1 декабря 1916 года два батальона 1-го Полка Серресской дивизии были перемещение и встали лагерем в Древности, заняв специальный подсектор в секторе Маяндаг, в 10 километрах на юго-запад от Гевгелии. 3-й батальон этого полка остался в Боэмице вместе со штабом дивизии и с другими формированиями. В конце декабря 1916 года штаб дивизии был перемещен на новую базу в Коджа-Дере, в 4 километрах на север от Боэмицы.

Так выглядело присутствие греческих военных формирований на Македонском фронте до конца 1916 года: Серресская Дивизия своими двумя полками, 1-м и 2-м, стояла на линии фронта, а её 3-й полк в это время продолжал формироваться в Салониках.

1917 год начался с очень дурных поедзнаменований для Антанты на Балканах. Обрушение Румынии и ее почти полная оккупация силами Германии и Австро-Венгрии создало серьёзную угрозу для Антанты и на Македонском фронте, поскольку её противники овладели серьёзными запасами зерна и нефти, и, что ещё важнее, избавились себя от обязанности сражаться на одном из фронтов войны, и при том соседнем с собой, и тем самым теперь могли очень существенно усилить свое военное присутствие на Македонском фронте. А между тем, положение Союзнической Армии было уже тяжелым, в особенности из-за нехватки боевых человеческих запасов. Естественно, этот факт воздействовал на моральное состояние войск Антанты, в особенности сербских и французских, которые вынесли на себе до тех пор бОльшую часть тягот войны, приняли участие в жестоких боях последних месяцев, с августа по декабрь 1916 года, и демонстрировали знаки утомления. Кроме того, войска Антанты демонстрировали нехватку состава частей, достигавшую до 30 - 40 % в связи со злокачественной малярией, зверствовавшей тогда в Македонии. Также существовали большие трудности в поставках необходимого для армии. Единственной базой для осуществления этого был порт Салоник, который был подкреплен и вспомогательной базой в бухточке МИкры. Перевоз подкреплений из Салоник к военным частям осуществлялся в основном при помощи железных дорог, и был сложным, в особенности в случае подкреплений для западной части Македонского фронта. Кпоме прочего, на тот момент ещё не было достигнуто соглашения с Афинским правительством относительно использования Антантой маршрута Итея - Бралос, а оттуда железными дорогами к Ларисе - Салоникам, и поэтому перевозка продолжалась сугубо через Салоникский порт, по незащищённым от действий германских подводных лодок морских путей маршрута Марсель - Салоники, в его значительной части, а также Тарент - Салоники.

После разгрома Румынии, и после завершения в декабре 1916 года нападения сил Антанты, но и в связи с невозможность для них наступательной войны, Высший Союзный Совет отдал приказ Восточной Армии организовать оборонительные позиции на линии фронта, в той форме, в которой она возникла после окончания наступления.

Тем самым, в начале 1917 года Македонский фронт стабилизировался, и простирается на линии общей длины 350 километров. Он простирался от устья Стримона к востоку, достигая вплоть до гор Албании в сторону запада. Линия фронта проходила на юг от озера Алиной, продолжалась в сторону северо-запада, по левому берегу Стримона вплоть до владения в эту реку речки Буткова, а затем по правому берегу Стримона вплоть до южной стороны озера Дойран, откуда она продолжалась до села Мачиково (ныне Эвзоны), селения Маяндаг, Люмница, Оссиани и вершин Ковил, Ветернико, Доброполье, Сокол, пересекала реку Эригон и достигала до села Маково, откуда затем сворачивала на юго-запад, приходя к озеру Преспа, продолжалась на запад к Охридскому озеру, откуда уходила в южном направлении до озера Малики и южнее, к окрестностям города Корица, где Македонский фронт соприкасался с удерживавшимся итальянским экспедиционным корпусом Албанским фронтом, в районе Влеры (ит. Валона, греч. Авлон) - Аргирокастра.

На этом обширном фронте Антанта в это время обладала общими силами в 243 батальона: 72 сербских, 68 британских, 66 французских, 18 итальянских, 12 русских, 6 греческих и 1 албанский; кроме этого, в тылу фронта располагался ещё 41 батальон: 17 сербских, 12 французских, 6 английских и 6 итальянских. 243 батальона на передовой составляли в общей сложности 22 дивизии: 7 британских, 6 сербских, 6 французских, 2 русских, 1 итальянская и 1 греческая (состоявшая из двух полков, вместо полагающихся трех).

Распределение фронта между силами Союзников было, с востока на запад, следующим: от залива Орфанос до высот на юг от Мачиково располагался британский экспедиционный корпус; в горном секторе от западного берега реки Аксий (Вардар) вплоть до Нотии находилась 122-я Французская Дивизия, усиленная греческой Серресской Дивизией; западнее, вплоть до Маково, оборонялись сербские части и 2-я Русская Бригада; ещё западнее, и сворачивая на юго-запад, вплоть до западного ответвления реки Эригон, стояла 35-я Итальянская Дивизия; оттуда и вплоть до озера Малики и окрестностей Корицы находилась Французская Восточная Армия.

По другую сторону фронта Центральные державы также обладали 243 батальонами: 202 болгарских, 21 германский, 18 турецких и 2 австро-венгерских. Также, позиции занимавшиеся войсками Центральных держав главенствовали над позициями Антанты; они были естественным образом защищены, и сверх этого они были организованы для обороны при помощи технических работ, и предоставляли возможность наблюдения за местностью, в некоторых случаях достигавшего до Салоникской бухты.

Подобное соотношение сил диктовало и на Македонском фронте форму ведения войны, применению на Западном фронте с конца 1914 года - а именно "окопной войны".

Однако французское правительство, веря в то, что Восточная Армия Антанты должна была стать способной для осуществления весной 1917 года наступления, приняло решение само ускорить отправку сюда подкреплений, и попросила поступить так же и своих Союзников. Однако англичане, которых более интересовало тогда приготовление их наступления в Палестине против Газы, не приняли французского предложения, поданного на Лондонской конференции 14 / 27 декабря 1916 года, выдвигая в качестве доводов технические проблемы: Британское Адмиралтейство уже предоставляли корабли суммарной вместимостью 500.000 тонн для обеспечения войск в Македонии, и не могло найти других для перевозки подкреплений, как не могло и принять на себя обеспечение большего числа войск, свыше тех, которые уже находились на Македонском фронте. Также оно не обладало и надлежащим количеством эсминцев для сопровождения морских караван, в то время как деятельность германских подводных лодок в Средиземном море обретала в это время угрожающие масштабы, щатапливая в среднем ежедневно по одному кораблю. Кроме того, начальник Британского Генерального Штаба Армии, генерал Робертсон, заявил, что после разгрома Румынии не было никаких надежд на успех на Балканских фронтах, и поэтому он был против любых отправил новых войск в Салоники.

Римская конференция, прошедшая с 23 декабря 1916 / 5 января 1917 года по 25 декабря 1916 / 7 января 1917 года решила относительно Македонского фронта следующее: в очередной раз был сделан вывод о невозможности отправки сюда Антантой подкреплений, поскольку Итальянское Высшее Командование ожидалось начала наступления на Итальянском фронте, и поскольку Великобритания не обладала необходимым количеством плавучих средств. Для облегчения коммуникации Союзных Западных Держав с Македонским фронтом, было принято решение об использовании новой дороги, в основном сухопутной, Италия - Агии Саранда - Корица - Салоники, чтобы тем самым уменьшить потери от действия подводных лодок. Дорога от Агии Саранда до Монастира должна была быть отремонтирована, поскольку пребывала в ужасном состоянии, а для маршрута через Италию Франция предоставляла железнодорожные составы. Наконец, кроме прочего, было принято решение повторить "отложенное в декабре наступление, с единственной целью занять как можно большее количество сил противника на фронте (Восточной) Армии, ради выгоды наступающих на других фронтах армий Антанты, и для облегчения их успеха". Тем самым для Восточной Армии Антанты была определена ограниченная миссия, но при этом важная, поскольку своими усилиями она оказывала помощь суммарной борьбе Антанты. Планы военных операций и приготовления к их исполнению должны были быть своевременно окончены, чтобы Восточная Армия была в состоянии начать свое нападение в начале апреля 1917 года.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Июн 15, 2021 12:49 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Далее следует глава посвящённая первым случаям более-менее крупномасштабного (по греческим меркам) участия греческих войск в военных операциях на Македонском фронте. Конкретно, глава носит название "Участие Серресской Дивизии в нападении Антанты весной 1917 года. Захват Равине":

Генерал Серайль (Sarrail) создал план нападения с начала февраля 1917 года. Климатические условия, однако, в феврале и в марте 1917 года, в регионах в которых должны были проводиться военные операции, вкупе с их рельефом и с отсутствием дорог, не позволяли начинать нападения ранее конца марта или начала апреля 1917 года. Поэтому было принято решение в феврале и в марте проводить подготовительные операции в районах Корицы и Монастира, для облегчения главного нападения. Операции в районе Корицы проводились со 2 / 15 до 5 / 18 февраля, позволив овладеть территориями до реки Деволь, что облегчило контакт и сотрудничество с итальянским экспедиционным корпусом в Албании, и сделало возможной организацию и использование новой линии коммуникаций Агии Саранда - Монастир. Военные операции в районе Монастира были проведены в трех фазах, с 26 февраля / 11 марта по 11 / 24 марта 1917 года, и увенчались частичным успехом. В результате их стало возможным нейтрализовать важные наблюдательные пункты противника, однако он смог сохранить за собой главные вершины кража Перистери и местечко Червена Стена, и тем самым позиции сил Центральных держав на этом участке по прежнему сохранили за собой господствующие позиции над расположением войск Антанты.

Главное нападение было доверенность сербским частям, усиленный артиллерией, и должно было распространяться по части фронта между Марьянска Планина и восточным ответвлением реки Эригон. Одновременно с этим должны были совершаться второстепенные нападения: на восток отсюда - британцами (в районе между озером Дойран и рекой Аксий), западнее - группой дивизий (главным образом французских, а также итальянским экспедиционным корпусом) на реке Эригон, двигаясь по направлении к Перлепе, на левом краю фронта - 76-й Французской Дивизией с целью занять в боях лежащие напротив силы противника, и тем самым не позволить им передвигаться и усиливать другие участки фронта.

Особая миссия была доверена усиленной 122-й Французской Дивизии, занимавшей позиции на правом берегу реки Аксий (Вардар), между сербами и англичанами: она должна была оказывать постоянное давление на противника, пока успех нападения англичан или, главным образом, сербов, не позволит ей также начать наступление всеми своими силами.

В состав этой дивизии была в это время включена Греческая Серресская Дивизия, части которой были распределены внутри бригад французской 122-й дивизии. Из двух других дивизий Национальной Обороны, Архипелагская Дивизия была в апреле 1917 года переведена с островов в Македонию, а Критская Дивизия ещё не прекратила своего формирования, и пока оставалась на Крите.

11 / 24 апреля 1917 года, после трехдневной артподготовки, как и было запланировано командующим фронтом, началось нападение британцев в районе Доирани. Поначалу они сумели захватить часть территорий, но затем болгары при помощи мощной контратаки вернули большинство потерянных территорий. В следующие дни, вплоть до 16 / 29 апреля 1917 года, британца удалось отразить новые контратаки болгар. Таким образом, атака британцев позволила им в итоге овладеть незначительной территорией ценой больших потерь.

Начало нападения в других секторах было назначено на 17 / 30 апреля 1917 года, однако в связи с начавшимся снегопадов, делавшим невозможным проведение военных операций, оно было отложено: главное нападение сербских войск - на 25 апреля / 8 мая 1917 года, остальные нападения - на 22 апреля / 5 мая 1917 года (то есть тремя днями ранее сербов).

Целью нападения 122-й Французской Дивизии был захват линии Хума - Гевгелия. Главное нападение в этом секторе, с с первой объективной целью в виде выступа Хумы, было доверено 243-й Французской Бригаде, а вспомогательный удар сюда сбоку, с западной стороны - частям Серресской Дивизии, а с восточной стороны - 45-му Французскому Полку. Это нападение должно было быть одновременно усилено наступательной энергией сил располагавшихся в секторе Маяндаг, куда были включены 1-й и 2-й Серресские Полки. Эти силы получили приказ наступать по направлении к Джеово (ныне Идомени) и Гевгелии.

Предшествовало нападение сил Антанты в секторе Маяндага. 2-й Серресский Полк под началом подполковника Харалампа Церули, атаковал своим 2-м батальоном вечером 22 апреля / 5 мая 1917 мая на позиции Борбандэ, и захватил находившиеся там сторожевой пункты, тогда как его 1-й батальон отвлекаю силы противника далеко продвинутыми сильными караулами. Болгары многократно сильно атаковали греческий полк, однако он удержал свои позиции, захваченные им, на которых он успел организовать оборону.

В тот же вечер, в 8:20, после десятиминутной арт.подготовки, началась атака 3-го батальона 1-го Серресского Полка против мощнейший образом укрепленного холма Семен-де-Фер, располагавшегося в трех километрах южнее от железнодорожной станции Джеово (ныне Идомени). За атакой непосредственно наблюдал командир батальона, капитан Георгий Кондилис. Она увенчались полным успехом. Болгары ответили мощнейший арт.обстрелом, и сразу вслед за этим контратакой, которая была отбита. В ходе ночи, несмотря на продолжавшийся арт.обстрел, эту местность греки организовали для обороны через выкапывание около, а также развернув захваченные технические укрепления противника против него. В 6:30 утра арт.обстрел противника усилился, и разразился мощнейший контратака 250-ти болгарских пехотинцев, которую защитникам холма удалось отразить, несмотря на их малочисленность и усталость после работ по укреплению своих позиций на протяжении ночи. При отражении противника решающий вклад внёс младший лейтенант Евстафий Догонит, который предпринял контратаку против наступавшего противника с семнадцатью бойцами. Во время этого героического выпада он погиб. Третья контратака болгар состоялась в 3 часа дня, но она была разгромила ударами артиллерии. Общие потери греческого батальона в этих боях составили 17 человек убитыми и 52 ранеными.

Между тем, ночью с 22 на 23 апреля / с 5 на 6 мая 1917 года 1-й Серресский Полк захватил своими двумя ротами село Хаджи-Бари-Махала (ныне Пенде Врисес), и обосновался вснем, тогда как противник отошел на свои основные позиции. Тремя днями позже, 29 апреля / 9 мая 1917 года, греческие части продвинулись, не встречая сопротивления противника, к кряжу Могилы, и организовали там базу для осуществления нашего, на расстоянии 250 - 300 метров от главной оборонительной позиции противника в местности Равине.

Прежде чем начинать нападение, следовало захватить холм Дромадэр. Атаку с целью его захвата осуществили 28 апреля / 11 мая 1917 года две греческие роты, сформированые 5-й ротой 1-го Серресского Полка и 9-й ротой 2-го Серресского Полка, во-главе с французским капитаном Матье, и усиленные половиной одной из рот 148-го Французского Полка. 5-я рота имела приказ захватить сам холм Дромадэр, а 9-я - возвышенности, располагавшиеся на северо-запад от него. Совершавшие нападение части с первого же мгновения продемонстрировали великолепное мужество и стремительность. Через четверть часа штыковой атакой и при помощи метания гранат были захвачены все позиции противника, были захвачены военнопленных, а сама эта местность была немедленно организована для обороны, оставаясь под непрерывным обстрелом артиллерии противника. Однако потери двух рот были большими: 5-я рота потеряла 8 человек убитыми и 33 ранеными, а 9-я потеряла 12 человек убитыми (в том числе и командира роты, капитана Папастаматиадиса) и 25 ранеными (в числе которых один офицер).

После захвата Дромадэра были завершены предварительные атаки, и наступило время для начала атаки с целью захватить холм Равине - мощнейшую позицию противника, главенствовавшую в этом секторе. По этой причине на холме был установлен сильный германский наблюдательный пункт, откуда были видны все движения и организация действий внутри позиций сил Антанты.

Захват Равине был доверен 2-му батальону 1-го Серресского Полка, во-главе с капитаном Григорием Гульяно, усиленному 4 ручным пулеметами и 4 пулеметами. Нападение состоялось 1 / 14 мая 1917 года под руководством командира полка, подполковника Николая Зафириу. В 4:30 начался подготовительный артиллерийский обстрел, и всего-лишь через 5 минут, в 4:35, со своих позиций на кряже Могина вырвалась пехота, быстро взобравшаяся на склоны холма, и через 5 минут она добралась до укрепленных позиций противника, после чего артиллерия Антанты увеличила диапазон своего огня. Иными словами, в 4:35, тогда как греческая пехота начала свою атаку, артиллерия противника начала преградительный огонь, от села Могила и восточнее (в сторону села Алчак (ныне Хамило)), до линии Малер - Хаджи-Бари-Махала - северного предгорья Байраклы. В преградительном огне принимали участие все орудия противника от Аксия (Вардара) и Гевгелии до высоты 628, однако преградительный обстрел в начале боя бил на большее расстояние и не поражение нападавших при их выходе на холм. Тем самым греческий батальон, достигнув своей обьективной цели без потерь от ударов вражеской артиллерии, и, воспользовавшись фактором неожиданности, своей стремительностью и своим численным превосходством, он сумел после жестокого, хотя и короткого боя внутри укреплений, овладеть ими в короткий промежуток времени и захватить 60 военнопленных, 5 из которых были германцами, тогда как остальных бойцов гарнизона укрепления уничтожив.

Вражеская артиллерия продолжала вести преградительный огонь, однако до 5:55 она не стреляли по холма Равине - вероятно в связи с тем, что не получила ещё информации о том, что он уже был захвачен. Поэтому греческий батальон сумел в течении часа и более заняться смешным ремонтом и перестановкой технических укреплений холма и через выкапывание индивидуальных наспех вырытых укрытий, где и обосновались бойцы батальона, в ожидании реакции противника. В 5:45, однако, начался мощный обстрел и самого холма Равине со стороны артиллерии противника, которая теперь уже вызывала тяжелейшие потери в греческом батальоне. Подполковник Зафириу попросил вмешательства артиллерии Антанты, что и случилось, после чего её огонь вызывал умолкание огня противника, но лишь на то время, пока артиллерия Антанты вела огонь. В перерывах между огнём артиллерии Антанты, артиллерия противника возобновляла с большим ожесточением собственный огонь по холму Равине.

Тем самым, с течением времени, положение греческого батальона становилось все хуже и хуже. В 10:30 подполковник Зафириу получил записку от ком.бат.а, капитана Григория Гулиано, в которой сообщалось, что 75 % солдат и большинство офицеров батальона выбили из состояния боеспособности, боеприпасы и гранаты закончились, и ситуация на холме Равине была безнадежной; комбат повторял все сказанное им, добавляя, что его бойцы уже не имеют и воды, но при этом он уверял, что те немногие, которые у него оставались, были готовы до последнего принести себя в жертву. В 2 часа дня разразилась болгарская контратака силами от двух до трех рот. Она была результативность встречена защитниками холма, и через четверть часа болгарское нападение было разбито. Однако продолжался артобстрел холма со стороны противника, а также преградительный огонь, до самой ночи. Но в тот день попыток контратаки со стороны врага более не предпринималось.

Захват Равине стал блестящей победой греческого оружия, и первым серьёзным успехом армии Национальной Обороны. Однако потери были тяжелыми: 5 офицеров убито и 9 ранено, 51 солдат убит и 225 ранено.

Через 3 дня после захвата Равине, в ночь с 4 / 17 на 5 / 18 мая 1917 года одна рота 1-го Серресского Полка, атаковала высоты, находящиеся на север и северо-запад от села Хаджи-Бари-Махала (ныне Пенде Врисес), и несмотря на мощное сопротивление противника овладела всеми этими высотами. Она организовала здесь оборонительные позиции и отбила контратаки болгар. Потери роты были лёгкими.

Нападение на Хуму, которая представляла из себя, как уже указывалось выше, главную цель нападения в секторе ответственности 122-й Французской Дивизии, и нападение здесь должна была осуществить 143-я Французская Бригада, при содействии и 3-го Серресского Полка. Нападение здесь началось 27 апреля / 10 мая 1917 года. Первой объективной целью был захват мощнейшего оборонительного комплекса Скра-ди-Леген.

Части, принимавшие участие в бою, разделились на 5 групп. Пятую из них составляли 3-й батальон 3-го Серресского Полка во-главе с майором Панделисом Карасевдасом, независимый взвод (ο ουλαμός) избранных бойцов во-главе с капитаном Павлом Гипарисом, и 4 пулемета. Эта группа действовала на левом краю, и имела миссию захватить передовые укрепления противника вплоть до стены Крет-ди-Блока, сохранение непрерывный контакт с 84-м Французским Полком, располагавшимся непосредственно западнее её, и прикрытие его левого фланга.

В 4:30 утра, предназначенные для,нападения войска начали свое выступление. Части греческой группы продемонстрировали несравненную храбрость, захватив одним рывком предназначенные для их атаки точки на линии обороны противника, под ураганом мощного огня пехоты и артиллерии врага, выбив его с его позиций. Однако в то время как они достигли своих объективных целей Груп-де-Волтизер и Крет-ди-Блок, овладев этими укреплениями, они подверглись "дружественному огню" со стороны артиллерии Антанты, полицией по ним по ошибке. Поэтому стремительность наступления греков была сбита, и противник нашёл время чтобы продвинуть свои подкрепления, сдержать своих отступавших солдат и жестоко контратаковать. Греческие части оказали этой контратаке сильное сопротивление, и до окончания битвы сумели удержать занятые ими ранее позиции.

Однако на правом фланге наступления в этом секторе, французские части подверглись мощном давлению противника и были вынуждены отступить, после чего греческой группе был издан указ тоже покинуть занятые ею позиции. Таким образом, греческие части после окончания боя отошли к предгорьям высот, которые они сумели захватить. На следующий день, к вечеру, получив новый приказ, они вновь отошли к новой линии, находившейся лишь в 150 метрах от позиций противника, и организовали там линию обороны, использовав мощную колючую проволоку. В этих боях греческие части потеряли 15 человек убитыми и 98 ранеными.

До 30 апреля / 13 мая 1917 года продолжались контратаки противника, поддерживавшиеся мощным артиллерийским огнём, однако греческие части сумели сохранить свои новые позиции и постарались улучшить свою оборонительную организацию в непосредственно последующие дни, несмотря на зачастую жесточайший их обстрел со стороны артиллерии противника.

8 / 21 мая 1917 года командующий фронтом отдал приказ прекратить наступательные операции в секторе 122-й Французской Дивизии. Хотя здесь и не удалось проломить фронт противника, в особенности в связи с мощью противника и его укрепленных позиций, дивизия все-же смогла выполнить свою базовую миссию, поскольку своей непрерывной агрессией она сумела воспрепятствовать переводу вражеских сил с этого сектора на другие фронты.

Нападения, которые происходили в других секторах Македонского фронта, как главное, в секторе сербов, так и второстепенные, со стороны французских и итальянских войск, не имели ожидаемого успеха. Не удалось даже захватить господствующие укрепления противника, делавшие позиции войск Антанты неудачными. Кроме этого, общие потери в этом наступлении составили для Антанты 12.500 солдат и 450 офицеров.

Вообще, весеннее нападение Восточной Армии Антанты не имело успеха в связи с нехваткой достаточного количества артиллерии, с горным рельефом местности, с имевшей место непогодой, в особенности на сербском участке, а также с большой усталостью войск и с непрерывными сильными контратаками болгарской армии. Единственным утешение было то, что на Македонском фронте удалось прикрывать мощную германско-болгарскую группировкк, тем самым облегчив действия войск Антанты на других фронтах. Однако и нападения войск Антанты на других фронтах, произведённых в это время, и в частности на Западном фронте, также не имели успеха. Поэтому весной 1917 года Антанта утратила любую надежду на решительный успех.

Под воздействием этих факторов, а также событий в России и ситуации в Греции, Антантой было принято решение отложить наступление на Македонском фронте. Французский военный министр 2 / 15 мая 1917 года телеграфировал генералу Серайлю: "В связи с общим положением вещей в настоящее время, и в особенности собственно в Греции, наступательные операции против германско-болгарских сил не должны быть продолжение, при непропорциональных относительно искового результата жертвах. Теперь решение о времени, на которое перекладывать эти правки, возлагает на вас".

Командующий Восточной армией с 8 / 21 по 10 / 23 мая 1917 года издал указы об откладывании нападения во всех секторах Македонского фронта. Но при этом он подчеркивал, что в то время как нужно было принять все меры для того чтобы армия смогла отдохнуть и быть реорганизованной, следовало в то же время преследовать, демонстрируя агрессивную манеру поведения, чтобы противник оставался в состоянии неуверенности и озабоченность в отношении намерений Антанты на Македонском фронте.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Июн 15, 2021 7:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Следующая глава посвящена вопросу перемещения новых греческих войск к линии фронта, и носит название "Продвижение на фронт греческих дивизий Архипелага и Крита". В этой главе говорится:

После отложения весеннего наступления сил Антанты, командующий Македонским фронтом предпринял ряд перемещений своих сил. Между тем, в Македонию прибыла греческая Архипелагская Дивизия и немного позже - Критская Дивизия. Вскоре они обе были продвинуты на фронт.

Архипелагская Дивизия, под началом генерал-майора Димитрия Иоанну, была предоставлена в распоряжение командования в районе Монастира, где её части сконцентрировались к 18 / 31 мая 1917 года. В это время пехотные полки дивизии были полного состава относительно численности солдат, однако им ещё не были поставлены на вооружение пулемёты, ручные пулемёты и гранатометы. Они были поставлены под начало командира 57-й Французской Дивизии, которая параллельно получила задание обучить греческие части новым методам ведения военных действий. Немного дней спустя батальоны этих полков, хотя в них ещё имелась потребность в завершении их обучения, начали по-одному заниматься предназначенные длясних сектора на линии фронта, сменяя соответствующие французские батальоны, которые оттягивались в тыл для отдыха.

Критская Дивизия под началом генерал-лейтенанта Эммануила Зимвракакиса была по приказу генерала Серайля переведена в сектор 122-й Французской Дивизии, чтобы сменить там Серресскую Дивизию, кроме 3-го полка последней, а также всей её артиллерии и 1-го горного лазарета этой дивизии, которые должны были остаться на месте. Предоставление частей Критской Дивизии в распоряжение командования на позициях фронта, которые оставляла Серресская Дивизия, началось 27 июня / 10 июля и завершилось 9 / 22 июля 1917 года. А Серресская Дивизия сконцентрировалась в Боэмице 18 / 31 июля 1917 года. Ее замена произошла после обговаривания этого вопроса между Венизелосом и Серайлем, с целью использования её, вместе с 9-м Критским Полком, для соблюдения порядка на территориях Старой Греции.

На фронте уже оставались целиком Архипелагская Дивизия, а также и Критская Дивизия, кроме одного её полка - 9-го. Однако последний был заменен 3-им Серресским Полком, который был включён в состав Критской Дивизии. Также на линии фронта оставались и другие части Серресской Дивизии, тоже включённые в состав Критской Дивизии.

В октябре 1917 года командующий фронтом изменил расположение своих сил стоявших на западном берегу реки Аксий (Вардар) и реорганизовал их командование. Часть фронта от Аксия до Нотии держала 122-я Французская Дивизия, усиленная Критской Дивизией. Поскольку многие солдаты французской дивизии отсутствовали в отпусках, и тем самым её сила была ослаблена, командующий фронтом принял решение усилить её ещё двумя греческими дивизиями - Архипелагской и Серресской. Первая была уведена с сектора Монастира и сконцентрировалась между 15 / 28 октября и 22 октября / 4 ноября 1917 года в Поликасте и Гуменце, и поставлена под начало командира 122-й Французской Дивизии. Серресская Дивизия вышла из Афин, где она временно пребывала, и начала высаживаться на железнодорожной станции Гуменцы с 23 октября / 5 ноября 1917 года.

Из этих двух греческих дивизий, Архипелагская была размещена на фронте западнее Критской Дивизии, от точки находившейся на расстоянии 2 километра на запад от села Лумница (ныне Скра) до Быстрицы района Нотии, своими двумя полками на линии фронта, тогда как её третий полк был поставлен под начало командира 122-й Французской Дивизии в качестве сил запаса. Серресская Дивизия была использована на восточном берегу Аксия (Вардара), около Карасули (ныне Поликастро), для сооружения оборонительных структур позади линии фронта.

Командующий фронтом, реорганизовывая командование французско-греческих сил региона, сформировал при их помощи 24 октября / 6 ноября 1917 года I группу дивизий под началом генерала Жерома, который до этих пор командовал 122-й Французской Дивизией. Три греческие дивизии формировали корпус армии Национальной Обороны, который во всех отношениях подчинялся командованию своего командира. Лишь в отношении плановых операций они ставились под непосредственное командование командира I-й группы дивизий.

В конце декабря 1917 года организация трех греческих дивизий, находившихся на фронте, была почти завершена. Их равнинная артиллерия вскоре должна была обрести свой органический состав. Однако, оставалось ещё сформировать 4 батальона горной артиллерии и 2 батареи тяжёлых орудий. В это время сила греческих войск находившихся на фронте достигала 37.000 человек.

...........................................

Следующая глава называется "Реорганизация греческой армии правительством Венизелоса". В ней относительно поднятой выше вопроса участия вооружённых сил Греции в ПМВ сказаны следующие существенные вещи (несущественное опускаю):

Правительство Венизелоса взяв власть в Афинах в июне 1917 года в свои руки старательно стремились создать греческую армию, чтобы обеспечить существенное участие Греции в войне. Однако это затрудняюсь множеством факторов, и в особенности настроениями в Старой Греции, которые были сильно против участия Греции в войне. Поэтому правительство приняло решение осторожно начать мобилизацию, которая проводилась по отдельным призываем возростам. Сперва были мобилизованы лишь новые разряды 1916 и 1917 годов, и в первые месяцы мобилизация проводилась лишь в регионах, в которых подавляющее большинство населения поддерживали политику правительства.

Постепенный характер мобилизации был вынужденной мерой также из-за экономической слабости Греции. На прошения об экономической поддержке к Франции, Англии и США был получен отрицательный ответ. Взамен этого Греции советовали обратиться к возможностям займов внутри страны (хотя это и было на тот момент практически невозможно). Лишь в августе 1917 года во Франции было одобрено предоставление Греции займа в 50 миллионов золотых франков. Также, консультации в Париже между греческим послом и генералами Фошем и Аллуином, касавшиеся предоставления греческой армии необходимого материала, и в особенности артиллерии, не принесли результатов, тогда как сами эти переговоры затягивались. Великобритания, у которой попросили предоставления необходимого материала, не согласилась, в связи с нуждались Палестинского фронта.

Тогда Венизелос принял решение отправиться в Париж, куда он и прибыл осенью 1917 года, чтобы лично поддержать греческие прошения. Там он принял участие и в Конференции Союзников, на которой, несмотря на высказывание и противоположных точек мнений, было принято решение сохранить и усилить Македонский фронт, что поддерживал с особенной силой тогдашний премьер-министр Франции Жорж Клемансо. Венизелос принял на себя обязательство отправить на фронт от имени Греции военную силу в 300 тысяч человек, взамен займа от Союзников в размере 750 миллионов золотых франков.

Присутствие Венизелоса на этой Конференции существенно помогло принятию решения за которое выступал Клемансо, о сохранении и усилении Македонского фронта. Вера в силы тогдашней Греции и умение Венизелоса убеждать (в частности в том, что Греция была в состоянии выставить столь многочисленную армию - хотя существовали очень неблагоприятных прогнозы по этому поводу, и в частности среди французского Генерального Штаба) сыграли свою роль.

Также греческое правительство попросило у Франции предоставления подходящего персонала для обучения и организации создававшейся греческой армии и выделения для этого миссии необходимой многочисленности, поскольку малочисленной миссии во-главе с генералом Жененом, выделенной с ноября 1916 года для организации армии Национальной Обороны критически нехваткой. Это прошение было одобрено, и 17 / 30 июля 1917 года была подписана соответствующая конвенция. Новая миссия состояла из 60 офицеров под началом дотоле работавшего французским военным атташе в Афинах, генерала Браге.

В июле 1917 года оценивалось, что с 1 октября по 31 декабря 1917 года было возможно организовать от 6 до 7 дивизий, обеспечив их поставками материала из самой Греции, а также от Союзников. Состав греческой дивизии определялся следующим образом: 3 пехотных полка, один батальон горной артиллерии, состоявший из трех батарей, два батальона равнинной артиллерии по две батареи каждый, один батальон окопной артиллерии, две роты инженерии, полуэскадрон кавалерии и надлежащие службы обслуживания и обеспечения; каждый пехотный полк должен был состояться из трех батальонов, а каждый батальон - из трех пехотных рот и одной батареи.

Французская миссия начала работу с большой энергией. В конце 1917 её командир, генерал Браге, был отозвал, чтобы принять на себя командование Западным фронтом. Своему преемника в Греции, генералу Бордо, он оставил отменно организованный службу. Её члены теперь насчитывали 165 высших и низших офицеров всех видов оружия и служб, и были предоставлены в распоряжение Венного Министерства, Генерального Штаба Армии и частей греческого войска. Новый начальник миссии знал Грецию и был знаком с её армией, поскольку ещё до войны он был членом французской военной миссии под началом генерала Эйду. В задачи французской миссии входила реорганизация и мобилизация греческой армии. В частности, её деятельность была обращена на: подготовку общей мобилизации, обучение кадров греческой армии, выработку плана использования греческой армии (при сотрудничестве в том числе командующего войсками Антанты на Македонском фронте).

Для выработки указанного выше плана, следовало изучить организацию командования греческой армией, зону её размещения и способ использования греческих сил. Было признано, что греческая армия должна была быть сформирована как независимая армия, и в конце концов было принято решение разделить её на три группы войск: Корпус Армии Национальной Обороны, I Корпус Армии и II Корпус Армии, и каждая из них должна была состоять из трех дивизий. Сперва надлежало сформировать пехотные части каждой дивизии, а затем, по-очереди, части артиллерии, слежения за чистотой, инженерии, санитарии и кавалерии.

Первые меры греческого правительства по формированию дивизий состояли в переправлении частей старой армии Греции, находившейся в Пелопоннесе, куда они были собраны по требованию Антанты, на их обычные места дислокации, либо в центры их мобилизации, а также призыв разрядов 1916 и 1917 годов и необычных разрядов прежних лет, число которых оценивалось суммарно в 50 тысяч человек. В перспективе предполагалось в дальнейшем мобилизовать и разряды запасников (эфедров).

Однако, особенно в первые месяцы, формирование новых дивизий шло медленными темпами, в связи с указанным уже выше внутренним положением вещей в Греции, а также с задержками доставки необходимых материалов (последнее было связано главным образом с трудностями Союзников в нахождении средств перевозки). Поэтому дивизии формировались по-очереди, и мобилизовались каждый раз лишь те, кто относился к местности формирования той или иной дивизии, и привлекалось число разрядов запасников в зависимости от необходимости заполнения численности дивизии, и в зависимости от настроений населения в той или иной местности.

Между тем, предшествовало дополнение сил в людях и нехватка в материале для трех дивизий Национальной Обороны, чтобы привести их в состояние боеготовности. После этого началось формирование новых дивизий, которые, завершая свое формирование и первичное обучение в местах своей дислокации, перемещались в военный лагерь в Нарес, близ Салоник, чтобы там продолжить обучение их частей новым методам ведения войны, после чего они были готовы поступить на службу на фронте.

До середины апреля 1917 года были мобилизованы следующие дивизии: 1-я Ларисская, 13-я Халкидская, 2-я Афинская и 9-я Янинская. Однако прежде чем они завершили свое военное формирование и обучение, и были сочтены готовы к отправке на фронт, понадобилось чтобы прошло ещё много месяцев, и понадобилось преодолеть много трудностей и реакций. Поэтому было решено, что они готовы к отправке на фронт - 1-я дивизия в феврале 1918 года, 13-я - в середине мая 1918 года, 2-я - в начале июня 1918 года, а 9-я - в конце августа 1918 года.

Между тем, было принято решение, чтобы между 12 апреля и 12 июня 1918 года были мобилизованы ещё ещё 3 дивизии: 3-я Патрская, 4-я Навплийская и 14-Каламская, после чего общее число греческих дивизий должно было достигнуть цифры 10. Однако предварительно следовало решить проблему обеспечения трех дивизий, потому что Великобритания, которая взяла на себя обеспечение греческой армии продовольствием предусмотрена формирование лишь семи греческих дивизий. Потребовалось вмешательство французского правительства, чтобы Великобритания взяла на себя обеспечение продовольствием десяти греческих дивизий - лишь после этого Греция смогла приступить к формированию указанных выше трех дивизий. Из их числа 3-я, в связи с разразившимся мятежом, в конечном счёте не прибыла в лагерь в Нарес, и продолжила свое обучение в районе города Козани. 4-я,лишь недолго проходила обучение в лагере в Нарес, и была неожиданно предоставлена в распоряжение фронта 19 июля 1918 года. 14-я дивизия прошла частичное обучение в лагере в Нарес, и завершила его уже в ходе принятия участия в боевых действиях.

С созданием этих трех дивизий было завершено формирование принимавшего в это время участие в боевых действиях состава греческой армии: Корпус Армии Национальной Обороны (Серресская, Архипелагская и Критская Дивизии) под началом генерал-майора Эммануила Зимвракакиса, I Корпус Армии (1-я, 2-я и 13-я дивизии) под командованием генерал-лейтенанта Леонида Параскевопулоса, а также II Корпус Армии (3-я, 4-я и 14-я дивизии), которым распоряжаться генерал-лейтенант Константин Мильотис Комнинос. Также была сформирована 9-я Янинская Дивизия.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Ср Июн 16, 2021 2:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Следующая глава называется "Положение на Македонском фронте, и находившиеся там греческие войска с декабря 1917 по апрель 1918 года":

В последние месяцы 1917 и в первые месяцы 1918 года произошли перемены в Восточной Армии Антанты. Эти перемены были продиутованы озабоченность, а также имевшейся информацией о вероятном крупном нападении противника, в результате событий на Восточном фронте с Россией, позволявших Германии выделить многие из своих располагавшихся там сил на Македонский фронт.

Кроме того, в декабре 1917 года был заменен командовавший до те пор Македонским фронтом генерал Серайль, место которого занял генерал Гильома, принявший на себя командование фронтом 10 / 23 декабря 1917 года.

В течении нескольких месяцев господствовало мнение, что миссия Восточной Армии должна была быть оборонительной. Уже 1 / 14 декабря 1917 года военные представители на Высшем Совете Антанты начали выражать мнение, "что необходимо принять на Балканском театре войны план обороны, поскольку в случае серьёзного вражеского нападения, для отражения которого не будет возможности выделено необходимых подкреплений, либо для них не будет возможности своевременно вмешаться, то нужно будет совершить тактическое отступление на основании заранее задуманного плана. Характер и направление такого отступления зависит исключительно от проводимой Нами на Балканах политики, а также от извлекает из подводной войны выводов.

Германцы не должны были захватить Пелопоннес, поскольку в таком случае они бы обеспечивали себе обладание морскими базами, и при их помощи могли отрезать коммуникации сил Антанты с Передним и с Дальним Востоком, а также лишить Антанту помощи Греции. Также, должны были быть удержаны Влера (греч. Авлона, ит. Валона) и Керкира - ценные морские базы для флотов Антанты.

Однако подобную оборонительную миссию Восточной Армии Антанты французское правительство рассматривали как временную. Клеманско, который в то время был премьер-министром и одновременно военным министром Франции, в своем приказе, отправленном 3 / 16 декабря 1917 года к "командующему союзных войск на Востоке", писал в отношении Греции: "Союзные войска Востока... будут иметь в качестве своего тыла не только Салоники, но и всю Грецию. Миссией союзных войск сперва будет предотвращение захвата Греции противником. Как только будет достигнута оборонительная миссия, командующий будет изучать условия, при которых он начнёт нападение. Чтобы в войне приняла участие греческая армия, командующий должен будет определить миссию для указанной армии в делах обороны и нападения, указать зону её действия, подготовить размещение греческой армии в этой зоне, уважая её самостоятельное существование. Тем самым прославится военная ценность греческой армии. (Подпись) Клемансо, Фош".

Генерал Гильома, чтобы оказаться в состоянии исполнить свою непосредственную задачу, которая была оборонительной, совершил некоторые изменения в составе войск Антанты, а также предпринял их перестановку. После этих действий, в феврале 1918 года, Греческий Корпус Армии Национальной Обороны занимал позиции на фронте в секторе 1-й Группы Армий, который простирался от Семитлы-Дере, на восток от реки Аксий (Вардар), до Нотии на западе. 9-я Янинская Дивизия предусматривалась к использованию в том случае, если враг попытался бы совершить с территории Албании широкий охватывают маневр по направлении к Эпиру. 1-я Греческая Дивизия в марте заняла позиции на фронте Нижнего Стримона, между озером Алиной и мостом Кумарьи, в секторе британских войск. Другие формировавшиеся в это время греческие дивизии находились в распоряжении командующего фронтом в качестве общего запаса.

В начале апреля 1918 года план обороны Антанты в значительной мере уже был осуществлен; были укреплены оборонительные сооружения, улучшены коммуникации и было достигнуто формирование серьёзных сил запаса. Однако ожидавшегося большого наступления противника не произошло, и его деятельность ограничилась, в связи с погодными условиями, операциями местного масштаба - в особенности в районе Преспы и Охриды.

Однако и в секторе ответственности греческих войск тоже произошло нападение болгар, состоявшееся 7 / 20 января 1918 года. Оно было отражено Архипелагской Дивизией. Эту операцию описал Штаб Восточной Армии Антанты: "... Артиллерия противника... неожиданно начала ночью с 19 на 20 января жестокий обстрел наших позиций, от местности на север от Лумницы (ныне Скра) до кража, лежащего на запад от Скра-ди-Леген, на фронте общей протяженностью 5 километров. После приготовлений длившихся примерно 3 часа, противник выбросил против наших позиций сильные опозновательные отряды и совершил локальное нападение против наших построений, формировавших выступ на запад от Скра. Здесь болгары натолкнулись на мощное сопротивление. Греческая Архипелагская Дивизия остановила продвижение опознавательных отрядов противника, которые не сумели добраться до наших линий. Принимавшие участие в атаке части противника на мгновение сумели ворваться в наши окопы на запад от Скра, у которых в результате артобстрела оборонительные вспомогательные сооружения были в значительной мере уничтожены. Кроме прочего, противник использовал мешки наполненные сеном чтобы пройти наши линии. Однако защищавшие наши позиции греческие части, благодаря немедленной быстрой контратаке незамедлительно вышибли нападавших из окопов, в которые те проникли, и обратили их в бегство".

Генерал Гильома, параллельно с организацией обороны, исследовал планы о проведении нападения в подходящий момент, и он ещё с 16 февраля / 1 марта 1918 года пришёл к выводу, что "при настоящем положении вещей и с ограниченными средствами, которыми обладает Восточная Армия, не может оно (имеется в виду нападение) представлять из себя операцию преследующую широкие объективные цели..." и он пришёл к тому, чтобы принять план нападения через комбинированные операции вдоль реки Аксий (Вардар) и на реке Стримон, и с использованием в общей сложности сил семи дивизий (трех французских, двух британских и двух греческих). Однако это нападение требовало многомесячной подготовки, и поэтому оно не могло быть осуществлено ранее осени 1918 года.

В марте 1918 года германские войска имели примечательные успехи на Французском фронте, при своём нападении южнее Арраса, и лишь потому что было вероятно, что они могли захотеть усилить его своими силами, которые они могли увести с Македонского фронта, французское правительство отдало приказ генералу Гильома соответствующими действиями стремиться занять боями все наличные силы армии противника, расположенные напротив его войск.

Тогда Гильома издал с 24 марта / 6 апреля по 29 марта / 11 апреля 1918 года приказы войскам Антанты находившимся под его командованием о проведении приготовлений для осуществления мощных локальных операций.

Между тем, возникли трудности. 10 / 23 апреля 1918 года британское правительство отдало приказ генералу Милану отправить из подчинённых ему сил 12 батальонов во Францию, тогда как в связи с прогрессом германского нападения на Западном фронте французское правительство также желали переместить на него 2 французские дивизии с Македонского фронта. В конце концов, после ноты премьер-министра Греции, было принято решение не проводить большого перемещения сил Антанты с Македонского фронта. Кроме того, новые греческие силы были подведены к британскому сектору фронта, чтобы усилить его: наряду с 1-й дивизией, которая уже находилась там, на нем были размещены также 2-я и 13-я дивизии. Таким образом, в середине июня 1918 года весь греческий I Корпус Армии был сконцентрирован на Стримонском фронте. Командир Корпуса, генерал-лейтенант Леонид Параскевопулос, разместил свой штаб в 7 километрах на юг от Орлиако (ныне Стримонико), на дороге Салоники - Серрес.

Локальные атаки, которые решил провести генерал Гильома, были проведены с апреля по июнь 1918 года, и большинство из них оказались успешными. Греческие войска приняли участие в боевых операциях британской армии в секторе реки Стримон, где и отличились, а также в боевых операциях I Группы Дивизий против Скра-ди-Леген, где им было суждено сыграть решающую роль.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Ср Июн 16, 2021 11:28 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Следующая глава называется "Битва при Скра", и в ней говорится (вероятно, предварительно следует отметить, что все названия болгарских укрепрайонов и укрепленных пунктов - французские):

Атака с целью захвата Скра-ди-Леген была крупнейшей из крупных локальных нападений сил Антанты на Македонском фронте, проведенных в это время.

Скра-ди-Леген (1.096 метров над уровнем моря), находившийся в секторе Хумы, на запад от реки Аксий (Вардар), являлся обрыаистым и скалистым "выступом" Болгарского фронта, и являлся наблюдательным пунктом очень важного значения. Это был мощнейший оборонительный пункт, естественным образом защищённый и укрепленный массой искусственных сооружений, с целым лабиринтом окопов и ям коммуникации между окопами, с двумя и тремя рядами колючей проволоки, с дотами в скалах или в защищённых бетонными сооружениями точках, настолько крепких, чтобы выдерживать даже прямые попадания тяжелых артиллерийских орудий. Это было место наиболее оснащенное пулеметами и с большим количеством минометов - настолько, что эта позиция позволяла одновременно обороняться от нападения и спереди, и с двух ее флагов. Защита Скра-ди-Леген, сверх этого, имела две линии обороны.

Нападение на Скра было подготовлено очень дотошно. Согласно плану боя, главную атаку осуществляла Архипелагская дивизия, и она должна была быть комбинирована со второстепенного значения атаками одного полка Критской Дивизии с восточной стороны оттуда, и еще одной части той же дивизии непосредственно восточнее, с военными действиями со стороны 122-й Французской Дивизии ещё восточнее, также - с действиями Серресской Дивизии с западной стороны. Также, должны были производиться и отвлекающие операции со стороны британской и сербской армий в секторах их ответственности.

В 5:10 16 / 29 мая 1918 года начался ужасный обстрел позиций противника артиллерией Антанты. Он продолжался, поредев, и на протяжении всей ночи. На другой день, 17 / 30 мая 1918 года, с 4:30 артобстрел усилился, и в 4:55 началась стрельба передвижного преграждения, для защиты начавшей атаку пехоты. Именно в это время, то есть сразу после короткого, но интенсивного подготовительного артобстрела, началась атака Архипелагской Дивизии (ее комдивом был генерал-майор Димитрий Иоанну), три полка которой стояли рядом друг с другом и глубоким строем.

На восточном краю, 6-й полк (под началом полковника К. Эксархакоса) атаковал своим 3-им батальоном (комбат Н. Пластирас) на первой линии, имея 2-й (комбат В. Каракуфас) в качестве запаса, тогда как 1-му (комбат Н. ЦИпурас)было доверено прикрытие полка с восточной стороны, а также осуществление контакта и связи с Критской Дивизией. Атаковавшие части, следуя "цилиндрированному преграждающему огню" дружественной артиллерии, сумели за 15 минут достигнуть точек Бастьон Сентраль, Куртка и Увраж Блан - своих первых объективных целей - и овладели ими, нейтрализовав сопротивление противника и беря его в плен. После этого наступила остановка наступления на 20 минут для отдыха и реорганизации, а батарея запасного батальона была размещена в Бастьон Сентраль, откуда начали обстреливаться ямы линии обороны противника и точки второй обьективной цели. Рывок был продолжен, и в 5:45 атаковавшие, с 3-им батальоном вновь на первой линии атаки, следуя "цилиндрированному преграждающему огню" дружественной артиллерии, достигли Харадры на юг от Питон Дениде, и захватили ее. Последовала 15-минутная остановка и закрепление щапасного батальона на занятых позициях. Затем последовало новое продвижение 3-го батальона совместно с 1-м батальоном, который одновременно удерживал и связь с Критской Дивизией. В 6:40 были захвачены и последние объективные цели, и были защищены гнезда сопротивления противника на занятой территории. Таким образом, греческий 6-й полк овладел всей линией Серф-Волан - Триполи- Тет-де-Сьен - Кунд I, и там 3-й и 1-й батальоны полка привели себя в порядок.

В центре, 1-й Серресский Полк (командир полка - подполковник Георгий Кондилис), который был подчинен Архипелагской дивизии, усиленный двумя выводами (οι ουλαμοί) инженерии, двумя французскими пушками 37 мм и французским выводом (η διμοιρία) огнеметчиков, выставил два своих батальона га первую линию - 1-й (комбат - майор Г. ПсАррас) и 2-й (комбат - капитан Скалцояннис), а 3-й батальон полка (комбат - майор Ф. Вахароглу) находился в запасе. В 5:45 начался рывок рот первой линии 1-го и 2-го батальонов, под непрекращающимся огнём артиллерии противника. Наиболее жёстким столкновениям с противником подверглись две роты 2-го батальона, которые понесли серьёзные потери,тогда как роты запасного 3-го батальона также понесли во время начала своего выступления тяжёлые потери. Однако сбить напор атаки противнику не удалось, и после первого рынка нападавших овладели позициями противника до линии Бастьон Вест - Траншеи Брюн, а сопротивление врага было сломлено - большинство оборонявшихся сдались в плен. Затем были захвачены позиции непосредственно южнее укрепленной точки Бастьон- ди-Сег. Между тем, в связи с тяжелыми потерями, главным образом среди офицерского состава, и в связи с непрекращавшимся наступлением, силы нападавших частей смешались. Потери пополнялись ротами второй линии батальонов первой линии, и одновременно начал вмешиваться в бой и запасной 3-й батальон. Тогда был произведен последний рывок вперёд, в результате чего в 7 часов был завершен захват последних объективных целей полка, то есть линии Питон Дениде - Пош. Во время этого рывка части 1-й и 2-й рот из состава 1-го батальона вырвавшись вперёд с избыточной в сравнении с другими частями стремительностью, оказались тем самым внутри "цилиндризованного преградительного огня" дружественной артиллерии и понесли серьёзные потери.

На западном краю атаковал 5-й Архипелагский Полк (командир Евтим. Цимикалис), усиленный выводом инженерии, двумя французскими пушками 37 мм и одним французским взводом огнеметчиков . Для осуществления его миссии, этот полк разместил на своей передовой линии свой 1-й батальон (комбат - майор В. Папаяннис), в запасе поставил свой 3-й батальон (комбат - майор К. БАбалис), а 2-й батальон имел приказа прикрывать силы полка с Круп-ди-Тумулус, и атаковать противника с фланга, чтобы захватить оборонительные постройки противника на этом месте. В 4:55 вперёд рванули 1-й и 3-й батальоны, под прикрытием "цилиндрированного артиллерийского прикрытия", и под одновременных огнём артиллерии противника, который принес им ощутимый потери. Вскоре батальоны совершавшие атаку достигли своей первой объективной цели, то есть оборонительных структур располагавшихся в Сера-ди-Леген и, несмотря на упорное сопротивление противника в окопах и в своих укреплениях, быстро овладели ими. Последовало 20-минутное затишье для приведения частей в порядок, после чего последовала новая атака. Сопротивление противника было разгромлено, и была захвачена вторая объективная цель - оборонительные позиции вокруг Бастьон-ди-Сег. Затем последовала новая остановка наступавших частей, на 15 минут, и новый рывок для захвата новой обьективной цели оборонительных сооружений комплекса Тумулус. Сопротивление противника было полностью сломлено, и в 6:30 были захвачены все находившиеся здесь постройки комплекса. Одновременно, 2-й батальон овладел Круп-ди-Тумулус. Последовало приведение частей полка в порядок. 3-й батальон, из-за своих тяжёлых потерь, в особенности среди офицеров, был соединен со 2-м батальоном.

Во время боя, служба связи, как и все остальные службы дивизии, работали отменно, несмотря на шедший дождь. Две роты инженерии сумели, всего-лишь за 5 часов, коммуникационные ямы между прежней линией фронта Антанты и только что захваченной линией Скра-ди-Леген - Бастьон Вест. Таким образом, коммуникация с частями на передовой осуществлялась по "прикрытым" линиям связи.

В 6 часов вечера произошла контратака противника против Круп-ди-Тумулус. Она была отбита главным образом огнем орудий находившихся там греческих частей. Новые контратаки вдоль всего фронта 5-го полка, ночью, были также отражены, в том числе и при помощи дружественной артиллерии.

В этой славной битве Архипелагская Дивизия захватила 1.835 военнопленных и овладела материалами и боеприпасами в большом количестве, 32-мя орудиями и другим оружием. Но она понесла и тяжелейшие потери: 1.777 раненых, 164 пропавших без вести и 338 убитых, в числе которых был и командир 1-го батальона майор Василий Папаянни.

На восток от главного сражения успешно велись второстепенные нападения, доверенные Критской Дивизии (комдив - генерал-майор Панайотис Спилиадис).

После подготовительного артобстрела продолжавшегося один день, и при защитном передвижном оградительном огне артиллерии, в 4:55 17 / 30 мая 1918 года начался рывок 7-го Критского Полка (командир - полковник П. Гардикас), с двумя батальонами на первой линии - 1-ым (комбат - майор Е. Джанакакис), усиленным 6-й ротой и 2-й батареей 2-го батальона (комбат - майор И. Алексакис) и 3-им. 2-й батальон и остальные силы полка остались в качестве запаса внутри ущелья. Атаковавшие части двух батальонов захватили Бош в 5:40, однако из-за задержки их частей, жвигавшихся во второй линии, произошла задержка с нападением после этого на укрепления позиции Бошет, как предусматривал задуманный план боя.

Одновременно, 8-й Критский полк (командир - подполковник Д. Ставрианопулос), усиленный 29-ым Пехотным Полком (командир - майор В. Типальдос) тоже действовал в целях осуществления своих объективных целей. В 5:30 2-й батальон (майор Н. ЗудианОс) выступил в направлении позиции Таблет, и овладел ею в 5:40, однако обосновавшиеся там части препятствовались артиллерией противника, которая могла наносить удары с позиции Брес, поскольку задержался захват 7-ым полком позиции Бошет. Однако артиллерия противника умолкла благодаря действиям дружественного огня.

По приказу командира 7-го полка 5-я рота запасного 2-го батальона совершила рывок с позиции Бош в 10:40 и, пройдя сквозь заградительный огонь артиллерии противника, в 10:50, захватил позицию Бошет, разгромив сопротивление её защитников, большинство которых обратилось в бегство. Тв же рота в 1:40 дня захватила и окопы позиции Брес, брошенные силами противника.

Комдив попросил тогда утверждения его предложения совершить атаку позиции Ладиг-Брюне. Разрешение было дано, состоялась получасовая артподготовка, и началась атака, поддерживаемая "цилиндрированным заградительным артиллерийским огнем" в 2 часа дня, силами частей 3-го батальона 8-го полка. В 2:40 были заняты все позиции. Лишь а Петит Транше Брюне противник оказывал мощное сопротивление, но оно было тоже сокрушено.

С захватом последних позиций, Критская Дивизия достигла всех объективных целей своего наступления, и немедленно начала окапываться на новых позициях, и организовывать там линию обороны. В ходе боя связные дивизии при помощи голубей, сигналами пиротехникой, посыльными и телефонной связью работали снова. Дивизия захватила 210 военнопленных и овладела значительным количеством материала. Её потери составили 71 человека убитыми и 314 человек ранеными.

Восточнее основного сражения, Серресская Дивизия (комдив Эпаминонд Зимвракакис) также успешно выполнила доверенную ей миссию.

В 4:55 17 /30 мая 1918 года, после подготовительного артиллерийского огня на протяжении ночи, совершили рывок вперёд две роты 2-го батальона (комбат - капитан П. Павлидис) 2-го Серресского Полка (командир - подполковник Х. Церулис), с миссией захватить позицию Боа-де-Бюлгар и затем высоту 845 - 6-я рота, и высоту Блок Роше - 7-я рота. Через 50 минут объективные цели были захвачены, с минимальными потерями, поскольку противник оказал ограниченное сопротивление. Однако соединения с Архипелагской Дивизией достигнуто не было, поскольку 5-й Архипелагский Полк, имевший тяжёлые потери и находившийся под угрозой контратаки противника, отступил к юго-восточным предгорьям позиции Круп-де-Тумулус. Комдив Серресской Дивизии, с целью восстановить контакт между двумя дивизиями и закрыть между ними брешь, приказал ротаммзапаса, 9-й и 11-й ротам 2-го батальона, находившимся в Оссиани (совр. Архангелос), а также инженерной роте, поспешить в Круп-де-Тумулус. Эти части, несмотря на труднопроходимость почвы, сумели прибыть в 9 часов вечера к своей цели и своевременно овладетьтпозициями на левой стороне от Архипелагской Дивизии, в тот момент когда осуществлялась сильная атака противника, что позволило её отразить.

В секторе Серресской Дивизии было захвачено 18 военнопленных и небольшое количество материала. Потери дивизии составили 32 человека убитыми и 113 ранеными.

Много факторов содействовало этой великой победе, но главнейшим из них был высокий моральный дух греческих войск, и в особенности храбрость греческой пехоты, которая, не обращая внимания на мощный огонь противника и на тяжёлые потери неудержимо двигалась и стремительно захватывала объективные цели своих атак. Подобное поведение вызывало восхищение Штабов Союзников, и огромный вклад греческой пехоты в одержанную победу получил общее признание. Командующий союзными войсками, генерал Гильома, в изданном им после одержанной победы указе отмечал: "Командующий Восточными Армиями Союзников обращает свои поздравления 1-й Группе Дивизий, которые, пребывая под командованием генерала Жерома, обрели блестящий успех, овладев, после жестокого боя, мощными оборонительными позициями в Скра-ди-Леген.

Благодаря своему несравненному мужеству и замечательной стремительности, греческая пехота генерала Зимвракаки (комментарий: тогда Эммануил Зимвракаки был командующим Корпусом Армии Национальной Обороны), в тесной связи с артиллерией и ВВС, которые, несмотря на неблагоприятные природные условия, сумели выполнить все свои миссии, преодолела все до последнего из самых аномальных рельефов местности, сконцентрированные препятствия, и достигла через блистательнейшую энергичность захвата болгарских позиций на фронте длиной 12 километров, захватив свыше 1.700 военнопленных, и овладев серьёзное количество материала..."

Успех греческой армии вызвал взрыв энтузиазма по всей Греции, и позволил увеличить дух и среди формировавшихся в тот момент греческих дивизий.

Однако самое большое значение битвы при Скра состоит в том доверии, которое обрела Антанта к военным результатам греческой армии, и одновременно в том, что теперь уже становилось совершенно ясно, что дух болгарской армии начинал падать. Эти два элемента позволили сформироваться мнению, что при хорошей организации атака сил Антанты на Македонском фронте могла увенчаться блистательным успехом, и тем самым внести собственный крупный вклад в ход войны.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Чт Июн 17, 2021 5:55 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Чт Июн 17, 2021 4:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Следующая глава называется "Действия греческих войск во время общего наступления Союзников на Македонском фронте в сентябре 1918 года", и там сказано:

В конце мая и начале июня 1918 года в командовании Восточной Армии Антанты были произведены изменения, также как и в руководстве Французской Военной Миссии в Греции. Согласно решению французского правительства от 27 мая / 9 июня 1918 года, генерал Гильома был отозван во Францию, чтобы занять должность военного коменданта Парижа, и командование Восточной Армией Антанты ьюбыло поручено генералу Франсэ д'Эсперэ, который прибыл в Салоники и принял на себя возложенные на него обязанности. 5 / 18 июня 1918 года. Согласно другому решению французского правительства от того же дня, начальником Французской Военной Миссии в Греции становился бывший зам.нач.ген.штаба Франции, генерал Грама, сменивший генерала Бордо, прибывший в Афины и принявший на себя возложенные на него обязанности 7 / 20 июня 1918 года.

Генерал Франсэ д'Эсперэ, уже 10 / 23 июня 1918 года, получил первые руководства, говорившие, что "в тот момент, когда враг совершает на Западном фронте решающие попытки победить, с 27 мая предпринял общее наступление во Франции против расположенных южнее Лана позиций Союзников, общее военное положение вещей настоятельно предписывает Восточной Армии Антанты усилить свои атаки". Немного дней спустя, 19 июня / 2 июля 1918 года, прибыли и детальные указания французского правительства, определяющие, "что теперяшнее в Македонии положение вещей замечательнейшим образом благоприятствует развитию наступательных операций". Следовательно, Восточная Армия Антанты должна была "продолжать успешно проведённую в Скра-ди-Леген и в Восточной Албании серию наступательных операций, и прогрессивно добиться разбора фронта противника. Тем самым она делала бы возможным проведение общего наступления, проведение которого требуется осуществить до наступления осени".

После получения этого приказа, генерал Франсэ д'Эсперэ начал изучение возможности проведения общего наступления с целью не просто пригвоздить силы противника к обороне, но разорвать Болгарский фронт. Вскоре он пришёл к выводу, что сектор Доброполье - Ветерник давал возможность для создания прорыва на линии фронта противника, подал соответствующий план французскому правительству и отдал приказ подчинённым ему армиям Союзников начать подготовку наступлений в их секторах ответственности.

1 / 14 сентября 1918 года началась артиллерийская подготовка, а на следующий день в 5:30 2-я Сербская Армия начала свою атаку, при поддержке 122-й Французской Дивизии и 17-й Колониальной Дивизии. В первый день были захвачены все объективные цели: Сокол, Доброполье, Кравишта, Кравицки Камене и Ветерник. Западнее отсюда атаку совершала 1-я Сербская Армия. Вечером 2 / 15 сентября 1918 года сербские войска уже овладели вражескими позициями на фронте шириной 11 километров. Ночью следовавшие позади передовых частей сербские дивизии продолжили пользоваться достигнутым успехом, тогда как 17-Колониальная и 122-я Французская Дивизии, которые в основном и сумели создать первый пролом в позициях противника, получили приказ оставаться на своих местах. Утром 3 / 16 сентября 1918 года был захвачен Козиак. Пролом в позициях противника достиг ширины 25, и средней глубины 7 километров. 4 / 17 сентября 1918 года наступление войск Антанты достигло глубины 15 километров.

Во время этого первого пролома Болгарского фронта свой вклад внесли и части греческих дивизий - Архипелагской, 4-й и 3-й, которые действовали будучи включёнными в состав французских частей. В особенности при эиютом отличился 35-й Пехотный Полк 4-й дивизии, под командой полковника Панайотиса Гаргалиди, успехи которого были решающими.

Восточнее 2-й Сербской Армии, которая должна была действовать против Ветерника, находилась в пространстве от ручейка Сушица до реки Аксий (Вардар) 1-я Группа Дивизий, куда были включены части 4-й Греческой Дивизии и Архипелагской Дивизии. Левый край построения, от ручья Сушица до ручья Порой, занимали два батальона 35-го полка - 1-й (комбат майор Г. Мавроскотис) и 2-й (комбат майор М. Николареас). Рядом с ними был расположен один батальон 8-го Колониального Полка и 3-й батальон (комбат майор Стефан Трифос) 35-го полка, под началом французского майора Руа. Этот отряд имел задание, после того как сербская Шумадийская дивизия достигнет ущелья ручья Порой, начать атаку и захватить село Сборско, затем кряж Преслап и, наконец, кряж Голубац. Отряд Гаргалидиса должен был ограничиться тем, чтобы сохранять контакт между сербской Шумадийской дивизии с отрядом майора Руа.

Однако сербская Шумадийская дивизия встретила в Ветернике более жестокое сопротивление, чем она этого ожидала, и поэтому она не могла прорваться в ущелье ручья Порой, а это, в свою очередь, не позволяло отряды майора Руа атаковать село Сборско и тем более своих дальнейших целей - вершин кряжа Преслап (где располагалась мощная артиллерия противника, которая делала невозможным наступление Шумадийской дивизии в ущелье ручья Порой) и кряжа Голубац.

Перед началом атаки полковник Гаргалидис попросил у командующего группой, в которую он со своим отрядом входил, полковника Родэ, позволить ему принять участие в нападении, на что он получил разрешение, но при условии ограничить свою деятельность у окопов противника, лежавших напротив позиций занимавшихся его отрядом.

Увидев осложнения в связи с задержкой наступления сербской Шумадийской дивизии, Гаргалидис предпринял личную инициативу, которая увенчалась блистательным успехом. Со своим отрядом он совершил рывок против окопов противника в местности между ручьями Сушица и Бигрут, и, подавив сопротивление их защитников, он повернулся в северо-западном направлении, и с большой скоростью двинулся против организованной обороны противника в восточной части Ветерника. Находившиеся там болгарские части, как только увидели греков у себя в тылу покинули свои позиции и отступили. Таким образом сербская Шумадийская дивизия сумела завершить свой захввт Ветерника.

Между тем, рота отряда Гаргалидиса достигла самой высокой вершины в этой местности - болгарского наблюдательного пункта Кукуруз Схлем (1.345 метров над уровнем моря). Гаргалидис отдал приказ захватить его хотя-бы ночной атакой, но и после достижения этой цели он не стал останавливаться на уже достигнутых успехах. Он принял решение на следующий день атаковать позиции противника на высоте Голо Бело, причем эта атака должна была быть совершена без поддержки артиллерии. Ночью бойцы его отряда приблизились к колючей проволоки, и на рассвете начали перерезать её. После этого противник без боя покинул свои позиции и беспорядочно отступил. Таким образом, утром 3 / 16 сентября 1918 года вся высота Голо Било была в руках греков.

В то же утро сербская Тимокская дивизия, сменившая Шумадийскую дивизию, отдала приказ своей артиллерии начать обстрел наблюдательного пункта Кукуруз Схлем, чтобы продолжить наступление от Ветерника. Однако стало заметным присутствие греческих солдат в наблюдательном пункте, и был сделан запрос к Гаргалидису, захватывали ли эту точку его части - вещь, которую сербы считали невыполнимой. Тот подтвердил, что этот пункт был захвачен на основании лишь отданного им самим приказа. Тогда сербы прошли маршем вперёд, и нашли окопы противника покинутыми, после чего они достигли контакта с греческими частями, находившимися в наблюдательного пункте Кукуруз Схлем.

После этих событий, в 11 часов утра 3 / 16 сентября 1918 года началась атака отряда майора Руа против Сборско. Отряд встретил мощнейшее сопротивление. По нему била артиллерия с кряжа Преслап, а также стреляли из окопов из автоматов. Бой был очень яростным. Трижды франко-греческий отряд занял окопы противника, и трижды они были отбиты болгарами назад при помощи мощных контратак. 3-й греческий батальон в течении одного часа боев имел тяжелейшие потери: 7 офицеров и 150 солдат было убито и ранено в его составе. Аналогично тяжелыми были и потери французского батальона. В связи с этими потерями и с большим утомлением своего войска, майор Руа был вынужден прекратить свою попытку выполнить поставленную перед ним задачу, и его отряд отступил на позиции из которых он начал свое наступление.

Таким образом, Преслапский кряж остался в руках врага, в то время как его захват силами Антанты был жизненно необходим силам Антанты для продолжения начатых ими боевых операций. Тогда Командование 1-й Группы Дивизий обратилось к Гаргалидису. В ночь с 3 /16 на 4 / 17 сентября 1918 года его ро телефону спросили, мог ли бы он предпринять атаку против Преслапа. Ему было подчёркнуто, что эта операция была чрезвычайно опасна, "но она очень сильно уступила бы войне, которую ведут Союзники". Перед Гаргалидисом встала дилемма, но при этом он без колебаний ответил, что соглашается произвести нападение. Затем он отдал приказ, чтобы его полк поменял направление своего движения с северного на восточное, и в 4 часа утра 4 / 17 сентября 1918 года начал движение для выполнения новой вверенной ему миссии. После чрезвычайно трудного и тяжёлого перехода, отряд Гаргалидиса вышел к 3-му батальону своего полка, который должен был оказать помощь при атаке Преслапа. Тогда Гаргалидис попросил помощи огнем от дружественной артиллерии - что и случилось. Затем начался штурм греками Преслапских высот, и вскоре они поочерёдно овладели всеми пиками горы. Стремительный характер успеха греков был связан с тем, что болгарские части были потрясены атакой противника со стороны, с которой они этого не ожидали, и они в беспорядке отступили. После этого свои позиции покинули и болгарские силы занимавшие Сборско, и тем самым смог продвинуться вперёд и занять его французский батальон, под командованием майора Руа.

В ходе первой фазы наступления войск Антанты, то есть в первые три дня, в боях приняли участие и части 3-й Греческой Дивизии, находившиеся в секторе реки Эригон. Там действовали батальоны горной артиллерии дивизии с 1 / 14 по 3 / 16 сентября 1918 года, создав брешь среди оборонительных позиций противника. Это позволило 4 / 17 сентября 1918 года 12-му пехотному полку совершить нападение и захватить село Зовик. 6-й пехотный полк в этом же секторе совершил атаку на окопы противника, и овладел ими.

5 / 18 сентября 1918 года сербские войска начали новое наступление в направлении Кафадара. Греческие и французские части, прикрывавшие восточный фланг сербских сил тоже начали наступать, и 8-й пехотный полк 4-й дивизии, после двухчасового боя овладел Нотией и окружающими её оборонительными сооружениями противника.

4-я дивизия продолжила свое наступление к Конопиште, Бладешу и Джене вплоть до Демир-Капу. Она захватила труднодоступным горным кряжем Пласковицы и дошла до Царево Село на сербско-болгарской границе 1913 года. Архипелагская Дивизия приняла участие в боях между Дженой и рекой Аксий (Вардар), перешла последний, прошла к Пласковице и захватила её восточную часть.

3-я дивизия принимала участие в боевых операциях Французской Восточной Армии, и дошла до сербского города Пирот.

Серресская Дивизия и Критская Дивизия приняли участие в битве при Доирани, действуя совместно с британской армией.

14-я дивизия была использована для преследования противника в долине Стромницы. Она неоднократно имела боестолкновения с противником, в особенности при Ени-киой, где был дан жаркий бой.

I Греческий Корпус Армии с его тремя дивизиями (1-й, 2-й и 13-й), со своей артиллерией, провел ряд операций на Стримонском фронте, отвлекая на себя стоявшие напротив него силы противника, что не позволило врагу переместить их на наиболее критичные для себя участки Македонского фронта. После капитуляции Болгарии, состоявшейся 17 / 30 сентября 1918 года, этот Корпус был использован для освобождения оккупированной с августа 1916 года болгарами греческой Восточной Македонии.

В наступлении сил Антанты на Македонском фронте в сентябре 1918 года, Греция приняла участие силами десяти дивизий. Из их числа девять приняли участие в боевых операций, а десятая, 9-я Греческая Пехотная Дивизия, оставалась в качестве сил запаса в районе города Флорина. В боевых действиях в ходе наступления приняли участие также ещё 19 дивизий: 8 французских, 6 сербских, 4 британских и 1 итальянская. То есть задействованные греческие дивизии составляли 34 % всех сил Антанты, задействованных на Македонском фронте.

Общие потери всех греческих частей во время наступления Антанты на Македонском фронте в сентябре 1918 года составили: 834 человека убитыми, 671 человек пропавшими без вести, 3.790 человек ранеными. То есть общее число греческих потерь составило 5.295 человек.

Вклад греческой армии в победе сил Антанты на Македонском фронте получил всеобщее признание. Наиболее всего вправе говорить на эту тему командующий Македонским фронтом в сентябре 1918 года, Франсэ д'Эсперэ. В изданном им Дневном Указе, вышедшем после капитуляции Германии, он писал: "В особенности в отношении греческой армии я подчеркиваю ревность, храбрость и легендарную стремительность, которую она продемонстрировала, во время своих славных свершений на берегах рек Эригон и Аксий". А в своем послании к Венизелосу от 3 декабря 1918 года он делал следующее обобщение: "Мужество греческих войск достойным образом овладело отовсюду похвалами Союзников. Дети оказались достойными своих предков".
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Пт Июн 18, 2021 3:46 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 4349
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Чт Июн 17, 2021 10:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

ВСЕМИРНАЯ
ИСТОРИЯ
В ДЕСЯТИ ТОМАХ
Главная редакция:
Е. М. ЖУКОВ (главный редактор),
Е. С. ВАРГА, В. П. ВОЛГИН, М. Я. ГЕФТЕР, А. А. ГУБЕР,
Б. М. КЕДРОВ, М. П. КИМ, С. В. КИСЕЛЕВ, Н. И. КОНРАД,
В. В. КУРАСОВ, А. Ф. МИЛЛЕР, И. И. МИНЦ, Б. Ф. ПОРШНЕВ,
Ф. В. ПОТЕМКИН, А. Л. СИДОРОВ, С. Д. СКАЗКИН, В. В. СТРУВЕ,
М. Н. ТИХОМИРОВ, П. Н. ФЕДОСЕЕВ,
Ю. П. ФРАНЦЕВ, В. М. ХВОСТОВ
ИЗДАТЕЛЬСТВО
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ
ЛИТЕРАТУРЫ
МОСКВА-1960

АКАДЕМИЯ НАУК СССР
ИНСТИТУТ ИСТОРИИ
ИНСТИТУТ НАРОДОВ АЗИИ
ИНСТИТУТ АФРИКИ
ИНСТИТУТ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ

Цитата:
Марокканский кризис создал благоприятную обстановку для
осуществления планов итальянского империализма в отноше-
нии Триполи и Киренаики. Эти африканские провинции Ос-
манской империи уже давно привлекали внимание Римского банка, тесно связанного с Вати-
каном, а также других влиятельных финансовых и
Второй марокканский
кризис (1911 г.)
Триполитанская
война
498
промышленных кругов Италии. В захвате Триполитании (включая Киренаику) итальянские
империалисты усматривали первый шаг на пути к установлению своего господства в бассей-
не Средиземного моря. Они использовали триполитанский вопрос и в интересах своей внут-
ренней политики. Итальянская
империалистическая пропаганда
утверждала, что война против
Турции «сплотит итальянцев» и
заменит «борьбу классов борь-
бой наций».
Ни одна из европейских дер-
жав не оказала противодействия
планам Италии. Германия опа-
салась, что если она воспроти-
вится захвату Триполитании, то
Италия откажется от возобнов-
ления договора о Тройственном
союзе. Австро-Венгрия вообще
считала для себя выгодным от-
влечь захватнические аппетиты
Италии от Албании и всего Ад-
риатического побережья Бал-
канского полуострова в сторону
Триполитании. Франция еще в
1902 г. секретным договором
обязалась поддержать Италию в
триполитанском вопросе. Рос-
сия обещала Италии такую же
поддержку по соглашению, за-
ключенному в 1909 г. в Ракко-
ниджи. Наконец, Англия, отно-
шения которой с Германией не-
прерывно обострялись, также не
хотела восстанавливать против
себя Италию. В итоге, по выра-
жению русского военно-
морского атташе в Италии, «со-
вершилась удивительная вещь
— Италия пошла войной на Турцию с общего согласия Европы».
Предъявив Турции (28 сентября 1911 г.) ультимативное требование уступить Триполи и
Киренаику и получив отказ, Италия начала военные действия. Итальянское командование
решило нанести быстрый военный удар в надежде, что Турция не сможет оказать серьезного
сопротивления и капитулирует. Действительно, турецкая армия была очень слаба, и в начале
войны итальянским войскам удалось захватить город Триполи и другие более мелкие пункты
на побережье. Однако в дальнейшем, встретив сильное сопротивление местного арабского
населения, итальянцы так и не смогли продвинуться в глубь страны. Война затянулась.

С целью дополнительного давления на Турцию итальянский флот обстрелял Бейрут и
Дарданеллы, а итальянские войска высадились на Додеканесских островах и захватили их.
Обращения Турции к державам с просьбой о посредничестве ни к чему не приводили. На
протяжении всей войны Турция оставалась изолированной.
Начавшийся кризис на Балканах и совпавшее с ним обострение внутренней борьбы в Тур-
ции заставили турецкое правительство пойти на уступки Италии и подписать с ней 15 октяб-
ря 1912 г. тайный, а через три дня, 18 октября, уже и гласный договор, по которому турецкий
султан отказывался в пользу Италии от всех своих прав на Триполи и Киренаику.
Таким образом, Италия в конце концов захватила Триполи и Киренаику, превратив их в
свою колонию — Ливию. Огромные жертвы в триполитанской войне понесли арабы, кото-
рые в течение долгих лет после подписания мирного договора еще продолжали оказывать
сопротивление итальянским захватчикам. «Война, — писал в 1912 г. В. И. Ленин, — несмот-
ря на «мир», будет еще на деле продолжаться, ибо арабские племена внутри материка Афри-
ки, вдали от берега, не подчинятся. Их будут долго еще «цивилизовать» штыком, пулей, ве-
ревкой, огнем, насилованием женщин» 1. Триполитанская война являлась, по выражению В.
И. Ленина, типичной колониальной войной «цивилизованного» государства XX в.
Вслед за Марокканским кризисом 1911 г. и итало-турецкой
войной 1911—1912 гг. начался новый кризис — на этот раз на
Балканах, где глубокие социальные и национальные противо-
речия переплетались с соперничеством великих держав.
Национально-освободительное движение балканских народов, еще остававшихся под гос-
подством Турции (в Македонии, Албании, на островах Эгейского моря и т.д.), продолжало
неуклонно развиваться. При этом классовые противоречия осложнялись национальными и
религиозными. Так, в Македонии помещиками были турки-мусульмане, крестьянами же —
славяне-христиане. Борьба балканских народов за национальное освобождение сливалась с
борьбой против остатков средневековья — феодализма и абсолютизма. «Создание объеди-
ненных национальных государств на Балканах, свержение гнета местных феодалов, оконча-
тельное освобождение балканских крестьян всяческих национальностей от помещичьего ига,
— писал В. И. Ленин, — такова была историческая задача, стоявшая перед балканскими на-
родами» 2. Передовая часть рабочего класса балканских государств, правильно понимая ис-
торические задачи, боролась за последовательное демократическое, революционное решение
национального вопроса на Балканах.
Однако в определении внешней политики балканских государств решающую роль играли
не интересы народов, а династические домогательства правящих монархий, вмешательство
крупных империалистических держав, а также захватнические стремления растущей нацио-
нальной буржуазии. Весной 1911 г. правительства Сербии и Болгарии решили, что наступает
благоприятный момент, чтобы окончательно разрешить вопрос о Македонии и других облас-
тях Европейской Турции. После возникновения итало-турецкой войны Сербия ускорила на-
чатые ранее переговоры с Болгарией о заключении военного союза. В них приняла негласное
участие и русская дипломатия. Царская Россия была заинтересована в создании балканского
блока, который можно было бы в нужный момент направить как против Турции, так и про-
тив Австро-Венгрии. При этом, не будучи еще подготовлена к большой войне, она не хотела,
чтобы Сербия и Болгария преждевременно начали войну с Турцией.
1 В. И. Ленин, Конец войны Италии с Турцией, Соч., т. 18, стр. 309—310.
2 В. И. Ленин, Балканская война и буржуазный шовинизм, Соч., т. 19, стр. 19.
Образование
Балканского союза
500
Сербо-болгарские переговоры затянулись почти на полгода из-за острых разногласий по
вопросу о распределении территорий в Македонии, которые предполагалось освободить от
турецкого господства и на которые одновременно претендовали Сербия и Болгария. Они за-
кончились подписанием 13 марта 1912 г. союзного договора. По его условиям Болгария и
Сербия обязались поддерживать друг друга, если какая-либо великая держава сделает по-
пытку присоединить, хотя бы временно, часть балканских территорий (тем самым Сербия
заручилась поддержкой Болгарии против агрессивной политики Австро-Венгрии на Балка-
нах), а секретное приложение к союзному договору предусматривало вооруженное выступ-
ление Сербии и Болгарии против Турции. Союзники договорились и об условиях будущего
раздела Македонии, выделив при этом «спорную зону», окончательная судьба которой
должна была быть определена по третейскому решению русского царя. 12 мая 1912 г. Сербия
и Болгария заключили военную конвенцию, определявшую количество войск, выставляемых
в случае войны против Турции или Австро-Венгрии. Вскоре Болгария подписала союзный
договор с Грецией, а Сербия заключила устное соглашение о союзе с Черногорией. Так сло-
жился Балканский союз, участники которого ставили своей главной целью полную ликвида-
цию турецкого господства на Балканском полуострове. «Слабость демократических классов
в теперешних балканских государствах, — отмечал В. И. Ленин, — (пролетариат немного-
числен, крестьяне забиты, раздроблены, безграмотны) привела к тому, что экономически и
политически необходимый союз стал союзом балканских монархий» 1.
Летом и осенью 1912 г. отношения между балканскими союзниками и Турцией достигли
большого напряжения. Обе стороны обменивались угрожающими нотами. Россия и Австро-
Венгрия от имени европейских держав выступили с декларацией о том, что никакого изме-
нения статус-кво на Балканах допущено не будет. Но это предупреждение уже не возымело
действия.
9 октября Черногория начала войну против Турции, 17 октяб-
ря в войну вступили Болгария и Сербия, а на следующий день
— Греция. Уже первые военные столкновения показали пре-
восходство балканских союзников над Турцией. В течение нескольких недель они добились
крупных успехов.
Сербские войска заняли верхнюю долину Вардара, Ново-Базарский санджак и северную
часть Албании, а греческие — Салоники (лишь на несколько часов опередив подходившие
туда же болгарские части). Болгарские войска продвигались к Стамбулу. В руках Турции ос-
тавались только крепости Эдирне (Адрианополь), Янина и Шкодер (Скутари).
Победы балканских союзников знаменовали крушение турецкого феодального господства
на Балканском полуострове. В. И. Ленин писал: «Несмотря на то, что на Балканах образовал-
ся союз монархий, а не союз республик, — несмотря на то, что осуществлен союз благодаря
войне, а не благодаря революции, — несмотря на это, сделан великий шаг вперед к разруше-
нию остатков средневековья во всей восточной Европе» 2.
3 ноября 1912 г. турецкое правительство обратилось к великим державам с просьбой о
мирном посредничестве. В начале декабря между Турцией и Болгарией было заключено пе-
ремирие. Каждая из крупных европейских держав пыталась использовать создавшуюся на
Балканах обстановку в своих интересах. Это означало, как указывал тогда В. И. Ленин, что
«центр тяжести вопроса перенесен окончательно с театра военных действий на театр грызни
и интриг так наз. великих держав» 3.
1 В. И. Ленин, Новая глава всемирной истории, Соч., т. 18, стр. 340.
2 Там же, стр. 341.
3 В. И. Ленин, Балканская война и буржуазный шовинизм, Соч., т. 19, стр. 19.__



Вскоре в Лондоне начались совещания послов великих держав и одновременно перегово-
ры между Турцией и балканскими союзниками по вопросу об условиях мирного договора.
Империалистические державы оказывали на эти переговоры прямое и все возрастающее дав-
ление, стремясь обеспечить свои эгоистические интересы, По ряду вопросов возникли ост-
рые разногласия.
Так, требование Сербии предоставить ей порт на Адриатике вызвало крайнее недовольст-
во Австро-Венгрии. Поддержанная Германией, она провела мобилизацию и приступила к
сосредоточению войск на границе Сербии. Россия одобряла территориальные претензии
Сербии, но рекомендовала сербскому правительству избегать открытого столкновения. К
этому времени Франция начала склоняться к более агрессивному курсу, надеясь, что в слу-
чае большой европейской войны можно будет использовать болгарскую и сербскую армии
против австро-германского блока. С этой целью Пуанкаре подталкивал царское правительст-
во к более активной поддержке Сербии против Австро-Венгрии, а парижская биржа предос-
тавила царскому правительству новый заем, предназначенный исключительно на военные
нужды. Англия со своей стороны разжигала противоречия между державами, надеясь обес-
печить себе роль арбитра. Тем не менее державы не решились развязать большую войну, а
Сербии пришлось отступиться от своих территориальных планов на Адриатике и удовлетво-
риться получением коммерческого выхода к свободному порту в Албании.
Одним из крупных вопросов лондонских переговоров был во-
прос о судьбе Албании.
Еще в 1908 г., после младотурецкой революции, в Албании
усилилось национально-освободительное движение, которое весной 1910 г. переросло в мас-
совое вооруженное восстание на севере страны. В 1911—1912 гг. восстание охватило всю
Албанию. Когда началась балканская война, в дела Албании вмешались балканские союзни-
ки и великие державы. Согласно первоначальным планам балканских союзников Албанию
предполагалось разделить между Черногорией, Сербией и Грецией. Австро-Венгрия в про-
тивовес требованию Сербии о выходе к Адриатике выдвинула проект создания «независи-
мой» Албании, рассчитывая установить над нею свой протекторат. Австро-Венгрию поддер-
жали Италия и Германия. По их расчетам, Албания должна была служить преградой усили-
вавшемуся влиянию России на Балканах.
Поражение Турции в войне породило у албанцев новые надежды на получение независи-
мости. В ноябре 1912 г. в Бухаресте на собрании представителей различных албанских эмиг-
рантских организаций было принято решение о созыве всеалбанского конгресса и избрании
временного национального правительства.
28 ноября 1912 г. во Влоре (Валоне) на собрании представителей от различных районов
страны и от заграничных центров албанской эмиграции была провозглашена независимость
Албании. Спустя неделю было сформировано Временное правительство во главе с Исмаилом
Кемалем. Учитывая непреклонную волю албанского народа к борьбе, державы были вынуж-
дены согласиться на создание Албанского государства. Однако, считаясь с домогательствами
Австро-Венгрии, которая стремилась расширить свое влияние на балканском побережье Ад-
риатики, а с другой стороны, с требованием Сербии предоставить ей выход к Адриатике,
державы решили создать автономную Албанию под сюзеренитетом султана и под контролем
европейских держав. Шкодер передавался Албании.
Черногория, войска которой вели осаду Шкодера, отказалась выполнить решение о его
передаче Албании. В поддержку Черногории выступала Россия, против нее — Австро-
Венгрия. Поскольку Германия поддерживала Австро-Венгрию, а Англия — Россию, албан-
ский вопрос и, в частности, вопрос о Шкодере перерос в большой международный конфликт
и грозил серьезными осложнениями. В конце концов Черногория уступила и вывела свои
войска из-под Шкодера.
Образование
Албанского государства
502
Таким образом, в результате борьбы албанского народа против турецкого ига и в резуль-
тате войны балканских стран против Турции Албания восстановила свою государственность.
Однако фактически Албания не обрела тогда полной независимости. Иностранные державы,
возведя на княжеский престол Албании немецкого принца Вида, продолжали вмешиваться в
ее дела.
В ходе мирных переговоров обнаружились глубокие противо-
речия и по другим вопросам. Болгария требовала значитель-
ного расширения границ в направлении Восточной Фракии.
Греция, которая уже заняла Салоники, добивалась передачи ей Эгейских островов, а также
претендовала на южную часть Албании. Сербия присоединила к__



Лагерь болгарских войск под Адрианополем.
Фотография. 1913 г.

себе всю Македонию, в том числе «спорную зону» и часть, предназначавшуюся ранее Болга-
рии, не собираясь ничего уступать. Болгария не хотела примириться ни с сербскими приоб-
ретениями, ни с переходом Салоник к Греции.
Положение осложнилось в связи с государственным переворотом, произведенным в Тур-
ции в январе 1913 г. воинственно настроенной группой младотурок и повлекшим за собой
возобновление военных действий между Турцией и Болгарией. Но турецкие войска снова
потерпели поражение, и 30 мая 1913 г. в Лондоне был подписан выработанный под давлени-
ем великих держав мирный договор между участниками Балканского союза и Турцией. Со-
гласно этому договору только Стамбул и прилегающая зона проливов по линии Энос — Ми-
дия остались во владении Турции. Вся остальная территория Европейской Турции, за ис-
ключением Албании, выделявшейся в самостоятельное государство, отходила к участникам
Балканского союза. Вопрос о принадлежности Эгейских островов передавался на решение
великих держав.
Заключение Лондонского мирного договора не устранило, а еще более обострило проти-
воречия как между главными империалистическими державами, так и между
Лондонский
договор 1913 г.
503
балканскими государствами. Итоги балканской войны оказались невыгодными для австро-
венгерского блока. Турция, которая рассматривалась правящими кругами Германии как воз-
можный союзник в борьбе против России, потерпела жестокое поражение. Значительно уси-
лилась Сербия, составлявшая главный объект империалистических устремлений Австро-
Венгрии. Вместе с тем самое существование Балканского союза означало дальнейший под-
рыв влияния австро-германских империалистов на Балканах и усиление позиций держав Ан-
танты.
В этих условиях австрийская и германская дипломатия поставила перед собою задачу
расколоть союз балканских государств.
Используя возникшее в Болгарии бурное недовольство при-
обретениями Сербии в Македонии и опираясь на свою креа-
туру — царя Фердинанда Кобургского, Германия и Австро-
Венгрия стали подталкивать Болгарию на выступление против других участников Балкан-
ского союза.
В свою очередь Сербия, Черногория и Греция заключили тайный военный союз против
Болгарии; к этому союзу присоединилась и Румыния. Попытки России предотвратить назре-
вавшее столкновение не увенчались успехом. Уверенная в своем военном превосходстве,
Болгария 29 июня 1913 г. внезапно напала на своих бывших союзников. Однако сербские,
черногорские и греческие войска удержали свои позиции; в то же время Румыния, а также и
Турция выступили против Болгарии.
Так началась вторая балканская война. В короткий срок Болгария была разгромлена и за-
просила мира. 30 июля 1913 г. в Бухаресте открылась мирная конференция и уже 10 августа
Болгария подписала мирный договор с Сербией, Грецией и Румынией; 29 сентября был под-
писан и болгаро-турецкий мирный договор. Сербия получила почти целиком ту часть Маке-
донии, которая была перед этим отобрана Болгарией у Турции; Южная Македония и Запад-
ная Фракия отошли к Греции, Южная Добруджа — к Румынии, часть Восточной Фракии с
Эдирне — к Турции.
В итоге Болгария сохранила из территорий, приобретенных в результате первой балкан-
ской войны, лишь небольшие части Македонии и Западной Фракии. Турецко-болгарская
граница отодвинулась западнее линии Энос — Мидия.
Австро-германский империализм не преминул воспользоваться расколом Балканского
союза. В правящих кругах Болгарии усилились прогерманские, а также реваншистские тен-
денции. Вместе с тем германское правительство направило в Турцию военную миссию, глава
которой генерал Лиман фон Сандерс был вскоре назначен на пост командующего турецкими
войсками, расположенными в столице империи — Стамбуле. Наряду со строительством Ба-
гдадской железной дороги посылка германской военной миссии свидетельствовала о значи-
тельном усилении позиций германского империализма на Ближнем Востоке.
Усмотрев угрозу своим интересам на Балканах и в Турции, особенно в районе черномор-
ских проливов, царское правительство выступило с решительным протестом против назна-
чения Лимана фон Сандерса. Это привело к новому русско-германскому конфликту, кото-
рый, однако, закончился компромиссом. Германское правительство согласилось, чтобы Ли-
ман был не командиром корпуса, а инспектором турецкой армии. Уступка имела лишь фор-
мальное значение и не смягчала противоречий между Германией и Россией.__



23 июля в Белграде был вручен австрийский ультиматум. Об-
виняя сербское правительство в попустительстве террористи-
ческим актам и в поддержке движения, направленного против
Австро-Венгрии, правительство Габсбургской монархии
предъявило требования, выполнение которых означало утрату сербским государством своего
суверенитета.
Германия подталкивала свою союзницу к нанесению удара на Балканах, надеясь застать
противников врасплох. В Берлине, как сообщал 25 июля австрийский посол Сегени, «нам
советуют самым настоятельным образом немедленно выступить и поставить мир перед со-
вершившимся фактом».
24 июля, еще до истечения срока австрийского ультиматума Сербии, царское правитель-
ство приняло решение о мобилизации четырех военных округов — Киевского, Одесского,
Московского и Казанского, а также черноморского и балтийского флотов. 25 июля было ре-
шено ввести со следующего дня на всей территории России положение о подготовительном
к войне периоде. В тот же день и французское правительство предприняло ряд подготови-
тельных мероприятий военного характера.
Английская буржуазная пресса утверждала, будто Англия не собирается вмешиваться в
конфликт между Австро-Венгрией и Сербией. В действительности британские империали-
сты с самого начала понимали, что не может быть и речи о локализации конфликта. «Анг-
лию страшит не столько австрийская гегемония на Балканах, сколько мировая гегемония
Германии», — так определил русский посол
Австрийский ультиматум
и начало
австро-сербской войны
508
в Лондоне Бенкендорф политику Англии. 25 июля, еще до того как Сербия ответила на авст-
рийский ультиматум, один из руководящих деятелей британской дипломатии Эйр Кроу в
представленном правительству меморандуме писал: «В этой борьбе.., в которой Германия
добивается утверждения своего политического превосходства в Европе.., наши интересы пе-
реплетаются с интересами Франции и России».
Стремясь скрыть свои намерения, английская дипломатия выступала в качестве посред-
ника. Но предложения о предотвращении войны служили, по выражению Грея, лишь «сред-
ством прощупать пульс Германии». Они были призваны также внушить английскому народу
сознание того, что угроза войны надвигается, несмотря на противодействие правительства.
25 июля Сербия дала ответ на австрийский ультиматум. Нота сербского правительства
выражала готовность урегулировать конфликт. Тем не менее австро-венгерское правительст-
во заявило, что оно не удовлетворено, и объявило Сербии войну. 28 июля на австро-сербской
границе начались военные действия.
На следующий день, 29 июля, в Берлине получили известие от посла в Лондоне Лихнов-
ского, что британское правительство недвусмысленно заявило о своей готовности к войне.
События, таким образом, стали развиваться по варианту, хотя и предусмотренному, но наи-
менее желательному для германского империализма. Это вызвало бешенство в правящей
верхушке Германии. «Англия открывает свои карты в тот момент, когда ей кажется, что мы
загнаны в тупик и находимся в безвыходном положении», — надписал Вильгельм на теле-
грамме Лихновского.
В это время все мобилизационные мероприятия Германии уже были в разгаре. К вечеру 30
июля царь Николай II утвердил решение о всеобщей мобилизации в России. Указ об этом
был объявлен 31 июля, а в полночь германское правительство предъявило России ультима-
тивное требование отказаться от проведения мобилизации. Военное столкновение главных
европейских держав стало неизбежным.__



ГЛАВА
XXVI
МИРОВАЯ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ВОЙНА.
ХОД ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ (АВГУСТ 1914 Г. — НОЯБРЬ 1917 Г.)
Десятилетиями накапливавшиеся империалистические противоречия вылились в гранди-
озное столкновение двух военно-политических блоков. Горючего материала в международ-
ной политике было так много, что пламя войны, вспыхнувшей в конце июля 1914 г. между
Австрией и Сербией, в течение нескольких дней распространилось на всю Европу, а затем,
продолжая расти, охватило весь мир.
1. Начало войны. Крах II Интернационала
Несмотря на то, что планы германского генерального штаба
предусматривали открытие военных действий в первую оче-
редь против Франции, правительство Германии решило сна-
чала объявить войну России, чтобы использовать для обмана
масс лозунг борьбы с русским царизмом. Правящие круги Германии знали, что Франция тот-
час же выступит на стороне России, а это даст германской армии возможность в соответст-
вии с планом Шлиффена нанести первый удар на западе.
Вечером 1 августа 1914 г. германский посол в России граф Пурталес явился к министру
иностранных дел Сазонову за ответом на ультиматум, требовавший отмены русской мобили-
зации. Получив отказ, Пурталес вручил Сазонову ноту с объявлением войны. Так, с выступ-
лением двух крупных империалистических держав — Германии и России — началась миро-
вая империалистическая война.
В ответ на всеобщую мобилизацию Германии такое же решение приняла и Франция. Од-
нако французское правительство не хотело брать на себя инициативу объявления войны и
стремилось переложить ответственность на Германию.
Начало войны.
Превращение
ее в общемировую
512
В день предъявления ультиматума России германское правительство потребовало от Фран-
ции соблюдения нейтралитета в русско-германской войне. Одновременно оно подготовило
текст объявления войны Франции, в котором ссылалось на то, что над германской террито-
рией якобы пролетали французские военные самолеты (впоследствии оно было вынуждено
признать, что этих самолетов никто не видел).
Германия объявила Франции войну 3 августа, но еще накануне, 2 августа, направила бель-
гийскому правительству ультимативное требование пропустить германские войска через
Бельгию к границе Франции. Бельгийское правительство отклонило ультиматум и обрати-
лось, за помощью в Лондон. Правительство Англии решило использовать это обращение в
качестве главного повода для вступления в войну. «Возбуждение в Лондоне возрастает с ча-
су на час», — телеграфировал 3 августа в Петербург русский посол в Англии. В тот же день
британское правительство послало Германии ультимативную ноту с требованием не нару-
шать нейтралитета Бельгии. Срок английского ультиматума истекал в 11 часов вечера по
лондонскому времени. В 11 часов 20 минут первый лорд адмиралтейства Уинстон Черчилль
сообщил на заседании кабинета, что им разослана по всем морям и океанам радиограмма,
приказывающая английским военным судам начать военные действия против Германии.
После начала войны заявили о своем нейтралитете Болгария, Греция, Швеция, Норвегия,
Дания, Голландия, Испания, Португалия, а также Италия и Румыния, являвшиеся союзница-
ми Центральных держав. Из неевропейских стран объявили нейтралитет Соединенные Шта-
ты Америки, ряд государств Азии и Латинской Америки. Но объявление нейтралитета вовсе
не означало, что все эти страны намеревались оставаться в стороне от войны. Буржуазия
многих нейтральных стран стремилась к участию в войне, рассчитывая в этом случае реали-
зовать свои территориальные притязания. С другой стороны, воюющие державы учитывали,
что включение новых государств в войну может оказать влияние на ее длительность и ко-
нечный исход. Поэтому каждая из двух воюющих коалиций употребила максимум усилий
для того, чтобы привлечь на свою сторону эти страны или же заручиться их благожелатель-
ным нейтралитетом до конца войны.
Уже в августе японские империалисты решили, что создалась благоприятная обстановка
для установления их господствующего положения в Китае и на Тихом океане. 15 августа
Япония предъявила Германии ультиматум с требованием немедленно отозвать из китайских
и японских вод германские вооруженные силы и передать не позже 15 сентября 1914 г. япон-
ским властям «арендованную» территорию Цзяочжоу с портом Циндао. Германия отклонила
ультиматум, и 23 августа Япония объявила ей войну.
Турция, формально провозгласив нейтралитет, 2 августа подписала секретный договор с
Германией, по которому обязалась выступить на ее стороне и фактически передать свою ар-
мию в распоряжение германского генерального штаба. В день подписания этого договора
турецкое правительство объявило всеобщую мобилизацию и под прикрытием нейтралитета
начало готовиться к войне. Опираясь на наиболее влиятельную в младотурецком правитель-
стве прогерманскую пантюркистскую группировку во главе с военным министром Энвером
и министром внутренних дел Талаатом, немецкая дипломатия добивалась быстрейшего во-
влечения Турции в войну.
Германские крейсеры «Гебен» и «Бреслау» прошли через Дарданеллы в Мраморное море,
а прибывший на «Гебене» немецкий контр-адмирал Сушон был назначен на пост коман-
дующего турецкими военно-морскими силами. В Стамбул из Германии непрерывно прибы-
вали поезда с вооружением, боеприпасами, офицерами и военными специалистами. В пра-
вящих кругах Турции еще существовали колебания по вопросу о вступлении в войну, но
взаимные империалистические противоречия на Ближнем Востоке помешали России, Анг-
лии и Франции использовать эти колебания и выработать общую политическую линию пове-
дения в переговорах с турецким правительством.
513
Между тем давление Германии на Турцию непрерывно усиливалось. Стремясь поставить
страну перед совершившимся фактом, германские военные круги и турецкие милитаристы
во главе с Энвером прибегли
к провокации. 29 октября гер-
мано-турецкий флот напал на
русские суда в Черном море и
бомбардировал Одессу, СеваѕѕѕДДД···Є-
стополь, Феодосию, Новорос-
сийск. Турция, таким образом,
вступила в войну на стороне
Германии.
К концу 1914 г. в состоя-
нии войны находились Авст-
ро-Венгрия, Германия, Тур-
ция, Россия, Франция, Сер-
бия, Бельгия, Великобритания
(вместе со своей империей),
Черногория, Япония. Таким
образом, военный конфликт,
возникший в Европе, в короткий срок распространился и на Дальний и на Ближний Восток.
В тревожные дни июльского кризиса пролетарские массы воз-
лагали все свои надежды на Интернационал. Но вопреки тор-
жественным декларациям Штутгартского и Базельского кон-
грессов лидеры II Интернационала не организовали выступле-
ний против империалистической войны, изменили пролетар-
скому интернационализму.
Руководство крупнейшей партии II Интернационала — германской социал-демократии,
насчитывавшей в своих рядах около миллиона членов, полностью капитулировало перед
правым, открыто шовинистским крылом, лидеры которого заключили закулисную сделку с
канцлером Бетманом-Гольвегом и обещали ему свою безоговорочную поддержку в случае
войны. В день объявления Германией войны России, 1 августа 1914 г., вся немецкая социал-
демократическая печать активно присоединилась к разнузданной шовинистской кампании
буржуазно-юнкерской прессы, призвав массы «защищать отечество от русского варварства»,
воевать «до победного конца». 3 августа социал-демократическая фракция рейхстага подав-
ляющим большинством голосов (против 14) решила одобрить предложение правительства о
выделении средств на ведение войны, а 4 августа социал-демократы вместе с депутатами
буржуазии и юнкерства единодушно проголосовали в рейхстаге за военные кредиты.
Неслыханное предательство, совершенное социал-демократическими лидерами в столь
грозный час, деморализовало немецкий рабочий класс, расстроило его ряды, лишило воз-
можности оказать организованное сопротивление политике империалистов. Аппарат и прес-
са германской социал-демократии и «свободных» профессиональных союзов поставили себя
на службу империалистической войне. Редакторы социал-демократической газеты «Фор-
вертс» дали подписку командующему бранденбургским военным округом, что газета не бу-
дет касаться вопросов «классовой борьбы и классовой ненависти».
Международной пролетарской солидарности изменила и французская социалистическая
партия. 31 июля 1914 г. в результате провокационной кампании
Японский флот перед Цзяочжоу.
Фотография. 1914 г.
Измена
II Интернационала.
Революционная
платформа
большевиков
514
реакционных кругов был убит выступавший против развязывания войны Жан Жорес. Рабо-
чие ожидали, что вожди призовут их к борьбе. Однако 4 августа на похоронах Жореса рабо-
чие услышали от руководителей социалистической партии и Всеобщей конфедерации труда
предательский призыв к «национальному единству» и прекращению классовой борьбы.
Французские социал-шовинисты уверяли,
что страны Антанты являются якобы «обо-
роняющейся стороной», «носителями про-
гресса» в борьбе против агрессивного прус-
сачества. Впоследствии выяснилось, что
еще до убийства Жореса правительство дало
указание не применять репрессий против
нескольких тысяч виднейших социалистов и
руководителей профессиональных союзов,
которых ранее намечалось арестовать, если
начнется война. Правительство было увере-
но, что оппортунисты достаточно крепко
держат в своих руках нити руководства как
в социалистической партии, так и во Всеоб-
щей конфедерации труда. Вскоре после объ-
явления войны социалисты Жюль Гэд, Мар-
сель Самба, а позднее Альбер Тома заняли
министерские посты. В Бельгии лидер Рабо-
чей партии Эмиль Вандервельде, председа-
тель Международного социалистического
бюро, стал министром юстиции.
Предательскую позицию заняла и авст-
рийская социал-демократия. В тревожные
дни после сараевского убийства руководите-
ли австрийской социал-демократической
партии, заявляя о своей готовности защищать мир, в то же время доказывали, что Австрии
должны быть предоставлены «гарантии» со стороны Сербии. За этим проявлением шови-
низма последовало одобрение военных мероприятий австрийского правительства.
Английские лейбористы голосовали в парламенте за военные кредиты. «Оборонческую»,
социал-шовинистическую позицию заняли русские меньшевики и эсеры; под прикрытием
псевдосоциалистической фразеологии они призывали рабочих к «обороне» царской России и
к гражданскому миру со «своей» буржуазией.
Против военных кредитов голосовали сербские социал-демократы. Правильную позицию
по отношению к войне заняли также болгарские тесняки, левые в руководстве румынской
социал-демократической партии, германские левые во главе с К. Либкнехтом и Р. Люксем-
бург и левые интернационалистские элементы в других социалистических партиях.
Последовательную, подлинно интернационалистскую линию проводили большевики.
Большевистская фракция в IV Государственной думе мужественно голосовала против воен-
ного бюджета; за свою революционную деятельность депутаты-большевики были преданы
суду и сосланы в Сибирь.
Когда вспыхнула война, вождь большевистской партии Владимир Ильич Ленин жил в ма-
леньком галицийском городке Поронине, близ русской границы. 7 августа у Ленина на квар-
тире по распоряжению австрийских властей был произведен обыск, а на другой день его аре-
стовали и заключили в тюрьму в уездном городе
Жан Жорес.
Фотография.
515
Новый Тарг. После вмешательства польских и австрийских социал-демократов полицейским
органам пришлось 19 августа освободить Ленина, и австрийские власти дали ему разрешение
на выезд в Швейцарию.
Прибыв в Берн, Ленин в начале сентября выступил с тезисами «Задачи революционной
социал-демократии в европейской войне». 6—8 сентября 1914 г. в Берне состоялось собра-
ние местной группы большевиков, на котором был заслушан доклад Ленина и приняты ле-
нинские тезисы о войне. Вскоре после этого тезисы были пересланы в Россию и загранич-
ным секциям большевистской партии.
В этих тезисах, а также в написанном в начале октября 1914 г. манифесте Центрального
Комитета РСДРП(б) «Война и российская социал-демократия» Ленин с гениальностью вели-
кого пролетарского стратега наметил задачи, стоявшие перед пролетариатом России и всего
мира.
В то время как правые лидеры социалистических партий утверждали, будто начавшаяся
война является оборонительной для их стран, В. И. Ленин показал, что война носит импе-
риалистический характер для обеих воюющих коалиций.
«Захват земель и покорение чужих наций, — писал В. И. Ленин, — разорение конкури-
рующей нации, грабеж ее богатств, отвлечение внимания трудящихся масс от внутренних
политических кризисов России, Германии, Англии и других стран, разъединение и национа-
листическое одурачение рабочих и истребление их авангарда в целях ослабления революци-
онного движения пролетариата — таково единственное действительное содержание, значе-
ние и смысл современной войны» 1.
Большевистская партия во главе с В. И. Лениным твердо, без всяких колебаний установи-
ла свое отношение к империалистической войне. Выработанная большевиками позиция со-
ответствовала интересам рабочего класса всех стран. Осудив предательский лозунг граждан-
ского мира и классового сотрудничества, выдвинутый социал-шовинистами, большевистская
партия выдвинула революционно-интернационалистский лозунг превращения империали-
стической войны в войну гражданскую. Этот лозунг предполагал осуществление конкретных
мер: безусловный отказ голосовать за военные кредиты; обязательный выход представителей
социалистических партий из буржуазных правительств; полный отказ от любого соглашения
с буржуазией; создание нелегальных организаций в тех странах, где их еще не было; под-
держка братания солдат на фронте; организация революционных выступлений рабочего
класса. В противовес призыву социал-шовинистов защищать помещичье-буржуазное отече-
ство большевики выдвинули лозунг поражения «своего» правительства в империалистиче-
ской войне. Это означало, что рабочий класс должен использовать взаимное ослабление им-
периалистов для усиления революционной борьбы, для свержения господствующих классов.
С огромной силой заклеймив измену делу социализма, совершенную лидерами социали-
стических партий, В. И. Ленин выступил за полный разрыв с потерпевшим крах II Интерна-
ционалом. Анализируя идейно-политическое содержание социал-шовинизма, Ленин вскрыл
его непосредственную, прямую связь с оппортунизмом в довоенной социал-демократии.
Лицемерную позицию занимали скрытые социал-шовинисты — центристы, старавшиеся
приукрасить социал-шовинизм ортодоксальной «марксистской» фразой. Каутский выступал
за «взаимную амнистию» социал-шовинистов всех воюющих стран и за их «равное право» на
защиту «своего» буржуазного отечества, прилагал все усилия к тому, чтобы скрыть от рабо-
чих банкротство II Интернационала. Как подчеркивал В. И. Ленин, «тонкий» оппортунизм
центристов был особенно опасен для рабочего класса. Призывая к непримиримой борьбе с
ним, Ленин писал в октябре 1914 г., что Каутский «теперь вреднее всех» 2.
1 В. И. Ленин, Война и российская социал-демократия, Соч., т. 21, стр. 11.
2 В. И. Ленин — А. Шляпникову, 17. X. 1914, В. И. Ленин, Соч., т. 35, стр. 120.
516
Несмотря на огромные жертвы и потери, вызванные правительственным террором, боль-
шевистская партия в России организованно перешла к нелегальной работе, сплачивая рабо-
чий класс на борьбу против империалистической войны.
Решительно порвав с II Интернационалом, лидеры которого фактически находились в
союзе с империалистической буржуазией своих стран, большевистская партия, руководимая
В. И. Лениным, выдвинула задачу организации и объединения всех революционных сил ме-
ждународного рабочего класса, задачу создания нового, III Интернационала.
2. Военные действия в 1914 г.
К моменту первых решительных операций были мобилизова-
ны армии огромной численности: Антантой — 6179 тыс. че-
ловек, германской коалицией — 3568 тыс. человек. Артилле-
рия Антанты насчитывала 12134 легких и 1013 тяжелых орудий, германская коалиция имела
11232 легких и 2244 тяжелых орудия (не считая крепостной артиллерии). В ходе войны про-
тивники продолжали увеличивать свои вооруженные силы.
На западноевропейском театре военных действий германские войска (семь армий и четы-
ре кавалерийских корпуса) занимали фронт около 400 км от голландской границы до швей-
царской. Номинальным главнокомандующим германскими армиями был император Виль-
гельм II, фактическое руководство ими осуществлял начальник генерального штаба генерал
Мольтке-младший.
Французские армии стояли между швейцарской границей и рекой Самброй на фронте
около 370 км. Французское командование образовало пять армий, несколько групп резерв-
ных дивизий; стратегическая конница была объединена в два корпуса и несколько отдельных
дивизий. Главнокомандующим французскими армиями был назначен генерал Жоффр. Бель-
гийская армия под командованием короля Альберта развернулась на реках Жет и Диль. Анг-
лийский экспедиционный корпус в составе четырех пехотных и полутора кавалерийских ди-
визий под командованием генерала Френча к 20 августа сосредоточился в районе Мобежа.
Развернутые на западноевропейском театре войны армии Антанты в составе семидесяти
пяти французских, четырех английских и семи бельгийских дивизий имели против себя во-
семьдесят шесть пехотных и десять кавалерийских немецких дивизий. Практически ни одна
из сторон не имела необходимого перевеса сил, обеспечивающего решительный успех.
Россия выставила на Северо-западном фронте против Германии 1-ю и 2-ю армии (семна-
дцать с половиной пехотных и восемь с половиной кавалерийских дивизий); против них
немцы развернули свою 8-ю армию в составе пятнадцати пехотных и одной кавалерийской
дивизии. Четырем армиям русского Юго-западного фронта противостояли три австрийские
армии, усиленные армейской группой и корпусом в составе трех пехотных и одной кавале-
рийской дивизии. Одна русская армия была образована для прикрытия Петрограда и балтий-
ского побережья и одна — для прикрытия румынской границы и черноморского побережья;
общий состав этих двух армий равнялся двенадцати пехотным и трем кавалерийским диви-
зиям. Верховным главнокомандующим русскими армиями был назначен великий князь Ни-
колай Николаевич, а начальником штаба — генерал Янушкевич (впоследствии, с 1915 г.,
пост верховного главнокомандующего занял Николай II, а начальником штаба стал генерал
Алексеев). Австро-венгерскими армиями руководил начальник штаба генерал Конрад фон
Гетцендорф.
Западноевропейский и восточноевропейский театры военных действий были главными на
протяжении всей войны; действия на остальных театрах имели второстепенное значение.__

Военно-морские силы

К началу войны Антанта обладала решающим превосходст-
вом морских сил. Она имела, в частности, 23 линейных кораб-
ля против 17 линейных кораблей австро-германского блока. Еще более серьезным было пре-
восходство Антанты в крейсерах, эскадренных миноносцах и подводных лодках.
Английские морские силы были сосредоточены преимущественно в портах на севере
страны, главным образом в Скапа-Флоу, французские — в портах Средиземного моря, гер-
манские — у Гельголанда, в Киле, Вильгельмсхафене. На


океанах, а также на Северном и Средиземном морях господствовали морские силы Антанты.
На Балтийском море, поскольку русская программа военно-морского строительства не была
завершена, германский флот имел некоторый перевес. На Черном море германо-турецкий
флот, включивший в свой состав быстроходные крейсера «Гебен» и «Бреслау» (получившие
турецкие названия «Султан Селим Явуз» и «Мидилли»), также располагал на первом этапе
войны преимуществом.
Из соотношения морских сил вытекали военно-морские планы обеих сторон. Германский
флот был вынужден отказаться от активных действий; лишь несколько немецких крейсеров
было направлено для операций на океанских путях. Англо-французские морские силы, пре-
имущественно английский флот, оказались в состоянии осуществить блокаду германских
берегов, германских военно-морских баз и обеспечить свои многочисленные коммуникации.
Этот перевес на море сыграл крупную роль в дальнейшем ходе войны.

Операции на западно-
европейском театре
военных действий

Боевые действия на западноевропейском театре начались 4
августа вторжением германских войск на территорию Бельгии
и атакой пограничной бельгийской крепости Льеж.
Несколько ранее, 2 августа, передовые части германской ар-
мии оккупировали Люксембург. Германская армия нарушила нейтралитет этих двух стран,
хотя в свое время Германия наравне с другими европейскими государствами торжественно
гарантировала его. Слабая бельгий-
ская армия после двенадцатиднев-
ной упорной обороны Льежа ото-
шла к Антверпену. 21 августа нем-
цы без боя взяли Брюссель.
Пройдя Бельгию, германские
войска в соответствии с планом
Шлиффена вторглись своим пра-
вым крылом в северные департа-
менты Франции и начали стреми-
тельное продвижение в сторону
Парижа. Однако французские вой-
ска, отступая, оказывали упорное
сопротивление и подготовляли
контрманевр. Намечавшаяся по
германскому плану максимальная
концентрация сил на этом ударном
участке фронта оказалась невоз-
можной. Семь дивизий были взяты
для осады и охраны Антверпена, Живе и Мобежа, а 26 августа, в разгар наступления, при-
шлось перебросить на восточноевропейский театр военных действий два корпуса и одну ка-
валерийскую дивизию, так как верховное русское командование, даже не закончив сосредо-
точения своих сил, предприняло по настоятельному требованию французского правительст-
ва наступательные операции в Восточной Пруссии.
С 5 по 9 сентября на равнинах Франции, между Верденом и Парижем, развернулось гран-
диозное сражение. В нем участвовали шесть англо-французских и пять германских армий —
около 2 млн. человек. Свыше шестисот тяжелых и около 6 тыс. легких орудий оглашали сво-
ей канонадой берега Марны.
Только что созданная 6-я французская армия нанесла удар по правому флангу 1-й герман-
ской армии, задачей которой являлось окружение Парижа и соединение с германскими вой-
сками, действовавшими к югу от столицы. Немецкому командованию пришлось снимать
корпуса с южного участка своей армии и бросать на запад. На остальном фронте германские
атаки энергично отражались французскими войсками. Германское главное командование не
располагало необходимыми резервами, да оно фактически и не управляло в этот момент хо-
дом сражения, предоставив распоряжаться командующим отдельными армиями. К исходу
дня 8 сентября германские войска окончательно утратили наступательную инициативу. В
итоге они проиграли сражение, которое по планам генерального штаба должно было решить
судьбу войны. Главной причиной поражения явилась переоценка германским военным ко-
мандованием своих сил — просчет, лежавший в основе стратегического плана Шлиффена.
Отход германских армий на реку Эна произошел без особых затруднений. Французское
командование не использовало представившихся возможностей для дальней-

шего развития своего успеха. Немцы попытались опередить противника и занять северное
побережье Франции, чтобы затруднить дальнейшую высадку английских войск, но и в этом
«беге к морю» потерпели неудачу. После этого крупные стратегические операции на запад-
ноевропейском театре надолго прекратились. Обе стороны перешли к обороне, положившей
начало позиционным формам войны.
14 сентября Мольтке ушел в отставку. Преемником его был назначен генерал Фалькен-
гайн.

Восточноевропейский
театр
военных действий
Важную роль в крушении германского стратегического плана
сыграли события на восточноевропейском театре войны.
Здесь с обеих сторон развертывались активные операции. На
действия русских войск накладывали свой отпечаток более
поздние сроки мобилизационной готовности, стратегического сосредоточения, развертыва-
ния армий, а также зависимость русского командова-

ния от условий франко-русской военной конвенции. Это последнее обстоятельство привело к
тому, что русское командование было вынуждено отвлекать крупные силы на направления,
менее важные с точки зрения собственных стратегических и политических интересов цар-
ской России. Кроме того, военные обязательства перед Францией вынуждали начинать ре-
шительные операции до полного завершения сосредоточения войск.
Первый период кампании 1914 г. на восточноевропейском театре ознаменовался двумя
крупными операциями — восточно-прусской и галицийской.
Обе армии русского Северо-западного фронта (1-я и 2-я), не закончив полностью своего
сосредоточения, начали продвижение в Восточную Пруссию 17 августа — во время немец-
кого наступления на Западе. Двинутый навстречу 1-й русской армии германский корпус был
разбит 19 августа в бою у Сталлупёнена. 20 августа на фронте Гумбиннен — Гольдап завяза-
лось крупное сражение между 1-й русской и 8-й германской армиями. Немцы потерпели по-
ражение и были вынуждены отступить; некоторые германские корпуса потеряли до трети
боевого состава. Лишь неправильная оценка обстановки и пассивная тактика бездарного ко-
мандующего
1-й русской армией генерала Ренненкампфа дали германским войскам возможность избежать
окончательного разгрома.
2-я русская армия под командованием генерала Самсонова перешла на широком фронте
южную границу Восточной Пруссии и повела наступление во фланг и тыл 8-й германской
армии западнее Мазурских озер. Германское командование уже решило отвести войска за
нижнюю Вислу и оставить Восточную Пруссию. Однако 21 августа, убедившись в бездейст-
вии Ренненкампфа, оно приняло другой план — направить почти все свои силы против 2-й
русской армии. Этот маневр был осуществлен уже новым командованием — генералами
Гинденбургом и его начальником штаба Людендорфом, сменившими отстраненного от ко-
мандования Притвица.
В то время как немецкие части перебрасывались на юг, 2-я русская армия втягивалась в
глубь Восточной Пруссии. Условия наступления были тяжелы: плохо подготовленный тыл
не обеспечивал снабжения, войска были утомлены и разбросаны на широком фронте, фланги
плохо обеспечены, разведка поставлена слабо, в управлении царил разнобой между коман-
дованиями армии и фронта, а также ставкой. Используя развитую сеть железных дорог, гер-
манское командование сосредоточило на флангах 2-й русской армии сильные ударные груп-
пы и атаковало ее. Два русских корпуса, наступавшие в центре, попали в окружение и в зна-
чительной части погибли. К середине сентября русская армия была вытеснена из Восточной
Пруссии.
Наступательная операция русского северо-западного фронта, таким образом,. окончилась
неудачей. Русские потери были огромны — около четверти миллиона солдат и большое ко-
личество вооружения. Такой ценой русское командование оттянуло на Восток германские
войска, предназначавшиеся для ударов на Западе.
Бои на русском Юго-западном фронте также занимали важное место в общем ходе войны
в 1914 г. С обеих сторон здесь участвовало в сражениях свыше 100 дивизий. 18 августа нача-
лось наступление русской 8-й армии генерала Брусилова, а 23 августа развернулось гранди-
озное сражение на фронте более чем в 300 км. Русская армия разбила австро-венгерские вой-
ска, заняла Львов и вынудила их к отходу за реку Сан. Преследуя противника, русские вой-
ска оттеснили его за реку Дунаец и к Карпатам, блокировав крупнейшую австрийскую кре-
пость Перемышль. В разгроме австро-венгерских войск большую роль сыграло и то, что сол-
даты славянских национальностей, в особенности чехи и словаки, десятками тысяч сдава-
лись в плен.
Галицийская операция, длившаяся более месяца, закончилась победой русских войск. В
конце сентября перед русским командованием возник вопрос о плане дальнейших действий.
Первоначально предполагалось довершить разгром австро-венгерских армий, форсировать
Карпаты и вторгнуться в Венгрию. Однако неудачи в Восточной Пруссии порождали неуве-
ренность в успехе наступательных операций. Союзники со своей стороны требовали от рус-
ского верховного командования вести наступление не против Австро-Венгрии, а против
Германии, чтобы заставить ее ослабить нажим на Запад. После некоторых колебаний русское
командование решило направить главные силы своих армий против Германии и для этой це-
ли перегруппировать их с реки Сана на Среднюю Вислу, к Варшаве.
Между тем германское командование, опасаясь разгрома своего австро-венгерского союз-
ника и создания непосредственной угрозы промышленным центрам Силезии, решило нанес-
ти удар во фланг и тыл русских армий. Результатом новой перегруппировки обоих против-
ников явилась Ивангород-Варшавская операция, развернувшаяся на фронте в 300 км. В по-
следних числах сентября германское командование начало наступление к Висле и бросило
сильную группу войск на Варшаву. Под ее стенами произошли кровопролитные бои, в ходе
которых превосходство в силах постепенно перешло на сторону русских войск. Преследуя
9-ю
522
германскую и 1-ю австрийскую армии, русские войска к 8 ноября вышли на линию р. Варта
— Карпатские горы.
Перед русскими войсками открылась возможность глубокого вторжения в Германию.
Германское командование реально ощущало эту опасность и принимало соответствующие
меры. «Молодежь, способная носить оружие, была эвакуирована из__

пограничных провинций, — пишет Людендорф в своих воспоминаниях. — Польские копи
местами были уже приведены в негодность и приняты меры к разрушению германских же-
лезных дорог и копей пограничного района». Эти мероприятия, по словам Людендорфа,
«распространили страх на всю провинцию». Восточноевропейский фронт вновь отвлекал
крупные германские силы от Запада.
Русскому командованию не удалось, однако, осуществить вторжение в Германию. Авст-
ро-германские армии ценой тяжелых потерь сумели остановить наступление русских сил. На
исход операции оказали значительное влияние крупные недочеты в оперативно-
стратегическом руководстве русского командования. К этому времени стал также остро
ощущаться недостаток вооружения и боеприпасов, превратившийся в постоянный бич рус-
ских войск.
На австро-сербском фронте австрийские войска начали 12 ав-
густа наступление; первоначально оно имело успех, но вскоре
сербы перешли в контрнаступление, разгромили австро-
венгерские войска, захватив у них 50 тыс. пленных и многочисленные трофеи, и отбросили
их с сербской территории. В сентябре австро-венгерское командование снова предприняло
наступательную операцию. К 7 ноября вследствие недостатка боеприпасов и угрозы охвата
сербская армия была вынуждена
Австро-сербский
фронт
523
отойти в глубь страны, оставив Белград. В первых числах декабря, получив от держав Ан-
танты помощь артиллерией и боеприпасами, она вновь перешла в контрнаступление, нанесла
противнику поражение и вторично отбросила его за пределы Сербии.
В Закавказье русские войска в течение ноября одержали зна-
чительные успехи на Эрзурумском, Алашкертском и Ванском
направлениях. В декабре турецкие войска под руководством
Энвера-паши и германских инструкторов предприняли круп-
ную операцию в Сарыкамышском районе, стремясь разгромить сосредоточенные здесь силы
русских. После контрманевра русских войск 9-й турецкий корпус был окружен, и остатки его
во главе с командиром корпуса и командирами дивизий капитулировали; 10-й турецкий кор-
пус был уничтожен. Потерпев поражение, турецкие войска отступили со значительными по-
терями. Таким образом, кампания 1914 г. на кавказско-турецком театре завершилась круп-
ными успехами русских войск.
Военные действия распространились и на территорию Ирана. Несмотря на то что иран-
ское правительство сделало специальное заявление о нейтралитете, ни одна из воюющих
коалиций не пожелала с этим считаться. В ноябре 1914 г. турецкие войска одновременно с
наступлением на Кавказском фронте вторглись в Иранский Азербайджан. Россия в тот пери-
од вела ожесточенные бои на своем Западном фронте и поэтому не могла сразу перебросить
значительные силы на новый фронт. К тому же против переброски русских подкреплений в
Иран возражали западные союзники царской России. Английское правительство боялось,
что успехи русских войск приведут к усилению позиций России в Иране за счет влияния
Англии.
Оккупация Иранского Азербайджана Турцией была непродолжительной. Разгром турец-
ких войск под Сарыкамышем в конце января позволил русскому командованию развернуть
наступление и занять Иранский Азербайджан; турки сумели удержать за собой лишь некото-
рые районы Западного Ирана.
В кампанию 1914 г. германские корабли вели крейсерские
операции в зоне Антильских островов, на Индийском и Тихом
океанах. Первоначально эти операции имели успех и вызывали серьезные опасения англий-
ского и французского морского командования.
Германская крейсерская эскадра адмирала Шпее в бою у Коронеля 1 ноября 1914 г. разби-
ла английскую эскадру, потопив два английских крейсера. Но 8 декабря англичанам удалось
настичь эскадру Шпее вместе с присоединившимся к ней крейсером «Дрезден» у Фолкленд-
ских островов и разгромить ее. Все корабли Шпее были потоплены. Ускользнувший «Дрез-
ден» англичане потопили в марте 1915 г.
На Северном море морские операции носили ограниченный характер. 28 августа англий-
ская крейсерская эскадра адмирала Битти предприняла набег к Гельголандской бухте.
Столкновение с крейсерскими силами германского флота закончилось в пользу англичан.
Три германских крейсера и один эсминец были потоплены, а у англичан поврежден был
один крейсер. Гельголандский бой еще раз подчеркнул превосходство сил английского фло-
та.
Уже в первые месяцы войны в морских операциях сказалась большая роль подводных ло-
док. 22 сентября германской подводной лодке удалось потопить один за другим три англий-
ских броненосных крейсера, несших дозорную службу. Значение нового средства борьбы
очень возросло после этих операций.
На Черном море русская эскадра 18 ноября вступила в бой с «Гебеном» и «Бреслау» и на-
несла «Гебену» значительные повреждения. Этот успех обеспечил русскому флоту превос-
ходство на Черном море.
Главным результатом борьбы на море было, однако, установление Англией блокады гер-
манского побережья, оказавшее огромное влияние на ход войны.
Кавказский фронт.
Военные действия
на территории Ирана
Война на море
524
В целом кампания 1914 г. закончилась в пользу Антанты.
Германские войска потерпели поражение на Марне, австрий-
ские — в Галиции и Сербии, турецкие — у Сарыкамыша.
На Дальнем Востоке Япония в ноябре 1914 г. захватила порт Цзяочжоу. В руки Японии пе-
решли также Каролинские, Марианские и Маршалловы острова, принадлежавшие Германии,
а английские войска захватили остальные владения Германии на Тихом океане. Англо-
французские войска в Африке в самом начале войны захватили Того. В Камеруне и герман-
ской Восточной Африке боевые действия приняли затяжной характер, но практически и эти
колонии, отрезанные от метрополии, были потеряны для Германии.
К концу 1914 г. стал очевидным провал германских расчетов на кратковременную, мол-
ниеносную войну, войну «до осеннего листопада». Начиналась длительная война на истоще-
ние. Между тем экономика воюющих стран не была подготовлена к ведению войны в новых
условиях. Кровопролитные сражения кампании 1914 г. истощили войска, а пополнения не
были подготовлены. Не хватало оружия, снарядов. Военная промышленность не успевала
удовлетворять потребности армии. Особенно тяжелым было положение русской армии. Ог-
ромные потери привели к тому, что в ряде частей оставалась лишь половина личного соста-
ва. Израсходованные запасы оружия и боеприпасов почти не возмещались.
Возникновение сплошных фронтов и позиционных форм войны вызвало поиски новых
путей для решения стратегических задач.
Германское командование приняло план перенесения основных военных операций на вос-
ток — против России, с целью разгрома и вывода ее из войны. Центральным участком миро-
вой войны в 1915 г. становился, таким образом, восточноевропейский театр.


Описание боевых действий на Западном фронте я минимизировал - хотя нередко они очень сильно влияли на события на Македонском фронте. Также я совсем опустил события войны в Африке и на Дальнем Востоке и в Китае. Ятобы наиболее рельефно акцентировать внимание на тех событиях, которые происходили на Востоке и, более всего, на Македонском фронте. 24-томник Бадак и Войнич по Всемирной истории практически слово в слово повторяет описание ПМВ в книге Жукова. Поэтому её я цитировать не стану. Ни к чему повторять одно и тоже, сказанное разными авторами.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Всемирная история Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  След.
Страница 1 из 7

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Submitter.ru - Регистрация в поисковых системах! МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Goon Каталог сайтов MetaBot.ru - Мощнейшая российская мета-поисковая система! Refo.ru - русские сайты


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS