Список форумов АВРОРА

АВРОРА

исторический форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Библиотека Авроры
Ёргакис Олимпиос

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Всемирная история
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1678
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Мар 30, 2019 12:39 am    Заголовок сообщения: Ёргакис Олимпиос Ответить с цитатой

Самым большим героем восстания гетеристов в Молдавовалахии стал грек Георгакис Олимпиос. Его жертва при осаде турками монастыря Секу в Молдавии (Олимпиос и его товарищи подорвали себя в колокольне монастыря, вместе с подошедшими сюда турками) воспета и греками (в песнях греческих клефтов Олимпа и Киссава в первой половине 1820-х годов).

По данным изложенным в греческой статье о Георгаки Олимпиосе в греческой Википедии:

Цитата:
Пять пашей вышло из Ибраилы, и войска ведут немало,
Пешего и кавалерию, везут 12 пушек, и ядер без счёта.
Идёт и Чопаноглу из Бухареста, при нём храброе войско,
Всё янычары, которые в зубах тащут сабли, в руках - ружья.
Тогда Ёргакис крикнул своим, прям из монастыря: где вы, смельчаки мои,
Герои возмужалые? Быстро оденьте сабельки, возьмите свои ружья,
Схватите крепко всё кругом, схватите и валы,
Потому что навалило турок, и хотят нас перебить.
Без хлеба, без воды, три дня и три ночи,
Тяжко били они врага внизу у Комбулаки.
Турок срубили головушек почти что три тысчонки.
Тогда кричит Фармакис из монастыря: бросайте ружья,
Оттяните сабли, прекратить атаку, и выдите к Ай Лиану.
Турки порадовались тому, помчались в монастырь.
Тогда Фармакис, ещё живой, кричит извнутри из Секу:
Где же ты, Ёргаки, брат, и первый из капетанов?
Турков навалило, и хотят нас перебить.
Летели ядра как в дожь вода, а пули - как градинки,
Тогда погиб Ёргаки там, и больше не был видан
Погиб Ёргаки, и пуль больше не слышит...


Πέντε πασάδες κίνησαν από την Ιμπραΐλα, στράτευμα φέρνουν περισσό,
πεζούρα και καβάλα, σέρνουν και τόπια δώδεκα και βόλια χωρίς μέτρο.
Έρχεται κι’ ο Τσαπάνογλους από το Βουκουρέστι, έχει ανδρείο στράτευμα,
όλο Γιανιτσαραίους, στα δόντια σέρνουν τα σπαθιά, στα χέρια τα τουφέκια.
Τότ’ ο Γιωργάκης φώναξεν’ από το μοναστήρι: Πού είστε, παλικάρια μου,
λεβέντες μ’ ανδρειωμένοι; γλήγορα ζώστε τα σπαθιά, πάρετε τα τουφέκια,
πιάστε τον τόπο δυνατά, πιάστε τα μετερίζια,
ότι Τουρκιά μας πλάκωσε και θέλει να μας φάει.
Δίχως ψωμί, δίχως νερό, τρεις μέρες και τρεις νύχτες,
βαριά βαρούσαν τον εχθρό κάτου στο Κομπουλάκι.
Τούρκων κεφάλια έκοψαν κοντά στις τρεις χιλιάδες.
Και ο Φαρμάκης φώναξεν από το μοναστήρι: Αφήστε τα τουφέκια σας,
σύρετε τα σπαθιά σας, γιουρούσι απάνω κάμετε, στον Άη Λιάν εβγήτε.
Οι Τούρκοι το εχάρηκαν, τρέχουν στο μοναστήρι.
Τότ’ ο Φαρμάκης, ζωντανός, φώναξ’ από του Σέκου:
Που είσαι, Γιώργο μ’, αδερφέ και πρώτε καπετάνιε;
Τουρκιά πολλή μας πλάκωσε και θέλει να μας φάει.
Ρίχνει τα τόπια σα βροχή, τα βόλια σα χαλάζι.
Ο Γιώργης τότ’ είχε χαθεί, και πλέον δεν τον είδαν
Ο Γιώργης είχε σκοτωθεί, τα βόλια δεν τ’ ακούει

(Κλοντ Φοριέλ, Συλλογή ελληνικών δημοτικών τραγουδιών 1824-25', ελλην. μετάφρ., σελ. 217))


Сохранилась Прокламация Олимпиоса, в австрийских архивах (не один только Ипсиланти издавал Прокламации и Обращения) - он издал её около конца августа 1821 года:

Цитата:
"Храбрые греки! Все мы, благородные, братия, уступили ужасной Доле. Из единоверных соседей те, кто клятвенно обещал нам помощь, нас покинули, а иные лживыми доносами (сикофантией) обзывают преступлением нашу кровавую борьбу за нашу веру и существование. Держите голову высоко, братия. Покажите, что вы достойны ваших предков. Несмотря ни на что, свою честь мы спасли. Европа признала сынов Греции. Помощь, обещанная Россией идёт слишком поздно для нас... Так погибнем же, без страха смотря смерти в глаза. Да здравствует вера и свобода Греции. Смерть варварам."

Ανδρείοι Έλληνες! Όλοι μας, ευγενείς, αδελφοί, υποκύψαμε σε μια τρομερή μοίρα. Από τους ομόδοξους γείτονές μας εκείνοι που μας υποσχέθηκαν βοήθεια, μας εγκατέλειψαν, οι άλλοι με συκοφαντίες εχαρακτήρισαν σαν έγκλημα τους αιματηρούς αγώνες μας για τη θρησκεία μας και την ύπαρξή μας. Ψηλά το κεφάλι αδέλφια. Δείξτε πως είστε αντάξιοι των προγόνων σας.Εσώσαμεν εν τούτοις τη τιμήν μας. Η Ευρώπη εγνώρισε τους γυιούς της Ελλάδας. Η βοήθεια που υποσχέθηκε η Ρωσία έρχεται πολύ αργά για μας... Ας πεθάνωμε κοιτάζοντας άφοβα τον θάνατο στα μάτια. Ζήτω η θρησκεία και η ελευθερία της Ελλάδας! Θάνατος στους βαρβάρους.


(Ιστορία του Ελληνικού Έθνους, τόμος ΙΒ', σσ. 66-67)

Максим Ребо пишет (в 1824 году), что австрийский консул предлагал Ёргакису помощь, чтобы переправить его в Россию. Ёргакис ответил ему:

Цитата:
"Я взял оружие чтобы пролить кровь врагов моей родины, а не для того чтобы спасать себя. Сейчас слишком хорошая возможность, чтобы я её упустил".


Томас Гордон в своей "Истории Греческой Революции" (1832 год) пишет, что в последней речи обращённой остававшимся с ним, Олимпиос сказал:

Цитата:
Братья, в этой критической ситуации мы можем пожелать себе лишь славной смерти (... ...) быть может прийдёт день, когда Родина соберёт наши кости, и перенесёт их в класические земли наших предков.

Αδελφοί, εν τη κρισίμω ταύτη περιστάσει μόνον ένδοξον θάνατον πρέπει να ευχόμεθα (... ...) ελεύσεται πιθανώς ημέρα, καθ’ ην η πατρίς θέλει συλλέξει τα οστά μας και θέλει μεταφέρει αυτά προς ενταφιασμόν εις την κλασικήν γην των προγόνων μας.


https://el.wikipedia.org/wiki/%CE%93%CE%B5%CF%89%CF%81%CE%B3%CE%AC%CE%BA%CE%B7%CF%82_%CE%9F%CE%BB%
CF%8D%CE%BC%CF%80%CE%B9%CE%BF%CF%82#Διαφυγή_στη_Μολδαβία_και_θάνατος_στη_Μονή_Σέκου

Не знаю, в каком звании был Олимбиос в русской армии (скорее в звании прапорщика, как он сам подписывался в 1820 году, чем в звании полковника, как ему приписывали греческие историки во второй половине 19 века) - и за что он его получил. Но достоверно могу сказать: Олимбиос начал военную карьеру на Олимпе, затем переправился в Молдавовалахию, где служил господарям времён русского владычества в регионе в период 1806 - 1812 годов (думаю, не ранее 1808 года). Получил некий русский чин тоже - это достоверно. Абсолютно бесспорно что он получил в русской армии чин прапорщика - это нечто вроде подпоручика. Олимбиос - близкий соратник Велико Петровича, бывший рядом с ним и сражавшийся за него вплоть до гибели Велико Петровича (в 1813 году). Впоследствии содействовал планам Карагеоргевича вернуться в Сербию, и едва успел бежать после предательской расправы сербов над Карагеоргием (1817 год). В том же году вступил в Филики Этерию. Живя в целом в Валахии, много путешествовал по делам гетеристов, вербуя новых членов и агитируя в пользу восстания. Оказал большую помощь при организации восстания Владимиреску в самом его начале - когда восстание ещё даже не тлело. В Молдаво-Валахии и вообще в среде гетеристов пользовался непререкаемым авторитетом, сопоставимым с авторитетом Папа-флессы для гетеристов Пелопоннеса. В 1821 году - участник нескольких сражений, как правило проявляя героические черты, и в том числе в деле при Драгошанах (вопреки Липранди, который практически открыто винит Олимпиоса в трусости, и будто он был пойман турками в монастыре Секу в то время, когда старался бежать на территорию России).

Забыл сказать. Олимпиос происходил из семейства клефтских капетанов Олимпа Лазеев (корни - из фессалийской Элассоны).

А погиб он так:

До сер. августа отряд Фармакиса и Олимпиоса оставался в недосягаемых горах Молдавии, в районе Врансы, зачастую сталкиваясь с турецкими отрядами. Постепенно Олимпиос пришёл в себя от болезни, и решил перевести свой отряд на более равнинную местность, ближе к Бессарабии, как заранее и планировалось. Дополнительной причиной для передвижения было то, что в горах нельзя было прокормить коней приближавшейся зимой. В это время он и издал указанную выше августовскую Прокламацию. Мятежники планировали в случае надобности обороняться в монастыре, расположенном у входа на эту узкую равнину: они не знали, что сюда вели с соседних год и другие тропы. Поэтому, хотя первоначально, 6 сентября, мятежники успешно отражали турецкий отряд в 600 человек в этом входе, уже 8 сентября основные силы турок подошли к монастырю другими тропами, используя местных проводников. Теперь бой был перенесён внутрь монастыря. Олимпиос разместил своих бойцов на стенах монастыря, откуда они успешно отстреливались. Между тем, вечером с 8 на 9 сентября Фармакис со своим отрядом, дотоле защищавший вход на равнину, сумел войти внутрь монастыря. С утра 9 числа началась турецкая блокада, сопровождавшаяся штурмами (турки имели также пушку). Именно теперь, согласно Максиму Ребо, Олимпиос получил предложение австрийского консула помочь ему переправиться в Россию (консул врал - это стало наиболее наглядно по тому, как австрийцы обманули впоследствии Фармакиса, по сути дела выжав его в руки турок на муки и казнь). Наконец, Фармакис с 7 или 11 бойцами закрылся в колокольне монастыря, тогда как остальные бойцы оставались с Фармакисом в других местах монастыря. В какой-то момент, внутри колокольни взялся пожар. Возникла угроза попадания в плен Олимпиоса, в условиях, которые не вполне выяснены (враг приближался). Олимпиос отказался вступить с турками в переговоры о сдаче, и попросил своих соратников, бывших с ним внутри колокольни покинуть его всем, кто хочет спастись. Но никто не ушёл. Тогда он выстрелил в одну из бочек с порохом, и последовал взрыв, разнёсший колокольню и унёсший жизни скрывавшихся в ней греков, и подступавших к ним турок.

Картина Петра фон Гесса (Георгакис Олимпиос взрывает колокольню):

https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Ioannis_Farmakis.JPG

О нищете семейства Олимпиоса в Греции после освобождения страны, и её побега от "благоволительного" отношения к ней Липранди:

Цитата:
Семейство Ёргаки Олимпиоса ныне перебивается крохами. Она получает 140 драхм пенсиона, тогда как сыны его (т. е. семейства), почётные младшие лейтенанты, не получают никакой зарплаты; с подобным маленьким пенсионом - как возможно жить семейству состоящему из двух молодых людей, одной дщери, троих племянников и единственной матери? Сыны Олимпиоса не могут изойти из своего дома, покольку локти на их одеяниях истёрты, жена Ёргаки Олимпиоса не имеет выходной одежды, чтобы выйти из дома и просить министров. И кроме иных несчастий, на этот дом пала болезнь, и он (т. е. этот дом) готовится покинуть обнажённым и ободранным Грецию.

Η οικογένεια του Γεωργάκη Ολυμπίου ψωμοζητεί σήμερον. Εκατόν τεσσαράκοντα δραχμών έχει σύνταξιν, οι δε υιοί της ανθυπολοχαγοί της τιμής δεν λαμβάνουν ουδένα μισθόν, με τοιαύτην μικράν σύνταξιν πώς δύναται να ζήση οικογένεια εκ δύο νεανίων, εκ μιας θυγατρός, εκ τριών ανεψιών και μιας μητρός; Οι υιοί Ολυμπίου δεν δύνανται να εξέλθουν τας οικίας των επειδή οι αγκώνες των είναι τετρυπημένοι, η γυνή του Γεωργάκη Ολυμπίου δεν έχει φόρεμα να εξέλθη διά να παρακαλέση τους Υπουργούς. Η ασθένεια προς τοις άλλοις δυστυχήμασι επέπεσεν εις αυτόν τον οίκον, αυτή δε ετοιμάζεται γυμνή και τετραχηλισμένη να φύγη από την Ελλάδα

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Сб Апр 20, 2019 2:08 am), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1678
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Мар 30, 2019 12:44 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

При каком Острове отличился Ёргакис? Вполне может быть, что вовсе не в Сербии, а рядом с озером Острову (Вегоритида), между Эдессой, Амидео, Флориной и горой Каймакчалан. В этих местах действовали в основном капетаны Олимпа во-главе с Фимьосом Влахавой (основные деяния которых связаны с регионом Фессалии и с проходом из Фессалии в Эпир в местечке Мецово: то есть порядком южнее озера Острову), либо же - во-главе с Никоцарасом (который действовал более всего в районе Восточной Халкидики, на Стримоне и около города Серрес: то есть порядком восточнее озера Острову). Трудно сказать... Кроме как если сами Лазеи (семейство капетанов Олимпа, к которому принадлежал и Ёргакис) совершили какую-то диверсию в этом месте.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1678
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Мар 30, 2019 10:05 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В середине лета 1821 года, как пишет Иоанн Филимон, положение в Молдавовалахии было следующим: "Теперь уже лишь мятежники, а не Мятеж оставались после битв при Драгашанах и Скулянах".

Олимпиос, полный решимости продолжить борьбу, направился со своим отрядом на встречу с боевым командиром и членом Филики Этерии Иоанном Фармакисом. Вместе они имели в общей сложности около 800 чнловек под рукой (большинство членов отряда - всадники). Они продолжили давать небольшие бои с турецкими отрядами, нападения на турецкие гарнизоны, сожжение городков Нямц и Фолтичаны, издание прокламаций. Несмотря на это, карательные меры турок в отношении местного населения, а также утрата веры в отряде в окончательную победу вынудили многих бойцов из числа местных бойцов славянского и молдавовалашского происхождения дезертировать. В связи с таким развитием событий, а также невозможностью Олимпиоса и Фармакиса совершить новый набор бойцов, два командира решили направиться посредством перехода через территорию Молдавии в Бессарабию, которая в это время контролировалась Россией. Переход в находившуюся гораздо ближе Австрию был невозможен, поскольку там Ёргаки был нежеланным гостем в связи с его участием в Сербских восстаниях.

Как только отряд вступил из Валахии в Молдавию, Олимпиос тяжко занемог, и пребывал в таком состоянии целый месяц. Между тем дезертирство продолжалось. К оставшемуся ещё под ружьём отряду в это же время присоединился и отряд командиров Дмитрия и Янниса Симбы, и храбрый сербский командир Младен с 16 бойцами. Теперь общая численность отряда вновь выросла примерно до 600 человек. В это же время Олимпиос издал свою прокламацию:

Храбрые греки! Все мы, благородные, братия, уступили ужасной Доле. Из единоверных соседей те, кто клятвенно обещал нам помощь, нас покинули, а иные лживыми доносами (сикофантией) обзывают преступлением нашу кровавую борьбу за нашу веру и существование! Держите голову высоко, братия. Покажите, что вы достойны ваших предков. Несмотря ни на что, свою честь мы спасли. Европа признала сынов Греции. Помощь, обещанная Россией идёт слишком поздно для нас. Московские власть имеющие хотят сперва узнать, что пал весь цвет Греции, прежде чем прислать помощь, дабы подчинить себе оставшиеся после этого безграмотные массы народа, и чтобы после уничтожения образованных людей в их власть не перешло бы никакое духовное сердцебиение в этих землях, которое они боятся в качестве нашего возрождения как материала для грядущих революций. Вперёд, братия! Пусть мы умрём глядя без страха смерти в глаза. Да здравствует вера и свобода Греции. Смерть варварам.

ГЕОРГАКИС ОЛИМПИОС.


Цитата:
«Ανδρείοι Έλληνες! Όλοι μας, ευγενείς αδελφοί, υποκύψαμε σε μια τρομερή μοίρα.
Από τους ομοδόξους γείτονές μας εκείνοι που μας υποσχέθηκαν βοήθεια μας εγκατέλειψαν, οι άλλοι με συκοφαντίες εχαρακτήρισαν σαν έγκλημα τους αιματηρούς αγώνες μας για τη θρησκεία μας και την ύπαρξή μας!

Ψηλά το κεφάλι αδέλφια! Δείξτε πως είστε αντάξιοι των προγόνων σας. Εσώσαμεν εν τούτοις την τιμήν μας. Η Ευρώπη εγνώρισε τους γυιούς της Ελλάδας!

Η βοήθεια που υποσχέθηκε η Ρωσία έρχεται πολύ αργά για μας. Οι Μοσχοβίτες μεγιστάνες θέλουν πρώτα να ξέρουν ότι έπεσε νεκρό το άνθος της Ελλάδος, προτού να έρθει η βοήθεια τους, για να έχουν να κατακτήσουν μόνο αμόρφωτες μάζες, και μετά την εξόντωση των μορφωμένων, να μην παραλάβουν κανένα πνευματικό παλμό, που τον φοβούνται στην αναγέννηση μας σαν μελλοντικό επαναστατικό υλικό.

Εμπρός αδέλφια! Ας πεθάνωμε κοιτάζοντας άφοβα τον θάνατο στα μάτια.

Ζήτω η θρησκεία και η ελευθερία της Ελλάδας! Θάνατος στους βαρβάρους.

ΓΕΩΡΓΑΚΗΣ ΟΛΥΜΠΙΟΣ»


БИТВА В МОНАСТЫРЕ СЕК(К)У

В конце августа 1821 года Олимпиос уже выздоровел. В ходе своего передвижения, отряд Олимпиоса и Фармакиса обратил в бегство некоторые небольшие летучие отряды турок, однако главные силы Селих-паши ещё не обратились против него. В ходе заседания штаба одержало верх мнение Олимпиоса, предложившего временно закрепиться в монастыре Секку, прежде чем переправиться в Бессарабию. Этот монастырь располагался в Молдавии, на расстоянии 24 часов пути от Ясс. Монастырь находился на естественно укреплённой местности, в узкой долине, окружённой поросшими лесом высокими горами. Сюда вела единственная тропа, посредством узкого ущелья, расположенного в получасе от монастыря. Охранять эту тропу поставили Фармакиса, имевшего под рукой большинство бойцов. Сам же Олимпиос обосновался со своими подручными в монастыре.

5 сентября 1821 года отряд в 300 турецких всадников, присланный совершить разведку в этих местах, нарвался на засаду небольшого отряда из сил Фармакиса, во-главе с командиром Георгием Колаузом. Гетеристы нанесли ощутимый урон турецкому отряду, и взяли в плен три человека. От пленников гетеристы проведали, что Селих-паша направил против них 6-тысячное войско, расположенное в 6 часах пути отсюда. Теперь уже бежать из монастыря было поздно, поскольку вся окрестная территория надёжно контролировалась противником. Единственный путь бегства лежал в сторону ближайших австрийских границ. Тогда Олимпиос, осознав стратегическую ошибку совершённую им когда он предложил запереться в монастыре Секку, со слезами на глазах сказал: «Я предпочту погибнуть здесь, с оружием в руках, нежели отправиться в Австтрию». Фармакис и другие командиры решили остаться, и защищать монастырь «до последней капли крови», как пишет русский офицер Ivan Petrovich Liprandi.

6 сентября 1821 года турки прислали отряд в 600 человек, который столкнулся с обороняющимися у входа в долину, и не смогли добиться ощутимого успеха. 8 сентября началась главная турецкая атака. На сей раз турки использовали горные тропы, с целью обойти отряд, защищавший вход в долину. Силы греков начали соблюдая порядок собираться к монастырю. Олимпиос разместил своих людей на башнях и стенах монастыря, и отстреливаясь гетеристы удерживали турок на расстоянии. Благодаря этому прикрытию, Фармакису удалось занять лесистый холм, откуда он открывал огонь на поражение, чем принудил турок отступить. К ночи Фармакису удалось войти в монастырь, соединив свой отряд с силами Олимпиоса. Но в тот же вечер командиры Младен и Колауз со своими людьми, и ещё некоторые люди из отряда Олимпиоса и Фармакиса, рассыпались по окрестным лесам, и бежали в Австрию через границу.

Теперь общее число защитников монастыря Секку было около 350 бойцов. На заседании командиров, которое последовало за этим, было решено, что Фармакис будет защищать бОльшую часть монастыря, тогда как Олимпиос, с 7 или 11 людьми, должен был занять башенку (колокольню) монастыря, за пределами его стен. Это место предоставляло возможность прицельного огня и успешного передового пункта обороны. В колокольню было собрано много оружия и бочек с порохом.

На утро следующего дня, 9 сентября 1821 года, начался главный этап штурма монастыря. На сей раз турки использовали и пушку. В ходе боя, возможно в результате попадания снаряда, внутри колокольни возгорелась солома и тростник, служивший строематериалом в фундаменте колокольни. В пылу битвы на пожар не обратили внимания, и вскоре он стал очень сильным. Огонь объял деревянную лестницу, которая обрушилась, и быстро охватил крышу колокольни. В этот момент возрос турецкий натиск на колокольню. Олимпиос понял всю сложность своего положения, и решил принять необходимые меры. Сохраняя непоколебимым свой дух, и "с турками ни в какие переговоры не вступая" (как пишит Иоанн Филимон), Олимпиос призвал своих бойцов покинуть его и уйти. Те отказались покинуть свои места, предпочтя оставаться со своим командиром до конца, после чего он поджог одну из бочек с порохом, и взорвал колокольню, вместе с её защитниками, и оказавшимися поблизости турками.

http://www.lavaro21.gr/2017/01/07/o-georgakis-olybios-ke-i-epopiia-tis-monis-sekou-meros-v%E2%80%B2/
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1678
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Апр 08, 2019 7:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Статья ΝΙΚΟΣ ΓΚΑΪΝΤΑΤΖΗΣ, "Τα γεγονότα του 1821 στη Βόρεια Μολδαβία: Γεωργάκης Ολύμπιος και Ιωάννης Φαρμάκης" из журнала "ΜΑΚΕΔΟΝΙΚΑ", том 13, 1973 год:

Цитата:
События 1821 года в Северной Молдавии, и особенно героическая битва в монастыре Секу, довольно немало занимали историков. Личность, которая приобрела славу великого героя в ходе восстания в Придунайских Княжествах - это Ёргакис Олимпиос. Весть о его жертве как молния облетела мир, и особенно поразила Грецию... Я посетил монастырь Секу в 1964 году, но не имел тогда времени проверить библиотеки монастырей. Это произошло через 3 года, в августе 1968 года, когда я решил начать per pedes apostolorum, и посетить прекрасные места Нямца, так великолепно описанные румынским литератором Каллистратом Хогасом. В монастыре Нямц (Neamt) хранятся два манускрипта, говорящие о событиях 1821 года:

Один из них носит название Istoria mänästirii Agapia is Värätecului, и он написан Нарчисом Кречулеску (Nards Cretulescu) в 1907 году. Этот манускрипт давно введён в научный обиход, и здесь нами рассмотрен не будет, поскольку предоставляемые им данные уже публиковались ранее.

Второй манускрипт ещё не публиковался, и в нём повествуется о битвах при монастырях Слатины и Секу. Он не имеет названия, и состоит из трёх частей:

1. Istoria pentru sfintä mänästire a Neamfului (f. 44), 2.
Istoria pentru sfintä mänästire a Secului (f. 25), 3. Viata pärintelui staretului Paisie cea din tîiu ce s-au alcätuit de pärintele Platon... (p. 123). То есть: 1. "История священного монастыря Нямц" (φ. 44), 2. "История святого монастыря Секу" (φ. 25) и 3. "Житие отца-игумена Паисия Первого, написанная отцом Платоном..." (σ. 123). — Тексту предшествует небольшое введение: Inaiate cuvintare cätre totpravoslavnicul cetitoriu ("Введение для всех православных читателей"). Рукопись обшита кожей и бумагой, и имеет форму 32,8 x 20,8 см. Она написана на румынском языке при помощи кириллического алфавита. Рукопись не имеет указания даты написания. Текст написан чёрными чернилами, а заглавные буквы - красным цветом. В нижней части первых листов на румынском языке есть примечание: "Эту книгу я обработал и написал в сотрудничестве с игуменом Герасимо-архимандритом монастыря Нямцул с 1852 по 1856 год. Архимандрит Августин". Однако это примечание было написано позже, иными чернилами, и использует латинский алфавит. Мне представляется, что текст - более ранний, нежели 1852 - 1856 годы. Рукопись мне показал игумен монастыря Нямцул, отец Нестор Ворническу, который предоставил её мне для изучения. События 1821 года излагаются в ней в главе "Игумен Иларий" (φ. 96 κ.έ.).

Эта рукопись является пятой по счёту, из написанных в этих монастырях, и посвящённых событиям в монастыре Секу. Первой из таких рукописей является письмо святомонаха Геронтия (Gherontie) к митрополиту Ясс Вениамину Костаки, с датой 22 ноября 1821 года. Его опубликовал Const. Erbiceanu в книге «Istoria Mitropolei Moldovei si Sucevei si a Catedralei Mitropolitane» (Бухарест, 1888 год, стр. 175 и далее).

Вторая, под названием Povestire pentru rezmeritile ce s-au înlîmplat la anul 1821, între turci si între greci îm Moldova si fera-Românéscâ, scrisà de Monahul Zosima, cîntàretul din Sf. monastire Neamtu, pentru folosul celor ce vor citi, si celor dupre urma mastra ("Рассказ о (боях в ходе) Восстания 1821 года между турками и греками в Молдавии и Валахии, написанная монахом Зосимой, псалтом (то есть певчим) монастыря Нямц, ради пользы тех, кто её прочтёт и наших внуков"), опубликованная в журнале «Buciunul Românu», год II, Яссы, 1876 год, стр. 489, 492, 503, 509. Зосим был очевидцем событий, и его сведения очень сильно помогают прояснить исторические события имевшие место в монастыре Секу.

Третья, Istoriile Bisericestì sipoliticesti din anii de la Christos 1701 pänä in zilele nostre, de mine mult pècâtosulAndronic. In Sfìnta monästire a Neamsului anul 1856 ("Политические и церковные истории от года Христова 1701 до наших дней, написанные мною, наигрешнейшим Андроником в святом Нямецком монастыре в 1856 году"), была опубликована неким Const. Erbiceanu в журнале «Biserica Ortodoxa Romàna», год XVII, том X (1894 год), стр. 802 и далее1.


1. Годом ранее, в 1893 году, Эрбичеану опубликовал в виде заметок ту-же работу под названием: "Andronic Badenschi, Despre Eteria sau Zavera de la 1821. Extrase diutr-un manuscript al säu autograf de Constantin Erbiceanu, Bucuresti, Tipografia Cärtilor Bisericeäti, 1893. В дальнейшем мы используем именно их.

Четвёртая опубликована под названием Expunere asupra întîmplärilor
din Moldova din anul 1821, îndeosebi asupra celor de la mänästirea Seoul,
Slatina si Nearntul ("Сообщение о событиях в Молдавии в 1821 году, и особенно в монастырях Секу, Элатина и Нямц"), в «Documente
privimi istoria României. Râscoala din 1821» том III, стр. 174-179,
номер 72. Эта рукопись, хранящаяся под номером 5.694 в Библиотеке Румынской Академии, считается что была написана после 28 октября 1822 года. Рукопись из Библиотеки Румынской Академии почти абсолютно точно совпадает с той рукописью, о которой мы сейчас пишем. Исключением являются некоторые слова и некоторые моменты, где те же самые выражения формулируются по разному.

Мы постараемся ниже компилировать и собрать воедино все сведения из всех ныне известных рукописей, повествующих о событиях в Северной Молдавии в 1821 году, так, чтобы читатель смог сформировать как можно более полную картину о событиях, случившихся в этих местах. Мы в первую очередь постараемся вытащить на поверхность те моменты, которые не так известны в греческой историографии.

Наш манускрипт, а также все прочие документы, которые были написаны в тех местах, начинают описание событий с нисхождения Александра Ипсиланти в Яссы, и с резни греков, которую устроили турки в Константинополе. Повешание патриарха Григория V и его погребение в России описаны в подробностях. Андроник Баденски пишет, что греки уже давно готовились, и что они планировали поджечь Константинополь, и убить султана в тот момент, когда он предпринимал бы попытки для потушения огня. Существуют неясности относительно проблемы Михаила Суцо - а именно того, что это якобы именно он "призвал Александра Ипсиланти, который служил Московиту", с целью поднять восстание, и что, когда Александр ипсиланти прибыл в Яссы, он начал собирать войска из казаков. Предательство секрета Гетерии туркам он приписывает секретарю митрополита Эфесского, который в добавок ко всему в конце концов отуречился. Все манускрипты вкратце излагают о вторжении осман в Придунайские Княжества, о битвах при Галаци, при Скулени и пр., и затем продолжают подробным описанием битв при монастыре Секу. Это показывает, что авторы манускриптов были свидетелями и очевидцами событий, либо что они собрали сведения о них от тех, кто был свидетелями. Наш манускрипт, а также манускрипт Библиотеки Румынской Академии не упоминают ни имени Ёргаки Олимпиоса, ни имени Фармакиса, которых упоминает Staroste Wolf, Bakaueragent (то есть "агент в Bacau"), в своём известном Докладе посвящённом событиям в монастыре Секу1. Зосима говорит конкретно о Ёргаки Олимпиосе и об Иоанне Фармаки, а Андроник Баденски упоминает и самого Вольфа, "который был графом в Пиатра (Нямце)", что доказывает, что они либо были свидетелями событий, либо использовали осведомлённые источники.

Обыкновенно считается, что целью Ёргаки Олимпиоса и Иоанна Фармаки, когда они выступили из монастыря Куртеа де Арджес с примерно с 850 бойцами2 было пересечь Молдавию и прибыть "в Росскийское государство в Бессарабии"3, а оттуда. иными средствами и иными путями - прибыть в борющуюся родину, чтобы там продолжить свою освободительную войну. Но здесь возникает вопрос: зачем тогда они заперлись в монастыре Секу, и не продолжили своего пути далее? Разные историки отвечают на этот вопрос по разному. Илия Фотинос пишет, что в своём пути они прибыли к монастырю Секу, где их окружило османское войско, и тем самым "воспрепятствовало их дальнейшему движению вперёд"4. Афанасиос Ксодилос, к которому нас отсылает Илия Фотинос, пишет, что после "различных столкновений, которые они совершили с турками, втягивая их как можно глубже в Молдавию и к горам, они укрепились в монастыре Секу"5,6.

Также, фантазия Иоанна Филимона представляет Ёргаки Олимпиоса запершимся "монастыре Нямцу", и говорит, что он был принуждён австрийцами "уйти туда", после чего он ушёл в монастырь Секу, где его настиг "турецкий отряд из 1.500 воинов во-главе с Кьючюк-Али, являвшийся арьергардом другого, более крупного войска". Однако же действительность, как мы увидим ниже, судя по всему была иной. Не турецкие войска воспрепятствовали ему


1. См. Mihail Popescu, Contri butiuni documentare la istoria revolutiei din 1821, Bucuresti 1927, σ. 45-51, и на греческом языке в статье: Γ. Λ α ΐ ο υ, "Πώς παρεδόθη ό όπλαρχηγός Φαρμάκης καί τό μοναστήρι τοϋ Σέκου (Σεπτέμβρης 1821)", в журнале «Επιθεώρηση Τέχνης», год III, том V, номер журнала 27, Άθήναι 1957.
2. Эта цифра различается от историка к историку. Иные дают 450, иные 500, иные 1.000, и иные - 2.000. Я, опираясь на численность защитников монастыря Секу (около 355 бойцов), сколько дезертировало и пр., пришёл к выводу, что когда они выступили из Куртеа де Арджес, их было около 850 человек.
3. Ή λ ί α Φωτεινού, "Οί άθλοι τής έν Βλαχία έλληνικής Έπαναστάσεως τοϋ 1821 έτος", Έν Λειψία τής Σαξονίας 1846, стр. 163.
4. Там же, стр. 163.
5. ’Αθανασίου Ξοδίλου, "Ή Εταιρεία τών Φιλικών καί τά πρώτα συμβάντα τοϋ 1821. ’Ανέκδοτα άπομνημονεύματα, προκηρύξεις, γράμματα κ.ά. κείμενα". Издательство Λ. I. Βρανούση καί Ν. Καμαριανοϋ, Άθήναι 1964 год, стр. 77.
6. Ίωάννου Φιλήμονος, "Δοκίμιον Ιστορικόν περί τής Έλληνικής Έπανα­στάσεως, Άθήναι 1859 год, том II, стр. 207-208.

продолжить свой путь - как утверждает Иван Петрович Липранди (Documente...Räscoala din 1821, том V, стр. 330).

Андроник Баденски сообщает нам, что отряд гетеристов прибыл на гору Гренчисул, близ Чахлау1. Зосим пишет, что этот отряд достиг Дорны - немецкой границы - и что там гетеристы пребывали 2 месяца2. Болгарского происхождения товарищ Олимпиоса, упоминаемый Ковалевским, говорит, что он отправился в один из немецких городов в поиске врача для своего командира, который был тяжело болен3. Он не мог отправиться с этим заданием прежде, чем отряд остановился на одном постоянном месте стоянки. Гетерист Христос Анастасиос, который принял участие в битвах при монастыре Секу до самого конца, говорит в своём отчёте для австрийских властей, что когда гетеристы прибыли в район Дорны, то они задержались там несколько дольше, в связи с болезнью капетана Ёргаки4. Вся эта информация скрывает истинные причины проблемы. Гетеристы во-главе с Ёргаки Олимпиосом и Иоанном Фармаки не направились прямиком к монастырю Секу, но выступили из монастыря Куртеа де Арджес к монастырю Синайя, где, при участии Саввы и капетана Франгули сумели перехитрить турок, располагавшихся там5, и переправиться к горам Бранчеи. Пересекая горы Бранчеи, Ёргакис занемог


1. Α. Badenschi, Despre Eteria sau Zavera, стр. 16, указ. соч. (отныне все абзацы будут отмечаться просто указанием имени Badenschi и соответствующей страницы его заметок).
2. Zosima monahul, Povestire..., стр. 505, указ. соч. (отныне и далее - просто Зосима).
3. См. August Scriba n, Câpitanul Iordache la mänästirea Secul, в журнале «Arhiva Societätii ßtiintifice si Literare din Iasi», год III (1892 год), стр. 425-426.
4. Theodor Baian, Refugiatii moldoveni in Bucovina 1821 si 1848, Bucureçti 1929 год, стр. 71-73. Чем болел Ёргаки мы не знаем. В одном из манускриптов, хранящемся в Центральной Университетской Библиотеке Ясс (χφ IV-35), на четвёртом листе, в начале, сохранился нечитаемый рецепт врача, написанный 2 октября 1821 года в Хотине Бессарабии, где проживала супруга Ёргаки Олимпиоса, Стана, с его двумя детьми. Манускрипт с его врачебным содержанием написан Димитрием Филиппидисом. Рецепт начинается словами: "Ёргаки Олимпиоти. Необходимейший врачебный документ относительно воздушного ожога, по-молдавски именуемого ούρμπαλέτζου (урболедзу)". Не исключено, что этот документ говорит о той самой болезни Олимпиоса.
5. См. Ivan Petrovici Liprandi, Räscoala pandurilor sub conducerea lui Tudor Vladimirescu in anul 1821 çi începutul actiunii eteriçtilor in Principatele Dunävere sub conducerea printului Alexandru Ipsilanti precum si sfîrçitul lamentabil al ambelor acestor miçcâri in acelas an», в сборнике «Documente privind istoria României», Räscoala din 1821, τ. V, Bucuresti 1962 год, стр. 328.

тяжело1, и понадобилось, чтобы его товарищи перетаскивали его при помощи носилок2.

Прибыв к городу Пьятра Нямц, они были встречены выстрелами турок, которые, заметив численный перевес гетеристов (турок было лишь 200) отступили назад в Пьятру3, и оставили проход свободным. Гетеристы продолжили свой путь, прибыли к подножиям горы Чиахлау. Отсюда они пошли долиной Бистрицы, и прибыли в региоон Дорны, в село Кручеа, где остановились на 2 дня. Затем они пришли в Дорну, и там остановились надолго, в связи с болезнью Олимпиоса4. В Дорне Ёргакис получил письмо сербского воеводы Младена Миловановича, что тот следует чтобы встретиться с ним. Встреча произошла в селе Кручеа. Однако вместе с Млденом после битвы при Скулени было лишь 18 бойцов5,6, тогда как из отряда Ёргакиса на тот момент уже бежало в Австрию 300 бойцов, потому что он не имел чем им платить8.

Но как они оказались в монастыре Секу, и не продолжили своего пути в Бессарабию? Наш манускрипт, как и вообще большинство местных документов, рассказывает о панике, которая вспыхнула в Молдавии, когда турецкие войска вступили на её территорию. Россия "протянула руку помощи христианам, приняла их на своей территории и дала им денег, пока всё не успокоится". Однако многие люди, прячась от турок, отправились укрываться не в России, а в местных монастырях Молдавии. Наш манускрипт не сообщает, зачем гетеристы отправились в монастырь Секу. Однако многие документы той эпохи проясняют этот вопрос. В самом монастыре твёрдым оставалось мнение, что Ёргакис прибыл в Секу с целью защитить имущество бояр, которое было там спрятано, после призыва с их стороны. О. А. Очетеа пишет, что когда Ёргакис Олимпиос находился в монастыре Слатина, то он получил просьбу епископа Романского, герасима, а также игемона монастыря Секу, Бенедикта, который предоставил Ёргакису 15.000 пиастров, если он взял бы на себя защиту монастыря7.

И действительно, многие


1. Α. Οtetea, Tudor Vladimirescu çi miçcarea Eteristä in Tarile Româneçti, 1821-1822, Bucuresji 1945 год, стр. 313.
2. Documende... Räscoala din 1821, том IV, стр. 272.
3. Liρrandi, указ. соч., стр. 328.
4. Монах Зосима пишет, что там они оставались 2 месяца, а Липранди - что месяц.
5. Liρrandi, указ. соч., стр. 329.
6. Liprandi, Cäpitanul Iordache Olimpiotul. Actiunea Eteriçtilor in Principale in anul 1821, в сборнике «Documente privind Istoria României», Räscoala din 1821, том V, стр. 440.
7. A. Οtetea, указ. соч., стр. 313.

бояре и клирики спрятали своё имущество в монастырях Слатина, Секу и в иных местах, с целью спасти его от грабителей и от турок. Андроник Баденски пишет, что прежде чем турки вошли в Яссы, многие бояре и торговцы перетащили свои богатства в монастырь Секу1. В одном из писем казначея по имени Димитраки Стурдза к митрополиту Ясскому Вениамину Костаки от 26 ноября 1821 года из Чернауци, читаем, что он отправил в монастырь Секу "пять корзин и два сундука с украшениями, серебром, всеми грамотами своих имений, также имений моего брата, графа Илии, и иные мелочи, а также все одеяния и прочие вещи моего дома..."2. Один только Дракаки Россети отправил к игумену Бенедикту имущества "ценою 200.000 лей, чтобы он спрятал его в тайниках этого монастыря"3. Также, там спрятал своё имушество Романский епископ Герасим, который бежал в Сучаву (город, в то время находившийся под властью австрийцев), поскольку он был одним из тех, кто подписал доклад отправленный к царю Александру I, чтобы он вмешался в пользу Молдавии4. Большинство документов сообщают нам, что Ёргаки прибыл в монастырь Секу для того, чтобы защищать его, после поступившей просьбы от епископа Романского, Герасима. Монах Зосим, псалт (певчий) в монастыре Нямц, пишет, что Ёргакис направился к Слатинскому монастырю, с целью оборонять австрийское пограничье, а турецкий ставленник в Романском епископстве, Мелетий, направил турок в монастырь Секу, чтобы они забрали имущество епископа Герасима, который бежал на территории австрийцев. Однако отправленные турки столкнулись с находившимися там "добровольцами", и не сумели исполнить своего задания. Узнав об этом происшествии, брат епископа Герасима обратился к Олимпиосу, и призвал его прибыть в монастырь Секу, чтобы забрать там всё собранное имущество и переправить его на австрийскую сторону. Ёргаки согласился, и отправился со своими людьми в монастырь Секу5. Этот вариант дополняет своими сведениями Андроник Баденски. Он сообщает, что Романский епископ предоставил

1. Badenschi,указ. соч., стр. 15-16.
2. C. Erbiceanu, Istoria Mitropoliei Moldovei si Sucevei si a Catedralei Mitropolitane din Iaçi, Bucuresti 1888 год, стр. 178.
3. T. Bà1an, указ. соч., стр. 68.
4. См. Manolache Drag hiei, Istoria Moldovei pe timp de 500 ani pänä in
zilele noastre, Iaçi 1857 год, том. II, стр. 116.
5. См. Зосима, указ. соч., стр. 505.

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Ср Май 01, 2019 4:57 pm), всего редактировалось 8 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1678
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Апр 08, 2019 7:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Там же (продолжение):

Цитата:
Ёргаки и связного - монаха по имени Мефодий Святогорец, а также ещё некоторые документы, направленные к игумену монастыря Секу, чтобы тот их принял1.

Однако, как следует из изучения документов, игумен Бенедикт растратил часть этого имущества бояр ещё прежде, чем сюда явились турки, сжегшие монастырь. В одном из писем за авторством Василе Капсы, от 12 июня 1821 года, говорится: "корзины и сундуки, которые я отвёз в (монастырь) Секу, были положены в закрытом подземном купольном помещении, очень хорошем, со свежим воздухом внутри. И после того как я трижды попытался проверить их, поскольку следовало выложить двери того помещения, и найдя их не сделанными, я проник внутрь и открыл слбственные свои, и увидел, что всё было там отлично сложено - и шубы, и всё остальное. Однако теперь, в пятницу 10 июня, я нашёл их перемещёнными в другое место, которое даже мне отказались показать, говоря, что они положены в некоем очень потаённом месте. А корзина моей госпожи-супруги Илин, и одна из ваших корзин, которые не смогли пролезть через дверь того помещения, были оставлены патер-Бенедикту, чтобы он спас всё, что сможет"2.

После того, как турки захватили монастырь Секу, многие бояре, и в их числе Дракаки Россет, подали в суд на игумена Бенедикта, поскольку увидели свои вещи продаваемыми за бесценок на территории Австрии. Документ под номером 758, из судебного производства 1821 года, находившийся в архивах Буковины в 1929 году, когда его опубликовал Th. Bälan, сообщает о требовании бояр к австрийским властям, чтобы были допрошены находившиеся в Буковине гетеристы, с тем, чтобы выяснить, кто их надоумил занять монастырь Секу. Допрос провели со следующими гетеристами: Бейрактар Стерьо (Βαραχτήρ Στέριος), Павло Н. Волчё (Παύλος Ν. Βόλτσιος), Гикасин Гису (Γκίκασυν Γκίσου), Янни Панайоти (Γιάννης Παναγιώτης), Коста Тенне (Κώστας Τένες), Георгием Коста (Γεώργιος Κώστας), Георгием Фанаси (Γεώργιος Θανάσης), Николаем Криена (Νικολάϊ Κρίενα), Константином Раду (Κωνσταντίνος Ράδος), Мано Сигьено (Μάνος Συγκιενός), Фимьо Фома (Θύμιος Θωμάς), Антони Георгио (Άντώνης Γεώργιος), Феодором СинДика (Θεόδωρος συν Δύκας), Петром Дмитером (Πέτρ Ντμύτερ), Станко Никола (Στάνκο Νικόλας), Иоанном Ничо (Ίοάν Νίτσο), Николао Янни (Νικόλαος Γιάννης), Константином Георгием (Κωνσταντίνος Γεώργιος), Дмитро Працем (Ντμύτρο Πρότζ), Фанасисом Кирици (Θανάσης Κιρίτσης), Иоанном Фанаси (’Ιωάννης Θανάσης), Георгием Феодором (Γεώργιος Θεόδωρος), Марино и Гиколао Фанаси (Μαρίνος καί Νικόλαος Θανάσης). Все они заявили, что были позваны неизвестным монахом3. Христос Анастасиос заявил: "Мы пошли в монастырь Секу по просьбе игумена этого


1. Α. Badenschi, указ. соч., стр. 18.
2. Documente... Räscoala din 1821, том 11, стр. 206, номер 142.
3. Th. Bälan, указ. соч., стр. 67.

монастыря, имени которого я не знаю, с тем, чтобы оборонять его, потому что он сказал нам, что 300 турок занималось в тех местах грабежом"1.

Однако, в чём был смысл такой защиты чужого имущества, чуждого им, в тот момент, когда Придунайские Княжества были уже потеряны для Гетерии? Некоторое объяснение этого представляет Иван Петрович Липранди2. Липранди пишет, что Ёргаки не смог бежать в Австрию, "потому что прежде он был дважды осуждён там как преступник, и боялся попасть туда, чтобы против него не были использованы действующие законы этой страны"3 и в первую очередь потому, что он знал, каким образом австрийские власти отнеслись к сербскому попу Василию4, который так много принёс делу Гете-


1. Там же, стр. 71-73.
2. Две работы И. П. Липранди о восстании в Придунайских Княжествах в 1821 году, которые были указаны выше, являются драгоценными источниками для исследователя, поскольку указанный автор был руководителем Службы Информации и Контринформации XVI Дивизии Пехоты с центром в Кишинёве. Он отвечал за гетеристов и за молдаван, которые бежали в Бессарабию, за движение турецких войск на российской границе, и за крепости на Балканах и пр. Он владел русским, французским, итальянским, немецким, болгарским, финнским, румынским и, быть может, греческим. Как вытекает из его работ, он также разговаривал на турецком языке. В 1827 году он прибыл в Молдавию, откуда стал руководить широкой сетью агунтуры, с разветвлениями на Балканах и в Австрии. В 1828 году он был повышен до ответственного специальной тайной полиции на Балканах, и в 1828 - 1832 годах он действовал в Придунайских Княжествах. Он написал массу комментариев для Российского правительства и две работы, которые мы уже указали. Данные которые он упоминает он попытался, как он пишет в своей работе, подтвердить используя пересказы людей, которые приняли участие в событиях с обеих сторон. Поэтому во множестве мест его работы мы находим кучу неясностей. Кроме того, Липранди писал от лица порядка, который он представлял, и поэтому он во многих местах своего труда пишет с презрением о греческом и о румынском народах. Исследователь обязан разделить с большой осторожностью те элементы рассказа Липранди, которые отвечают действительности и опираются на оперативные данные от тех, которые он сам с большой лёгкостью привнёс в свои труды (все эти данные я взял из введения 5-го тома Документов о восстании 1821 года, опубликованных Румынской Академией в 1962 году).
3. Documente... Räscoala din 1821, том V, стр. 328 и 439.
4. Этот поп очень сильно содействовал в Бухаресте набору в члены Филики Этерии. После поражения при Драгашанах он вместе со многими другими гетеристами он ушёл на австрийскую территорию. Турки потребовали от австрийских властей выдать его. Те не согласились, но при этом они принудили папа-Василия покинуть территорию Австрии на глазах у турок, которые его поджидали. Как только он был сдан туркам, он набросился на них, с обнажённой саблей, и начал рубить их, перебив 11 турок. Турки разбежались, и убили его с расстояния, из ружей (L i ρ r a n d ί, указ. соч., Doc., том V, стр. 454 комментарий 49). Иоанн Филимон пишет, что после тяжёлой битвы, 11 июля 1821 года, которую туркам дал архимандрит или папа-Серб, "который по собственной воле явился из Сербии дабы бороться вместе с Ипсиланти" (Τ ρ ι κ ο ύ π η ς, том I, стр. 194), его люди и он сам были вынуждены

рии. В Россию - пишет далее Липранди - он не мог идти, "потому что турки заполонили всю ту часть Молдавии, откуда им следовало идти"1. Однако нельзя не отметить, что Липранди не был последователен в своих мыслях. Немного выше, и лишь немногим ранее, он говорит иначе - а именно, что Ёргаки побоялся идти в Россию по иной причине, по причине того, что "в связи с достигшими его ушей слухов, что Россия никого не принимает" на своей территории, что принудило его написать письмо Катакузину, правителю Бессарабии, женатому на сестре князя Ипсиланти, спрашивая его, сможет ли он перейти туда при помощи некой карантины. Это послание он секретно отправил посредством австрийских территорий через некоего Стерьо2. Согласно моему мнению ни первый вариант Липранди не отвечает действительности, ни второй. В минуту, когда Ёргакис видел, что деваться ему некуда, если он надеялся спастись, то он бы уже не стал церемониться, и рискнул бы перейти границу - либо австрийскую, либо русскую3. Мы полагаем, что Олимпиос и Фармакис получили предложение Романского епископа отправиться в монастырь Секу не для того чтобы защищать там имущество бояр, и не потому, что у них не было иного выхода, а с той целью, чтобы заперевшись там сохранить живым огонь Гетерии. Быть может, они ещё надеялись, что русские войска пересекут Прут, и разгорится Русско-турецкая война.
Кроме монаха Зосима (который приписывает запирание гетеристов отменным стенам монастыря Секу4 и болгар-


уйти на австрийские территории. Турки потребовали у австрияков выдать их, и особенно самого сербского попа. Австрияки согласились прогнать только серба, но "свободным и при оружии". Он был изгнан с австрийской территории 14 июля 1821 года на валашскую землю, и "турки начали на него охоту как на дикого зверя, с горы на гору, из леса в лес, и из ущелья в ущелье... В конце концов он упал с обрывистой скалы, был арестован и увезён в кандалах в Бухарест, а оттуда - в Силистру, и принял муки сей добровольный и бесстрашный воин за веру и свободу" (I. Φ ι λ ή μ ω ν, том 2, стр.201). Трикупис пишет, что его повесили (том 1, стр. 271, комментарий α). Видимо, турки взяли его уже мёртвым, а повесили ради запугивания остальных.
1. Documente...Räscoala din 1821, том V, стр. 330.
2. Там же, стр. 329.
3. Как становится очевидным из работ Липранди, он недолюбливал Ёргаки, и при каждом удобном случае охаивал его. Он пишет: "Дух интригана, неописуемая зависть и неутолимая жажда денег - вот всё что постоянно и единственно служило его качествами, и нет сомнений, что он может считаться, именем чести, первоочередным виновником всех несчастий, которые постигли гетеристов в Княжествах..." (там же, стр. 331-332). Чтобы лучше понять позицию Липранди, мы сообщим также и следующее: он пишет, что гетеристы вызвали "гораздо больше зла в этой земле (то есть в Придунайских Княжествах), нежели позднее сами турки" (там же, том V, стр. 423).
4. Зосима, указ. соч. стр. 505.

скому монаху), и упоминаемому Ковалевским (говорящему о храбрости Ёргаки) монаху1, остальные документы показывают, что в те дни все люди в Молдавии ожидали со дня на день начала Русско-турецкой войны. Монах Андроник открыто пишет, что "добровольцы" отправились в Секу с тем, чтобы защитить монастырь до тех пора, пока не войдут "московиты в страну"2. Многие бояре, бежавшие в Буковину, с нетерпением ожидали и надеялись, что Россия вскоре объявит войну пртив тех, кто нарушил с нею договорённости. В одном письме, за авторством Вукшанеску, отправленного из Чернауц к митрополиту Вениамину, за датой 27 сентября 1821 годв, говорится: "Те кто является из Бессарабии говорят, что вновь наблюдается движение русских войск, и что они уже приближаются к Нистре, чтобы переправиться, и что Саванеев спешно отправился в Балц, чтобы встретить их". Известный постельник Димитраки Мано, отец кокны Фросины, пишет коконе Фросине, жене Радукану, только что явившейся сюда из Сучавы, что не сумели иные Силы примирить Россию с Турцией, и что грядёт война. Поэтому он советовал своему зятю быть внимательным, и не выходить наружу, потому что пропадёт3. Эта надежда наполняла всех людей. Им хотелось, чтобы Россия вскоре начала войну с Турцией. И эта общая надежда, мне кажется, убедила и Олимпиоса с бесстрашным Фармакисом вернуться назад и занять монастырь Секу. Трикупис тоже не согласен, что Георгакис Олимпиос желал перейти через Прут в Бессарабию, и что его целью было попасть в Россию. Он пишет, что сколько времени Олимпиос был болен, он оставался в горах Вреаци, до конца августа 1821 года. "А в начале сентября, вернув себе здоровье, он совместно с Фармакисом выступил вперёд, с целью приблизиться к Бессарабии, где он надеялся обретать всё необходимое для продолжения войны с большею лёгкостью".4 Кроме того, требования России к Порте, выраженные в конце июля, а также уход Строганова из Константинополя в начале августа, и концентрация больших сил российской армии на границе с Молдавией усиливали мнение, что Россия вскоре начнёт с Турцией войну. Заняв Молдавию, турки разместили гарнизоны во всех монастырях Северной Молдавии, чтобы охранить их от

1. A. Scribaη, указ. соч., стр. 425-426.
2. Badenschi, указ. соч., стр. 18.
3. См. Erbiceanu, Istoria Mitropoliei Moldovei, стр. 155.
4. Сп. Трикупис, "'Ιστορία τής Ελληνικής Έπαναστάσεως", изд. 3-е, Афины, 1888 год, том 1, стр. 109.

возможных грабежей и погромов со стороны янычар1, с целью удерживания этих монастырей под контролем. Когда "добровольцы" отправились в монастырь Секу, охранявшие его турки едва избегли гибели - сообщает наш манускрипт2. Документы, опубликованные Румынской Академией показывают, что гетеристы предприняли серьёзные усилия чтобы очистить эти монастыри от турецкой охраны. В Слатинском монастыре, согласно одному из текстов, находилось 300 турецких охранников3, которых преследовали гетеристы сперва - когда Ёргаки со своим отрядом прибыл в район Дорны. Андроник Баденски пишет, что посредником выступил игумен монастыря Секу, с целью спасти турецких охранников. Когда стало известно, что Ёргаки прибыл к горе Гренчесул, то турецкий командир Слатины переодел своих бойцов в монахов, и увёл их к окрестностям Ясс4, в 24-х часах пути от монастыря Секу5. Как только турки покинули и монастырь Секу, то там сразу появилось около 70 "добровольцев", и они стали узнавать, не осталось ли в монастыре турецких охранников.

Там же (продолжение):

БИТВА ПРИ МОНАСТЫРЕ СЛАТИНА

Наш манускрипт, а также иные документы, помещают хронологически битву при Слатине после битвы при монастыре Нямц. Турки, спасшиеся в Нямце - сообщает наш манускрипт - ушли в Яссы, и сообщили паше о деяниях "добровольцев"6. Паша Браилы тогда отправил Силихтар-бея, чтобы он очистил гору от гетеристов7. Но на самом деле уже с тех пор, как турки ступили на земли Молдавии, они не могли найти покоя от гетеристов. Турки вошли в Молдавию 1/13 мая 1821 года, и сразу же дали знаменитую битву при Галаци. Турки насчитывали 19 тысяч воинов (14 тысяч конницы и 5 тысяч пехоты, при 10 походных пушках)8.


1. См. Documente...Räscoala din 1821, том III, стр. 175. Рукопись монастыря Нямц, лист номер 97.
2. указ. соч., χφ 154, φ. 98ν.
3. Badenschi, указ. соч., стр. 16.
4. Documente...Räscoala din 1821, том IV, стр. 272.
5. См. ’Αθανασίου Ξοδίλου, Ή Εταιρεία τών Φιλικών καί τά πρώτα συμ­βάντα τοϋ 1821, указ. соч., стр. 77.
6. См. рукопись монастыря Нямц, χφ 154, φ. 93.
7. Α. Οtetea, указ. соч., стр. 313.
8. Там же, стр. 317. Константин Тинкович, служащий Австрийского Консульства, рабоьавший на Россию, сообщил сопредседателю Сте-

Во-главе турок был паша Браилы, Юсуф Берковчали. После разгрома гетеристов при Галаци, турки разделились на два отряда. Самый большой из них, во-главе с самим Юсуф-пашой, направился к Текуч-Бирладу, с целью достигнуть Ясс. Другой отряд, предводимый Чобан-оглу, направился к Фокшанам-Бакау-Пьятре Нямц, с целью занять монастыри, и очистить горы от гетеристов1. Эту информацию, что один турецкий отряд, предводимый Чобан-оглу кехайя-беем, главнокомандующим Силистрии, вышедший в сторону Бакау, и вступил на территорию Молдавии, нам сообщает Манолаки Драгич2. Авангард турок из этого отряда столкнулся с гетеристами при Rîmnicul
Särat, и, когда турки укрепились в некой мельнице за пределами города, гетеристы принудили их выйти, когда подожгли мельницу, и всех их до последнего - вырезали3. Гетеристов в этом деле было примерно 30 человек, предводимых Анастасием Каракалом, Христо Враной, Панайоти Сулья и Николаем Склавунасом. Все они имели свою базу в Фокшанах. Когда они вернулись


панову, что до 23 июня 1821 года 1821 года в Молдавии оставалось не более 20.000 турок, тогда как этого числа в Браилу прибыло ещё 20.000, предводимых другим пашой. Из них 2.500 должны были оставаться в Bârlad, 1.000 - в Falcili, 1.000 - в Husi, 1.000 - в Vaslui, а остальные должны были направиться в Яссы и в Бочоаны (см. Documente...Räscoala din 1821 том II, стр. 256). Другие источники говорят, что в Браилу прибыло из Азии 70.000 воинов во-главе с Джепаноглу, и они установили свой лагерь между Браилой и Галаци (там же, стр. 252).
1. Ion I. Nistοr в своей статье "Cälugärita Elisabeta Sturdzaun episod din timpul zaverei", опубликованной в "Analele Academiei Romàne, Memoritile secjiunii istorice", серия III, том XXIII (1940-41) стр. 84, полагает, что эта фаланга преследовала отряд Ёргаки. Он пишет: "другие турецкие части двинулись в сторону Бакау и Пьятры, против отряда гетеристов, которым предводили Ёргаки и Фармаки. Он отделились в Фокшанах от части Кантакузина-Делеану, с умыслом пройти через предгорья к границам Буковины". Данная позиция целиком ошибочна: Ёргаки и его отряд не находились с отрядом Кантакузина, который ушёл в Молдавию ещё 9 мая, тогда как Ёргаки, как мы знаем, принял участие в битве при Драгошанах (в Валахии) в начале июня (см. Documente... Räscoala din 1821, том VI, стр. 203-204). Турки прибыли в Фокшаны, как писал Афанасиос Ксодилос Эммануилу Ксантосу, 6 мая 1821 года, и имели там небольшое столкновение с гетеристами (см. Έμμ. Ξάνθου, ’Απομνημονεύματα, стр. 189-190; Documente...Räscoala din 1821, том IV, стр. 186). Если же не доверять даже приведённым текстам, то есть ещё письмо Ёргаки к Хаджи Яннусису, написанное в Кибулуге 25 мая 1821 года (см. Documente...
Räscoala din 1821, том IV, стр. 192-193).
2. Μ. D r ä g h i c i, Istoria Moldovei pe timp de 500 ani, pînâ în zilele noastre, Iasi 1857 год, том II, стр. 123.
3. Ήλία Φωτεινού, указ. соч., стр. 116-117.

в Фокшаны, "и нашли там тоже других ещё 90 осман"1, с которыми дали битву, которая продолжалась 5 часов. Как видно в одном письме Аф. Ксодила к Эмм. Ксанфу от 6 мая 1821 года, это сражение имело место в начале мая2. Здесь отличился Пано Олтиано (Panul Arnäutul), который пал вместе с ещё десятью своими последователями3. Но поскольку численность турок была слишком велика, гетеристы оставили их, и отступили в Тырговиште, где встретились с основными силами князя Ипсиланти.

Между тем, волнения в Молдавии и вторжение туда турок принудили А. Ипсиланти, стоявшего в Тырговиште, созвать заседание военного совета, который решил, кроме прочего, также отправить князя Кантакузино в Молдавию. В своём воззвании к единоплеменникам от 6 мая 1821 года, Ипсиланти писал: "достигли моего слуха аномалии, приключившиеся в Молдавии после моего отъезда оттуда, и вот я направляю моего генерала и командира войска, князя Георгия Кантакузино, предоставив ему права полностью представлять меня, с тем, чтобы установить порядок в делах на его родине, и принести туда прежний порядок"4. Но пока турки двигались в глубины Молдавии, миссия Кантакузино задерживалась. Ипсиланти дал 8 мая приказ Дуке, стоявшему в Плоешти, чтобы он передал часть своих военных сил Кантакузино, которому надлежало выступить в Плоешти 9 мая5,6. Кантакузино прибыл в окрестности Плоешти 11 мая и, получив 400 человек с капетаном Кондо, направился к Яссам. В Фокшанах он был уже 15 мая - после небольшого столкновения здесь с турками, он поджог город и ушёл7. Необоснованны


1. Там же, стр. 117.
2. Ξοδίλου, Ή Εταιρεία των Φιλικών, стр. 132.
3. Ήλία Φωτεινού, указ. соч., стр. 117. Этот Пано, гигантского телосложения, не носил при себе пистолетов или ятагана, но только железный прут. Когда началось восстание, он явился к боярину Ионице Гебеа, и забрал у него коня, верхом на котором он трижды пересёк в Фокшанах ряды турок, с одного края города на другой, убивая врага налево и направо. Глотнув раки, он снова вскочил на коня, и на сей раз достиг чарди (то есть шатра) паши, и вынул знамя, находившееся у входа в него. Однако его конь был окружён турками и пал, и тогда турки напали на Пано, и разрубили его в мелкие кусочки. См. Victor Papacostea, Amintirile unui contemporan despre personagiile din «Tragedia Moldovei» στό περ. «Balcania» том IV (1941), стр. 549.
4. Documente...Räscoala din 1821, том IV, стр. 186.
5. Там же, стр. 187.
6. Там же, стр. 253.
7. Там же, том II, стр. 171, номер 120, а также и комментарий 1.

вещи, которые пишет Сп. Трикупис, будто в Фокшанах Кантакузино имел возможность нанести удар по неготовому к битве отряду турок, но не сделал этого, и позднее турки начали преследовать его1. Liprandi пишет, что Кантакузино встретил 300 турок близ Фокшан, но не стал на них нападать, но оставил 20 человек, чтобы они удерживали их на месте, а сам с остальными поспешил в Яссы2. Но и в Яссах он задержался ненадолго, поскольку как только он услышал, что приближаются турки, он бежал в Скуляны, а оттуда - на русские территории. Турки во-главе с Юсуф-пашой вступили в Яссы 14 /26 июня 1821 года, тогда как отряд во-главе с Чобан-оглу, заняв разные города, вроде Фокшан, Бакау, Роман, Пьятры и пр., оставил во всех монастырях охранников, и начал грабить окрестности - и преступность царила по всей Молдавии.

Однако, турки не находили покоя от гетеристов. После битв при Галаци, Фокшанах и Скулянах, 8 - 10 июля 1821 года гетеристы напали на один турецкий отряд в Ботошанах, и полностью его уничтожили. Ночью 10 июля паша получил в Яссах эту неприятную весть из Ботошан3.

Турки начали операции по зачистке с более чем 7 тысячами человек при 28 пушек, во-главе с Балабан-Оглу, который только что прибыл с новыми силами в Яссы4. В Ботошанах, однако, они гетеристов уже не нашли, и направились к Фаличанам и к монастырям, которые силы Олимпиоса и Фармаки к этому времени уже зачистили от турецких охранников. Проведав, что в монастыре Слатина находятся гетеристы, турки направились туда и осадили его. Открыв пробоину в слабом месте стены монастыря, турки ворвались внутрь и сражались там с "добровольцами". Все из добровольцев, кто вместился, сообщает наша рукопись, вошли в большую церковь монастыря, и продолжали отражать там турок с большим упорством. Те, увидев, что не могут вытащить их извнутри, подожгли церковь, и в течении двух часов весь монастырь сгорел. После пожара, все турки и "добровольцы", которые сумели спастись, покинули эти места, и монастырь остался в запустении5. Андроник Баденски, который в целом более подробен, в своих описаниях сообщает нам, что в монастыре Слатина заперлись примерно 70 "добровольцев". В этой битве пало много турок, а


1. Σπ. Τρικούπη, указ. соч., том 1, стр. 89.
2. Documente...Räscoala din 1821, том V, стр. 324.
3. Там же, том II, стр. 276.
4. Там же.
5. Манускрипт монастыря Нямц, χφ. 154, φ. 98r. ιβ.

из числа "добровольцев" пали некоторые из числа тех, кто оборонял врата в монастырь. Андроник продолжает: ""Главарь" турок, когда увидел, что его люди не имеют храбрости ворваться в церковь, наругал и обругал их, чтобы расхрабрить их, и после этого сам ринулся внутрь. Но тогда один из "добровольцев немедленно зарядил своё оружие, и влепил две пули в грудь". Остальные турки, видя "своего главного главаря" павшим - отступили1.

Монах Зосима приписывает сожжение Слатины туркам, которые подожгли её тогда, когда там уже не осталось ни одного гетериста. Когда гетеристы по пути к приграничной линии с Австрийской империей прошли у Слатины, они столкнулись там с турками, и развязали с ними войну. "Добровольцы" не могли выдержать, поскольку их было немного, и потому заперлись в монастыре, закрыв за собой дверь. Турки, окружив монастырь, нашли одно слабое место в укреплениях, и проникли внутрь. Увидев это, "добровольцы немедленно закрылись в церкви монастыря, и упорно продолжали сопротивление. Гетеристы сражались так героически, говорит Зосима, "что возгорелись одежды на их телах". В результате боя, погибло множество турок и около 20 гетеристов2. К вечеру, турки отступили, а "добровольцы" вышли из монастыря и пересекли приграничную линию с Австрией. Когда турки на другой день вернулись, и не нашли гетеристов в монастыре, то они сожгли монастырь3. Судя по всему, разграбление имущества монастыря, и спрятанного в нём в 1821 году имущества бояр, была сделана проживавшими при монастыре цыганами, которых в 1826 году преследовали власти Молдавии4, именно в промежуток времени после ухода из монастыря Слатины гетеристов, и до его сожжения турками - в момент, когда монастырь был пуст. В анонимном комментарии, опубликованном Ф. Х. Маршаллом (F. Η. Marshall) на основании манускрипта Британского Музея (текст, написанный 22 ноября 1821 года), говорится именно об этом сражении - хотя название монастыря там и отсутствует: "... На другой день Ёргакис Олимпиос узнал от валахов, что капетан Лунсо и капетан Анастасиос Иоаннитис с 90 бойцами Дуки противостали двум тысячам противника; они отступали в предельном порядке, нанося и получая удары, и достигли некоего монастыря близ


1. Badenschi, указ. соч., стр. 17.
2. Alecu Beldiman пишет в своей работе "Eteria sau jalnicele scene prilejite in Moldavia din rezorätirile grecilor...", Iaçi, 1861 год, стр. 79, что он спросил исправника Фалтичан, который погрёб трупы после битвы, пересчитал ли он их, и тот ему ответил "да, убитых турок было более 400, а добровольцев - лишь 16".
3. Зосима, указ. соч., стр. 165-166.
4. См. документы Румынской Академии, Doc. LXXI/91, 92, 93 (в сборнике Documente...Räscoala din 1821, том III, стр. 176, комментарий 1).

границ Буковины, где и окопались. Но как только турки подожгли регион монастыря, остававшиеся в числе лишь 70 греки, заперлись в церкви, и горящие в огне они сражались с предельной яростью в течении примерно 6 часов. Но когда, к их удаче, начальник отряда этих турок погиб, вместе с примерно 800 турками, то трусливые турки начали отступать, боясь вероятной подмоги со стороны Олимпиоса, который и в самом деле направлялся туда со всем своим военным отрядом. И все оказавшиеся в монастыре греки, с саблями в руках, достигли австрийской территории; их приняли там с крайним показным дружелюбием, даря массам зрителей из числа жителей и поселенцам Сучавы возможность со слезами на глазах встретить этих храбрых и бесстрашных героев...1".

Liprandi пишет, что через месяц после того, как Олимпиос прибыл в район Дорны, он встретился с Младеном в селении Кручеа, и через два дня они узнали, что некоторые отряды из войска Олимпиоса встретились с турками у монастыря Слатина, и дали им бой2. Однако, поскольку битва при Слатине случилась 13 июля 1821 года3, то следовательно, Олимпиос не останавливался на месяц в районе Дорны. Также неправ и Андрей Очетеа, когда он пишет, что Олимпиоти прибыл в район Дорны в середине июля4. Мы полагаем, что Олимпиос прибыл в район Дорны около начала июля, и оставался из-за своей болезни свыше месяца, о чём нам сообщают документы. Когда Ёргаки выздоровел, в начале августа, то деятельность гетеристов стала интенсивнее. Не исключено, что отряд гетеристов покинул теперь регион Дорны, и прибыл в Корнул Лунчей, располагавшийся в Молдавской долине, между монастырями Слатина и Риска, и отсюда стал контролировать весь регион Молдавии вплоть до Паскани. Письмо Василе Капса (Vasile Capsi), датируемое 29 августа 1821 года, пишет, что после боёв, которые дали "мятеж-


1. См. F. Η. Μarshall, Ή έν ετει 1821 στρατεία τοϋ Ύψηλάντου είς τάς Παραδου­νάβιους Ηγεμονίας. Χειρόγραφον τοϋ Βρεταννικοϋ Μουσείου, στό «Δελτίον 'Ιστορικής καί Έθνολογ. Εταιρείας», τ. 9 (1926), σ. 363-510 (ή περικοπή μας άπό τή σελ. 508). Румынский перевод текста содержится в Documente...Räscoala din 1821, том IV, стр. 272.
2. Documente...1821, том V, стр. 329 и 441.
3. Βλ. Hurmuzaki, Documente, том XX, стр. 667 (ср. Documente 1821, том III, стр. 176, комментарий 1). Одна из немецких гравюр того времени датирует это сражение 25-26 июля.
4. Α. Οtetea, указ. соч., стр. 313.

ники", оттягиваясь снова в Корнул Лунчей1, заставляет нас поверить, что произошло такое перемещение. Гетерист Христос Анастасиос также сообщает в своём докладе, что часть гетеристов направилась в Фаличаны, и столкнулась с турками. Затем она отступила к монастырю Слатина, и оставалась там 2 дня, пока туда не прибыли основные силы из Дорны, и не соединились с ними.

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Сб Май 04, 2019 4:01 am), всего редактировалось 8 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1678
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Апр 08, 2019 7:54 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Там же (продолжение):

Цитата:
О битве при Фалчанах говорят все известные документы, указанные выше, но наиболее подробен I. P. Liprandi. Он сообщает нам о битве при Фалчанах, которую совершил серб Младен Младенович с бойцами, которых предоставил ему под командование Ёргакис Олимпиос. В Фалчанах находилось примерно 200 турок, которых гетеристы преследовали, и при этом умертвили троих из них2. После битвы при Фалчанах, они вернулись в монастырь Слатина, и встретились с основными силами Олимпиоса3. Через немного дней гетеристы узнали от сельчан, что в городе Tîrgu Neamt находятся турки, после чего явились однажды вечером туда, и ударили по туркам, а город подожгли. Липранди пишет, что из Слатины Ёргаки отправил капетана Георге Колауза в город Нямц, где, встретившись с турками "он имел успешное столкновение с ними"4, а монах Зосима пишет, что когда Олимпиос находился в Дорне, то он отправил оттуда части своего войска в предгорья, чтобы они собрали провиант, и дрались с турками везде, где их встретят5,6. Неясности в связи с битвой при Нямцом монастыре есть и в труде Андроника Баденски. Как бы то ни было, действительность была таковой, что в августе 1821 года деятельность гетеристов в Молдавии стала интенсивнее, что принудило турок принять против них серьёзные меры. Письмо некоего протопопа к Хаджи Яннусису, отправленное из Васкаучи 14 августа 1821 года, сообщает: "Гетеристы вышли наружу в Молдове, и уничтожают турок, и они даже пришли в небольшой городок под названием Тиргу Нямцулуй, и ночью сожгли его, и из всех турок которые были внутри они никого не оставили в живых... и оттуда они ушли к горам"6. В другой вечер, согласно сведениям, которые нам предоставляет агент Австрии в Бакау, Wolf, гетеристы преследовали турецкие гарнизоны, находившиеся в окрестностях гор, вплоть до Паскани, "и

1. Documente...Räscoala din 1821, том V, стр. 329-330.
2. Τ. Bälan, указ. соч., стр. 71-73.
3. Documente...Räscoala din 1821, том V, стр. 329-330.
4. Там же, стр. 330.
5. Зосима, указ. соч., стр. 505, Α. Οtetea, указ. соч., стр. 313.
6. Documente...Räscoala din 1821, том IV, стр. 213.

там они издали письменное объявление, что поистине хотят подраться с турками, и даже угрожали налётом городу Роман"1. Также, об этой богатой деятельности гетеристов пишет и Василе Капс, о котором мы уже говорили выше: "И грабёж восставшего люда дошёл до Contasti, близ Паскани, а также Нямцула и до Пьятры (Piatra Neamt). Теперь они оттянулись снова в Корнул Лунчеи"2.

Видимо, такая деятельность гетеристов принудила султана сменить Юсуф-пашу Салих-пашой, а вовсе не те преступления, которые совершили в Молдавии гетеристы. Салих-паша стал первым, кто вступил в Яссы, и он характеризовался как "человек достойный, умеренный, мудрый со всех точек зрения и достойный уважения"3. Однако, янычары начали не слушать приказов нового командира, и покидать отряды, посылаемые против гетеристов в горы. Тогда турецкий коллаборант и агент австрийского императора Wolf4, который видел такое бегство янычар и полную неудачу операции против гетеристов, приложил все свои усилия для того, чтобы удержать тех, кто ещё оставался, и прибежал в город Роман, чтобы вернуть собравшихся там дезертиров - что ему и удалось5. И вот именно этот самый Wolf, с отрядами, которые ему удалось сколотить таким образом, и ещё с дополнительными отрядами, приведёнными пашой из Ясс в Нямц, нанёс решающий удар по гетеристам в Секу, и в добавок - сумел обманом убедить остававшихся в живых к сдаче.

СОБЫТИЯ В МОНАСТЫРЕ СЕКУ

Согласно нашему манускрипту, гетеристы прибыли в монастырь Секу в три часа ночи, и с трудом смогли войти внутрь, потому что игумен не открывал им ворот. Гетеристы насчитывали примерно 500 храбрецов. Ту же цифру даёт нам и Баденски. Согласно ему, гетеристы предоставили документы, которые им выдал Романский епископ, с тем, чтобы им дозволили войти внутрь монастыря. ’Но игумен обраща-


1. Г. Лайю, "Как сдался военачальник Фармаки и монастырь Секку (сентябрь 1821 года), в журнале «Επιθεώρηση Τέχνης», том V, номер 27 (1957 год), стр. 218.
2. Documente...Räscoala din 1821, том II, стр. 312.
3. A. Οtetea, указ. соч., стр. 326.
4. Мне представляется, что Wolf сотрудничал с турками по указанию австрийских властей, и вполне может статься, что между Османской империей и Австрийской империей существовало тайное соглашение, которое предусматривало сотрудничество этих держав при разгроме гетеристов в Придунайских княжествах. Собственно доклад Вольфа для австрийских властей, а именно некоторые моменты в этом докладе, заставляют меня прийти к подобным выводам.
5. См. Г. Лайю, "Как сдался военачальник Фармаки и монастырь Секку", указ. соч.

ясь к ним рёк: "своим явлением сюда вы приносите с собой лишь проблемы для монастыря". В ответ "главный из добровольцев" сказал: "Ничуть не бойся, потому что в то место, которое я вижу, не ступит ни одна турецкая нога, потому что у меня есть бойцы, и кроме того, скоро Москва вступит в страну и - да убережёт Господь - если что-либо приключится с монастырём, тот вдвое против этого отстроит его лучше - потому что у него есть, на что". Тогда игумен отпёр ворота, и "добровольцы" вошли внутрь монастыря1. Христос Анастасиос пишет, что в монастыре заперлось 200 гетеристов, а остальные 180 в боевом построении встали вне его стен, в долине. Согласно Liprandi, в монастыре заперлось около 350 гетеристов, а остальные, и в их числе Младен, после столкновений вне стен монастыря разбежались по лесам, и не сумели войти внутрь монастыря2. Мне кажется, что все эти данные не очень отличаются между собой, а следовательно они отвечают действительности. И вот именно этим немногим гетеристам было суждено войти на страницы истории.

Различные рассказы о событиях в монастыре Секу говорят о предательстве игумена Нямцского монастыря, Илариона. Он осерчал, потому что Ёргаки отправил своих бойцов по окрестностям, чтобы они собрали провиант. И вот игумен Нямца отправил в монастырь Секу нескольких монахов, чтобы они сказали "добровольцам", чтобы те уходили из монастыря. Но те не послушались, и тогда Иларион сообщил паше Ясс, что "добровольцы" скрываются в монастыре Секу, и попросил пашу, чтобы тот направил к нему отряд турок для защиты монастыря Нямц3. Паша Ясс, который уже находился в городе Нямц, немедленно собрал всё своё войско, и выступил против монастыря Секу4. Но я думаю, что действительность была следующей. Битва при монастыре Секу началась 29 августа 1821 года5. Наш манускрипт сообщает, что пока основные силы турок не подошли, произошли столкновен-


1. Badenschi, указ. соч., стр. 18.
2. Documente...Räscoala din 1821, том V, стр. 331.
3. Рукопись Нямцского монастыря, χφ. 154, φ. 98ν.
4. Когда я посетил монастырь, то обнаружил, что традиция сохранила память об этом предательстве. Монахиня Эвтокия Чиукану из монастыря Агапия сказала мне, что игумен Иларий вышел перед турками с двумя кошелями золота, и сообщил им, что гетеристы находятся в Секку и в монастыре Агапия.
5. В документах коллекции Hurmuzaki-Nistor, том XX, стр. 181, говорится, что битва началась 19 августа 1821 года (см. Documente... Räscoala din 1821, том III, стр. 176, комментарий 2). Однако мне представляется, что речь идёт о дате, когда гетеристы обосновались в монастыре Секку. Все рассказы заставляют нас прийти к выводу, что события в монастыре Секку начались около 28 - 29 августа.

ия турок с "добровольцами" во многих местах, и в этих столкновениях пало много турок и добровольцев.. Но, не выдержав численного превосходства турок, добровольцы заперлись в монастыре, вместе с 300 конями, сеном, и прочими необходимыми вещами1.

Действительно - как нам сообщает Липранди и иные документы - турки не сразу окружили монастырь Секу, но поняв, что гетеристы находятся в монастыре, паша отправил достаточно большой отряд (согласно Баденски - в 70, а согласно Липранди - в 300 человек), чтобы он проверил дорогу, и убедился, верны ли слухи. Во-главе этого отряда был поставлен Эмин-Ага2. Турок вёл некий бывший охранник монастыря, который отлично знал дорогу. Ёргаки получил своевременное сообщение об этом3, и направил 150 бойцов во-главе с капетаном Георге Колаузом4, чтобы тот встретил их, напал на них, и если сможет - чтобы захватил "языков" (мнформаторов). Гетеристы заняли узкий проход в долине, направлявшейся к монастырю Секу. Позволив туркам вступить внутрь, они открыли смертельный огонь, и принудили их избрать бегство, оставив на поле битвы сто погибших и троих пленных, которые помогли Ёргаки дополнить свою информацию относительно турецких сил, шедших с тем, чтобы напасть на него5,6. Wolf, который также упоминает это событие, пишет, что "турки вернулись в лагерь с большими потерями"6.

На другой день, Четверг, в час дня, послышалось два выстрела, и сразу после этого появился верхом на коне капетан Георгие Хочул7 (его там называли потому, что он был гайдуком в горах Мутении, и примирился с гетеристами, которые использовали его в качестве проводника в узких проходах гор) - он сообщил Ёргаки, что в том месте, которое охраняла засада гетеристов, ворвались с большой силой турки. Гетеристы два часа удерживали их на месте, но потом были побеждены, поскольку


1. Рукопись монастыря Нямц, χφ. 154, φ. 99r.
2. Lίprandi, указ. соч., стр. 330, комментарий.
3. Badenschi, указ. соч., стр. 19.
4. Liprandi, указ. соч., том V, стр. 330.
5. Липранди пишет в своём комментарии, что Эмин-Ага, командир этих турок, подтвердил ему всю эту историю, которую он собрал у арванитов и у некоторых капетанов Ёргаки Олимпиоса, находившихся в те дни вместе с ним в монастыре Секку. Андроник Баденски пишет, что они пленили двух турок (указ. соч., стр. 19), а Спиридон Трикупис - что одного (том 1, стр. 110).
6. Г. Лайю, указ. соч., стр. 219.
7. Быть может, речь идёт о Георге Колаузе, упоминаемом Липранди.

превосходство турок было большим. ’Многие гетеристы потеряли свою жизнь, иные - своих лошадей. Тогда Олимпиос приказал занять все проходы, и в каждом из них поместить по 20 из добровольцев. В монастыре он удержал лишь немногих, а остальных - отправил занять передовые выступы из свай, которые были приготовлены заранее. После того как избранные заняли передовую линию на выступах, ещё одна часть гетеристов была выслана навстречу туркам. Турки, в свою очередь, разделились на 3 части: большинство турок шло по большой дороге, везя с собой некоторое количество небольших пушек. Иные, пешие, двигались по склонам гор, с обеих сторон основного войска, имея при себе в качестве проводников молдавских горцев, а также Вольфа - эти люди отлично знали местные тропы. Когда авангард турок наткнулся на гетеристов, произошло жестокое столкновение, и многие турки в нём пали. Однако гетеристы вскоре убедились, что турок нескончаемо много, и что им не победить, и поэтому они оттянулись. Вскоре после этого турки наткнулись на ещё один подобный же бастион устроенный гетеристами, где им пришлось снова заплатить кровью за свой проход. Но и отсюда гетеристам пришлось уйти. Турки почти без напряжения сил преодолели передовые выступы обороны гетеристов, поскольку они использовали тактику, неудобную малочисленным гетеристам. В то время как главные силы турок, шествовавшие по главной дороге, шли медленно, те турецкие отряды, которые шли у подножий гор - быстро окружали гетеристов. К последнему передовому бастиону гетеристов поспел и основной турецкий отряд, и сражение было жарким1. Битва длилась много часов: гетеристы здесь были окружены со всех сторон, и, не имея более возможности к отступлению, обнажили свои сабли, и ринулись в последний бой против турок. Некоторым из них даже удалось прорваться сквозь окружение, и уйти ближе к монастырю - где стояли Олимпиос и Фармаки. Часть, и в её числе был Младен, ушла в лес, и более не сумела подойти к монастырю. Иладен перешёл австрийскую границу, и из Австрии позднее ушёл в Сербию. Позднее там его коварно убили по приказу Милоша Обреновича2.

Иные гетеристы, оттянувшись назад к монастырю, остановились ближе к нему, и встали с оружием у балочной ограды церкви Св. Иоанна Крестителя. Они начали отсюда стрелять по наступавшим туркам, нанося им большой урон. Турки, несмотря на все свои старания, не могли приблизиться к монастырю. Тогда одна часть турецкого войска продвинулась по склону холма, на-


1. Badenschi, указ. соч., стр. 20.
2. Liρrandi, указ. соч., том V, стр. 331 и 454.

ходящегося сбоку от церкви Св. Николая, и попыталась нанести по гетеристам удар с тыла. Поняв нависшую над ними угрозу, гетеристы наконец отступили внутрь монастыря1. Таким образом, туркам удалось начать осаду монастыря. Указанные бои вне монастыря подробно описал в своём изложении и Вольф. Христос Анастасиос в своём изложении пишет, что в боях перед монастырём гетеристы потеряли убитыми 7 человек, а турки, согласно сельчанам и собственно самим туркам - 70 человек. Многие из защитников передовых укреплений гетеристов были вынуждены бежать в Австрийскую империю, где они попросили разрешения войти, сдав своё оружие.

Итак, окружив монастырь, турки начали обстреливать его день и ночь из своих трёх пушек2, тогда как сипахи яростно нападали на ионастырь. Но "со смертоносным огнём" гетеристы их отражали3. Дважды турки попытались штурмом взять стены монастыря4,5. Турки также привели одну из пушек к воротам монастыря, и стали их крошить6. Однако встречный огонь гетеристов временно сбил эти старания осаждающих. Тогда турки решили сжечь монастырь. Андроник Баденски пишет, что турки сперва подложили огонь со стороны деревянной церкви Св. Николая, и тем самым огонь распространился по всему монастырю6. Рукопись монастыря Нямц, а также рукопись Румынской академии говорят более общими словами: турки подожгли монастырь. Липранди приписывает начало пожара горящим кускам пакли, которую турки метали внутрь, и которая упала на сухой тростник. Поначалу никто не придал значения огню, и все смотрели за тем, что делает враг. Но огонь разгорелся затем настолько, что уже не было возможности затушить его7. Однако, Христос Анастасиос пишет в своём докладе, что турки подложили к монастырю огонь с четырёх сторон, так что вся древесина монастыря сгорела во время пожара8. Подтверждается факт поджога турками монастыря Секу и рукописью, хранящейся в монастыре Агапья. Указанная рукопись (со знаком Ms.-503) на странице 92 содержит нижеследующий комментарий: Acastä stihire a Sfîntului loan s-aü fäcut la aanul 1821


1. Badenschi, указ. соч., стр. 21.
2. Τ. Bàlan, указ. соч., стр. 71-73.
3. Liprandi, указ. соч., том V, стр. 331.
4. T. Balan, указ. соч., стр. 71-73.
5. Liprandi, указ. соч., том V, стр. 331.
6. Badenschi, указ. соч., стр. 21.
7. Liprandi, указ. соч., стр. 331.
8. T. Bä1an, указ. соч., стр. 71-73.

cînd au navalit turcii cu ràzboi asupra volintirilor si au ars Sfînta monastire a Secului unde sä prajmuiaste bramui mergatorului înainte ("Эта строка Святого Иоанна написана в 1821 году, когда турки ворвались с войной против добровольцев, и сожгли святой монастырь Секу, где отмечается праздник Предтечи).

Наша рукопись представляет поджог монастыря драматически: когда горел монастырь, то все, кто находились внутри, монахи, монахини и миряне с их жёнами, все и во всех точках вне себя, бегали из стороны в сторону и ложились друг на друга, чтобы попытаться спастись от пламени, и только под землёй они находили спасение. Также и кони бегали, фыркая и ржа, повсюду, чтобы спастись. Таким образом, мучаясь 13 дней от голода и жажды, бойцы монастыря продолжали сражаться против турок ни на мгновенье1. Христос Анастасиос дополняет, что у некоторых из них сгорели уши, а у иных - другие части тела.

Согласно всем этим источникам, гибель Георгакиса произошла во время пожара. Монах Зосима пишет, что когда горел монастырь, Ёргакис, и с ним 12 человек его отряда, поднялись на башню монастыря, где хранились самые дорогие священные ценности - целью было спасение этих ценностей, а также то, что там находилась "торговая почва" («έμπορικό χώμα»), то есть порох2. Неизвестно как начался огонь - он сжёг всех, кто находился внутри башни3.

Монах Андроник Баденски сообщает, что в момент начала пожара в монастыре, многие зарылись под землю, тогда как добровольцы продолжали сражаться с турками через отверстия там, где не было келий. Ага (то есть Ёргакис Олимпиос), прихватив с собой некоторое количество из числа добровольцев, поднялся на большую башню, рядом с домом предстоятеля монастыря, не учитывая, что купол башни не был выложен черепицей, а деревом. Когда огонь добрался до этого места, крыша воспламенилась, и людям Ёргакиса пришлось спуститься ниже. Но это ничем им не помогло, потому что огонь ворвался внутрь через окна, и воспламенилась "почва" (то есть порох), и все те, кто находился внутри башни - сгорели4. Липранди нам описывает[/i]

1. Рукопись монастыря Нямц, χφ 154, φ. 99r. Ср. Documente...Räscoala din 1821, том Ill, стр. 176.
2. Не исключено, что в той башне был спрятан также порох, т. к. в ходе расследований в 1822, 1823 и 1825 годах, когда Дракаки Россети и другие бояре потребовали вернуть им их вещи, спрятанные в монастыре Секку; среди этих вещей находилось и английское ружьё (документы Румынской Академии, doc. XXVI1/9, 52-53, 57, 71; ср. Documente...Räscoala din 1821, том III, стр. 177, комментарий 1).
3. Зосима, указ. соч., стр. 506.
4. Badenschi, указ. соч., стр. 21.

события следующим образом: в то время (то есть во время пожара) капетан Ёргакис находился с семью людьми в одной части монастыря, в маленькой башне, которая воздымалась над стеной. Огонь распространился, и охватил всё, и немедленно окружил тот уголок где находился Ёргакис. Лестница обрушилась, купол воспламенился, и огонь охватил башню со всех сторон". В то же время турки толкались в дверях. Все осаждённые были заняты отражением врага. Никто не придавал значения распространявшемуся огню. Лишь некоторые слышали, что Ёргакис что-то кричал. Но не существовало никаких средств оказать ему помощь. Когда огонь угас, были найдены все эти 8 тел, почти сгоревших. У Ёргакиса сгорела верхняя часть головы, правая сторона груди и одна нога. Так погиб Ёргакис на 49-м году своей жизни1.

Монах-болгарин описывает события совершенно иначе: "Турки подобно муравьям окружили стены монастыря. Поначалу всё было для нас удобно, и мы наносили туркам тяжкие удары. Недоставало патронов, и мы заряжали серебром, и у кого было золото не жалел его - лишь бы ударить по туркам. Нам казалось, что в ином мире нам за это воздастся в 10 раз". "Позднее нам тоже стало трудно. У нас не оставалось даже куска хлеба. Капетаны (Ёргакис и Фармакис) начали совещаться (что делать дальше). Ночью мы высылали отряды - но они более не возвращались. Ёргакис отсчитал половину добровольцев и сказал им: "Вы пойдёте с Фармакисом, и постарайтесь пройти сквозь турок. Остальные остаются со мной - мы позже посмотрим, что следует сделать". Я думал, что капетан решил напасть на турок, когда сможет сразиться с ними в силе. Если нет, то он всё равно уже знал, что будет делать. Случилось так, что мне достался участок у выхода. Ёргакис позвал меня к себе и сказал мне: "Если кто из вас останется жив, то пусть напишет моей сестре, и скажет ей, чтобы она не оплакивала меня, потому что я погиб за веру". Больше я его не видел. Когда мы вышли из монастыря, то турки налетели на нас как пчёлы на соты. Сперва мы попытались удерживаться вместе, но у нас этого не вышло. Когда ты ходил с саблей, то видел как твои товарищи падают, то здесь, то там, и тебе казалось, что сейчас и тебя проткнут. Капетана изрубили полностью. Сколько же турок навалило! О, Боже Мой! Вдруг турки нас оставили, будто они нас уже перебили до последнего, и ринулись в монастырь. Когда я обратился в ту сторону, то его стены были распахнуты, и


1. Liprandi, указ. соч., стр. 331 и 442.

турки пихались у входа, рвясь внутрь. "Что происходит?" - спросил меня один из моих товарищей. "Пдлхи дела, брат". И не успел я ещё толком завершить свою речь, как сильнейший толчок всколыхнул почву под нашими ногами. Над монастырём поднялась чёрная туча от дыма и земли, и стены монастыря взорвались. Это Ёргакис поджог порох, и взорвался вместе с турками. Герою - геройская смерть! Да простит его Господь... Ночью некоторые из оставшихся в живых мы собрались, и перешли через австрийскую границу1".

Мы привели этот отрывок целиком потому, что он, единственный из всех наших источников, якобы из первых рук сообщает нам о событиях в монастыре Секу, и предстваляет такую версию событий. Все остальные источники, сообщающие о взрыве Ёргакиса хотя и написаны гораздо ранее этого отрывка, не являются свидетельствами очевидца, но пересказами. В приведённом рассказе есть серьёзные неясности. Так, можно обсудить рассказ о выходе из монастыря. И. П. Липранди, говоря о некой контратаке гетеристов представляет события совершенно иначе. Он пишет, что когда погиб Ёргакис, командование перешло к капетану Фармакису, и он отдал приказ храбро защищать монастырь. Через 4 дня турки сумели полностью открыть ворота. Фармакис приказал завалить их сдохшими лошадьми и иным материалом. Видя, что монастырь не пал, сюда явился сам Салих-паша из Нямца, и привёз с собой ещё 4 пушки. Теперь монастырь подвергся непрекращающемуся артиллерийскому обстрелу в следующие 4 дня, после чего паша отдал приказ штурмовать ворота. Тогда Фармакис отдал приказ прекратить огонь, и подпустить турок поближе к двери, после чего открыл против них смертельный огонь, а сам, со 160 людьми (то есть почти с половиной отряда находившегося в монастыре, согласно болгарскому монаху), вышел за ворота и отбил турок, нанеся им большой урон, и даже отняв у них один флаг2.

О нападении турок на ворота монастыря нам пишет и Wolf, а также наш разбираемый тут манускрипт. Но при этом ни один источник не говорит нам о гибели капетан-Фармакиса в ходе этого исхода из монастыря. Нет сомнений, что болгарский монах действительно был бойцом в 1821 году, и что он участвовал в битве в монастыре Секу. Но я полагаю, что он был одним из тех, кто сражался на стенах, либо дезертировал во время исхода Фармакиса из монастыря, о котором сообщает Иван Липранди. А позднее он дофантазировал конец того исхода, совершенно его исказив.


1. См. A. S c r i b a η, указ. соч., стр. 427.
2. Liprandi, указ. соч., том V, стр. 332 и 443.

Что касается смерти самого Ёргаки Олимпиоса, то он быть может и не знал конкретных вещей, если предположить, что это событие сохранялось в тайне, с целью не вселять в бойцов чувство безнадёжности. Быть может, позже он услышал версию о взрыве, и рассказал о нём как якобы очевидец этого события. Таким образом, мне думается, объясняются и необоснованные обвинения в отношении Фармаки, которые Аноним 1821 года (рукопись, опубликованная Маршаллом), Илия Фотинос, Ксодилос, Филимон и пр. которые собрали свою информацию от людей, бежавших в земли Австрийской империи, но при этом людей, которые не приняли участия в боях при Секу до самого конца.

Аноним пишет: после того как гетеристы сражались без перерыва 36 часов, Турок, уважив несравненную храбрость Олимпиоса, трижды объявил ему, что если он любит, то может покинуть монастырь на условиях, и уйти в австрийские земли. Ёргакис же, хотя и видел, что находится в безнадёжном положении, не принял условий врага, но сказал своим компатриотам: "Братия, смерть, славная смерть - вот то, что все мы должны для себя желать. Я не думаю, что кто-либо из нас, тех кто остался поныне жив, жалеет свою жизнь. Все должны последовать примеру остальных наших товарищей и братьев, чьи достославные тела (павшие при Драгашанах, Скулянах и в иных местах) вопиют об отмщении!" [...] Завершив свою речь, он обошёл многие места монастыря, и при обходе он заметил, что большинство воинов желает каким-то образом заключить договоры, и в том числе сам его коллега, Иоаннис Фармаки, который подобным же образом думал. Тогда от безнадёжности он вошёл в здание, где находилось военное снаряжение, и после того как совершил последний молебен к Богу, и поскольку увидел, что большие ворота монастыря отпёрлись посредством договора, он немедленно бросил огонь в чепхане (то есть пороховой склад) и сгорел там вместе с четырьмя бойцами...1

Илия Фотинос пишет, что когда турки сожгли водопровод, "в этот монастырь подававший воду", то сидевшие внутри оказались в сложном положении, и Фармаки струсив, а правдивее - будучи обманут ложными обещаниями, и обхитрённый лестью турецкого начальника Салибея - сдался с немногочисленными бойцами в его руки. Тогда как Ёргаки, оставшись верным горячему патриотическому желанию, один героически сдался внутри зво-


1. Marshall, указ. соч., ΔΙΕΕ, том 9 (1926 год), стр. 509-510, румынский перевод в Documente...1821, том IV, стр. 273.

нарне пламени от пороховой пыли, вырезав своё бессмертное имя в мировой истории и сей смельчак, в результате всех подобных честных браней ради независимости "Матери-Греции", данных им до своего последнего часа1.

Следует отметить, что в этом монастыре никогда не было водопровода - или по-крайней мере, он не был найден до сегодняшнего дня1,2. Внутри монастыря находится колодец, водой из которого пользуются для своих нужд монахи.

Во всех монастырях есть колодцы с вёдрами и с барабаном, сделанные из дерева. Когда турки подложили огонь, дерево сгорело, и осаждённые более не могли использовать колодец. Поэтому они страдали от жажды, как сообщают документы.

Братья Makedonski в своём докладном изложении пишут, что Ёргаки сам поджог пороховой склад, и сам себя взорвал3. В свою очередь, Иоанн Филимон пишет, что турки подожгли монастырь, и когда они не сумели им овладеть, то предложили Иоанну Фармаки сдаться "под обещание всяческой личной безопасности". Фармаки согласился, тогда как Олимпиос ответил Фармакису: "Я останусь здесь, и здесь расплавлюсь, а вы, если хотите - ступайте, я вам и дверь открою". Этот проступок Олимпиоса отменил сдачу, и бой продолжился. Но позже вновь было заключено перемирие, и в это время прибыл чауш паши Браилы, который привёз с собой новые условия сдачи, наверное, ещё более приятные. Его сопровождал "при форме" и всем известный австрийский консул Удрицки, который гарантировал именем своего правительства точное соблюдение привезённых условий сдачи. Только теперь Фармаки согласился на предложенные турками условия. Из 150 человек, которые получили гарантии, 30 человек "не приняли на веру, в связи с известным им характером турок", бежали ночью, и тем спасли себя. А те, кто поверив туркам сдались - были вырезаны. Самого Фармаки, закованного в железо, отвезли в Константинополь, где он "был подвергнут мучениям и разрублен по кусочкам".

Однако Ёргаки Олимпиос и не подумал подобным образом, и не подпал под результаты жестокого обмана, и избежал бесславного конца, который имел столь милый его сердцу друг, Фармакис. В последние мгновенья своей жизни он предвидел всё, что он был обязан сделать ради самого себя и ради чести своей родины. Поэтому он превратил звонарню церкви в алтарь жертвы, заранее задуманной и приготовленной им самим, поскольку деревянной


1. Илия Фотинос, "Подвиги греческого Восстания в Валахии в 1821 году", стр. 163-164.
2. Я посетил этот монастырь, и не обнаружил ни внутри него, ни снаружи, на окрестных возвышенностях, следов водопроводов. Описания монастыря которые я исследовал, среди которых и книга автора G. Bals, "Bisericile çi mänästirile moldovenesti din veacurile al XVII-lea si al XVIlI-lea", Bucureçti 1933 год издания, также ничего не упоминают о водопроводах. Археологических раскопок тут по сей день проведено не было, и этот факт ограничивает наши возможности при проверке того, существовали ли здесь некогда водопроводы. Как бы то ни было, описания монахов после 1821 года ничего о водопроводах не говорят.
3. Documente...Räscoala din 1821, том V, стр. 523.

она была, что способствовало её подожжению при помощи пороха и иных зажигательных материалов. Когда же вышел Фармакис из монастыря, в него ворвались многочисленные турки, а Олимпиос, воззвав к Господу, и сотворив знак креста, почти как посвящённый Богу, бросил огонь, и взлетел в небо, откуда сверху увидел, как в тот же миг произошёл разрыв сражавшихся против него врагов. И Филимон после этого рассказа добавляетт, что из 11 человек, которые были при этом вместе с Олимпиосо, одному удалось чудом спастись, с тем, чтобы свидетельствовать о событии столь великого душевного величия, и негибнущей памяти1. Доклад Вольфа ничего не говорит о Ёргаки Олимпиосе.. Наши рукописи говорят о том, что Олимпиос погиб в огне, положенном турками. Удрицки исключено чтобы принял непосредственное участие в событиях при монастыре Секу. Кроме того, здесь возникает вопрос: раз звонарня была сделана из дерева - что признаёт и сам Филимон - то каким же образом она могла выстоять в столь жутком огне, только для того, чтобы в конце всех боёв быть сожжённой Олимпиосом?2

Выявление исторической истины в связи с героической в любом случае деятельностью и гибелью Олимпиоса весьма проблематично. Жизнь и деятельность


1. Иоанн Филимон, "Исторические заметки о Греческой Революции", том Β', стр. 209-211. О жизни Иоанна Фармаки серьёзный вклад делает Иоанн К. Васдравелли в своей книге "Гетерист и боец Иоанн Фармаки. Гкроическая оборона в Молдавии", Салоники, 1972 год. К сожалению, однако, я приобрёл эту книгу когда данная моя работа уже находилась в стадии публикации. Конечно, имей я работу господина Васдравелли ранее, многое из написанного мною не имело бы здесь места, или по-крайней мере было бы гораздо более обосновано ссылками на источники.
2. Тем кто не знает, напомним, каким образом сжигали монастыри и замки в Средневековье: складывали много древесины внутри священной ограды монастыря, и поджигали её. Большая температура, которая возникала, а также языки пламени, перекидывали огонь внутрь помещений, где множество выложенных из плинфов и из дерева построек представляли из себя огнеопасный материал. Кроме того, монастырь Секку был построен в 1602 году - что делало его древесину ещё более податливую огню. Иван Петрович Липранди, который с близкого расстояния наблюдал за событиями и за легендами возникшими вокруг Ёргаки Олимпиоса, говорит: "Капетан Ёргаки занимает во всех этих описаниях первенствующую роль, и имя сего нового Леонида поставлено авторами подобных описаний среди рядов великих мужей античной Греции. Его жизнь и смерть были воспеты в песняъ, которые более похожи на гимны, и которые были переведены на большинство иностранных языков, что, вкупе с духом нашего времени, ещё более приукрасило повествования через вмешательство переводчиков. Несомненно, через много веков люди будущего читая историю возрождения Греции будут восхищаться Ёргаки таким образом, каким мы восхищаемся примерами, быть может столь же поддельными, подвигов некоторых мужей Древней Греции". (Liρrandi, "Cäpitanul Iordache Olimpiotul. Actianea Eteristilor in anul 1821, в сборнике Documente...Räscoala din 1821, том V, стр. 414).

его многосложны, а миф окутавший его личность - огромен. Сакеллариос Г. Сакеллариу в своей книге "Филики Этерия" (издано в Одессе, 1909 году), публикует одно письмо "к храброму капетан-Георгию Олимпиосу, командиру всей расположенной в Дакии армии" с датой от 21 сентября 1821 года. То есть, согласно этому письму, Олимпиос 21 сентября находился в Дакии, а его компатриоты искали для себя возможности оказать ему помощь1. В другом письме из Одессы, от 24 сентября 1824 года, сказано: "Мы посвятили наше внимание помощи также и в Дакии вершившему подвиги брату нашему (=Олимпиосу), чьи великие деяния и отличающиеся смелостью великие дела и трофеи в битвах с ваварами нас всех поразили"2,3. Георгиос Пападопулос-Корфинос писал 27 сентября 1821 года к Эфорам Гетерии в Одессе: "Господа, я считаю самим собой разумеющимся мой долг перед Родиной в том, чтобы представить вам следующее - не кажется ли вам выгодным, чтобы было исполнено отправление некоторой военной подмоги герою капетан-Ёргаки Олимпиосу во Влахию, в том месте где он стоит лагерем, имея при себе достаточное войско, с тем чтобы он смог вселить ужас в варваров, и чтобы к зиме его войско возросло, и чтобы с большой пользой выросла его сила". Эфоры Николй Харици, сын Иоанна, и Иоанн Георгантопуло писали 4 октября 1821 года к Эформам Греческой Общины Одессы: "Капетан Олимпиос в Валахии, имеет под рукой военные силы, и мы думает, что величайшей нуждой является получение им достойного вклада, для приобретения им любой полезной аммуниции и бойцов"4.

Как всё это объясняется, коль скоро сегодня мы с точностью знаем, что битва при монастыре Секу завершилась 12 сентября? Так, что новости о сражении поздно распространялись, тогда как события развивались молниеносно. Но вот, Г. Лайос открыл в австрийских архивах и представил прокламацию Ёргаки Олимпиоса за датой от 1 октября 1821 года, изданную в Hermannstadt (т. е. в Сибиу). В прокламации речь идёт о некой катастрофе ("мы уступили ужастному Року") и высказываются обвинения в сторону единоверных соседей, бросивших на произвол судьбы борьбу греческого народа. Прокламация завершается словами: "Вперёд, братия! Пусть мы погибнем бесстрашно глядя смерти в глаза. Да здраствует религия и свобода Греции. Смерть варварам!5 Г. Лайос не форму-


1. См. Сакел. Сакеллариу, "Филики Этерия", издано в Одессе, 1909 год издания, стр. 160-161.
2. Там же, стр. 224.
3. Там же, стр. 227-228.
4. Там же, стр. 229.
5. См. Г. Лайю, "Неизданные письма и документы 1821 года. Исторические документы из Австрийских Архивов", ’издано в Афинах, 1958 год, стр. 240, номер 198.

лирует какого-либо мнения об этом документе. Но я всё-таки полагаю, что речь идёт о прокламации, изданной после поражения при Драгошанах, когда Александр Ипсиланти пересёк австрийскую границу, а Ёргаки Олимпиос решил продолжить борьбу и направился в Куртеа де Арджес, чтобы соединиться с силами И. Фармаки. Дату, быть может, поставил кто-то из гетеристов, у которого на руках была одна из копий прокламации, и который 1 октября 1821 года оказался в Сибиу. Или же это дата вообще не связанная с документом, а просто проставленная австрийским агентом, направившим 1 октября 1821 года перевод этой прокламации в Вену из Германштадта (Сибиу).

24 июля 1826 года Димитрий Македонски (Makedonski), одолживший 16 февраля 1821 года Ёргаки Олимпиосу 2.500 австрийских дукатов, на основании одного из показаний, подписанных Тудором Владимиреску, подал в суд на вдову Ёргакиса, Станы, которая проживала в селении Nedobäuti (Хотинская провинция), с целью получить свои деньги обратно. Стана отказывалась выплатить ему, утверждая, что её имения и сегодняшние доходы происходят от её первого супруга, гайдука Велько Петровича3. В своём прошении к управляющему Бессарабией, Димитрий Македонский пишет: "... сей мой должник проживал в Чаре Романеаске, и я до сегодняшнего дня не смог обнаружить места его проживания, тогда как его супруга Стана, с детьми, которая явилась в Бессарабию, всегда говорила, что ожидает своего мужа - это, а также множество иных случаев заставляло меня ожидать его пришествия. Но поскольку ныне указанная супруга его, Стана, вышла здесь замуж за кого-то другого1,2", и поскольку мы предполагаем, что её супруг, и долж-


1. Сперва Стана была замужем за гайдуком (по-гречески - клефтом) Велько Петровичем из Крайны. Она была, как полагает М. Романеску, мз Заичара (Zajcar); см. Μ. Romänescu, "Contributii la cunoasterea lui Tudor Vladimirescu", журнал "Balcania", том V1 (1942 год), стр. 21, комментарий 5. В народных сербских песнях (героический эпос) её зовут Dilber Stana. Когда погиб Велько Петрович, с ней поженился Ёргаки. Во времена событий 1821 года, до 10 или 15 марта 1821 года, она жила в Бухаресте, при церкви Св. саввы. Оттуда её забрал арванит Виту (человек Ёргаки), и переправил её в Чимпулунг (Cîmpulung)· см. Documente...Räscoala din 1821, том IV, стр. 218-219. Отсюда в конце мая 1821 года Ёргаки отправил её со своими двумя маленькими детьми в Бессарабию, с 350.000 грошей - см. письмо Ёргаки к Хаджи-Яннуси в сборнике Documente...Räscoala din 1821, ьлм IV, стр. 192-193. В этом письме Ёргаки признаётся, что занял денег у Македонского: "Выплати и мой долг, а именно нашему брату Македону, и позаботься об упокоении моей души". Стану сопровождал ради её защиты коллегиальный сопровождающий (asesor cologial) Jivkovici, по договору за оплату в 150 дукатов - которые, впрочем, Стана ему не выплатила (см. Documente... Räscoala din 1821, том III, стр. 369).
2. Стана после смерти Ёргаки вышла замуж за одного из палликаров его банды, по-имени Стерьо (см. Liprandi, указ. соч., том V, стр. 329, комментарий 1).

ник мой более не живёт, и его имущество переходит в чужие руки", то посему - продолжает Македонский - имущество Станы подлежит описанию, с тем, чтобы быть помещена под залог "пока не достигеут совершеннолетия дети почившего" и т. д.1 Стана, дочь Радована, в свою очередь протестует против Македонского, и винит его, кроме прочего, в том, что "он написал и повсюду распространил лживые известия, будто мой супруг жив. Я же, напротив, когда в Хотыни побывал славной памяти почтеннейший император Александр Павлович, предстала перед лицом Его Императорского Величества, подала ему прошение относительно смерти моего мужа, и он одарил меня милостью своей высочайшей благотворительности 500 дукатами бумажными деньгами, ради обеспечения моих несовершеннолетних детей"2. Стана подписывается как "Стана Радован, супруга почившего ныне сердара3 Ёргаки Олимпида, а вовсе не Элимпиота, как говорят ныне". Приводим и на русском языке фразу этого документа, в котором исправляется фамилия Ёргаки4: "А Стана подписалась [по имени] Стана Радовану покойнику сердара сизигос (греч. слова, означающее "супруг(а)") Иоргаки Олимпидис а не Елимпиотис [как]".

Конечно же, даже малейшего намёка не может быть на то, что будто бы Ёргаки был ещё жив, но прятался, с той только целью, чтобы избежать своих заимодавцев! ... В ходе этого судебного процесса Михаил Байрактар, который "с ранних лет находился постоянно, и повсюду, рядом с Ёргаки Олимпиди"5, заявляет, что его вождь положил голову в ходе восстания 1821 года. Доклад гетериста Христоса Анастасиу, который всё время между тем также находился вместе с Ёргаки Олимпиосом, и перенёс даже бои в монастыре Секу, не оставляет никаких сомнений в том, что Ёргаки погиб в монастыре Секу. Значение этого последнего документа подчёркивал и румынский академик Очетеа6.


1. См. Documente...Räscoala din 1821, том III, стр. 359, номер 146.
2. Там же, стр. 362-363.
3. Сердар - это командир конницы (аристократическое звание).
4. Там же, стр. 361. Онщение суда Бессарабии от 24 апреля 1828 года, именует его также Ёргаки "Олимпиди" (там же, стр. 365). Кажется, таким же образом подписывался и сам Ёргаки в своих документах, которые были предоставлены Д. Македонским в суде. Также и племянник Ёргаки, который выступал на суде со свидетельскими показаниями, подтверждавшими что это - действительно документы его дяди Ёргакиса, именуется Яннис Олимпиди (там же, стр. 366). Что же касается типа "Элимпиоти" - то это не более чем инопись фамилии "Олимпиоти", поскольку Олимп именуется и Элимпом.
5. Там же, стр. 366.
6. Α. Otetea, указ. соч., стр. 314.

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Вс Июн 09, 2019 8:47 pm), всего редактировалось 5 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1678
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вс Июн 09, 2019 8:49 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Там же (продолжение):

Цитата:
Христос Анастасиос пишет: "Капетан Ёргаки с десятью своими людьми взошёл на башню, в которой погиб от пожара, потому что огонь объял деревянные лестницы. Это произошло в первый день осады монастыря турками. Пожар был потушен, мы рассыпались по стенам монастыря с целью защитить его, и сумели выстоять, после гибели капетан-Ёргаки, ещё 10 дней перед лицом нападений турок"1. Рукопись из монастыря Нямц. а также другие документы, составленные в тех местах, говорят о том, что после пожара гетеристы выдержали не 10, а ещё 13 дней. Ту же цифру предоставляет и Липранди. Он сообщает, что на 12-й день прекратилась битва, и начались переговоры, а на 13-й день защитники сдали своё оружие осаждавшим2. Это означает, что Ёргаки Олимпиос погиб 29-30 августа 1821 года. А следовательно, легенда о Ёргаки конечно прекрасна, и она останется прекрасной легендой. Но историческая правда - несколько иная. Слава терпеливой обороны монастыря Секу по праву принадлежит оговоренному капетан Фармакису, который удерживал монастырь 14 дней после гибели капетан-Ёргаки, который погиб уже в первый же день осады монастыря3.

Гетеристы выказали в этом неравном бою неистощимый героизм, и глубокий патриотизм. В течении 13 дней они отражали вражеские орды, и вытерпели и голод, и жажду. Две жестокие атаки турок, с целью штурмом овладеть монастырём, оказались неудачными, и были отбиты с большими потерями для нападавших. Бесстрашный Фармаки, многократно раненный, умело руководил силами осаждённых но не сдающихся гетеристов, и личным примером героизма вдохновлял своих бойцов.

Рукопись из монастыря Нямц продолжает: "Турки, видя, что у них всё не кончается пороховая трава (iarbä de impuscat), но они продолжают биться, не знали, что им нужно было предпринять, чтобы вытащить тех извнутри. Из их неясного положения их извлёк управляющий городом Пьятра (Tîrgul Pietrei), который обманул защищавшихся, и они выдали своё оружие, и открыли врата монастыря"4.

Зосима пишет, что гетеристы многократно пытались договориться с турками, но не сумели этого сделать. Тогда явился сам лично паша, и отправил внутрь монастыря "управляющего областью и Немца


1. Τ. Bälan, указ. соч., стр. 71-73.
2. Liprandi, указ. соч., стр. 332-333.
3. Ср. Liρrandi, указ. соч., стр. 445.
4. Нямцская рукопись, χφ 154, φ. 99.

Консула (то есть австрияка Вольфа)", которые "множеством слов и клятв обманули" осаждённых, и наконец принудили их сдать своё оружие1.

Андроник Баденски описывает трудности пребывавших в монастыре - те же самые, которые описывает и Христос Анастасиу. У них не оставалось больше еды, кроме небольшого количества сыра. И воды у них не было - потому что пожар уничтожил подъёмное устройство колодца монастыря, а ведро упало внутрь - в связи с этим гетеристам приходилось утолять жажду при помощи имевшихся у них поначалу запасов вина и настоек (узо). Согласно Андронику, гетеристы могли покинуть монастырь и спастись, в связи с тем что лили дожди, но они не сделали этого, потому что не имели единства. Если сербы предлагали открыть ночью врата и уйти (поскольку лил ливень и царила кромешная тьма), то греки предлагали оставаться ещё немного, и продолжали пить. Некоторые, осознав что пить можно до бесконесчности, но это их погубит, открыли яму в библиотеке, под церковью Св. Николая, и бежали двумя партиями: первая - из 15 человек, а вторая - из 20. Когда турки поняли, что их пушки не в состоянии сокрушить стен монастыря, а сопротивление гетеристов продолжалось, то они поменяли свою тактику. Паша призвала к себе управляющего областью города Пьятра, Яннаки Милу (Enache Milu), и отдал ему приказ сделать всё возможное, чтобы обманом принудить осаждённых к сдаче. Тот пообещал выполнить приказ, и в сотрудничестве с Wolh (=Wolf) они попытались обмануть гетеристов. Они отправились, одетые в военную форму, к стенам монастыря в сопровождении некоторого количества гусар, и вызвали главарей гетеристов, чтобы переговорить с ними. Консул начал говорить, что он является посланником Германского (то есть Австрийского) императора, и явился с тем, чтобы сказать им, чтобы они сдали своё оружие туркам, и после этого он лично отведёт их на границу2. Чтобы убедить обороняющихся, им принесли Евангелие и Крест, и принесли на них


1. Зосима, указ. соч., стр. 506.
2. Иван Петрович Липранди, который обговорил об этих событиях с Вольфом, пишет, что "Вольф отрицает лишь только, что он не предстал как официальное лицо, но что по пожеланию паши он отправился с ним, и действительно попытался отдалить возможность кровопролития, не будучи в состоянии предвидеть, что паша нарушит своё слово, и что в зачитанном фирмане слова связанные с амнистией были выдумкой чиновника!" И ниже Липранди продолжает: "Все эти его доводы не убедили меня, что его рассказ соответствует действительности. Как сообщаемое тех двух лиц, которые спаслись от смерти (речь идёт о принявшем ислам еврее и о туфенкчи Николе), как и рассказ некоторых турок, которые приняли участие в сражении, очень отличаются от рассказа Вольфа" (Liρrandi, указ. соч., стр. 334 комментарий). На стр. 454 Липранди упоминает и имена турок, которые говорили ему о событиях в монастыре Секу. Речь идёт об Осман-аге, Арванити, Исмаиле и Эип-аге.

клятву, а также - на всех христианских святынях. Вожди гетеристов потребовали, чтобы явился и сам паша, чтобы переговорить с ними. Он действительно пришёл, и принёс клятву на Коране и на всех турецких святынях, что не хочет от них ничего, кроме того, чтобы они сдали ему оружие, и отправились спокойно в Австрию, вместе с консулом, поскольку таковым было и желание Германского императора. Добровольцы, не поняв подвоха, открыли ворота и начали сдавать своё оружие1...

Христос Анастасиу, который по моему мнению был тесным соратником Фармаки, описывает этот эпизод следующим образом: "На 7-й день обороны монастыря, явился к стене руководитель [австрийского] агентства Нямц (речь идёт о городе Пьятра Нямц), с оружием, с несколько каштанового цвета волосом, без усов, одетый в германскую (то есть в австрийскую) военную форму, с саблей и с шинелью, на которые был насажен императорский орёл, в пилотке, на которой также бы императорский орёл. Вместе с ещё тремя людьми, одетыми в форму гусаров. Наш предводитель, капетан-Фармаки, который взял на себя руководство после гибели капетан-Ёргаки, позвал на разговор "малого консула", имени которого мы не знали, но в общем-то он был известен как руководитель агентства в Нямце.

Фармаки предложил 2.000 пиастов за право нашего свободного отступления, и сдачу нами оружия, если 15 австрийских солдат отвели бы нас к границе. Австрийский агент отказался, чтобы нас отвели, и потребовал чтобы мы сдались, гарантируя своей головой в случае если нам принесут вред. Он пришёл ещё четыре раза, и самым официальным образом обеспечил нам неприкосновенность, после явления паши, но при условии, что мы сдадим оружие. На 11-й день нашей осады в монастыре, капетан-Фармаки и ещё 15 человек, среди которых был и я, мы решили отправиться в военный лагерь паши, где каждого из нас немедленно передали в руки одного из турок. Паша отдал приказ, чтобы Фармакису, и ещё одному капетану, помощнику Фармакиса, одели кандалы на шею, скреплённые между собой. Белибаше Гоге надели кандалы на ноги. Между тем, турки забрали оружие наших сотоварищей, которые ожидали у входа в монастырь, позагружали это оружие на телеги и поувозили. После разоружения людей, началась резня, и всех людей перерезали, предварительно нанеся им увечья...". И, после описания трудностей в период, когда они были осаждены, Христос Анастасиу завершает: "Но мы бы не сдались, потому что мы решили лучше погибнуть, чем сдаться туркам,


1. Α. Badenschi, указ. соч., стр. 22-23.

если бы нам не обещал столь официальным образом глава [австрийского] агентства, что с нами ничего не случится, и что мы сможем свободно уйти"1.

Липранди дополняет этот рассказ, говоря, что на 12-й день турки направили одного посредника, который призвал к прекращению битвы. После того, как это требование было выполнено, к стене монастыря приблизились некоторые турецкие служащие, и заявили защитникам монастыря, что получили от султана фирман, согласно которому все получали помилование. Им было предложено сдать оружие, и каждому уйти куда он сам пожелает. Это подтвердил и австриец Вольф, советовавший им "не оказывать сопротивления, и не проливать своей крови даром, но что каждый из них волен направиться в Россию, Австрию, или остаться с турками". После этого был зачитан фирман, и австриец Вольф в очередной раз подтвердил написанное. Фармаки ответил им, что он был готов выполнить их прошение, если турки отступят от монастыря, и оставят вокруг него в виде войска только тысячу человек. Вольф и турецкий служащий ответили ему, что его страхи безосновательны, и в случае если он не верит турецкому войску, подчинённому султану, а также Вольфу, который является агентом Австрии, посредником и гарантом того, что гетеристам защищающим монастырь Секу не угрожает никакая опасность, "тогда как же он сам требует чтобы ему поверили, когда его люди являются ничем иным как мятежниками, а возможно и грабителями, и кто же может гарантировать что они, вместо того, чтобы уйти в Россию или Австрию, не рассыпятся и не начнут снова грабить, и не соберутся опять в большом числе?" И начали льстить Фармакису, что он, сослужив султану службу, конечно же будет тем достойно вознаграждён. В конце концов, Фармакис согласился, "думая о несчастном состоянии своих людей, которые уже 6 дней не имели хлеба, и питались лишь лошадиным мясом, и сверх этого начала ощущаться и нехватка патронов". Итак, они договорились о сдаче оружия, чтобы она произошла на другой день. Но эти условия были отвергнуты большинством гетеристов. Они подозревали турок в обмане, зная, что доверять им нельзя, и поэтому все они настаивали совершить той ночью неожиданный выход из монастыря, с целью прорвать кольцо, прорваться к лесу, и оттуда уйти в Австрию. Фармаки начал примыкать к этой точке зрения, несмотря на то что его травмы не позволяли ему взойти самостоятельно на коня. И вдруг в этот момент капетан Георге Куманец воспротивился этой точке зрения, говоря, что их ожидала неминучая смерть. Он добавил: "Тем более, что Вольф


1. T. Βä1an, указ. соч., стр. 71-73.

является гарантом переговоров. Мы нарушим свои соглашения с ним, и тогда, даже если нам удастся уйти в Австрию, она может быть не примет нас, и выдаст нас, как людей, которые нарушили договор, и тогда мы утратим любую надежду на проявление к нам турками милосердия". Половина гетеристов согласилась с этим мнением. Позднее к этой группе присоединился и Фармаки. Другая половина твёрдо оставалась на изначальном мнении, и этот разговор продолжался до утра. В такой час уже никто не мог размышлять здраво. Итак, им следовало сдаться на произвол жестокого Рока, который их уже ожидал1.

Из докладной записки Вольфа к австрийским властям открывается, что турецкая сторона заведомо изучила этот обман, в котором принял непосредственное участие и сам австрийский агент. Вольф пишет, что паша созвал совет, на котором принял участие и Вольф. Совет имел целью обсуждение "иного способа" уничтожения гетеристов монастыря Секу - способа, который был уже давно предложен самим же Вольфом2. Этот "способ" основывался, как мы уже видели, на бесчестии и обмане, а не на героическом военном столкновении. итак, обманув осаждённых, и принудив их таким обманом сдать оружие, паша отдал приказ записать данные каждого гетериста индивидуально, а также откуда этот человек, какой он национальности, какой профессией владеет. Когда перепись была завершена, паша отдал приказ всех гетеристов перевести во двор монастыря. В этот момент те поняли, что они были жестоко обмануты, и что их отправляли как агнцев на заклание. Турки, ожидавшие снаружи, ворвались внутрь монастыря как дикие звери, и начали жестоко рубцевать безоружных гетеристов. Липранди пишет: "Эти несчастные, несмотря на тяжесть своего положения оборонялись всем что им попадалось под руку, и таким образом им удалось умертвить свыше 40 турок - многих из них убили безоружные, отворачивая им головы руками, вещь, демонстрирующая беспощадную защиту этих жертв нарушения клятв пашой и Вольфом"3.

Однако, согласно рукописи Нямецкого монастыря, 20 гетеристам удклось припрятать немного оружия, и когда турки ринулись убивать их, то они вынули сабли, и и, разрубая врага "как капусту", открыли себе путь, и сумели бежать. Трое из этих людей, которые сумели захватить старые ножи,


1. Lίρrandi, указ. соч., стр. 332-333.
2. Wolf означает на немецком языке "волк". В данном случае имя соответствовало действительности.
3. Там же, стр. 333.

брошенные там и сям, сумели пройти сквозь турецкие толпища, рубя налево и направо, и лишь у самого леса туркам удалось перебить их из ружей.

Спасся от смерти и один перешедший в ислам еврей, а также Туфеккчи Никола, оружейник гетеристов, которого забрал с собой командир XXIX Орты (Полка Янычар), но он нашёл возможность бежать в Яссах, и прибыть в Бессарабию1. Также спасся Христос Анастасиу, которого турки взяли в качестве проводника, чтобы он отвёл их взять один из монастырей "в направлении Пьятры Нямц". Ночью, ещё до рассвета, когда турки спали, некий монах развязал его и помог ему бежать. Четыре дня он блуждал как дикий зверь по горам, пока не сумел достигнуть австрийских границ близ монастыря Слатина. Там он оставался 8 дней, и за это время там собрались ещё беженцы. Все прочие, которые собрались в монастыре Секу, мирское священство, монахи и 330 гетеристов, были вырезаны турками. Фармаки и ещё 20 гетеристов2,3, а также 3 монахини, отвели в Яссы, и отсюда, закованными в кандалы их отправили в Константинополь, где они нашли жестокий конец 28 октября 1821 года, в квартАле Пера(н)8.

Согласно Андронику Баденски и рукописи Нямцкого монастыря, турки потеряли в битве при Секу 6.000 человек4 * * *. Все они, вместе с гетеристами и иными павшими были закопаны, после разрешения паши, рядом с монастырём, а каких-то больших ямах, вырытых крестьянами из окрестностей. Конечно, число 6.000 человек - чрезме-


1. Там же, стр. 334. В 1829 году туфенкчи Никола вступил в партизанский отряд добровольцев, которым командовал Липранди, пока этот полк не был распущен 6 декабря 1829 года. Затем он обосновался в Бухаресте и считался лучшим оружейником.
2. Зосима пишет, что вместе с Фармаки турки тащили с собой 70 добровольцев и три монахини. Добровольцев перебили в Царьграде, а монахинь выкупили добрые христиане. Одно из писем Стефана Константина Густи из Фолешти, за датой 21 сентября 1821 года, сообщает, что турки перебили до 300 семей крестьян (мужчин, женщин и детей, монахов и монахинь). "Они вели с собой и трёх молодых монахинь, которых к тому же продавали; однако говорят, что это были дочери аристократических семейств" (см. Documente...Räscoala din 1821, том IV, стр. 219).
3. Rapoarte consulare engleze, том II, стр. 103. Οtetea, указ. соч., стр. 315. Documente...Räscoala din 1821, том II, стр. 358, комментарий 1.
4. Из одного счёта от 1822 года, называемого "Adunärea scäderilor acestei semi", мы обнаруживаем, что операции против Слатины и Секу обошлись Молдавскому Княжеству 11.505 лей и 60 бани. См. Архив Румынской Академии, pach. MLXXIIIa (бывшая румынская рукопись номер 1200) f. 11. Ср. Documente...Räscoala din 1821, том III, стр. 273, комментарий 1.

рен, но оно призвао продемонстрировать несомненно огромные потери, которые нанесли оборонявшиеся в монастыре туркам. Одно письмо от 27 сентября 1821 года подтверждает подобное бедствие турок. Турки злы с тех пор как вернулись с верхних мест, потому что их уничтожили гетеристы, и ныне мы услышали, что они собирают телеги из сёл, как мы слышим, чтобы убраться к чёрту, провалиться в тартар и ещё дальше1,2.

Так завершилась 12 сентября 1821 года битва при монастыре Секу, а вместе с ней и операции гетеристов в Придунайских Княжествах. Кровь бойцов, пролитая здесь, не пропала даром. Султан, опасаясь России, отныне был вынужден держать в Княжествах, а также в пашалыках Браилы, Силистрии, Видина и в иных местах большие войска, что позволило боровшейся против него Греции окрепнуть, и в конечном итоге даже победить его.


https://ejournals.epublishing.ekt.gr/index.php/makedonika/article/viewFile/6458/6193.pdf
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1678
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вс Июн 09, 2019 11:36 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Что можно сказать по "житию" Ёргаки Олимпиоса сумvарно?

1. Рассказ в целом складный.

2. В принципе, некоторые преувеличения и излишняя героизация в традиции - возможны.

3. Версия Липранди - выглядит предвзятой (особенно учитывая его оценочную шкалу, и то, в каком политическом поле он пребывал после смерти Пушкина).

4. Что касается событий в монастыре Секку?

а. Не исключено (но судя по психологическому портрету Ёргаки) он мог направляться и в российскую Бессарабию. То есть бежать... Но если учесть судьбу его товарища по оружию (и сопоставимого с ним как величина) Папафлессы - ВРЯД ЛИ. Воспеваемый Липранди как герой молдаванин Кантакузино - точно сбежавший (то есть трус). А струсил ли Ёргаки - нет достоверных сведений. Липрандиоплёвывает его как труса.

б. Традиция представляет Ёргаки добровольно подорвавшим себя в башне монастыря Секку. Не исключено, что взрыв был случайным.

в. Традиция воспевает в боях при монастыре Секку только Ёргаки. Однако судя по всему он погиб в первый же день турецкой осады. А героем бившимся с турками был не Ёргаки, а его соратник - не очень чтимый традицией (как капитулянт - не более) Иоаннис Фармаки.

5. Что касается звания Ёргаки в русской армии (со времён боёв Русско-турецкой войны 1806 - 1812 годов), то греческая традиция (и видимо достаточно поздняя - второй половины, почти последней четверти, 19 века) наделяет его званием полковника. Сам же он в канун Греческого восстания 1821 года подписывался как прапорщик. Не исключено, что именно в таком звании в русской армии он и пребывал.

6. Что касается довольно туманной личности Саввы, то скорее всего Савв Бимбаши было двое. Один из них - отказавшийся от участия в восстании гетеристов грек Фокианос, который был в возрасте Ёргаки (то есть около 50 лет), постоянно участвовавший в заседаниях гетеристов в Придунайских Княжествах, и споривший с Перревосом. Второй Савва Бимбаши - скорее всего болгарин (менее вероятно - серб), по фамилии Попович, и его возраст - 33 года. Этот человек - командир отряда гетеристов, который предал дело Филики Этерии, и после вступления турецкой армии в Придунайские Княжества переметнулся на сторону турок, и яростно участвовал в преследовании отрядов гетеристов.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Пн Июн 10, 2019 2:19 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1678
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Июн 10, 2019 2:19 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О полковничьем звании Ёргаки Олимпиоса...

Из книги Анастасиос Н. Гудас, "Параллельные Жизнеописания мужей отличившихся при возрождении Греции", том 5, 1872 год издания, типография Х. Н. Филадельфа, стр. 403 - 405 и 408:

1.

Цитата:
Τώ δε 1803 κατά μήνα Οκτώβριον ο Γεωργάκης
μαθών, ότι και ο ηγεμών της Βλαχίας Κωνσταντίνος
Υψηλάντης, περί ου άλλοτε λεχθήσονται τα δέοντα, ετοιμάζει αν ουχί τί μείζον, τουλάχιστον όμως κίνημα
κατά των Τούρκων, όμοιον του Σερβικού, συνεννοηθείς
μετά του ηγεμόνος εκείνου, απήλθεν εις Βουκουρέστιον
και επελήφθη του έργου ότε δε κατά Οκτώβριον του
1805 επέκειτο ο αγών, συγκεντρώσας ικανούς περί ε
αυτόν εν τη Μονή του Αγίου Ιωάννου, και μαθών την
άφιξιν των Ρώσσων υπό τον στρατηγόν Κουτούζωφ
Σμολένσκην,ύψωσε πρώτος την σημαίαν της επαναστά
σεως. Συσσωματωθείς δε μετά των Ρώσσων και προσ
βαλών τους Τούρκους, επέφερε τοσαύτην κατ' αυτών
φθοράν,ώστε λέγεται,ότι εκ των 20,000 εχθρών,ήχμα
λώτησε 3,200, ους και παρέδωκε τώ στρατηγώ Κου
τούζωφ Σμολένσκη, Ταύτα δε ιδόντες ούτος τε και ο
Αρχιστράτηγος Ισοίεφ, εξέφρασαν, δι' ημερησίας μεν διαταγής, την πλήρη αυτών ευαρέσκειαν διά την απα
ράμιλλον ανδρίαν και στρατηγικήν σύνεσιν του Γεωρ
γάκη βραδύτερον δε δι επισήμου αναφοράς των, φερού
σης αρ. 940 πρoυκάλεσαν και παρά του Αυτοκράτορος Αλεξάνδρου τον επίσημον διορισμόν τούτου εις το στρα
τιωτικόν αξίωμα του συνταγματάρχου και αρχιτρατήγου
των Βλαχικών τρατευμάτων. ΟΑυτοκράτωρ,αποδεξάμε
νος ευμενώς την σύστασιν ταύτην, εξέδωκε το περί τού
του αυτοκρατορικόν δίπλωμα, κοινοποιηθεν τώ Ολυμ
πίω διά του εξής επισήμου εγγράφου.

Τώ Κυρίω συνταγματάρχη Γεωργίφ Νικολάω Ολυμπίω.
Η αυτου εκλαμπρότης ο Κύριος γενικός αρχιστράτηγος
πρωτοδιατακτης του στρατού και ο των διαφόρων ταγμάτων
ίππότης δουξ Αλέξανδρος Προζορόφσκις διά του διατάγματος
της πρώτης Νοεμβρίου με ειδοποίησεν ότι υμείς κατά το της
Α. Αυτοκρατορικής Μεγαλειότητος διάταγμα, το εκδοθέν εις
το Αυτοκρατορικόν στρατιωτικόν υπουργείον τη τριακοστή του παρελεθόντος Αυγούστου διά την εξαίρετον ανδρίαν υ
μών, εκδηλωθείσαν εν τη μάχη κατά του Τουρκικού στρατού
εν τω χωρίω Οστροβίου,μετωνομάσθητε από Αλβανόν λοχα
γόν συνταγματάρχης του στρατού το υψηλόν τούτο διάταγ
μα διά του αυτού εγγράφου αναγγέλλεται ήδη εις υμάς διέτα
ξα δε να ορκισθήτε διά τον βαθμόν τούτον. Τα δε χρήματα
τού προβιβασμού, τού διπλώματος και των λοιπών, οφείλε
τε να πέμψητε εις εμέ, διά να αποστείλω όπου δεί.
Τη 3 Δεκεμβρίου 1807 Κραϊόβα.
- Ο υποστράτηγος - Ι. ΣΜΟΛΕΝΣΚΗΣ.

Τη αυτού εξοχότητι τώ Κυρίω εν ενεργεία συμβούλωτής επι κρατείας γενικό προξένω και ίππότη Αλεξάνδρω
Αλεξάνδρου Πίνη.
Κατά συνέπειαν του εγγράφου του επιθεωρητικού τμήμα τος του αυτοκρατορικού επιτελείου, πέμπεται, μετ' αυτού
προς την Υμετέραν εξοχότητα δίπλωμα το εκδοθέν διά τον βαθμόν του συνταγματάρχου υπέρ του διατρίβοντος εν Βου
κουρεστίω Γεωργίου Νικολάου Ολυμπίου,όπως ευδοκίσετε και αποδώσετε απόδειξιν και αποπέμψητε αυτήν διά να αποστεί
λωμεν, όπου δεί,
Ο Τμηματάρχης "Ροδοφίνης


2.

Цитата:
Βραδύτερο δε τώ 1808 ο Γεωργάκης επέμφθη εις την μικραν Βλαχίαν, ίνα εκδιώξη τους εκεί Τούρκους. Ευδοκίμησε δε εις τοσούτον, ώστε ο αρχιστράτηγος Ισάεφ. διεβεβαίωσε τούτο διά της εξής υπ αριθ. 67 επισήμου διαταγής της ημέρας,

Απόδειξις,
ο του Αλβανικού λόχου λοχαγός Γεώργιος Νικολάων Ολύμπιος, τού συγκροτηθέντος δι' ιδίων του εξόδων, υπηρεσι τών εις το εμπιστευθέν μοι, τάγμα, εις, την μικράν Βλαχίαν, πλησίον του Δουνάβεως είχε ιδίαν θέσιν, όπoυ τινά μεν εχθρικά τάγματα, είχον σκοπόν, να επιπέσουν κατ' αυτού, τα δε να
εισέλθουν εις την Κραϊόβαν διά της δραστηριότητός του προ
λαμβάνει τον σκοπόν των και διαλύων κατεδίωξε πέραν του
Δουνάβεως, Τόν,λόχρν αυτού κατείχεν εν πειθαρχία,και πάν
τά τα επιβαλλόμενα εις αυτόν χρέη εξεπλήρου επιτυχώς και
διά μίαν μάχην του παρελθόντος έτους, προ του Οστροβίου,
γενομένην την 27 Μαίου ημείφθη με τον βαθμόν του συν
ταγματάρχου. Ταύτα πάντα διαβεβαιώ εν συνειδήσει. Εν τη
της μικράς Βλαχίας πόλει Κραϊόβα.
Τη 19 Ιανουαρίου 1808.
Της Αυτού Αυτοκρατορ. Μεγαλειότητος του πανευμενεστά
του Κυρίου μου ο υποστράτηγος κυβερνήτης του τάγματος
των στρατευμάτων, των ευρισκομένων εν τη μικρά Βλαχία,
και ιππότης Ι. Ισάϊεφ.


3.

Цитата:
Μαρτυρικόν
"Ο εμφανίζων τούτο ο τού Χαρβατικού λόχου συνταγμα
τάρχης Γεώργιος Νικολάου Ολύμπιος, υπηρετήσας από το
1805 μέχρι της σήμερον μετά των Ρωσσικών στρατευμάτων
εδηλώθη εις τάς πολλάς μάχας ανδρείος κατ'εξοχήν δε προ
του χωρίου Οστροβίου, ήξιώθη της μετωνυμίας κατά το υ
ψηλόν της Αυτού Αυτοκρατορικής Μεγαλειότητος διάταγμα,
εκδοθεν τη 31 Αυγούστου 1807 από Αλβανον λοχαγόν εις
συνταγματάρχην του στρατού από της σήμερον, συμφώ
νως με την δοθείσαν παρ' αυτού αναφοράν και την ιατρικήν
απόδειξιν, ένεκα των πληγών και άλλων ασθενικών συμπτω
μάτων, απολύεται της υπηρεσίας του Χαρβατικού τάγματος και του επιτρέπεται να μένη εις τον "Ρωσσικόν στρατόν. Να
φέρητε όμως συμφώνως με τον σεβαστον βαθμόν του Ρώσσου
αξιωματικού, τον οποίον αυτός φέρει.
Προς πιστοποίησιν τούτου εδόθη το μαρτυρικόν τούτο με
την υπογραφήν και προσθήκην της σφραγίδος μου η παρούσα
απόδειξεις εγένετο εν τη πόλει Κραϊόβα της 20 Απριλ.1811.
Της Αυτού Μεγαλειλότητος του ευμενεστάτου Κυρίου μου
αντιστράτηγος του στρατού, διοικών το σώμα των στρατευ
μάτων της εβδόμης σωματοφυλακής διοικητής της Περικο
λάβ, αρχηγός δορυφορικού τάγματος, και ο ταγμάτων του
αγίου Αλεξάνδρου Νεύσκη, της αγίας "Αννης ά. τάξεως, του
αγίου Ισαποστόλου ηγεμόνος Βλαδημήρου πρώτης τάξεως ιπ πότης -
Ανδρέας Ζάς.


Цитата:
ΗΜΕΙΣ ΕΛΕΩ ΘΕΟΥ ΑΛΕΞΑΝΔΡΟΣ Ο ΠΡΩΤΟΣ ΙΜΠΕΡΑΤΩΡ
ΚΑΙ ΑΥΤΟΚΡΑΤΩΡ ΠΑΣΩΝ ΤΩΝ ΡΩΣΣΙΩΝ,
Τώ Κ. Αλβανό συνταγματάρχη Γεωργίω Ν. Ολυμπίω.
Προς αμοιβήν της ενζήλου υπηρεσίας υμών και της διακρί
σεως, επιδειχθείσης εν τω πολέμω του 1811 κατά των Τούρ
κων και ιδίως εν τη μάχη της εννάτης 8βρίου εις την δεξιάν όχθην του Δουνάβεως περί το Βιδίνι, όπου υμείς ευρισκόμενοι
μεταξύ των εθελοντών, πρώτος ερρίφθητε εις το εχθρικόν ιπ
πικόν και εδηλώσατε την σπανίαν ανδρίαν, το θάρσος και
τον ζήλον, πανευμενέστατα ανηγορεύσαμεν υμάς τη 12 Ια
νουαρίου 1812 ιππότην του τάγματος της αγίας "Αννης τε τάρτης τάξεως, το δίπλωμμα τούτο εις απόδειξιν ενετείλα
μεν ημείς υπογράψαι τη σφραγίδι δε του τάγματος επικυρώ σαι και τα σημεία του τάγματος αποστείλαι.
Τη 9 Φεβρουαρίου 1817.
Εξεδόθη εις το γραφείον των Ρωσσικών Αυτοκρατορικών
ταγμάτων. Εν Πετρουπόλει 31 Ιανουαρίου 1818.
Εν απουσία του Καγγελαρίου ο μυστικός εν ενεργεία σύμ
βουλος Α'. τάξεως, -
(Υπογραφή δυσανάγνωστος.)


https://books.googleusercontent.com/books/content?req=AKW5Qadtv5kcDsDqSP-nVAwBHUrCYd-PzG5fXH0BDeEypVWclBfWPaG18tiN8VkBf6xLBXaqLXBBH0NNtMeEjd1Q8j1CfVpWPRNt3ueBvGMzDrXNSq7Wf6w9DGbs_cdAu9h_-Bedb7lZEZNKfgpmGt4KojiozitP-AwrayNSwrTPMCSkLL_VRaPhH1HJNZua3YOoBUJE4_DnNUqKZgkmC1E-skf93ujzQETCZNxVIbrgh4B0T9eLS9GsQIQZijZee-Z36MGI8tSX

То есть, Олимпиос получил звание полковника русской армии (виртуальное), будучи командиром собственного отряда. Звание он получил от Кутузова-Смоленского, с Высочайшего дозволения. Это произошло 3 декабря 1807 года за успехи в бою под Острово 27 мая 1807 года. И в 1811 году ему снова выдавали свидетельство об обладании им звания полковника русской армии. Свидетельство было выдано генералом Зассом.

Например селение Острово - лежит в Сербии, у города Пожаревац, на Дунае. О битве при Острово 27 мая 1807 года - я ничего не нашёл. Зато я знаю, что (согласно русской версии событий войны, излагаемой Петровым; тот же Петров констатирует, что сербская версия сильно отличается от русской, и что сербская версия - лжива) сербы находившиеся при осаде у Штубика (это примерно в 105 км от Острово, кратчайшей линией; для сравнения: от Штупика до лежащего с противоположной от него стороны Видина - 40 км прямой линией на карте) (это были силы Миленко-Стойковича) были разбиты в бою 14-17 мая 1807 года и окружены турками, и находившийся по ту сторону Дуная (в районе о. Кербова (Кольмар, Ольмар)) генерал Исаев, подошедший к этому месту 17 мая, боялся собственного окружения турками, отступил в Крайову 24 мая. Исаев прибыл туда 26 мая. Но Миленко-Стойкович продолжал настаивать на соединении, поскольку считал, что получив подкрепление сербы победят турок. Поэтому 2 июня Исаев вновь подошёл к острову Кербову, в районе селения Гогоша. Параллельно русские и черногорцы неудачно пытались идти на соединение с сербами со стороны моря, через земли Герцеговины и Котора (Каттаро) (там пришлось иметь дело с французами тоже) - но к концу мая и тут стало очевидно, что проход через Герцеговину был невозможен для русских и черногорских войск.

Кстати, при отряде Исаева тоже были арнауты и пандуры (и не факт что речь идёт не о бойцах Олимпиоса). Леопольд Ранке, "История Сербии по сербским источникам", 1857:

Цитата:
"Въ Апрѣлѣ мѣсяцѣ 1807 г. генералъ-маіоръ Исаевъ былъ
отправленъ въ МалуюВалахію(т. е. къ сѣверо-восточнымъ пре
дѣламъ нынѣшняго сербскаго княжества). Отрядъ его состо
ялъ изъ батальона олонецкаго и одного казачьяго полка, двухъ
орудій пѣшей и двухъ донской артиллеріи, Арнаутовъ и
Паидуровъ, всего 1,500человѣкъ."


https://books.googleusercontent.com/books/content?req=AKW5Qaf9-P-LGnslkeFFaH6L45StXLyOc7_7LladjKnxYGN_9Cni3Otki2UIPThweJKrh7XvfcA
4U1t3VuHiU1iLwA4Hwmf1spn1Vs2iatEa3VmWWjdYEAFGawzw9CcCf2-7DB5GoTxtXwwuzbjCjav3Cx3hOwRxi_EdgqBOAzmh4lY8i6cjwWswXGMN2k
AdO2UP-Gr-GVnlfRaXcxTAij952Twf3frHtrxzmruEfGq1nZJ_MwregfoTD0y-aA_Y4ikDARb3TqIdR2183xfgqxr24kyLklD0zMrqnEW8RKdHsaJjJ8g8eys

Иоанн Филимон, "Исторические заметки о Греческой Революции", том 1, "Заметки и документы" (приложение):

Цитата:
(β) Ιδού το πρακτικόν.
«Τα Μέλη της Ενώσεως.
«Εκείνο το έθνος εδοκίμασεν ειρήνην και ευτυχίαν, εκείνο εφημί
σθη εις όλα τα έθνη, εκείνο τέλος πάντων αφήκεν όνομα αθάνατον, του
οποίου οι κατά καιρούς τροπαιούχοι εστερέωσαν με την υστερινήν ρα
νίδα του αίματός των την Πίστιν, την Πατρίδα και τους Νόμους. Εν
όσω οι τροπαιούχοι εσέβοντο τάς τρείς ταύτας ουσιώδεις αρετάς, από
τας οποίας γεννώνται και όλαι αι άλλα συνακόλουθοι, έζησαν λαμ
πρότατοι και απέθανον αξιομνημόνευτοι. Τών τοιούτων λοιπόν το
παράδειγμα μιμούμενοι και ημείς, καθο απόγονοι των κορυφαίων η
ρώων του κόσμου, απεφασίσαμεν αυτοπροαιρέτως και επιθυμητώς, κάμνοντες όρκον φοβερον επάνω εις το παντέφορον, αόρατον και αδέ
καστον όμμα του παντοδυνάμου ημών Θεού και εις την εδικήν μας τι
μήν, ότι από του νυν και εις το εξής, οπόταν κριθή αρμόδιον και συμ
φέρον, να ήθελε χύσωμεν και την υστερινήν ρανίδα του αίματός μας διά την Πίστιν, Πατρίδα και Νόμους, χωρίς ποτε να ιδεασθωμέντι
ιδιαίτερον έργον, το οποίον είναι εναντίον της κοινής ωφελείας, ώσαν
οπου ο παρών σκοπός μας πηγάζει καθ' όλα από το πρωτότυπον σύ
στημα των ομοπίστων συναδελφών. Εις ένα τοιούτον ιερόν και κοινω
φελέστατον δεσμόν θέλει συγκαταλέγωνται, και όσοι άλλοι γνωρι
σθώσιν, ότι τρέφουσι τα ίδια φρονήματα φθάνει μόνον να ήναι ικανοί,
διά να οδηγήσουν πολλούς, και να ήναι και εν υπολήψει διά την καλήν
ΤΟ)Υ) διαγωγήν. Ούτω λοιπόν κάμνοντες πέντε όμοια και απαράλλα
κτα, υπογεγραμμένα με τάς ιδίας μας υπογραφάς, λαμβάνομεν έκα
στος από έν, το οποίον θέλει έχη όλην την πίστιν και ενέργειαν έμπρο
σθεν της Πίστεως, της Πατρίδος και των Νόμων,
«Εν τώ εδάφει της Ελλάδος, τη 21 Μαίου 1820.
«(τόπος διά την υπογραφήν του Αρχηγού της Σερβίας Μήλωση)
«ΧΡΙΣΤΟΦΟΡΟΣ ΠΕΡΡΑΙΒΟΣ χιλίαρχος βεβαιώ τα άνωθεν «ΣΑΒΒΑΣ χιλίαρχος ΦΩΚΙΑΝΟΣ βεβαιώ τα άνωθεν. «Πραπούρτζικ καβαλέρ ΓΕΩΡΓΑΚΗΣ ΝΙΚΟΛΑΟΥ βεβαιώ τα άνωθεν. «Μακεδονίτης χιλίαρχος ΙΩΑΝΝΗΣ ΦΑΡΜΑΚΗΣ βεβαιώ».


Далее... О возможности встречи Олимпиоса с Кутузовым, и его им награждения.

Кутузов принимал участие в освобождении Милорадовичем Бухареста 13 декабря 1806 года (Кутузов командовал средним карре, шествовавшим по большой урзиченской дороге, которая вела в Бухарест) (Петров, "Война России с Турцией 1806 - 1812 годов", том 1, стр. 102 - 103). В это время господарь Валахии, князь Константин Ипсиланти (отец гетеристов), успевший набрать для своей личной награды тысячный отряд сербских арнаутов, заперся с ними в Пантелеймоновском монастыре (Петров, "Война России с Турцией 1806 - 1812 годов", том 1, стр. 101). Насколько известно (из греческой традиции об Олимпиосе), в какой-то момент войско для охраны князя Ипсиланти сформировал именно Ёргаки Олимпиос. То есть, ТЕОРЕТИЧЕСКИ, Кутузов вполне мог наградить (тем более от имени Его Императорского Величества) какого-нибудь Ёргаки Олимпиоса за некое нечто - было бы только за что...

Далее... По поводу сражений русской армии (и не только её...) в 1807 году с турками, и возможности участия в таких боях Ёргаки Олимпиоса.

При наступлении русской армии на Журжу 6 марта 1807 года, кавалерия генерал-майора Кутузова (шедшая от Назыря) ударила по левому флангу турецкой армии и сильно его расстроила (Петров, "Война России с Турцией 1806 - 1812 годов", том 1, стр. 154).

24 мая 1807 года Каменский победил турок в крупном сражении при крепости Браилово и произвёл небольшой рейд устрашения по окрестностям крепости (Петров, "Война России с Турцией 1806 - 1812 годов", том 1, стр. 160 - 163).

17 мая 1807 года согласно Родофиникину Милорадович предлагал князю Ипсиланти известить население Бухареста, что русская армия не в состоянии обеспечить безопасность населению. А 19 мая он согласно Родофиникину предложил и самому Ипсиланти покинуть Бухарест. Но Милорадович в письме Родофиникину от 27 мая эти факты отрицал. Таким образом, вина за панику в Бухаресте Милорадовичем возлагалась целиком и полностью на Ипсиланти - и Петров с ним согласен (Петров, "Война России с Турцией 1806 - 1812 годов", том 1, стр. 179 - 180). Как бы то ни было, турки в конце мая переправили до 30 тысяч воинов у Калараша, напротив Силистрии, через Дунай (Петров, "Война России с Турцией 1806 - 1812 годов", том 1, стр. 181). Тогда Милорадович собрал свои силы (общая численность которых не превышала 7 тысяч человек), среди которых, в числе сил первой колонны, находились и арнауты князя Ипсиланти (Петров, "Война России с Турцией 1806 - 1812 годов", том 1, стр. 183).

Согласно греческой версии называющей Ёргаки Олимпиоса полковником русской армии, он получил это своё звание за некую битву при Острове, произошедшую 27 мая 1807 года... Предыдущим его званием источник называет звание капитана (λοχαγός). Это вполне может соответствовать званию прапорщика (хотя мне кажется что к прапорщику ближе звание сержанта или младшего лейтенанта). Если Ёргаки пребывал в числе арнаутов при Ипсиланти, то он должен был в это время находиться где-то в районе Бухареста (не далее Обилешти - к которому Милорадович с отрядом арнаутов князя Ипсиланти выступил 31 мая). Было бы интересно узнать - если в этих местах существует некое местечко Острово.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Всемирная история Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Submitter.ru - Регистрация в поисковых системах! МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Goon Каталог сайтов MetaBot.ru - Мощнейшая российская мета-поисковая система! Refo.ru - русские сайты


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS