Список форумов АВРОРА

АВРОРА

исторический форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Библиотека Авроры
Филики Этерия при Ипсиланти
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Всемирная история
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2019 4:55 pm    Заголовок сообщения: Филики Этерия при Ипсиланти Ответить с цитатой

15 января 1820 года Эммануил Ксантос прибыл в Петербург, и его главной задачей было посвятить Каподистрию в Филики Этерию и поставить его во-главе её. В том же месяце, а также в середине февраля, он переговорил с Каподистрией. В январе и в феврале 1820 года Ксантос встречался в Петербурге с Иоанном Каподистрией, и предложил ему возглавить Филики Этерию, но тот отказался. Возможно, он косвенно намекнул на возможность обращения с подобной просьбой к 28-летнему тогда Александру Ипсиланти. Последний выслушал предложение с большим энтузиазмом, и принял его, выдвинув лишшь требование, чтобы он имел полное право принимать все необходимые решения. 12 апреля 1820 года Ксантос составил Протокол принятия Александром Ипсиланти на себя руководства над Филики Этерией.

На тот момент, карьера Ипсиланти была таковой - Русский Биографический Словарь:

Цитата:
Службу начал в 1808 г. корнетом в Кавалергардском полку, в 1813 г. он был переведен уже в чине подполковника в Гродненский полк. В 1812 г. он участвовал в сражениях при Клястицах и при Полоцке; в 1813 г. он участвовал в сражении при Бауцене, при Дрездене и во время отступления при деревне Бролись ему оторвало ядром правую руку; вскоре после этого он был произведен в полковники. В 1816 г. он был пожалован в звание флигель-адъютанта, а в 1817 г. произведен в генерал-майоры с назначением командиром 2-й бригады 1-й гусарской дивизии.


https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%A0%D0%91%D0%A1/%D0%92%D0%A2/%D0%98%D0%BF%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B0%D0%BD%
D1%82%D0%B8,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D
1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Военная Энциклопедия Сытина:

Цитата:
Александр И. был старшим его сыном, род. в 1792 (1793) г., получил поверхностное домаш. образование, отличался легкомыслием и леностью. В 1808 г. И. поступил корнетом в Кавалерг. п., в 1813 г. уже в чине подплк. б. переведен в Гродн. гусар. п. В 1812 г. участвовал в сражениях при Клястицах и при Полоцке, а в 1813 г. — в сражениях при Бауцене и Дрездене, во время отступления из-под к-раго ему оторвало ядром прав. руку; за храбрость, "доходившую иногда до безрассудства", И. б. награжден орд. св. Владимира 4 ст., св. Анны 2 ст., зол. оружием и чином полковника. В 1816 г. он б. пожалован званием фл.-ад-та, а в 1817 г. произведен в г.-м., с назначением ком-ром 2-ой бр-ды 1-ой гусар. дивизии.


https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%92%D0%AD/%D0%92%D0%A2/%D0%98%D0%BF%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D1%82%
D0%B8,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D
0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87,_%D0%BA%D0%BD%D1%8F%D0%B7%D1%8C

Цитата:
Старший сын Александр с ноября 1806 г. находился в Петербурге и обучался в Педагогическом институте. Его пребывание в этом учебном заведении - предшественнике основанного в 1819 г. Петербургского университета - продолжалось немногим более года. После прибытия его семьи в Киев Александр навестил своих родных. Вернувшись в марте 1808 г. в Петербург, он привез прошение К. Ипсиланти Александру I о принятии его сыновей на русскую военную службу. В соответствии с этим прошением А. Ипсиланти 12 (24) апреля 1808 г. был зачислен в чине корнета в Кавалергардский полк. Царь обещал сделать то же самое и для его братьев "по мере того, как они будут достигать совершеннолетия и будут мне представлены после завершения их образования"9 . Среди полков императорской гвардии Кавалергардский считался самым аристократическим. До 1800 г. даже рядовыми в нем могли служить только дворяне. Среди фамилий кавалергардов встречаются Гагарины, Голицыны, Вяземские, Репнины, Лопухины, Шереметевы и другие представители дворянской знати. В полку особенно культивировались монархические чувства, личная преданность царю и членам императорской фамилии, что, впрочем, не помешало М. Ф. Орлову, М. С, Лунину, С. Г. Волконскому и некоторым другим бывшим кавалергардам стать активными участниками декабристского движения. В традициях полка было высокое понятие о воинском долге, храбрость и самоотверженность при его вы-
полнении. Молодой греческий аристократ А. Ипсиланти, по воспоминаниям современников, - человек веселого, общительного нрава, быстро освоился в русской военной среде, нашел здесь друзей.

За воспитанием Александра Ипсиланти внимательно следил его отец. В марте 1808 г. он писал одному из друзей, что его сын "наряду с большими умственными способностями и прекрасным сердцем наделен склонностью к независимости и живостью, которая может сбить его с пути, если не держать его крепко в руках. Я посылаю с ним одного из моих родственников, человека умного и благоразумного, для того, чтобы навести порядок в его доме"10 . В конце 1811 г. К. Ипсиланти, заметив, что сыну по состоянию здоровья трудно нести строевую службу, ходатайствовал перед царем, чтобы тот принял его в число своих адъютантов11 . Через несколько лет Александр Ипсиланти действительно стал адъютантом царя, но до этого ему предстояли суровые военные испытания. Вскоре после начала Отечественной войны 1812 г. К. Ипсиланти писал своей родственнице об Александре: "Он обладает храбростью и горит желанием проявить ее, и я убежден, что если у него представится к этому случай, он его не упустит"12 .

Слова эти оправдалась. С июля 1812 г. поручик А. Ипсиланти со своим эскадроном участвовал в боях в составе корпуса П. Х. Витгенштейна. "Во время войны с Наполеоном Ипсиланти участвовал во многих сражениях, причем обнаружил большую храбрость, доходившую иногда до безрассудства". За первое сражение под Полоцком (6 (1Cool августа 1812 г.), где Ипсиланти состоял в "конвое" при Витгенштейне, причем участвовал "и при отбитии от неприятельских рук наших орудий", он получил орден св. Владимира 4-й степени, а за второе (6 (1Cool октября 1812 г.) - золотую саблю с надписью "За храбрость"13 . В кампании 1813 г. он участвовал в сражении при Бауцене, за которое получил орден св. Анны 2-й степени. Производство в очередные чины для храброго офицера значительно ускорилось. В июле 1813 г., уже будучи подполковником, он был переведен в Гродненский гусарский полк. В его составе А. Ипсиланти участвовал в сражении при Дрездене (14 - 15 (26 - 27) августа 1813 г.), где ядром у него была оторвана правая рука. После лечения в Киеве А. Ипсиланти весной 1814 г. продолжил его на чешском курорте Теплиц (совр. Теплице), славящемся своими минеральными водами. Затем он посетил Германию, Вену, где стал очевидцем знаменитого дипломатического конгресса.

Ранение сделало А. Ипсиланти неспособным к активной военной службе. Несмотря на страдания, которые причиняла ему рана, он сохранял бодрое состояние духа. Молодость, общительный нрав, романтическая наружность, почетное ранение возбуждали к нему всеобщий интерес и сочувствие. 1 (13) января 1816 г. полковник А. Ипсиланти был пожалован" флигель-адъютантом, т. е. личным адъютантом императора14 . Военные заслуги сына и имевшийся теперь у того доступ к особе царя благоприятно сказались и на положении отца. На очередное обращение к Александру I разрешить ему приехать в Петербург для определения своих сыновей на военную службу15 (прежние обращения остались без внимания) К. Ипсиланти получил положительный ответ. "Обстоятельства, - говорилось в ответном письме, - побуждавшие меня считать, что ваше присутствие здесь не было бы для Вас приятным, изменились. Ничто не препятствует сейчас тому, чтобы Вы отправились в Петербург или другое место, которое Вы захотите избрать для своего пребывания". Царь обещал принять бывшего господаря в конце 1814 г., после своего возвращения из Вены16 .


9 АВПР, ф. Канцелярия, 1808 г., д. 5170, л. 2.

10 Panaitescu P. Corespondent lui Constantin Ypsilanti cu guvernul rusesc 1806 - 1810. Bucuresti. 1933 p. 87.

11 АВПР, ф. Канцелярия, 1811 г., д. 5236, л. 4.

12 Институт русской литературы АН СССР, отдел рукописей, ф. 288, оп. 2, д. 62, л. 1.

13 Сборник биографий кавалергардов. Кн. 3, с. 194.

14 Там же, с. 195.

15 АВПР, ф. Главный архив, II - 5, 1812 г., д. 5, л. 18.

16 Там же, л. 19.


https://libmonster.ru/m/articles/view/%D0%98%D0%9F%D0%A1%D0%98%D0%9B%D0%90%D0%9D%D0%A2%D0%98-%D0%92-%D0%A0%D0%9E%D0%A1%D0%A1%D0%98%D0%98
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2019 7:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В мае или июне 1820 года Александр посетил Каподистрию в российском МИДе, и провёл с ним тайный разговор (о котором каждый из них впоследствии говорил по-разному). Таким образом, с мая или июня 1820 года, ещё будучи в Петербурге, Ипсиланти стал придерживаться мнения, что наступило время для восстания.

В конце июня, получив разрешение на бессрочное отсутствие из рядов русской армии для лечения на лечебных ваннах (или же он получил разрешение на двухлетнее отсутствие), Ипсиланти покинул Петербург в сопровождении Ксантоса, И. Маноса и врача Петра Ипитиса. Александр пребывал в Москве в июле, где периодически проводились заседания Начала Филики Этерии. На этих заседаниях было принято решениеначать восстание пока ведёт борьбу против султана Али-паша Тепеленский, паша Яннины (Албании и прилегающих областей).

1 августа Александр выехал из Москвы в Одессу. Его путь пролегал через Думбассары (Δουμποσσάρι), где Ипсиланти принимает решение о том, что ему следует направиться в Молдавалахию, чтобы поднять восстание там, а не спускаться в Мани - для этого он направил в те места Ксантоса, чтобы он всё подготовил там к восстанию, и особенно для переговоров с Саввой Каминаром, поскольку и тот, как и Ксантос, был уроженцем Патмоса (об этом сообщает Спилиадис). В это время Ипсиланти планирует поднять под ружьё в этих местах 50 тысяч человек (сербов, болгар, пандуров и греков), и с ними захватить Константинополь.

Уже в августе Ипсиланти прибыл в Одессу. Здесь он встретил прибывшего сюда-же 22 августа переводчика российского консульства в городе Патры, Иоанна Папарригопулоса, присланного прокритами Пелопоннеса. Стоит отметить, что российский консул в Патрах, Иоанн Влассопулос, также был греком (и к тому же - посвящённым в Филики Этерию).

1 октября Александр Ипсиланти, в сопровождении Г. Лассаниса (служившего его личным секретарём), и своих братьев Димитрия и Николая, прибыл в город Измаил (Ισμαήλιον). В следующие дни там собралось около 20 членов Филики Этерии, в т. ч. её избранные апостолы, и два члена Начала - Ксантос и Дикес (Григорий Папа-Флесса).

7 октября в Измаиле состоялось заседание (Большой Военный Совет) гетеристов, и на нём было принято решениео скорейшем начале восстания - в течении последующих двух месяцев. Христофорос Перревос и Спиридон Пападопулос-Корфинос имели противоположное мнение, и говорили о том, что Пелопоннес ещё не был готов к восстанию. Также в заседании приняли участие Д. Фемелис и Дионисиос Эвморфопулос. Здесь же было принято решение о скорейшей отправке Александра кораблём из Тергеста в Пелопоннес. Назначить точную дату начала восстания должен был сам Александр - вообще, она намечалась на конец ноября или начало декабря (примерно 10 днями ранее начала восстания в Пелопоннесе, намечалось поднять восстание в Молдавалахии во-главе с Олимпиосом, и в Сербии - во-главе с Милошем Обреновичем). После принятия решений, извещения о них были разосланы окружными посланиями, письмами и прокламациями. Также были назначены апостолы, чтобы переместиться с необходимыми предписаниями, с которыми им следовало прибыть в места, которым надлежало стать центрами мятежа. Важнейшие задания были поручены Ипатросу, Перревосу, Фемелису и, в особенности, Дикеосу. Перревос был направлен апостолом в Эпир; Дикеос был отправлен в Константинополь, острова на пути от него в Пелопоннес, а также в сам Пелопоннес; Фемелис был отправлен апостолом на острова Эгейского моря (об этом сообщает Спилиадис).

После этого сам Ипсиланти совершил тайную встречу в Скулянах (приграничное с Молдавией местечко на Пруте, куда прибыл из Одессы дорогой через Кишинёв) с премьер-министром Молдавии, Иаковом Ризосом-Нерулосом (членом Филики Этерии). На их встрече было решено, что следовало проинформировать князя Молдавии Михаила Суцо, чтобы он отвлёк на Княжества своими действиями часть турецких сил.

Из Скулян Александр направился в Кишинёв (Κισνόβιον), в котором пребывала его семья, а также была размещена 16-я дивизия Русской Армии, которой в это время командовал друг Ипсиланти, Михаил Орлов (декабрист). Также город Кишинёв был центром Бессарабской митрополии. Отныне, и вплоть до начала восстания в Молдавалахии, дом Ипсиланти в Кишинёве стал штаб-квартирой готовившейся революции.

8 октября Александр выпустил прокламацию с обращением ко всем грекам, чтобы они были готовы к грядущей борьбе. Одновременно, были назначены апостолы, которым надлежало направиться в центры грядущего восстания с окружными посланиями, письмами и прокламациями.

24 октября предыдущий план был отменён. В связи с известием о принятии строгих мер австрийскими властями в Северной Италии из-за начавшегося в Неаполе восстания карбонаров, переправка Александра Ипсиланти в Пелопоннес через Тергест была сочтена опасной и отменена. Начало восстания было назначено на 15 ноября в Молдавалахии (решение об ускорении начала восстания было принято в связи с письмом Саввы, который писал, что Филики Этерия была уже выдана султану). При этом, Александр Ипсиланти должен был возглавить его в Яссах, а Георгакис Олимпиос и Савва Фокианос - в Бухаресте. В то же время должен был вспыхнуть мятеж и в Греции. А отряд Ипсиланти должен был затем перейти по мостам из Молдавалахии через Дунай, и посредством Сербии и Македонии явиться в Пелопоннес. Параллельно, следовало убедить поднять бунт и Милоша Обреновича. Также, на решение повляло продолжающееся восстание в Неаполе, против которого была направлена 60-тысячная австрийская армия, и предложения Ипсиланти со стороны его друга М. Орлова, который обещал вторгнуться вместе с ним со своим войском в Княжества, чтобы принудить царя объявить Турции войну.

После этих перемен в планах, Перревос получил приказ Ипсиланти догнать и остановить Папафлессу, который уже выехал в Пелопоннес с решениями, принятыми в Измаиле. Но Перревос не поспел, и Папафлесса увёз в Пелопоннес решения принятые в Измаиле.

Впрочем, и новые решения тоже не успели вступить в силу прежде, чем они переменились. Ксантос, пребывавший в Измаиле, получив приказ о начале приведения этого плана в жизнь, узнал о содержании письма Саввы и, убедившись в ошибочности приводимой там информации, сообщил об этом Ипсиланти. Последний 1 ноября признал его правоту и необходимость отмены принятых 24 октября решений. Ксантос действовал молниеносно, и поспел остановить специальных посланников с почтой, не допустив доставки отправленных писем с указаниями о немедленном начале восстания их адресатам. Однако, отмена решений принятых 24 октября вовсе не означала возврата к решениям принятым в Измаиле в полном объёме. Например, план о переправке Ипсиланти в Пелопоннес через Тергест был окончательно оставлен, а дата начала восстания постепенно переносилась и далее.

Ипсиланти начал исполнение нового плана молниеносно. Назначив Олимпиоса и Савву Каминариса архистратигами, он отдал им приказ низложить через переворот господаря Валахии Александра Суцо в ночь 14 ноября, и установить в Княжестве временное правительство из местной знати. Далее им следовало обеспечить мосты через Дунай в районе Видина, в сотрудничестве с силами сербов Милоша Обреновича, поскольку на следующий день после этого намечалось официальное начало восстания. Фанариотам и константинопольским грекам из числа членов Филики Этерии предназначалось захватить турецкий флот, военные склады, солдатские казармы и укрепления Константинополя, совершить поджёги в разных частях города (в пяти местах), захватить Константинополь его греческим населением, и пленить или хотя-бы убить султана (это был так называемый "Великий План", или "Частичный План о Константинополе" - на его исполнении Ипсиланти настаивал особо - например, он грозил подать в отставку, если план не будет исполнен, и вообще, писал резкие письма к тамошнему Эфорату; но этот план оказался совершенно фантастическим для возможностей Эфората Филики Этерии в городе Константинополе; гораздо проще и реальнее для исполнения был изначальный план, говоривший о сожжении турецкого флота - но Ипсиланти отказался от этого плана ради более сложного, и практически невыполнимого). Одновременно, Ипсиланти вынашивал планы о путешествии в компании Ксантоса во Францию, для сбора средств в пользу Греческой Революции. Однако подобные планы Филики Этерии вскоре стали известны туркам, и их пришлось отменить или отложить.

Всё это время Ипсиланти продолжал контакты с сербским правителем, Милошем Обреновичем (которые в это время принял на себя лично; дотоле переговоры вполне успешно вели Георгакис Олимпиос и Савва, в дружественном климате, но так и не добившись получения от Милоша обязательств о помощи, чем создавалось впечатление, что Обренович лишь играл со временем, в ожидании результатов собственных переговоров в Константинополе с османским правительством), с целью заключения греко-сербского альянса. Для этого Ипсиланти использовал авторитет своего отца, Константина, среди сербов в целом, и в глазах Обреновича - в частности (поскольку Константин Ипсиланти в прошлом сделал целый ряд ценных услуг Сербии). В итоге, очень скоро переговоры сдвинулись с места, и удалось договориться о тексте греко-сербского альянса, так что в конце декабря 1820 года Ипсиланти уже имел готовым такой текст, подписанный уже им лично - и оставалось отправить его к подписи сербским князем. В начале января, трудную и опасную задачу по доставке этого текста к Милошу Ипсиланти доверил избранному и очень способному апостолу Филики Этерии, Аристидису Паппасу. Филики Этерия очень расчитывала на помощь Сербии в грядущей схватке...

8 декабря Ипсиланти продолжал оставаться в Кишинёве. В это время он уже пришёл к выводу, что наиболее подходящим временем для начала восстания была весна 1821 года. В ноябре, декабре, январе и феврале Ипсиланти вёл частую переписку с Михаилом Суцо, Иаковом Ризо-Нерулосом и с Эфоратом Филики Этерии в Яссах, с целью всё подготовить к началу восстания в Молдавии.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Ср Мар 13, 2019 12:26 am), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2019 11:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Между тем, задержка начала восстания, вопреки решениям принятым в Измаиле, вызывала новую озабоченность. В своих письмах из Москвы в декабре Паджимадис и Комизопулос, из Бухареста в январе Олимпиос и Фармакис, и из Константинополя в январе и начале февраля Секерис выражали свою нетерпеливость, и подчёркивали спешность в деле начала Революции, а также угроз связанных с затягиванием этого.

Ипсилантис, хотя и вынашивал планы о поездке во Францию, был в то же время согласен с опасениями этих гетеристов, по-крайней мере отчасти. С середины января 1821 года он начал предварительные революционные действия. При случившейся болезни Александра Суцо (которого гетеристы винили как предателя своих планов), господаря Валахии, умершего 18 января, Ипсиланти отдал приказ гетеристам Бухареста, что бы они, действиями в первую очередь Олимпиоса, но также и Левендиса, и Константина Самуркаси, подвигли к мятежу местного капетана Владимиреску. Этот мятеж начался 17 января, и был перенесён на территорию Малой Валахии. При скрытной, но мощной поддержке гетеристов, этот мятеж очень скоро расцвёл.

Договор гетеристов с Владимиреску, с датой 1821 год, обнаружил в будапешстких архивах румынский академик Отчетеа.

Ипсиланти получил сведения о том, что англичане, сведующие в делах Филики Этерии, выдали её турецким властям с головой. К тому же, сербы в конце концов отказались от всех своих предварительных обещаний. Поэтому Ипсиланти постепенно отказался от идеи начала всебалканского восстания, и решил ограничиться местным бунтом в Дунайских княжествах, чтобы отвлечь турецкие силы от Греции, и только после этого перенести войну туда.

Новая задержка начала вызывать волнение и нетерпеливость у подручных Ипсиланти. В феврале 1821 года ситуация в Яссах стала очень опасной для Филики Этерии, в связи с невнимательной, почти неприкрытой вербовкой волоньёров. Не менее волнующими были сообщения из Константинополя. В то же время существовала обоснованная информация о подозрениях, возникших у турок. Сперва пришло сообщение о том, что в Наусе (Южная Македония) был арестован Ипатрос, который вскоре погиб, а находившиеся при нём документы, разоблачавшие Филики Этерию, были направлены в Константинополь. Это сообщение Ипсиланти получил между 11 и 12 февраля из письма Севериса. В том же письме звучал призыв о немедленном начале Борьбы в Молдавалахии. Ипсиланти, продолжая подготовительные к Революции действия, отдал 13 февраля Василиосу Каравьясу (начальствовавшему греческого вооружённого отряда в Галаци) нанести удар по вооружённым туркам города Галаци 18 февраля под предлогом личных разногласий с их предводителем, и после этого - направиться в Фокшаны. Через 2 или 3 дня после получения письма Секериса пришло ещё более ужасное сообщение, что гетерист Асимакис Феодору явился непосредственно к османским властям, и выдал Филики Этерию. Тогда все, включая Михаила Суцо, потребовали от Ипсиланти более не откладывать дела в долгий ящик.

К этому времени, оценивая, как и остальные гетеристы, что ситуация была критической, и сумев заручиться терпимостью русских командиров расположенных в этом регионе отрядов, он принял 16 февраля решения начать восстание 27 февраля ("в первое воскресение так называемого православного Великого Святого Поста") в Молдавии. То есть через несколько дней - стольких, сколько как он считал ему потребовалось бы, чтобы предупредить своих тесных помощников, которые не находились в Кишинёве (в т. ч. Михаила Суцо). Поэтому, 16 февраля 1821 года, из Кишинёва лично Александром Ипсиланти было неожиданно принято решение без дальнейших промедлений объявить о начале Революции. Того же 16 февраля Александр написал послания Ксантосу и Калламатьяносу, в Измаил, призывая их срочно прибыть в Кишинёв.

Итак, Ипсиланти более не терпел задержек. В последующие дни он готовил прокламации и указы, и проводил последние приготовления. Между тем, 17 февраля он получил письмо (согласно Филимону - из Петербурга, а согласно Ксодилосу - из Лайбаха), сообщавшее ему, скорее всего, о том, чтоего движения и действия стали известны российскому правительству, и что ему угрожает арест и кара, если он продолжит оставаться на российской территории. Тогда он решил ещё более ускорить свой отъезд, и назначил его на вечер 21 февраля (понедельник), не дожидаясь Ксантоса и Каламатьяноса, всё ещё задерживавшихся с прибытием в Кишинёв. 18 февраля он написал своему другу Макрису в Одессу, что "родина призывает своих чад", и с лозунгом "Победа или Смерть" он наказал ему переслать революционную прокламацию повсюду, где были греки.

Вечером 21 февраля, А. Ипсиланти, в небольшом окружении, включавшем братьев Александра, Николая и Георгия, а также Георгия Кантакузино, Георгия Маноса, польского офицера Гарновского и некоторых ещё лиц, выступил из Кишинёва по направлении к реке Прут. Уезжая, Ипсиланти оставил своей матери письмо, прокламации и инструкции для Ксантоса, прося от него, чтобы он в первую очередь немедленно позаботился об извещении Папа-Флессы и Перревоса о начале Революции в Молдавалахии, и чтобы он передал им приказ о немедленном начале Революции в Греции. Дух революционеров был высоким, достойным величия момента. Но в то же время ощущалась изоляция и заброшенность - о чём свидетельствует последний параграф письма Ипсиланти к Ксантосу, в котором начальствующие в Филики Этерии, кроме Папа-Флессы и Секериса, винятся в том, что бросили Ипсиланти в этот критический момент одного, и хотя он им пишет - не являются на его зов, и завершает письмо словами: "Бог праведен. Победа или смерть за веру и родину".
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пт Мар 29, 2019 12:43 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Кудрявцева Елена, "Россия и становление сербской государственности, 1812–1856":

Цитата:
Как подчеркивалось во всех документах, исходивших из Петербурга, Россия не поддерживает никакого освободительного движения южно-славянских народов на Балканах. Османская империя является законным сувереном всех своих подданных-славян. Однако российское правительство не хотело бы допускать применение силы в отношении своих единоверцев, объявив себя естественной покровительницей православных христиан Турции. Исходя из этих общих положений, сербский народ, имея сложившиеся органы управления и историческую традицию взаимоотношений с османскими властями, вполне мог бы пользоваться ограниченными правами самоуправляющейся автономной области. Безусловно, сербы оставались бы подданными Порты, исполняя перед ней все обязательства, связанные с выплатой необходимых налогов.
Строганову предписывалось держаться именно такой программы, поддерживая переговоры как с османскими, так и с сербскими властями.


Россия придерживалась подобной политики на Балканах вплоть до смерть императора Александра Первого. Россия, формально выступавшая покровительницей ВСЕХ православных на Балканах, на деле в этой своей программе выступала покровительницей одних только "единоплеменных с собою" южных славян - тем самым, она отрекалась от покровительства грекам и румынам.

Восставшая Греция длительное время взывала к помощи Сербии в борьбе. Но российская дипломатия до самого окончания Греческого восстания удерживала сербов и болгар в повиновении, отговаривая их от участия в сомнительном предприятии... По сути, Россия сделала всё что было возможно для того, чтобы совместными усилиями народы Балкан не свергли турецкое иго.

Впечатление? России не было выгодно самостоятельное освобождение православных балканцев - от помощи возможному всеобщему восстанию которых она отреклась с первой секунды. И Россию не устраивала возможность самостоятельного, без её помощи, успеха этого дела. Именно поэтому и тогда, и позднее, Россия предприняла всё возможное ради раскола между народами Балкан, и ради вселения в их среду межнациональной ненависти. Когда ради этого пришлось попрать авторитет православного единства - Россия без особых зазрений совести пошла и на этот шаг.

В России вообще принятопеть дифирамбы болгарскому национализму и актам его борьбы (включая террор). Стольуо же поощряется и сербский национализм. Румынский национализм также приветствуется, поскольку он направлялся против "фанариотов". В то же время, в России не принято особо чествовать немецкий нацонализм. Хотя особой разницы между этими явлениями... НЕ БЫЛО... Нацики болгарские, греческие (таких тоже было немало - под греческими нациками я подразумеваю узколобых, узкомыслящих лиц, защищавших интересы Греческого государства и его населения как якобы некой единой "нации", вырезая из неё всё что находилось вне этих границ, или принимая - но только постольку, поскольку это рассматривалось через призму "выгоды" того самого лилипутского греческого государства; истинная идея эллинства - это понимание которое вкладывал Александр Македонский: все народы равны между собой, и любой имеет право и может стать эллином, слившись с высшей культурой, истинным, наднациональным и надрелигиозным поиском Истины... все кто вне этой системы - просто временно заблуждающиеся варвары, а все кто в пределах Света и Поиска Истины (то есть торжества Наук и Знания) - это эллины... торжество эллинства (какое имя ему ни дай) над варварством - предопределено... сила - в знании и умении; эллинская идея в широком смысле (вне узкоэтнического узколобого понимания) - это идея вселенской империи, а не национально-государственная).

Сам Строганов и до начала восстания был за идею его поддержки, и после его начала - тоже:

Цитата:
Получив известие о восстании, Строганов был уполномочен уверить турецкое правительство об осуждении его российскими властями. Посланник, оказывавший ранее поддержку грекам, был поставлен в сложное положение. Еще в 1819 г. Каподистрия сообщал ему с острова Корфу: «Здесь Вас признают не только за представителя императора, но и за патрона греков»[93]. Теперь же Строганову от лица правительства предстояло официально осудить греческое движение и отказать ему в какой-либо помощи. Позиция посланника уже в который раз разошлась с политикой Петербурга: он считал, что отказ от поддержки национально-освободительных движений балканских народов противоречит политическим интересам России, и требовал от МИД инструкций и полномочий выступить в поддержку греческих патриотов[94]. «До сих пор я действовал только как христианин, – обращался он к К. В. Нессельроде. – Прикажите мне говорить от имени императора, укажите, в каких выражениях, свяжите меня, если можно, по рукам и ногам, чтобы я не мог сказать более, чем следует»[95]. В этой ситуации его не мог не поддержать Каподистрия, который, также осуждая бездействие российского правительства, писал Строганову в личном письме: «Ничего не добиваются от турок только с помощью слов. По существу мы ничего не делали, как только занимались болтовней с людьми, которые не могли поверить нам на слово»[96].


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=12

Цитата:
Английский министр иностранных дел Дж. Каннинг заявил в 1823 г.: «Россия покинула свое передовое место, Англия должна воспользоваться этим и занять его»[101].


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=13

И, чёрт побери, Англия очень ловко это сделала!

Цитата:
Между тем после разрыва русско-турецких дипломатических отношений

Слабая реация на казнь патриарха Константинопольского турецкими властями. Параллельно происходили казни массы клириков Константинопольского Патриархата. "Покровительница православных Османской империи" просто наблюдала за происходившим...

Цитата:
Восстановление дипломатических отношений между Россией и Османской империей стало возможным лишь после того, как Порта согласилась удовлетворить русские требования относительно свободного прохода торговых судов через Проливы и эвакуации турецких войск из Дунайских княжеств.

То есть восстановления предыдущего статуса РОССИИ (положения дел на момент начала восстания гетеристов). О восставших и их защите - речи нет... По сути, покочевряжившись несколько месяцев в связи с казнью патриарха Григория Пятого, Россия "съехала" с темы, и предпочла помалкивать...

Цитата:
Английский кабинет взял на себя урегулирование русско-турецких отношений, стремясь избежать военного конфликта на Балканах. В Великобритании прекрасно понимали, что «миролюбивая политика российского государя… достаточно непопулярна в империи среди государственных служащих и военных. Русские коммерсанты и земледельцы присоединяют свой голос к голосу тех своих сограждан, кто и раньше высказывался за войну»[105].


Надо сказать, что никакого "широкого отклика" восстание греков в России и в российской прессе не нашла - вне Пушкина и нескольких декабристов.

Цитата:
Усилиями западных держав Александр I, «несмотря на справедливое свое неудовольствие против турок», начал некоторое сближение с османским правительством[106]. В октябре 1823 г. генеральный консул России в Бухаресте М. Я. Минчаки был назначен временно управляющим торговыми делами в Константинополе.


Как всегда, виноваты все кто угодно, только не мы сами... Англичане убедили "справедливо раздушего щёки" императора утихомириться, поскольку турки - хорошие ребята... Для англичан... Царь же был иного мнения - но так и быть. Поверил на сей раз.

Цитата:
Осенью 1825 г. на конференции между Минчаки и реис-эфенди (министр иностранных дел Турции) впервые после длительного перерыва вновь возник вопрос о Сербии. Речь снова шла о выполнении VIII статьи Бухарестского договора[111]. В решительной форме Порте опять предъявлялось требование выполнения всех ее обязательств по заключенным ранее соглашениям.
Возвращение к обсуждению сербской темы и решительный тон российских выступлений свидетельствовали о том, что правящие круги подготовили новый план действий на Востоке. Неудача Петербургской конференции европейских держав по греческому вопросу еще раз подтвердила нежелание правительств Англии, Австрии и Франции пойти на соглашение с Россией и принять коллективные меры по урегулированию греко-турецкого конфликта. Александр I, ранее не решавшийся нарушить обязательства, вытекавшие из членства в Священном союзе, и стремившийся «не допустить в греческом вопросе другой гарантии и вмешательства, кроме коллективного», решился наконец на самостоятельную инициативу[112]. Российский император заявил, что впредь Россия считает бесполезным «вступать в новые объяснения со своими союзниками о турецких делах» и «будет исключительно следовать своим собственным видам и руководствоваться своими собственными интересами».


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=13

Император говорил с позиций сербской проблемы, а вовсе не греческой.

Цитата:
В самом начале своего царствования император Николай I заявил о том, что важнейшими делами, которые оставил ему брат, являются дела восточные.


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=14

Надо признать, что Николай Первый действительно не отказывал грекам в помощи, и все предыдущие приготовления русской армии и флота направил на участие в разрешении проблем на Балканах с турками (не только греческих, но и греческих - тоже). Но инициатива решения и действий по прежнему принадлежала не России.

Цитата:
Еще во время русско-турецких переговоров Россия направила Порте ноту, носившую ультимативный характер. В ней подчеркивалось, что, выступая с нотой, российский поверенный в делах продолжает в Турции дело своего предшественника – Строганова, сторонника решительных мер в отношениях с Османской империей[118]. «Условия, на которых император Александр восстановил свои дипломатические отношения с Портой, не соблюдаются, – обосновывал российские требования Нессельроде, – вмешательство иностранных держав в эту часть наших разногласий с турками не только не оправдало наших ожиданий… но лишь осложнило дискуссию»[119]. Целью ультиматума было безотлагательное исполнение условий Бухарестского договора. Российское правительство настаивало на немедленном освобождении сербских депутатов и совместном с сербами решении вопроса о самоуправлении края. Кроме того, Дунайские княжества подлежали немедленному освобождению от турецких войск. Все эти условия подлежали выполнению в течение шести недель, в противном случае Минчаки должен был покинуть турецкую столицу[120].


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=14

Надо отметить великое упорство Нессельроде и российской внешней политики - и даже уже после смерти Александра Первого настырно игнорировавшей существование Греческого вопроса (который уже близился к своему решению). Требования России к Турции касались чего угодно, только не заступничества греков.

Цитата:
Русско-турецкие переговоры, длившиеся с июня по октябрь 1826 г., завершились подписанием Аккерманской конвенции. Она стала очередным правовым документом, подтверждавшим право сербского народа на независимость. Пятая статья конвенции была посвящена Сербии, к тому же «Отдельный акт» провозглашал необходимость совместного с сербами решения проблемы[124]. Для исполнения всех условий Порте предоставлялся срок в 18 месяцев. Заключением конвенции Россия еще раз подтвердила свое право покровительствовать православному населению Османской империи и продемонстрировала намерение поддерживать сербские требования вплоть до их окончательной реализации. Аккерманская конвенция подвела итог пятилетней русско-турецкой дискуссии по спорным статьям Бухарестского договора, которая проходила в Константинополе с 1816 по 1821 г. «Мы уступаем перед железной необходимостью, – заявил реисэфенди представителям западных держав. – На примере того, как Россия с нами поступила, пусть европейские державы увидят, что им рано или поздно предстоит; особенно пусть Австрия задумается, можно ли равнодушно смотреть, как Россия тянется к княжествам и Сербии и диктует законы своему соседу»[125].

Никоим образом в Аккерманской конвенции не был затронут вопрос бунтующих греков. Россия провозглашала себя покровительницей православия. Но какого? Очевидно, что не греческого, не румынского и не арабского, а славянского. Россия выступала защитницей интересов православных славян Балкан, и собственных. Интересы молдаван, валахов и греков учитывались мало.

Цитата:
24 июня (6 июля) 1827 г. между Россией, Англией и Францией была заключена Лондонская конвенция о совместных действиях по «умиро творению» Греции. По настоянию русских представителей конвенция предусматривала принятие державами «крайних мер» для прекращения войны в Греции и блокаду объединенной эскадрой Морейского побережья. Лондонский договор повторил положение об «общем или единичном» участии держав в примирении воюющих сторон, что отвечало интересам России.


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=15

Следует отметить, что получив впервые полномочия самостоятельного вмешательства ещё в 1826 году по условиям договора с англичанами (что уже тогда "было выгодно" русской стороне) - такого одностороннего вмешательства не последовало.

Цитата:
Порта открыто признала, что Аккерманская конвенция послужила лишь отсрочкой надвигающейся войны и ее условия не предназначались для исполнения. «Хотя нелепые предложения, сделанные Россией в Аккермане, – говорилось в «Прокламации Порты Оттоманской», – касательно сербов, по существу своему не могли быть приняты, Блистательная Порта согласилась однако ж на оные против воли, соображаясь с тогдашним своим положением»[135]. Россия в очередной раз оказалась на грани войны с Турцией.


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=15

Иногда декларируется, что Россия начала войну с Турцией "из-за Греции". На самом деле - из-за несоблюдения Аккерманской конвенции 1826 года (ничего о Греции не говорившей) и тем самым - Бухарестского мира 1812 года.

Цитата:
В период от начала Восточного кризиса 1821 г. до кануна русско-турецкой войны 1828 г. позиция российского правительства претерпела определенные изменения, в результате чего оно решилось открыто признать собственные политические интересы в Балканском регионе и по-новому оценить союзнические отношения в целом. Во многом этому способствовала политика Великобритании, которая быстро прошла путь от осуждения греческого восстания до признания греков воюющей стороной.


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=15

Англия ПЕРВОЙ признала греков не бандитами, а воюющей стороной. Ещё в 1822 году. России понадобились для признания прав греков годы...

Цитата:
В апреле 1828 г. российским правительством был принят «Манифест о войне с Турцией, в котором Порта обвинялась в невыполнении Аккерманской конвенции[136]. Одновременно европейским правительствам была направлена «Декларация», в которой говорилось, что в результате предстоящей войны Россия ожидает от Порты исполнения «трактатов нарушенных» и «обеспечения свободного плавания в Босфоре всем народам Европы».


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=16

Вот именно. Россия объявила войну не из-за греков.

Цитата:
Еще до вступления в военный конфликт Россия заявила об отказе от каких-либо территориальных претензий к Турции. Эти заверения призваны были успокоить европейские державы насчет послевоенного положения в этой стране и продемонстрировать отсутствие планов по разрушению Османской империи, чего прежде всего опасались в Европе.


Надо отметить, что русская сторона лукавила. После войны Османская империя уступала России территории на Кавказе.

Кстати... Чтобы Россия не имела возможности сверх необходимого кичиться освобождением Греции, территория страны была зачищена в 1828 - 1830 годах от турок исключительно силами самих греков и союзных им анло-французов (миссия Мэзона).

Цитата:
Принимая во внимание, что военные действия будут вестись на территории, населенной подвластными Турции славянскими народами, российское правительство разработало инструкции, исключавшие возможность вооруженных выступлений местного населения против османских властей. Несмотря на то что в Главном штабе появлялись проекты привлечения славянских народов, и в частности сербов, к военным действиям, правительство взяло курс на полное отмежевание от народных движений балканских славян[138]. Еще в ноябре 1827 г. К. В. Нессельроде, обращаясь к Милошу Обреновичу с сообщением об исходе Наваринского сражения, предупреждал о возможности начала русско-турецкой войны[139]. Вице-канцлер доводил до сведения князя пожелания российского руководства: в Сербии должны были сохраняться порядок и спокойствие, никакое антиосманское выступление не будет поддержано Россией.


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=16

Надо отметить, что весь период Греческого восстания 1821 - 1830 годов Россия давала подобные же, или аналогичные этим "советы" Обреновичу. Также удерживались от мятежа и болгары. В итоге ни сербы, ни болгары не приняли массового участия в греческом мятеже. По сути дела, Греция сумела освободиться несмотря на совершенно неестественную изоляцию греков. Сами греки - мечтали о всебалканском мятеже. Россия подрывала планы гетеристов (а ещё прежде - Ригаса).

Цитата:
Правящие круги России не могли приветствовать ни участия сербов в военных действиях на стороне России, ни развертывания самостоятельного антиосманского движения в Сербии, опасаясь прежде всего реакции европейских правительств. Как и в случае с греческой революцией, российское правительство боялось нареканий в том, что оно поддерживает революционное движение, каковым могло предстать национально-освободительное движение сербов. Кроме того, помощь «бунтовщикам» могла бы существенно осложнить последующее русско-турецкое урегулирование.


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=16

ТУФТА. Почему? Да просто потому что в русской армии в Русско-турецкой войне 1828 - 1829 годов участвовали добровольцы и из болгар, и из румын. И НИКТО в мире при этом и не вякнул про якобы поддержку Россией мятежников и бунтарей (чего Россия ЯКОБЫ так боялась - почему и не помогала грекам, как "мятежникам").

ОТМАЗКИ это.

Цитата:
Неудачные действия русской армии в 1828 г., потери, понесенные от голода и болезней, заставили верховное командование пересмотреть вопрос о возможности привлечения местного населения в действующую армию. В Молдавии и Валахии приступили к формированию пандурских батальонов, задачей которых являлась охрана края и борьба с турецкими лазутчиками[161].


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=17

Цитата:
С назначением Дибича в Главном штабе началась подготовка планов новой военной кампании. Тщательно прорабатывались все варианты действий, рассматривались предлагаемые проекты. Внимание руковод ства привлек «Проект образовния пандуров», составленный Гейсмаром. Он предлагал конкретный план по устройству шести батальонов добровольцев с распределением жалованья от командиров до рядовых[168]. План предполагал причисление пандуров к отряду, охранявшему Малую Валахию. «Проект» вызвал одобрение Николая I, и в январе 1829 г. по следовало высочайшее распоряжение: «Государь император соизволяет на сформирование при отряде генерал-адъютанта Гейсмара ополчения из некоторого числа пандуров… с тем только… что главная роль учреждения пандуров не есть содействие в наступательных наших действиях за Дунаем, но одно лишь способствование охранению края, самой Валахии». Таким образом, отвергая вовлечение Сербии в военные действия, принималось компромиссное решение по формированию добровольческих отрядов с оговоркой об их неучастии в «наступательных действиях» регулярной русской армии.


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=18

Россия, несмотря на "великую угрозу" нападения Австрии, Англии и Франции за подобный грех - предпочла сиюминутное удовольствие принять помощь волонтёров. И Европа проигнорировала это. То есть совсем. А может, и не было никакой такой реальной угрозы?

Цитата:
Заключенный 2 (14) сентября Адрианопольский мир рассматривался в российских правящих кругах как крайне умеренный и был призван доказать европейским державам отсутствие у России захватнических планов.


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=19

Это был очень "умеренный" мир:

2) К России переходило все восточное побережье Чёрного моря от устья Кубани до пристани святого Николая с крепостями Анапа, Суджук-кале и Поти, а также города Ахалцихе и Ахалкалаки.
3) Турция признавала переход к России Картли-Кахетинского царства, Имеретии, Мингрелии, Гурии, а также Эриванского и Нахичеванского ханств (переданных Ираном по Туркманчайскому миру).


То есть, куда умеренней... Грузия, Восточная Армения (не Араратская) и Азербайджан перешли к России. Как и Кубань.

Карта той войны:

https://dic.academic.ru/pictures/sie/rus-tur_voiyny_6.jpg

http://rushist.com/images/maps/map-war-rus-turk-1828.gif

Цитата:
Подписанный мир имел исключительно важное значение для балканских народов: расширялось самоуправление Дунайских княжеств, Греция получила автономию, а затем и полную независимость.


https://unotices.com/book.php?id=174488&page=19

А это - правда. Адрианопольский мир принудил Турцию признать Грецию автономной (через признание Лондонского протокола 10/22 марта 1829 года). А независимость была дарована Греции уже после Адрианопольского мира - Лондонским протоколом от 3/15 февраля 1830 года.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пт Мар 29, 2019 9:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Кратко. Шеремет, Турция и Адрианопольский мир 1829 года, издание 1975 года, страницы 87 - 94:

В середине мая 1829 года Дибич получил проект мирного договора, который он должен был предоставить Турции. Это было два варианта - максимальный, и минимальный.

Сперва рассмотрим максимальный вариант. К нему прилагались инструкции. В разделе инструкций касавшемся Дунайских княжеств (Первый Раздель Объяснений), Нессельроде пояснял Дибичу, что Россия не станет требовать у Турции крепостей Журжево и Браилов, лежавших на турецкой стороне Дуная (то есть на его правобережье). Она ограничится требованием разрушить Браилов. "Разрушение Журжево, если она попадёт в наши руки, также должно иметь место". Стоит отметить: когда Россия заключала мир с Турцией в Адрианополе (сентябрь 1829 года), то российская сторона требовала разрушения и Журжево - хотя крепость русскими войсками взята так и не была.

Стремясь к подтверждению своих добрых намерений, Россия соглашалась подтвердить неизменность разграничения с Турцией по реке Прут. При этом она требовала передачи ей островов на Дунае. В инструкциях Нессельроде отмечал, что Россия была готова поступиться таковым приобретением, если Турция предоставит возможность беспрепятственного судоходства судов под русским флагом по Дунаю. Впоследствии, в Адрианопольском мирном договоре фигурировали оба пункта - как передача России островов на Дунае, так и получение ею возможности судоходства по Дунаю. Эти положения были включены в русский проект мирного договора уже в августе 1829 года.

По поводу решений относительно "Греческого вопроса". Требование о выполнении Лондонского протокола от 22 марта 1829 года - отсутствовало в майском проекте мирного договора (в нём говорилось только о конвенции от 6 июля 1827 года) и в инструкциях Нессельроде к нему. Этот элемент появился в августовском варианте проекта мирного договора. Но в майских инструкциях Нессельроде по поводу Лондонского протокола от 22 марта всё-же было сказано, что это: "вполне основательная база для урегулирования греческого вопроса. Можно надеяться, что в период мирных переговоров, которые будут обеспечены военными действиями, окажется возможным добиться принятия Портой Лондонского трактата".
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пт Июл 26, 2019 11:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Иоанн Филимон, том 2, глава 2: "Ипсиланти сопровождали из Кишинёва два его брата, Георгий и Николай, Георгий Манос, Георгий Кантакузинос, польский офицер Гарнофский, и некоторые ещё другие".

Амвросий Франджи: "Между тем, Александр Ипсиланти переправился в Яссы ближе к вечеру 22 февраля со своим братом Николаем, с Георгием Маносом и с Г. Лассанисом, и остановился в доме Якова Ризо Неруло".

Спиридон Трикупис, "История Греческой Революции", том 1, часть 3: "В то самое время, когда Владимиреску волновал Валахию, Ипсиланти, в сопровождении двух своих младших братьев, Николая и Георгия, полковника русской лёгкой конницы Георгия Кантакузина, своего казначея Георгия Маноса, некоего польского офицера по фамилии Гарновский и двоих слуг, пересёк реку Прут в русской форме, 22 февраля, около 5 часов после полудня".

Финлей: "Александр Ипсиланти перешёл Прут в сопровождении небольшой свиты, 6 марта (22 февраля) 1821 года".

Коккинос, "Греческая Революция", том 1: "22 февраля 1821 годв Александр Ипсиланти, в сопровождении своих братьев Георгия и Николая, Георгия Маноса, Георгия Кантакузина и польского офицера Гарновского, в качестве частного лица пересёк Прут. На берегах реки его ожидала охрана князя Михаила Суцо, которая и препроводила его в Яссы".

Вакалопулос, "История греческой нации Нового времени", том 5: "На следующий день, 22 числа, он начал выполнять своё решение. В эти критические минуты, тогда как он призвал к себе множество ведущих гетеристов, никто из них не оказался рядом с ним, что принудило его в гневе написать Ксантосу в Кишинёв утром того исторического дня: "Я со своими родственниками и братьями двигаюсь к Яссам, где с Божьей помощью хочу начать осуществлять задуманное... Я задет всеми вами, начальстующими, и ожидаю ваших вестей... Кроме Дикеоса и Секериса вы все бросили меня одного, и не являетесь, когда я пишу вам. Бог справедлив. Победа во имя веры и родины!" И действительно, в 6 часов вечера Александр Ипсиланти, одетый в форму русского генерала (и это была его первая ошибка, через которую он подставлял Россию и царя) и в сопровождении двух своих братьев, Георгия и Николая, Георгия Маноса и некоторых других - в общей сложности примерно двадцать лиц, он перешёл через Прут близ Скулян. Его зять, молдаванин по происхождению - как пишет он сам - прибыл 36 часов спустя. По дороге из Скулян в Яссы были выставлены там и сям, согласно отданным Ипсиланти указаниям, различные вооружённые отряды, тогда как другие отряды были выставлены на улицах и площадях столицы, куда и прибыл князь через полтора часа после захода солнца".
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Сб Июл 27, 2019 8:24 pm), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пт Июл 26, 2019 11:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Παγκόσμια Πολιτιστική Εγκυκλοπαίδεια, Biographies, Οι Μεγάλοι Όλων των Εποχών, εκδόσεις Δομή, Τόμος 4, статья "Александр Ипсиланти":

"22 февраля Александр Ипсиланти, за которым следовали его братья Николай и Георгий и ещё 167 человек, пересёк реку Прут (русско-молдавскую границу)..." (данные сомнительны - похоже авторы путают Ипсиланти со 150 людьми Василия Каравьяса, устроившими погром турок в Галаци).

"История греков", издательство "Доми", "Гречесмкая Революция", глава "Александр Ипсиланти", статья "Восстание в Молдавии и Валахии":

"22 февраля Александр Ипсиланти пересёк Прут близ Скулян, и вступил в Яссы. Он одевал свою форму русского генерала, тем самым подставляя Россию и царя. Его сопровождали лишь его братья, Николай и Георгий Ипсиланти, Георгий Манос и некоторые другие - ещё примерно 20 человек. Позже явился и молдаванин-зять Ипсиланти, Георгий Кантакузино, имевший греческое образование и самосознание. Ипсиланти в эти критические минуты был одинок, хотя он призывал к себе множество ведущих членов Филики Этерии, и из раздражения по этому поводу он написал в письме адресованом Эммануилу Ксанфтосу: "Я со своими братьями и родственниками двигаюсь к Яссам, где с Божьей помощью хочу положить начало задуманному... Я очень задет всеми нашими начальствующими... Кроме Дикеоса и Секериса все остальные вы бросили меня совсем одного, и когда я вам об этом пишу - вы не идёте"."
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Сб Июл 27, 2019 7:56 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Июл 27, 2019 7:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Расстояние между Кишинёвом (откуда выступил вечером 21 февраля 1821 года Александр Ипсиланти) и Яссами (куда он прибыл вечером 22 февраля 1921 года) по прямой - порядка 97 километров. Но Ипсиланти прибыл из Кишинёва к Пруту в районе Скулян - они лежат чуть в стороне от прямой линии. Переправившись через Прут в Скуляны, Ипсиланти и его отряд направились в Яссы - которые лежат в 20 километрах оттуда. От Кишинёва до Скулян - примерно 95 км по прямой линии.

Вячеслав Гарновский - поляк, офицер на российской службе. Адъютант Александра Ипсиланти. Привлечённый идеями Филики Этерии, тайно покинул Могилёв и уехал в Италию, где сформировал уланский полк, во-главе которого затем участвовал в боях в Молдавии и Валахии в течении трёх месяцев - пока Ипсиланти не покинул территорию княжеств:

https://books.google.gr/books?hl=ru&id=CDkqAQAAIAAJ&dq=%22%D0%B3%D0%B0%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%22+1821&
focus=searchwithinvolume&q=%D0%B3%D0%B0%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9

https://books.google.gr/books?id=j1gvDwAAQBAJ&pg=PR184&dq=%22%D0%B3%D0%B0%D1%80%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%22+%D0
%B8%D0%BF%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwi015eGuenjAhXFwqYKHV-KCGgQ6AEIJzAA#v=onepage&q=%D0%B3%D0%B0%D1%80%D0%BD%
D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9&f=false

Когда Ипсиланти был в Бухаресте, часть его армии составляли уланы Гарновского. 26 апреля 1821 года уланы Гарновского, в числе 70 человек, входили в состав Второго Военного Корпуса армии гетеристов в Валахии, возглавлявшегося Георгием Ипсиланти. Когда Ипсиланти переправился через границу с Австрийской империей, по направлении к Германштатту, то его сопровождали его братья, Колокотронис, Гарновский, греческий офицер по-имени Орфанос и друг - Георгиос Лассанис:

https://books.google.gr/books?id=B7BJAAAAMAAJ&pg=PA69&dq=%CE%B3%CE%B1%CF%81%CE%BD%CF%8C%CF%86%CF%83%CE%BA%CF%85&hl=ru&sa=X&ved=
0ahUKEwiy96frvunjAhXIysQBHbzXCWgQ6AEILzAB#v=onepage&q=%CE%B3%CE%B1%CF%81%CE%BD%CF%8C%CF%86%CF%83%CE%BA%CF%85&f=false

Филимон пишет, что пересекая границу Австрии Ипсиланти и его братья подменили свою фамилию на Палеогениди. Также он указывает, что с ними были Лассанис, Орфанос, Гарновский и Каравеллопулос. В австрийской тюрьме Ипсиланти пребывал в маленькой тёмной и грязной комнатке (камере). Он попросил чтобы его и соратников разместили вместе, в камере побольше. Вскоре комендант тюрьмы Мугацкий подселил к нему в ту же маленькую камеру и других его спутников - двух его братьев, а также Гарновского, Лассаниса, Орфаноса и Каравелопулоса. Лишь через 2 месяца, когда тюремный врач сказал что здоровье заключённых под угрозой, из-за нехватки воздуха и физических занятий, комендант дозволил заключённым гетеристам совершать с 10 до 11 вечера прогулку во дворе тюрьмы. В то же самое время, российский царь объявил о распродаже недвижимости братьев Ипсиланти (Александра и Димитрия) в России в пользу казны.

Вакалопулос называет Гарновского майором.

Гудас пишет (в своей книге, в жижнеописании Йоргаки Олимпиоса), что Офанос, Каравьяс, Константинос Каравелопулос и Гарновсий (адъютант А. Ипсиланти), получив соответствующий приказ, выкрали Владимиреску через задний вход монастыря за пределы его укреплений в ночь с 16 на 27 мая 1821 года, и доставили его к разрытой солдатами Варнавой и Николаем Паргой могиле, где Николай Парга отрубил ему голову, произнеся с его появлением лишь одно слово - Αμάν! (О, Боже!).

по описаниям Начальника штаба 2-й армии генерала Павла Киселёва, «все греки Новороссии, старые и молодые, богатые и бедные, здоровые и больные, все уезжают за границу, жертвуя всё для Отечества»

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%BA%D1%83%D0%B7%D0%B5%D0%BD,_%D0%90%D0%BB%D0
%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%9C%D0%B0%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87

Александр Кантакузино (молдаванин, полковник русской конницы и формально - участник движения гетеристов в Молдавии и Валахии), Краткое описание Греческого восстания в 1821 году (написано готическим шрифтом, на немецком языке):

https://books.googleusercontent.com/books/content?req=AKW5Qae6irnLdlgYLrjo2JFW5Se7NDrdU9Ae96lHcQTPjhjF0M6QCbrRFyvx4AXYeuNaIulBmWAExAg9qGAYVcqvvfDpIsoT1PIKYu5YebDC56XrLIgudN
R5C3T5R3Idm0PTTjeLEXUPrqMSLmS_L6GkwPVditzBJSG8zH2__cFuvBhX3_dnJT0PRf8lBPZvid-6-Gtfy_ZZIHj3vubmnQW6rUMF9xJtxzlCnKfzN8hbtkJrMlrpfwqeu4XsWss6_hUu
JcsG0-AIavzgwrDs6wctbNlbI9bqF8Bl4deog-7ATJrzh8ZToGk
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 11, 2020 7:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Alan Palmer, Metternich: Councillor of Europe:

Когда Александр Ипсиланти переходил через Прут, он надеялся на поддержку русского царя, и давал всем понять, что во-главе Крестового похода ради освобождения греков стоял царь России. Но этой поддержки не последовало: Александр Первый немедленно отрёкся от восстания. Он это сделал по двум причинам: из-за неприязни к восстаниям вообще, а также из-за Меттерниха. После такого царского отказа, Меттерних в первые дни предлагал не считаться с мятежом греков, как с некой ничего не значащей пустышкой. 26 марта 1821 года он писал Стадиону: "что касается восстания греков - его следует оставить без внимания".

20 апреля 1821 года, Меттерних писал: "В последние 6 недель мы покончили с двумя войнами, и подавили 3 восстания. Остаётся надеяться, что третье восстание, вспыхнувшее на Востоке, будет не более успешным".

6 мая 1821 года Меттерних уже считал, что греческие конспираторы ставили своими действиями под угрозу согласие европейского концерта и мир в Европе. Меттерних желал, чтобы турки сумели навести у себя порядок как можно быстрее - и без какой-либо помощи в этом со стороны России. Меттерних немного знал латынь, и восхищался древним Римом. Но он не знал греческого, а греческие патриоты для него представляли из себя не более чем эгейскую разновидность якобинцев. Полудикарей, ставящих под сомнение законную власть над собой султана. В его глазах они стоили не большего к себе снисхождения, нежели либералы Пьемонта или Неаполя. На Лайбахской конференции царь услышал и принял как данность все доводы Меттерниха против восстания греков. Между тем, восстание в Молдавии и Валахии было подавлено, чему содействовало безразличие к нему местного населения. И оно с новой силой вспыхнуло в Морее. Характер восстания поменялся, поскольку теперь оно вызывало наружу вековечную, скрывавшуюся за внешним спокойствием взаимную ненависть народов господ мусульман и рабов христиан. Восстание, поднятое за идеалы обретения политической свободы превращалось в священную войну. В воскресенье страстной недели, на пасху, турки повесили перед входом в Патриахию самого патриарха и двух его иерархов (апрель 1821 года)... Подобное святотатство в самое сердце поразило пресловутое религиозное благочестие царя. Хотя даже в июле 1821 года царь и обещал австрийцам, что останется верен своим обещаниям данным в Лайбахе о российском нейтралитете, положение царя внутри России становилось сложным. Между тем, турки успели ещё убить какиз-то российских моряков, и нанести оскорбления российскому послу в Константинополе, Строганову, и последнему пришлось спасаться оттуда бегством... Царь вопрошал Меттерниха: как он мог продолжать игнорировать подобные нескончаемые провокации со стороны турок? Меттерних понял, что в Петербурге имелась партия сторонников войны, и что царь постепенно становился изолированным от общественного мнения. Письмо за письмом летели от Меттерниха в Петербург, убеждая царя, что всё это глобальный заговор. Делу Меттерниха содействовал и австрийский император Франциск, который писал царю, что в случае если он вмешается в дела Турции, то к власти придут люди, которые не верят ни в законы установленные Богом, ни в правила учреждённые людьми. Каподистрия, между тем, содействовал, чтобы царь всё время был в курсе происходившего в Турции, и передвижений турецких войск вдоль российской границы в Бессарабии. Но уже в августе царь сообщил Каподистрии, что он не может вмешаться, поскольку такого рода дело противоречит тому, чего жилает Парижский комитет европейских держав.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 11, 2020 8:10 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Роль Венского конгресса:

Цитата:
«Греческое возмущение», как именовалось восстание в официальных донесениях, бушевало вовсю, когда полицейские ищейки скрупулезно и дотошно принялись выискивать его истоки. И вот к какому выводу пришли следователи: «…Гетерия создавалась в Вене в 1814 году во время Конгресса. Зачинщики оной были македонец Анагнос, этерянин Ставро (Ставро-Иоанис), архимандрит Антимос Газис и Феоклет Макриницкий. Они руководимы были в составлении сего общества лицами, к революционной Европейской секте принадлежащими. Скоро приступили к ним первым членам Григорий Амбелаккиотис и Константин Кумас… Они учредили знаки, дипломы… измена обществу наказывалась смертью…»

Находим мы в этом документе знакомые имена Перревоса и Сантоса, эмиссаров Венской Этерии. «Посланные сии вообще бродяги, желали только придать себе важности и по возвращении уверяли в большом успехе…»

Допрашиваемый, князь Ханджери, заявил, что «лиц, действовавших в гетерии, можно разделить на три класса:

Первый – члены революционной Европейской секты, подучившие первых ее начальников. Они не играли никакой роли в Гетерии и мало заботились о том, что претерпит греческая нация.

Второй – первые начальники сего сообщества, одушевленные большим усердием к своему отечеству, но судившие по вероятностям и ложным донесениям. Революционные статуты, принятые ими, были в глазах их только способом к сохранению секрета.

Третий – эмиссары и другие члены, которые не имели никаких сношений с Европой и из коих главная часть думала только о своих выгод


https://www.litres.ru/boris-kostin/vpered-syny-ellady/chitat-onlayn/page-5/

Цитата:
Ипсиланти с братьями Георгием и Николаем бежал в Австрию, где был заключен в крепость Мункач, а затем — в Терезиенштадт, где провел 6 с половиной лет в заключении и был освобожден по просьбе императора Николая I. Князь содержался в качестве секретного пленника под именем барона Шенварта. Австрийцы освободили его, только убедившись в том, что смерть Ипсиланти не за горами — Вена не хотела получить еще одного мученика в мартирологе своих тюрем. За день перед бегством из Молдавии генерал-эфор издал свой последний приказ:

«Воины! Нет, не хочу осквернять это честное, священное имя, называя им вас. Трусливое стадо людей! Ваши измены и коварные поступки заставляют меня оставить вас. Впредь всякая связь между мною и вами разорвана. Только глубоко в душей моей понесу стыд, что я вами начальствовал. Вы преступили клятвы, предали Бога и родину, предали меня в ту минуту, когда я надеялся или победить или умереть со славой вместе с вами. Итак, я вас оставляю. Обратитесь к туркам, которые одни достойны ваших мыслей и направлений».


https://regnum.ru/news/polit/2101390.html

Козлов, "Пленный грек в темнице", 1822 год:

Цитата:
Пленный грек в темнице

Родина святая,
Край прелестный мой!
Всё тобой мечтая,
Рвусь к тебе душой.
5 Но, увы, в неволе
Держат здесь меня,
И на ратном поле
Не сражаюсь я!

День и ночь терзался
10 Я судьбой твоей,
В сердце отдавался
Звук твоих цепей.
Можно ль однородным
Братьев позабыть?
15 Ах, иль быть свободным,
Иль совсем не быть!

И с друзьями смело
Гибельной грозой
За святое дело
20 Мы помчались в бой.
Но, увы, в неволе
Держат здесь меня,
И на ратном поле
Не сражаюсь я!

25 И в плену не знаю,
Как война горит;
Вести ожидаю —
Мимо весть летит.
Слух убийств несется,
30 Страшной мести след;
Кровь родная льется,—
А меня там нет!

Ах, средь бури зреет
Плод, свобода, твой!
35 День твой ясный рдеет
Пламенной зарей!
Узник неизвестный,
Пусть страдаю я,—
Лишь бы, край прелестный,
40 Вольным знать тебя!

1822


https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%9F%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%B3%D1%80%D0%B5%D0%BA_%
D0%B2_%D1%82%D0%B5%D0%BC%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B5_(%D0%9A%D0%BE%D0%B7%D0%BB%D0%BE%D0%B2)
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 11, 2020 8:50 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Александр Ипсиланти. Некоторые данные из его биографии. Из книги "Сборник биографий кавалергардов", том 3, стр. 194 - 195 (из статьи посвящённой Александру Константиновичу Ипсиланти):

Цитата:
"от второго брата с Елизаветой Вакареско кн. Константин имел 5 сыновей: Александра, Димитрия, Георгия, Николая и Григория, и двух дочерей: Екатерину и Марию.

(От первого брака с Каллимахи была одна дочь Елена)

Старший из сыновей, князь Александр, родился в декабре 1792 года.

...

Князь Александр 15 лет был представлен ко дворц, причём императрица Мария Феодоровна обещала "покровительствовать ему при вступлении его в свет". 12 апреля 1808 года он поступил "из малолетних Молдавских князей" в кавалергардский полк с чином корнета. Движение Ипсиланти по службе шло быстро: 27 сентября 1810 года он был произведён в поручики, 18 октября 1812 года - в штат-ротмистры, 20 февраля 1813 года - в ротмистры, 6 июля 1813 года переведён подполковником в Гродненский (Клястицкий) гусарский полк. Во время войны с Наполеоном Ипсиланти участвовал во многих сражениях, причём обнаружил большую храбрость, доходившую иногда до безрассудства. Находясь в корпусе Витгенштейна, он в 1812 году участвовал в делах при Якубове, при Клястицах и Головчице (18 - 20 июля 1812) и представлен к"


https://www.prlib.ru/item/363570

Цитата:
"следующему чину;

(Лефортовский архив, Наградные дела, св. 9, дело 9).

затем 2 раза при Полоцке (6 августа и 6 октября). За первое сражение при Полоцке, где Ипсиланти состоял "в конвое" при Витгенштейне, причём участвовал "и при отбитии от неприятельских рук наших орудий",

(Лефортовский Архив, Дела Инсп. деп., св. 9, дело 101)

он получил орден Святого Владимира 4-ой степени, а за второе золотую саблю с надписью "за храбрость". В деле при чашниках (19 октября), он состоял при князе Яшвиле, а во втором деле при Чашниках (31 октября) и в делах при Смолянцах (1 и 2 ноября) при графе Витгенштейне и представлен к следующему чину.

(там же, дело 328)

Во время кампании 1813 года Ипсиланти участвовал в сражении при Бауцене (20 апреля), за который получил орден Святой Анны 2-ой степени. В сражении при Дрездене (13, 14, 15 августа), во время отступления при деревне Пролис, у Ипсиланти была оторвана ядром правая рука. Раненный немедленно был произведён в полковники. За ту же кампанию он получил прусский орден "за заслуги".

(Лефортовский архив, Форм. Сп., кн. 2913; Суцос 23 - 29)

Увечье, полученное Ипсиланти, сделало его неспособным к действительной военной службе. Он долго страдал от раны, но при этом сохранял спокойное и даже весёлое состояние духа, и 1813 - 1815 годы Ипсилантий провёл заграницей. Благодаря своей молодости, весёлому нраву и почётному увечью, кн. Ипсиланти возбуждал к себе всеобщий интерес и сочувствие. Император Александр I был чрезвычайно милостив к юному инвалиду, и 1 января 1816 года пожаловал его флигель-адъютантом. 12 декабря 1817 года он произведён в генерал-майоры, с назначением командиром 1-ой бригады 1-ой гусарской дивизии".


https://www.prlib.ru/item/363570

Греческие источники как правило сообщают, что Ипсиланти потерял руку в битве при Лейпциге ("Битва народов", 4-7 октября 1813 года по старому календарю 16 - 19 октября 1813 года по новому календарю), а не при Дрездене (13-15 августа 1813 года по старому календарю, 25-27 августа 1813 года по новому календарю). Разница между двумя сражениями - 52 дня.

Арш пишет о том же "раннем" периоде жизни Александра Ипсиланти (и его братьев):

Цитата:
A. Ypsilanti was a student of the Pedagogical
Institute—the predecessor of the St. Petersburg University founded
in 1819—for a little more than a year. After the arrival of his family in Kiev,
Alexander decided to visit his relatives. On his return to St. Petersburg in
March 1808, he brought with him his father’s petition to Alexander I asking
to take his sons into Russian military service. In accordance with the petition,
A. Ypsilanti was enlisted on April 12 (24), 1808 as a cornet5 in the Household
Cavalry Regiment. The tsar promised that he would do the same for his
brothers “as they will attain their majority and will be presented to me after
the completion of their education”6.

The great Russian writer Leo Tolstoy in his “War and Peace” described
with an almost documentary precision the famous attack of the Household
Cavalry near Austerlitz7, in which the regiment lost almost half of its personnel.
The service of the fifteen-year-old Alexander Ypsilanti in the Household
Cavalry Regiment started soon after its return from that memorable foreign
campaign. The young Greek aristocrat, according to his contemporaries’
recollections, a person of a cheerful and sociable disposition, soon felt at ease
in the Russian military circles and found friends. The friends’ communication
was not hampered by the language barrier—A. Ypsilanti had already learned
a little Russian and knew well French, which was fluently spoken by all his
comrades, the Household Cavalry officers8.

Soon after the beginning of the Patriotic War of
1812, Constantine Ypsilanti wrote to one of his relatives about his eldest son:
“He has courage and is burning with the desire to show it, and I am sure that
if opportunity offers, he will not miss it”9. These words were fully justified.
From July 1812, Lieutenant A. Ypsilanti with his squadron fought in P. H.
Witgenstein’s corps. In his biographer’s words, “during the war with Napoleon,
Ypsilanti took part in many battles, displaying great courage bordering
sometimes on recklessness”. For his first battle near Polotsk (August 6 (1Cool,
1812), where Ypsilanti was “in the convoy” accompanying Witgenstein, taking
part “also in recapturing our guns from the enemy”, he received the Order
of St. Vladimir, Fourth Class, and for the second (October 6 (1Cool, 1812), a
gold sabre with the inscription “For Valour”10. During the 1813 campaign
he took part in the battle of Bautzen, for which he was awarded the Order of
St. Anna, Second Class. The brave officer’s promotion to higher ranks was
considerably accelerated. In July 1813, as a lieutenant-colonel already, he was
transferred to the Grodno Hussar Regiment. In it A. Ypsilanti participated
in the battle of Dresden (August 14-15 (26-27), 1813) where his right arm was
torn off by a cannonball.
The serious injury made Ypsilanti incapable of active military service.
Despite the suffering caused by his wound, he remained in a cheerful, even
gay, mood. His youth, sociability, romantic appearance and honourable
mutilation won for Alexander general interest and sympathy. The tsar, too,
favoured him with his attention. On January 1 (13), 1816, Colonel A. Ypsilanti
was “graced” with the title of adjutant to the emperor11. Whereas for Alexander
Ypsilanti the completion of the Napoleonic wars coincided with the end of
his active service in the Russian army, for his brothers such service was then
only beginning. Through the solicitation of Constantine Ypsilanti, who had
arrived in St. Petersburg at the beginning of 1815, Alexander I agreed to accept
his sons—Dimitrios, Nicholas and Georgios—for service in the Imperial
Guards.
On June 4 (16), 1816, “Prince Georgii, the son of Constantine Ypsilanti”,
born 1795, and his brother Nicholas, born a year later, were enrolled as cornets
in the Household Cavalry Regiment. By the tradition of the old Russian army,
officers with the same family name had an ordinal number added to it. Georgios
Ypsilanti was entered in the regimental lists as “Ypsilanti I” and his brother
as “Ypsilanti II”.
In 1815, service in the Russian army started for Dimitrios Ypsilanti,
subsequently one of the prominent Greek military leaders during the war of
independence. Dimitrios Ypsilanti was but a year younger than Alexander,
but owing to certain circumstances had considerably fallen behind his brother
in his military career: when Alexander was already colonel, Dimitrios was
only enlisted as a cornet in the Household Troops Hussar Regiment. In accordance
to his desire, D. Ypsilanti was appointed aide-de-camp to General N. N.
Rayevsky. This service lasted more than five years12 and benefited the future
Greek military leader a great deal both from the professional and the human
point of view. General N. N. Rayevsky was an outstanding military leader,
a hero of the 1812 war, and a nobleman; the younger generation of that family
was distinguished for its freedom-loving views13. Contact with the remarkable
Russian family undoubtedly helped D. Ypsilanti to develop the strength
of mind and courage, characteristic of that outwardly frail man. The Russian
writer A. F. Weltman recalled his meeting with Dimitrios Ypsilanti at the end
of 1820 at one of the balls in Kishinev: “The lean aide-de-camp stood pensively,
leaning against the table... His narrow face, a somewhat aquiline nose,
not more than a foot across the shoulders, legs like flutes in breeches with
stripes, not in the least betokened the future military commander of Greece
Dimitrios Ypsilanti”14.


Цитата:
According to his Greek biographer, on the eve of his departure from
St. Petersburg in June 1816, C. Ypsilanti, when parting with his eldest son
Alexander, said to him: “My son, never forget that the Greeks, to obtain
their freedom, must rely on themselves alone”17. These words were in a way
C. Ypsilanti’s political testament.
He died on June 27 (July 9), 1816 in Kiev, a few hours after his return
from St. Petersburg, and was buried in St. George Church.


Цитата:
After the death of C. Ypsilanti, his eldest son Alexander became head
of the Greek aristocratic family. In the lists of officers serving in the army,
he was still successfully ascending the official army rank. On December 12
(24), 1817, A Ypsilanti was promoted to the rank of major-general and appointed
commander of the First Brigade, First Hussar Division22. He received
the rank of general at the age of 25, becoming one of the youngest generals
of the Russian army.


Ипсиланти и декабристы:

Цитата:
Among his Russian friends, the officers,
there were quite a few rich aristocrats who did not suffer from any social
disparity but were ready to sacrifice their career, wealth, even life to free their
country from autocracy and serfdom. They were the future Decembrists. A.
Ypsilanti, no doubt, had an intellectual kinship with them. Figuratively speaking,
they were made of the same human material, and the mould was the
same one that was determined by the year 1812. With many of the Decembrists
A. Ypsilanti was associated personally as well. In 1816, he was member
of the «Three Virtues» masonic lodge, which included P. I. Pestel, S. G. Vol-konský, S. P. Trubetskoi, M. I. and S. I. Muravyov-Apostol brothers, and N.
M. Muravyov27. Among his closest friends was the outstanding Decembrist
M. F. Orlov. As Alexander Ypsilanti recalled shortly before his death, he,
too, had been proposed to join one of the secret Decembrists’ organizations28.
But he did not accept the offer.


Пушкин, "Евгений Онегин" (произведение написано между 1823 - 1830 годами), глава 10:

Цитата:
IX

Тряслися грозно Пиренеи,
Волкан Неаполя пылал,
Безрукий князь друзьям Мореи
Из Кишинева уж мигал.


https://ilibrary.ru/text/436/p.12/index.html

Наказание братьев Ипсиланти царём, на международном конгрессе в Лайбахе (ныне Любляна) в 1821 году:

Цитата:
Alexander I, on learning of Ypsilanti’s action at the Holy Alliance congress
in Laibach (Ljubljana), sharply denounced it. It was announced that the tsar
would not give Ypsilanti any support—either direct or indirect. The Ypsilanti
brothers were discharged from the Russian service and were forbidden to
return to Russia39.


Меры, принятые царём, были следующими. Царь осудил восстание греков. Отказал им в поддержке - прямой или косвенной (как соедствие, мятеж греков воспринимался как преступный бунт, а не как народно-освободительное движение, на которое ЛЮБОЙ народ имеет право... это - ЕСТЕСТВЕННОЕ право человека, бороться за свою свободу). Уволил и разжаловал братьев Ипсиланти. Запретил братьям Ипсиланти возвращение в Россию.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 11, 2020 12:35 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Фотий Хрисанфопуло (Фотакос) (Воспоминания о Греческой Революции) о том, что Ипсиланти утратил руку при Лейпциге:

https://books.google.gr/books?id=so4VBgAAQBAJ&pg=PT134&lpg=PT134&dq=%CF%85%CF%88%CE%B7%CE%BB%CE%AC%CE%BD%CF%84%CE%B7%CF%82+%CE%BB%CE%
B5%CE%B9%CF%88%CE%AF%CE%B1+%CF%87%CE%AD%CF%81%CE%B9&source=bl&ots=Di4WcGIlJW&sig=
ACfU3U3-Cropj_cXc9ysvBLwq_3lFx7ygg&hl=en&sa=X&ved=2ahUKEwiSo_KkhfvmAhUOp4sKHQZQBDIQ6AEwDnoECAoQAQ#v=onepage&q&f=false

Этот пейсатель пишет, что "Ипсиланти утратил руку в некой битве при Лейпциге в 1814 году (!!!), когда Наполеон совершил поход на Москву (!!!)".

Конечно, битва при Лейпциге состоялась не в 1814, а осенью 1813 года. И она не была частью похода Наполеона на Москву...

Говоря в целом, если это ндинственный современный Греческой Революции источник о ранении Ипсиланти "при Лейпциге", то, ввиду сомнительности осведомлённости автора, следует признать, что ранен был Ипсиланти не при Лейпциге, а при Дрездене.

А... Прикол... Есть ещё версия, что руку Ипсиланти оторвало под Кульмом... Это 29-30 августа 1813 года (по новому стилю)... Вот (источник - "Огонёк"):

https://books.google.gr/books?id=6YZztH_ThDkC&q=%D0%B8%D0%BF%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8+%D0%BB%D0%B5%D0%B9%D0%
BF%D1%86%D0%B8%D0%B3+%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B4%D0%B5%D0%BD+%D1%80%D1%83%D0%BA%D0%B0&dq=%D0%B8%D0%BF%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D1%
82%D0%B8+%D0%BB%D0%B5%D0%B9%D0%BF%D1%86%D0%B8%D0%B3+%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B7%D0%B4%D0%B5%D0%
BD+%D1%80%D1%83%D0%BA%D0%B0&hl=en&sa=X&ved=0ahUKEwjt-LieivvmAhXO-yoKHa4WDawQ6AEIMTAB

Англоязычная Энуиклопедия 1841 года помещает утрату Ипсиланти руки - 27 августа 1813 года под Дрезденом:

https://books.google.gr/books?id=cdErAAAAYAAJ&pg=PA151&dq=ypsilanti+hand+dresden&hl=en&sa=X&ved=
0ahUKEwidzJyUi_vmAhVpkosKHXg_AtcQ6AEIKTAA#v=onepage&q=ypsilanti%20hand%20dresden&f=false

То же самое и американская Энциклопедия 1857 года:

https://books.google.gr/books?id=cdFAAQAAMAAJ&pg=PA306&dq=ypsilanti+hand+dresden&hl=en&sa=
X&ved=0ahUKEwidzJyUi_vmAhVpkosKHXg_AtcQ6AEIMDAB#v=onepage&q=ypsilanti%20hand%20dresden&f=false

То же самое американская Энциклопедия 1876 года:

https://books.google.gr/books?id=ex5Xqqvph8IC&pg=PA798&dq=ypsilanti+hand+dresden&hl=en&sa=
X&ved=0ahUKEwidzJyUi_vmAhVpkosKHXg_AtcQ6AEINzAC#v=onepage&q=ypsilanti%20hand%20dresden&f=false

Утратил он правую руку - тут, насколько я могу проследить, расхождений нет.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 11, 2020 1:26 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О том, как Россия "освобождала" Грецию в 1821 - 1830 годах. Филатов, "Россия и мир", 2014 год:

Цитата:
Освободительный отряд Александра Ипсиланти... формировался на российской территории


На самом деле, этот отряд состоял в значительной мере из:

1. Профессионального войска молдавского господаря Михаила Суцо (примерно 2 тысячи человек).

2. Добровольцев свормировавших войско Тодора Владимиреску вокруг офицерского костяка выделенного ему Ёргаки Олимпиосом (примерно 4 тысячи человек).

3. Греческие, пандурские (румынские), арнаутские и гайдукские (сербские, болгарские и пр.) добровольцы из числа местных жителей Молдавии и Валахии. Основу этих сил составляли собственно греки и румыны. Цифру точно привести не могу, но бесспорно что этих людей было не менее 3 тысяч, учитывая и войско господаря Михаила Суцо (пункт 1). К этому войску М. Суцо надо добавить такие профессиональные отряды, как отряд Василия Каравья (150 человек).

4. Добровольцы (этнические греки) из Бессарабии и Одесщины. Не менее тысячи человек

5. Добровольцы из Германии и студенты германских университетов (этнические греки). Менее 500 человек.

Цитата:
... из числа, главным образом, российских офицеров греческого происхождения...


Лабуда... Лапшп на уши... Численность российских офицеров в войске Ипсиланти не превышала нескольких десятков человек. Разумеется, они не составляли костяка войска Ипсиланти. Подавляющее большинство офицеров российской армии - вовсе не пришли с территории России. Они выслужились в глазах российской армии в ходе Русско-турецкой войны 1806 - 1812 годов, которая началась в том числе в помощь Сербскому восстанию - коего восстания эти люди и были главными деятелями (они были сербами, греками, румынами, болгарами). Россия просто поощрила их деятельность чинами в своей армии. Но с уходом русской армии они не ушли, а продолжали воевать - Сербское восстание окончилось только в 1813 году. И вот эти дюди и были костяком "российского" офицерства в отряде Ипсиланти. Преобладали ли в их числе греки? Не знаю. Но были среди них и греки - 3 брата Ипсиланти (Александр, Георгий, Николай), а также Ёргакис Олимпиос.

Цитата:
Сам Александр Константинович Ипсиланти... с 1817 года служил в звании генерал-майора в русской армии.


Это верно. А ещё он руку потерял в боях за Россию против Наполеона. И что? Каким боком к победе Греческой Революции Россия? При чём тут служба Ипсиланти в российской армии к этому? Ну, служил. А в 1821 году он был разжалован и с позором прогнан из неё.

Цитата:
Первым правителем независимой Греции... был граф Иоанн Каподистрия, занимавший ряд высших российских государственных должностей, а с 1816 по 1822 г. являвшийся министром иностранных дел (управляющим министерством иностранных дел в звании статс-секретаря) Российской империи.


Опять же - верно. Служил. А что - не должен был он служить России? Или если он служил России, то перейдя на службу Греции - продолжал России служить? Я просто напомню хронику событий: Каподистрия бежал с родных себе Ионических островов в Россию после подписания Тильзитского мира в 1807 году. В дальнейшем принял участие в подготовке условий миропорядка после разгрома Наполеона в ходе Веннского конгресса в 1814 - 1815 годах. В результате был приближен к императору и стал - вкупе с графом Нессельроде - главой российского МИДа. Наверное - заслужил. Не за то что он грек - его назначили. Глава российского МИДа в те времена это тебе были не хухры-мухры...

Ну, а в 1822 году - разжалован-с... Меттерних его очень не любил. Боялся, что Каподистрия уговорит царя помочь восставшим грекам. И в итоге Каподистрию уволили. И ВСЁ... Потом - много лет спустя - Каподистрию позвали руководить освободившейся де факто на тот момент частью Греции. Он и поехал. И что? При чём тут Россия к тому, что Греция освободилась? Каким боком?

Цитата:
Из общей численности войск коалиции, поддерживающей Греческую революцию, включая греческих повстанцев, 1.318.000 солдат, Россия мобилизовала 1 млн. 200 тыс., Британская империя - 8 тыс. Франция - 10 тыс., греческих ополченцев было 100 тыс.


Нелепица, ни в какие ворота не пролазящая. Автор выдаёт потенциал российской армии за войско, отмобилизованное - ЯКОБЫ - в помощь восставшей Греции. На самом деле, до 1826 года Россия и пальцем не пошевелила ради Греции. В ультиматуме от 5 марта 1826 года НОВЫЙ царь России, Николай Первый, по прежнему ещё игнорирует вопрос Греческого восстания - в ультиматуме, переданном Турции о греках и их войне нет ни слова:

5 (17) марта 1826 Николай I подписал ультимативную ноту (вручена турецкому правительству 29 марта [5 апреля], предлагавшую Турции выполнить условия Бухарестского мира относительно Сербии, вывести войска из Молдавского княжества и Валахии и выделить уполномоченных для заключения нового соглашения.

То есть только в марте 1826 года Россия - под давлением Англии, и в качестве УСТУПКИ ей, соглашается к тому, что В ОБМЕН на то, что Россия поможет с благоприятным "решением Греческого вопроса", Англия, в свою очередь, также закроет глаза на возможную Русско-турецкую войну относительно несоблюдения Турцией условий Бухарестского мира 1812 года.

британское правительство стало активнее поддерживать греков. Оно признало восставших воюющей стороной, признало за ними право блокады портов и разрешило открыто снабжаться продовольствием и другими припасами в портах Ионической республики. В этой ситуации отказ от помощи Греции мог привести к утрате Россией значительной части своего влияния на Балканах.

Сменивший Александра на троне Николай I сразу после восшествия на престол объявил о своем желании проводить более энергичную и последовательную политику в восточных делах. 17 марта 1826 года он выдвинул турецкому правительству угрожающий ультиматум с требованием в шестинедельный срок исполнить условия Бухарестского договора и прислать представителей для переговоров по вопросам, являющимся предметом споров между империями. Это заставило Веллингтона активизировать переговоры, в ходе которых он предложил помощь Англии в урегулировании споров России с Османской империей и попросил её согласия на британское посредничество между греками и правительством султана. Николай категорически отказался от британского вмешательства в переговоры между Российской и Османской империями, но был вынужден согласиться на британское участие в решении греческого вопроса, после того, как Веллингтон объявил, что только при этом условии Великобритания может обещать ему свой нейтралитет в будущем столкновении с Турцией.


Так что - не надо ля-ля... Правду говорите. А свои фантазии - себе держите. У меня тоже фантазия, как бы, богатая...

Цитата:
Да и сама победа Греческой революции стала возможной благодаря победе Российской империи в Русско-турецкой войне 1828 - 1829 гг.


Очередное преувеличение. Из международных мер по Греческому вопросу, самым большим влиянием на исход восстания, в порядке убывания, имели следубщие факты:

1. Признание Англией греков воюющей стороной (в результате греки стали получать возможность вести торговлю и дип.отношения, а также брать необходимые для ведения войны займы): 1823 год.

2. Битва при Наварино: октябрь 1827 года. В битве приняла участие и российская эскадра. Самый большой вклад в победу Союзников внесли англичане - у них же были и самые большие потери в бою. Всего в сражении союзники потеряли менее 200 человек. И это СУММАРНО. И англичане, и русские, и французы...

3. Деятельность миссии французского генерала Мэзона в Пелопоннесе против турецко-египетских войск.

Всё остальное - глубоко вторично к сказанному.

http://mirknig.su/knigi/nauka_ucheba/79898-rossiya-i-mir-geopolitika-v-civilizacionnom-izmerenii.html
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 11, 2020 2:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Киянская О.И. Южное общество декабристов. М.: РГГУ, 2005:

Цитата:
Одну из главных ролей в событиях 1821 г. играл 29-летний генерал-майор русской службы князь Александр Константинович Ипсиланти (или Ипсилантий, как его именовали в России) – личность, оставившая заметный след не только в русской, но и в мировой истории. По национальности Ипсиланти был греком – сыном эмигрировавшего в Россию господаря (правителя) Молдавии (1799–1802) и Валахии (1802–1806). Семья будущего руководителя греческих повстанцев была очень богатой: ее владения в России и Турции приносили годовой доход в 120 тысяч рублей.

Несмотря на свое происхождение, князь Ипсиланти был человеком александровской эпохи и декабристского мировоззрения. С 14 лет воспитывавшийся в России и учившийся в петербургском Педагогическом институте, греческий аристократ был связан с русскими людьми общностью карьеры российского военного, а также тесным боевым братством. С 1808 г. он служил в кавалергардах, принимал участие в Отечественной войне и заграничных походах. Был кавалером нескольких боевых орденов и золотой шпаги «за храбрость». В августе 1813 г., в бою под Дрезденом, Ипсиланти потерял правую руку. В 1816 г. был назначен флигель-адъютантом, в 1817 г. стал генерал-майором и командиром гусарской бригады. Русскими офицерами были и трое его младших братьев – Дмитрий, Георгий и Николай [8].

Среди друзей и знакомых Александра Ипсиланти – множество знаменитых людей первой четверти XIX в. Князь лично знал императора Александра I, дружил с Денисом Давыдовым, был знаком с семейством Раевских и Пушкиным. Он постоянно вращался в кругу южных вольнодумцев, был для них безусловно своим. Правда, разделяя общие для многих аристократов тех лет вольнолюбивые мечтания, Ипсиланти желал свободы не столько для России, сколько для своей родины, которой он считал Грецию. Поэтому он не был членом декабристских организаций, а весной 1820 г. вступил в греческое тайное общество Фелики Этерия (в переводе с греческого – «Дружеское общество»). В России Этерию часто называли Гетерией.


http://rodnaya-istoriya.ru/index.php/istoriya-i-literatura/istoriya-i-literatura/a.s.-pushkin-i-p.i.-pestel-k-istorii-vzaimootnosheniie.html

Ипсиланти глубоко уважал русского царя. Он не был близок декабристам в смысле их идеи свержения императора... Ипсиланти много раз вспоминал свой разговор с императором, сподвигнувший его к восстанию. Царь говорил о греках очень лестно, и говорил, что в некий блаженный день придёт их время освободиться. Ипсиланти подумал, что царь поддерживал идею своюоды греков. И сильноразочаровался, когда выяснилось, что это не так...

Цитата:
«Дело не на шутку, крови прольется много, и, кажется, с пользою для греков. Нельзя вообразить себе, до какой степени они очарованы надеждою спасенья и вольности. Все греки южного края старые, как молодые, богатые и бедные, сильные и хворые, все потянулись за границу, все жертвуют всем и с восхищением собою для отечества. Что за время, в котором мы живем, любезный Закревский? Какие чудеса творятся и какие твориться еще будут. Ипсилантий, перейдя границу, перенес уже имя свое в потомство. Греки, читая его прокламацию, навзрыд плачут и с восторгом под знамена его стремятся. Помоги ему Бог в святом деле; желал бы прибавить — и Россия» — с редчайшим для него воодушевлением пишет 14 марта 1821 г. Киселев Закревскому. А в ответном письме есть приписка Ермолова, которому такой стиль был гораздо привычнее; «Воскресающая Греция дает теперь вам достойные занятия. Видел из письма к Закревскому, что события воспламеняют сердце героя, желающего лететь на помощь стране знаменитой. Жалеть буду вместе с вами, если пламень греков угашен будет их собственною кровью. Дай Бог им успеха»[229].


http://www.libma.ru/istorija/oppozicija_ego_velichestva/p27.php

Если действительно сострадали - почему не пришли добровольцами на помощь? Даже из католических и протестантских стран Европы напомощь восставшим грекам явились сотни добровольцев. Многие из которых были вовсе не последними людьми в своих странах...

Политические и другие происшествия // Вестник Европы, Часть 118. № 9. 1821

Цитата:
Турция.

По всему видно, что Слудзер действует без всякого верного плана. Сперва пошел [79] он к Краиове, на границу Булгарии; а потом повернул опять в горы Роцниковские. Толпу его приверженцов, как говорят, составляют от 8 до 10,000 человек. Бояры во всех сих происшествиях не принимают не только никакого участия, но и многие из них выезжают из Валахии. Сказывают, будто сын славного Георгия Черного находится при войске Ипсилантия; войско сие, увеличившееся уже до 30,000, берет силою большие контрибуции, поставки, и отнимает у Бояр лошадей. Ипсилантий намерен переправиться через Дунай и приближиться к Сербии, в которой надеется найти себе сильную помощь; но с Феодором Слудзером он не ладит.

Князь Михаил Суццо поспешно удалился из Ясс, и намерен бежать в Швейцарию. Он и Князь Ипсилантий преданы проклятию Константинопольским Патриархом.


http://drevlit.ru/docs/turky/XIX/1820-1840/Vestnik_Evropy/1821_c_118_nom_9.php

Феодор Слудзер - это, конечно, Теодор Владимиреску.

Новости политические // Сын отечества, Часть 71. № 29. 1821

Греч Н. И. 1821

Цитата:
— Война в Молдавии и Валлахии кончилась потреблением корпуса Князя Ипсилантия. В Австрии получены о том следующие известия: “Князь Ипсилантий 4-го июня двинулся из Рымника, где он с трудом собрал около 5.000 чел., в Драгашан, а авангард его, под командой капитана Иордаки, 7-го числа сошелся с турецким отрядом в 1000 чел. Видно, что Ипсилантий не имел точных сведений о силе и положении турецких отрядов. Иордаки начал сражение, но все находившиеся при нем булгары обратились в бегство, а пандуры объявили, что они не хотят сражаться. Иордаки остался; с шестьюдесятью верными [136] албанцами, и сражаясь отретировался к полку гетеристов. Сей полк, носивший ими священной дружины, состоял из 700 молодых греков; собравшихся туда из разных университетов, и не имевших понятия о военном деле. Турки быстро преследовали бегущих, и с таким жаром напали на сию дружину, что чрез несколько минут совершенно ее истребили; человек шестнадцать успели спастись. Начальник одного отряда, Каравия, обратился в бегство к Рымнику и оставил всю свою артиллерию (5 пушек) в руках турок. Ипсилантий воротился в сей же город, и был встречен жестокими укоризнами жителей. Служившие в его корпус албанцы и булгары также осыпали его ругательствами за то, что он обманул их ложными обещаниями. Иордаки, избежавший поражения с немногими воинами, 9-го числа вошел также в Рымник. Ипсилантий удалился в Козию (или, вероятно, Бузео) и заперся с немногими товарищами своими в тамошнем монастыре; но по последним известиям он ушел оттуда, неизвестно куда. — С того времени рассеянные гетеристы во множестве пробираются чрез горы в Седмиградскую землю. Австрийский кордон в тех странах усилен. — Вся Валлахия совершенно разорена и находится в самом плачевном состояния.


http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Turk/XIX/1820-1840/Syn_Otecestva/1821_29.htm

Цитата:
В России Этерию часто называли Гетерией.

История этой организации, столь же греческой, сколько и российской, обстоятельно рассмотрена в книге историка Г.А. Арша «Этеристское движение в России. Освободительная борьба греческого народа в начале XIX века и русско-греческие связи» [9]. Этерия возникла в 1814 г., на два года раньше Союза спасения – первого тайного общества декабристов. Ее родиной был город Одесса.


http://rodnaya-istoriya.ru/index.php/istoriya-i-literatura/istoriya-i-literatura/a.s.-pushkin-i-p.i.-pestel-k-istorii-vzaimootnosheniie.html

То, что Филики Этерия возникла на территории России не делает её русской. Да, там были самые лучшие условия для подготовки греческого мятеджа - на тот момент. Но это и всё. Да, несколько русских было включено в состав Филики Этерии (я видел одну русскую фамилию капитана судна в списках Филики Этерии, кажись включённого в список в Константинополе - но это мог быть и обрусевший грек, в принципе).

Цитата:
Пушкин всерьез обдумывал возможность присоединиться к отряду мятежного князя и сообщал лицейскому другу Антону Дельвигу: «скоро оставляю благословенную Бессарабию; есть страны благословеннее. – Праздный мир не самое лучшее состояние жизни» [18].


Пушкин этого так и не совершил. Пушкин - явно не Байрон...

Цитата:
В 1962 г. историк С.С. Ланда проанализировал целый комплекс документов, связанных с тесными взаимоотношениями Орлова и Ипсиланти. Ланда, в частности, ввел в научный оборот заслуживающее большого доверия свидетельству близкого к семье Ипсиланти современника событий, греческого историка И. Филимона [27]. Согласно рассказу Филимона, «находясь с Орловым в дружеских отношениях и будучи вполне уверенным в его либеральных чувствах, Ипсиланти откровенно объяснил ему, в чем заключались его цели относительно Греции, и усиленно добивался, чтобы тот со всеми войсками, которыми командовал, участвовал в переходе через Прут. Из этого определенно вытекало, что Ипсиланти посредством этого шага делал виновным либо императора перед султаном в нарушении договоров, либо Орлова перед императором в неподчинении. В результате последовало бы, в первом случае, объявление войны со стороны Турции, а во втором – объявление вне закона Орлова».

Филимон считает, что соглашение между двумя генералами было достигнуто. При этом, когда Орлов выразил опасения, что его могут сместить, «Ипсиланти их рассеял, предложив, что он сам немедленно перейдет за Дунай с греками, Орлов же с русскими вступит в княжества как самостоятельный начальник. Но какой-то несчастный случай расстроил этот план. На Орлова был написан донос, его тотчас же отстранили от командования авангардом и отправили в Петербург» [28].


На царя надеяться было нельзя... А декабристы - проиграли... Замкнутый круг...

Цитата:
Однако в частностях греческий историк явно ошибается. Так, например, приказ об отстранении Орлова от командования дивизией последовал через два года и три месяца после начала мятежа в княжествах. Причиной же этого отстранения послужили отнюдь не переговоры с Ипсиланти, а известное «дело» «первого декабриста», майора В.Ф. Раевского, занимавшегося, с ведома своего дивизионного начальника, революционной агитацией в солдатской среде.


С Орловым действительно не всё так просто, как пишет Иоанн Филимон. В принципе, в феврале - июне 1821 года он мог выдвинуться в помощь повстанцам. Но на самом деле с момента, когда царь уже осудил движение Ипсиланти в Лайбахе - этого не могло произойти в принципе. И Орлов не пошёл бы, и войско не пошло бы за ним (и он не мог не понимать этого)...

Цитата:
Вряд ли стоит разделять и уверенность Филимона в том, что Орлов был готов к «самостоятельным действиям» на территории княжеств. Опытный военный, он не мог не понимать, что для того, чтобы развернуть дивизию к походу, было необходимо немалое время, и приготовиться к вторжению в княжества в полной тайне от корпусного командира и армейского начальства было невозможно в принципе. Если же эти приготовления стали бы известны, то они привели бы к немедленной отставке дивизионного командира задолго до того, как его войска начали бы переходить границу. Орлова, не взирая ни на какую популярность, ожидал бы арест, военный суд и – в лучшем случае – каторга.

О том, что Орлов хотел помочь грекам, но не собирался без приказа входить в княжества, сам он, например, говорит в известном письме А.Н. Раевскому от 27 июня 1820 г.: «Ежели бы 16-ую дивизию пустили на освобождение (курсив мой. – О. К. ), это было бы не худо. У меня 16-ть тысяч человек под ружьем, 36 орудий и 6-ть полков казачьих. С этим можно пошутить» [30].

Вернее другое: Орлов и Ипсиланти были уверены, что император Александр поддержит восстание и отдаст 2-ой армии приказ о вторжении в княжества. И тогда Орлов, командир пограничной дивизии, которая первой войдет в княжества, получит шанс проявить себя, возможно, даже и в каких-то самостоятельных действиях. И вернется в Россию «спасителем греков». При этом, конечно, значительно увеличивались его шансы стать руководителем революции в России.


Это - всё очень правильные соображения.

Цитата:
Доходило до курьезов: новороссийский генерал-губернатор А.Ф. Ланжерон, как и все, не понимавший, что происходит, 24 февраля обратился с письмом к самому Ипсиланти. В письме он прямо спрашивал греческого мятежника о том, поддерживает ли его российский монарх и следует ли самому Ланжерону продолжать выдавать паспорта всем желающим присоединиться к восстанию. «Его Величеству императору обо всем известно и Ваше Превосходительство ничем не рискует, выдавая паспорта всем, кто желает присоединиться ко мне и возвратиться к себе на родину», – отвечал Ипсиланти [35]. И Ланжерон, в целом сочувствовавший грекам, продолжил выдачу паспортов – о чем впоследствии очень пожалел.


Ланжерону впоследствии приходилось оправдываться в своих действиях. Он действительно не знал о том, что Ипсиланти действовал сам от себя, а не от императора...

Цитата:
Шансы на российскую военную поддержку у Ипсиланти были – восторг по поводу его поступка разделяли и крупные российские военачальники начала XIX в. Так, например, начальник штаба 2-ой армии, генерал-майор Павел Дмитриевич Киселев писал: «Ипсилантий, перейдя за границу, перенес уже имя свое в потомство. Греки, читая его прокламацию, навзрыд плачут и с восторгом под знамена его стремятся. Помоги ему Бог в святом деле; желал бы прибавить и Россия» [20].

...

Кажется, единственным, кто не потерял голову, оказался главнокомандующий 2-ой армией, генерал Витгенштейн. Никакой «радости» по поводу происходившего, а тем более сочувствия к Ипсиланти он не испытывал, на обращение молдавских дворян и духовенства сначала никак не отреагировал и приказа армии придвинуться к границе не отдал. Витгенштейн решил не принимать никаких самостоятельных действий и дождаться решения вопроса «на высшем уровне» – чем вызвал раздражение горячо сочувствовавшего грекам Киселева [36].


Цитата:
Однако и верховной российской власти, и властям местным – военным и гражданским – была нужна, прежде всего, достоверная информация о происходящем в княжествах. Только на основании достоверных сведений они могли принимать решения, от которых, в итоге, зависели судьбы войны и мира в Европе. И сбор этой информации был доверен подполковнику Павлу Пестелю. В первой половине 1821 г. Пестель трижды ездил собирать сведения о событиях в Молдавии и Валахии, по итогам этих поездок он предоставлял своему начальству несколько обширных донесений и писем.

...

Впервые большинство донесений и писем Пестеля по итогам его разведывательной деятельности «о делах греков и турок» ввел в научный оборот Б.Е. Сыроечковский в опубликованной в 1954 г. статье «Балканская проблема в планах декабристов» [37]. Полное археографическое исследование всего комплекса материалов, подготовленных подполковником по поводу «дел греков и турок», предприняли Л.Н. Оганян и И.С. Достян [38].

Самые важные документы из этого комплекса еще в 1959 г. были опубликованы в Румынии [39]. Парадокс же заключается в том, что в России эти записки до сих пор в полном виде не увидели печати. Правда, парадокс этот вполне объясним. Причина его – жесткие идеологические установки, которых придерживались практически все писавшие о «командировках» Пестеля ученые, и несовпадение с этими установками реального содержания составленных им документов.

Рассуждая о Пестеле – русском революционере, волею судеб оказавшемся рядом с революционером греческим, советские историки просто не могли не отмечать, что Пестель относился к Ипсиланти с сочувствием. Сложнее всех пришлось Б.Е Сыроечковскому – он опубликовал свою статью в 1954 г., еще в сталинские годы. Раскрытие реального содержания записок Пестеля было невозможно, приходилось цитировать из них лишь те отрывки, которые подходили под герценовско-ленинскую концепцию о «богатырях из чистой стали».

Сыроечковский писал о том, что «Пестель сочувствует восстанию» и стремится побудить военные власти 2-ой армии, а также самого императора, помочь восставшим грекам [40]. И хотя эта точка зрения документами не подтверждается, ученому удалось очень многое - после его статьи стало ясно, например, что Пестель проводил время не только за написанием конституционных проектов и обсуждением возможности цареубийства, он еще и вел огромную штабную работу; и эта работа была связана с его деятельностью заговорщика. Кроме того, историк давал, пусть и не всегда точные, но все же сноски на документы, показывая возможный путь поиска тем, кто на самом деле хотел докопаться до истины.

Труднее понять других ученых, тех, которые сознательно искажали факты, ничего не добавляя в дело изучения служебной деятельности Пестеля. «Зная, с какое положение занимал Пестель в штабе 2-ой армии и каким исключительным доверием пользовался он у высшего командования армии, можно полагать, что только благодаря его влиянию и умелой тактике был разработан реальный план поддержки греческого восстания и организована помощь восставшим», – писал в 1963 г. И.Ф. Иовва [41]. По ходу изложения материала выясняется, правда, что под помощью восставшим грекам понимается участие Пестеля в переговорах по поводу приема молдавских беженцев на российской территории.

Были и другие способы рассуждений о «бессарабских командировках» руководителя Южного общества. Так, например, М.В. Нечкина, в своих поздних работах практически полностью находившаяся под властью «концепции», подробно рассказывая о том, как Пестель собирал сведения, ничего не говорит об итогах его работы. А И.С.Достян осторожно предлагает читать их «между строк»: «Его (Пестеля. – О. К. ) личное отношение к революционным событиям на Балканах читается между строк, заинтересованность в успехе повстанцев чувствуется в самом подборе материала и его изложении» [42].

Существует также и давняя традиция трактовать эти донесения как совершенно безоценочные, нейтральные по отношению к «предприятию» Ипсиланти. «В данном случае Пестель – офицер, добросовестно выполнявший поручение командования. Он сообщал то, что узнал. Обманывать командование он не считал возможным», – утверждал В.В. Пугачев [43]. Составляя донесения, Пестель, по мнению многих историков, имел в виду лишь соображения своей карьеры [44].

Однако подобные «мнения» опровергаются фактами: содержанием «греческих записок» Пестеля.

Первая, самая важная для «дела греков», «командировка» Пестеля состоялась, как установил Сыроечковский, между 26 февраля и 8 марта 1821 г., т. е. через несколько дней после начала «предприятия» Ипсиланти. При этом подполковник выполнял совместное поручение Витгенштейна и Киселева – об этом свидетельствует целый ряд дошедших до нас штабных документов [45]. Из этих документов следует также, что представленные Пестелем по итогам первой «командировки» бумаги содержали первые более или менее достоверные сведения о происходивших в княжествах событиях.

Пестель собирал сведения в Кишиневе, опрашивая о деятельности Ипсиланти должностных лиц приграничных районов. Однако только «легальным» сбором сведений он не ограничился. Так, Федор Глинка сообщил на следствии (со слов отца Пестеля), что «в самом начале 1821 года» граф Витгенштейн послал его «переодетым в Молдавию и Буковину» для сбора сведений о происходивших там событиях. «Пестель был в Германштаде и Яссах и написал меморию, за что и дан ему после чин и полк», – утверждал Глинка [46]. Об этом же повествует в своих мемуарах и Николай Греч [47].

Видимо, в ходе своей «командировки» Пестель встречался и с самим Ипсиланти. Только от самого вождя греков или от его ближайшего окружения можно было узнать, например, о частном письме князя к оставшейся в России матери. Пестель не только знает о самом факте этого письма, но и передает его содержание в своем первом донесении [48]. Впрочем, ничего странного в этой встрече (если она действительно имела место) не было: Ипсиланти и Пестель были давно знакомы. В 1810-х гг. они оба, например, состояли в одной масонской ложе, Ипсиланти, как и Пестель, в прошлом служил в кавалергардах [49].

Можно с большой долей уверенности предположить, что «предприятие» его старого знакомого вызывало у Пестеля сочувствие и симпатию – и здесь его позиция мало чем отличалась от позиции Пушкина, Орлов или Киселева. Есть свидетельства, что впоследствии в беседах с членами тайного общества Пестель «выхвалял» «упорное действие» греков «к восстановлению своего отечества» [50].

Однако никакие личные отношения и симпатии не нашли отражения в тексте первого официального донесения подполковника. Не нашли они отражения и в тексте его частного письма к Киселеву по итогам первой «командировки» [51]. Тексты эти – блестящий образец официально-делового стиля эпохи 1820-х гг. Они поражают своей основательностью, и в то же время лаконичностью. Какие бы то ни было выводы, а тем более рекомендации в адрес властей в них отсутствуют. На первый взгляд они – только лишь талантливое изложение собранных сведений. Однако подобраны и сгруппированы описываемые факты совершенно определенным образом. И сочувствия греками ни в строках, ни «между строк» этих текстов прочесть невозможно.

В обоих документах акцент сделан отнюдь не на освободительной стороне деятельности вождей восставших. «Если существует 800 т. итальянских карбонариев, то, может быть, еще более существует Греков, соединенных политическою целию... Сам Ипсиланти, я полагаю, только орудие в руках скрытой силы, которая употребила его имя точкою соединения», – пишет он в письме Киселеву [52].

В официальном донесении эта фраза отсутствует, однако сообщается, что российский генеральный консул в Валахии назвал «карбонарием» Тудора Владимиреску – «сторонника» Ипсиланти, который, воспользовавшись смутой в княжествах, убивал и грабил валашских бояр. Конечно, слово «карбонарий» в данном контексте – метафора, обозначающая участника общеевропейского революционного заговора.

Пестель передает содержание прокламации Владимиреску, подтверждающее именно революционный, а не освободительный характер его действий: «Он (Владимиреску. – О. К. ) объясняет, что поступок его не имеет целию возмущение противу Порты, но одно только сопротивление злодеяниям валахских бояр и различных чиновников, употребляющих во зло свою власть» [53].

При этом в донесении подробно повествуется о жестоких расправах восставших греков с мирными турецкими обывателями. Пестель рассказывает, например, о том, как в городе Галац греки убивали турок, «которые все сбежались в дом начальника турецкой полиции. Греков было около 600 человек, а турок только 80. Битва продолжалась 4 часа и наконец все турки были истреблены. Греков же убито 12 человек, ранено 6. Дом, служивший туркам защитою, был во время перестрелки зажжен греками, от чего несколько соседних лавок и амбаров также соделались добычею пламени». Подобным же образом происходило избиение турок греками в Яссах, а потом и во всей Молдавии, и «число таковых погибших простирается до 200 человек» [54].

Естественно, что подобные действия повстанческих отрядов вызвали панику среди обывателей, и прежде всего не поддерживавших Ипсиланти и боявшихся мести турок молдаван. Обыватели «пришли к нашей границе для перехода в Бесарабию, желая сим способом отвратить от себя бедствия, нераздельные с каждым возмущением», – пишет Пестель [55]. Проблема беженцев стала, таким образом, весьма острой для России.

Однако если бы первое донесение Пестеля состояло только из перечисления этих и подобных фактов, его в общем можно было бы принять за объективный, хотя и чуть-чуть тенденциозный отчет о «командировке». Но заканчивается донесение небольшой информационно-аналитической частью. Пестель поясняет, что он имеет в виду, называя Ипсиланти «орудием в руках скрытой силы».

«Что же касается до возмущения греков и поступков Ипсилантия и Владимирески, то оные могут иметь самые важные последствия; ибо основаны на общем предначертании давно сделанном, зрело обдуманном и всю Грецию объемлющем. Я, однако, же за достоверность сведений, по сему предмету мною собранных, не ручаюсь положительным образом, хотя и имеют они вид самый основательный. Со времени последнего возмущения греков в Морее, столь неудачно для них кончившегося, составили они тайное политическое общество (курсив мой. – О. К. ), которое началось в Вене особенным старанием грека Риги, потерявшего потом свою голову по повелению Порты. Сей ужасный пример не устрашил его сообщников. Их было тогда 40 человек. Сие общество составило несколько отделений в Вене, Париже, Лондоне и других знаменитейших городах».

«Всем обществом управляет Тайная Верховная Управа, коея члены никому из прочих собратиев неизвестны. Само общество разделяется на две степени. Члены низшей именуются Гражданами; члены второй Правителями. Каждый Правитель имеет право принимать в Граждане. Сии Граждане никого из членов Общества не знают, кроме Правителя, их принявшего. Сей же Правитель никого не знает, кроме Граждан, которых сам принял, и того другого Правителя, коим он был принят. Из Граждан же в Правители поступают члены общества не иначе, как по предварительному разрешению Верховной Управы, которое доходит к Гражданам посредством частных Правителей, составляющих беспрерывную цепь от Граждан до Верховной Управы».

«Ипсилантий показывал Суццо список сих Правителей, коих число простирается до 200 т. человек. Каждый же из них имеет 4,5 и даже 6 Граждан. – Из сего явствует, что Политическое сие Общество чрезвычайно многочисленно. Шесть месяцев тому назад был Ипсилантий избран Верховною Управою в ее Полномочные и в Главные Начальники всех Греческих войск. О сем избрании было все Общество извещено, а посредством оного и вся Греция. При нем же, равно как и при прочих Начальниках, находятся Советники, от Верховной Управы назначенные, с коими они должны совещаться и коих мнение обязаны они принимать во уважение».

«Возмущение, ныне в Греции случившееся, есть произведение сего Тайного Общества, которое нашло, что теперешнее время соединяет все обстоятельства, могущие содействовать успеху их предприятия» [56].

Пестель прав, когда пишет о неполной достоверности собранных им данных о структуре и действиях греческого общества. В частности, он путает две организации с одним названием. Этерия, к которой принадлежал Ипсиланти, не была продолжением одноименно организации, существовавшей, по некоторым сведениям, в Вене 1790-х гг. Именно эта, венская Этерия и возникла «стараниями» греческого публициста-республиканца Ригаса Велестинлиса, впоследствии действительно казненного турками. Современная же Пестелю Этерия образовалась, как уже было сказано, в 1814 г. в Одессе [57]. Явно преувеличенными представляются и утверждения о всеевропейском характере греческого заговора.

8 марта это донесение легло на стол Киселеву – активному стороннику военной помощи грекам. Видимо, начальник штаба некоторое время колебался, что с этой бумагой делать: отправлять ли ее «наверх» или нет. Только на следующий день, 9 марта, донесение Пестеля все же ушло в Лайбах, где император Александр I тогда находился, участвуя в конгрессе Священного союза [58]. Для Александра сведения Пестеля оказались первым (не считая полученного несколькими днями ранее письма самого Ипсиланти) положительным известием о происходящем в Молдавии и Валахии.

И вряд ли можно считать простой случайностью тот факт, что через пять дней после отправки этого донесения из Тульчина император написал Ипсиланти раздраженное письмо, в котором утверждал, что «подрывать устои Турецкой империи позорной и преступной акцией тайного общества» – «недостойно». «Россия, – писал император, – как она об этом заявляла и заявляет, имеет твердое намерение поддерживать постоянные отношения мира и дружбы» с Турцией. Сам генерал-майор, который «дал увлечь себя революционным духом, распространившимся в Европе», терял русское подданство, увольнялся со службы и лишался всех боевых наград [59].

«Говорили, что когда государь прочитал это ясное изложение дела (донесение Пестеля. – О. К. ) и передал Нессельроде, то сей последний будто бы просил государя назвать ему дипломата, который так красно, умно, верно сумел описать настоящее положение Греции и христиан на Востоке, и будто бы государь, улыбнувшись, сказал: «Не более и не менее как армейский полковник (Пестель в тот момент был подполковником. – О. К. ). Да, вот какие у меня служат в армии полковники!», – вспоминал Н.И. Лорер [60].

Кроме крушения надежд восставших на военную помощь Александра I, это донесение имело и другие последствия. Главнокомандующий Витгенштейн наотрез отказался самостоятельно вводить войска в княжества [61]. Из России был выслан попросивший политического убежища молдавский господарь Суццо, у которого турки вырезали всю семью [62].

Сам же Ипсиланти – бывший кавалергард, аристократ, генерал-майор, привыкший командовать обученными и беспрекословно подчиняющимися ему солдатами – оказался предводителем народного бунта. При этом бунт происходил не в самой Греции, а на чужих территориях, у населения которых были веские причины относиться к грекам враждебно.

Так, например, согласно сведениям, полученным в штабе 2-ой армии в июне 1821 г., «Федор Владимиреско вошел в сношение с турками, которые обещались сделать его владетелем Валахии, если он будет противником Ипсилантия. По сему он издал прокламацию к народу, освобождающую оный от платежа податей, и пригласил всю чернь грабить имущество бояр и умерщвлять их... Туркам, прибывшим в Бухарест, доставлял он хлеб и скот, и, приведя в опустошение всю Валахию, принудив жителей удалиться, он лишил Ипсилантия способов долее в сей стране оставаться.

Видя вероломство Владимиреска и ожесточенный его поступками, Ипсилантий успел лишить его жизни, и фирман Порты, найденный по умерщвлении его, доказал, что действительно он был в сношении и назначался владетелем Валахии» [63].

Не ставя перед собой задачу выявления степени достоверности этого агентурного свидетельства, отмечу только, что размер «грабительства» в княжествах к лету 1821 г. действительно превысил все мыслимые пределы. И Ипсиланти, называвшему себя главнокомандующим греческим войском, пришлось решать такие вопросы, которые обычно входят в компетенцию атамана разбойничьей шайки.


Иными словами, из декабристов далеко не все симпатизировали Греческому восстанию. Например не симпатизировал ему Пестель. Сам Пестель, злоумышляя против царя, попросту отвлекал всё внимание царя на мятеж греков. Подальше от себя...

Цитата:
Следует заметить, что казнь Владимиреску привела к резкому падению авторитета бывшего генерал-майора, расколу и деморализации его отрядов.


Проблема была не в казни Владимиреску, а в том, что в Княжества для подавления мятежа греков вторглись сильные турецкие войска, и значительная часть мятежников, как выяснилось, была готова жить за чужой счёт, получать оплату, и грабить мирное население, но воевать и погибать - готова не была. Они не для того восставали, чтобы бороться за свободу, а для того, чтобы побеждать. Когда стало ясно, что царь не воспретит (как он имел право) туркам ввести свои войска в Княжества, и что восстание будут жестоко подавлять, "крысы побежали с тонущего корабля первыми".

Цитата:
«Предприятие» Ипсиланти закончилось плачевно. Регулярная турецкая армия, не взирая ни на какие мирные договоры с Россией, летом 1821 г. вошла в княжества и разбила отряды бывшего российского генерал-майора. Сам Ипсиланти, спасая свою жизнь, был вынужден бежать в Австрию, где его сразу же арестовали и посадили в тюрьму как государственного преступника. Большинство его сторонников были впоследствии казнены, а в Османской империи начался фактический геноцид по отношению к христианскому населению.

Естественно, возникает вопрос о том, зачем Пестелю понадобилось представлять русско-греческое тайное общество отраслью всемирного революционного заговора. Не занимавшийся подробным анализом донесений подполковника, но хорошо представлявший себе ситуацию Д.Д. Благой высказывал мнение, что «если бы в условиях 1821 года победа Ипсиланти, с помощью России, осуществилась, то ни к чему хорошему она бы не привела, не только не способствуя перерастанию греческого освободительного движения в революционно-освободительное, а наоборот, с помощью той же России – ведущей державы Священного союза – уничтожая ростки ее» [64].

С такой формулировкой согласиться нельзя. Пестелю, однозначному и жесткому стороннику «революции посредством войска», были равно чужды и «освободительное», и «революционно-освободительное» народные движения. Однако можно согласиться с другим мнением ученого: объявление Александром I войны Турции подняло бы его авторитет «как царя-освободителя» и в России, и в Европе [65]. Пестелю, готовившему убийство императора, этого, естественно, было не нужно.

Декабрист не мог не понимать также, что если война в помощь революционной Греции все же начнется, то она сделает весьма призрачными надежды на революцию в России. Начав свою деятельность «по делам греков и турок» в чине подполковника Мариупольского гусарского полка, Пестель в марте 1820 г. был переведен тем же чином в Смоленский драгунский полк, потеряв при этом должность адъютанта главнокомандующего. Должность, на которой он находился с 1818 г. и которая обеспечивала ему реальное влияние на высший командный состав армии.

В случае военных действий в 1821 г. максимум, на что он мог рассчитывать, – это на должность командира батальона в Смоленском полку. Следовательно, все, что ему с таким трудом удалось сделать для подготовки военного переворота в России, должно было неминуемо рухнуть. Составляя донесение, подполковник спасал дело своей собственной жизни – свою тайную организацию.

Однако на случай собственного прихода к власти Пестель оставлял за собой право на «маленькую победоносную войну» с турками, способную принести немалые политические дивиденды. Декабрист Александр Поджио показывал на следствии, что Пестель предполагал после прихода к власти «объявить войну Порте и восстановить Восточную республику в пользу греков». Эта мера, по его мнению, была способна погасить недовольство десятилетней диктатурой Временного Верховного правления. Справедливость показания Поджио сам Пестель подтвердил [66]. Хранившийся в его бумагах написанный им собственноручно проект «Царство Греческое», видимо, представлял собой проект послевоенного устройства европейской части Турции – под российским «покровительством» [67].

Неизвестно, знал ли Пестель о переговорах Ипсиланти с Михаилом Орловым. Однако прямым следствием его донесения стало и то, что Орлову пришлось расстаться со своими честолюбивыми мечтаниями стать «спасителем греков» и единоличным лидером русской революции. Но и самому Пестелю его донесение обошлось очень дорого: укрепив его положение в армейском штабе, оно сильно «подмочило» репутацию организатора Южного общества.

Орлов занял по отношению к Пестелю непримиримую позицию. По долгу службы он и его единомышленники общались с Пестелем во время «командировки», и, конечно, сразу же узнали о содержании отправленной к царю бумаги [68]. «Генерал Орлов со мною прекратил все сношения с 1821 года», – показывал Пестель на следствии [69]. Естественно, что Кишиневская управа Союза благоденствия не вошла в состав вновь образованного Южного общества и продолжала действовать отдельно.

Более того: можно с уверенностью говорить, что именно по инициативе Орлова секретное донесение Пестеля было предано гласности.

Сохранилось письмо командира 16-й дивизии к собственной невесте, Екатерине Николаевне Раевской, датированное 9-м марта 1821 г. Уверяя невесту в «вечной любви», Орлов просит ее распространить в Киеве, а потом отправить в Москву записку «со всеми подробностями Валахского возмущения», в которой сведения изложены «день за день» [70]. И.С. Достян утверждает: письмо свидетельствует о том, что генерал «имел в своем распоряжении копию записки Пестеля» [71]. И с этим выводом можно согласиться, ведь иных документов с «подробностями» произошедшего в княжествах на тот момент просто не существовало. Кроме того, донесение Пестеля действительно по дням восстанавливало хронологию событий.


Потом - было поздно. Греки восставали здесь и сейчас. Проект Пестеля - даже если таковой действительно существовал - призван был создать не независимую Грецию, а российский протекторат в Греции. А это - тем паче утопия, поскольку если бы Россия стала претендовать на создание своего протектората в Греции, то вряд-ли европейцы безмолвно на эти потуги взирали.

Цитата:
О том, что у поэта такая копия была, красноречиво свидетельствует черновик его письма, написанного предположительно к декабристу В.Л. Давыдову; многие фразы письма почти дословно повторяют донесение [76].

«Тогда грек Владимиреско, служивший некогда в войсках покойного князя Ипсилантия... собрал 38 арнаутов и отправился с ними в малую Валахию», – читаем у Пестеля [77].

«Теодор Владимиреско, служивший некогда в войске покойного князя Ипсиланти, в начале февраля нынешнего года – вышел из Бухареста с малым числом вооруженных арнаутов», – пишет Пушкин [78].

«22-го февраля в 7 часов вечера князь Александр Ипсилантий в сопровождении князя Георгия Кантакузена и обоих своих братьев Георгия и Николая, выехал в Яссы. Он был встречен на границе отрядом из 300 арнаут, и оным до города сопровожден. Князь Суццо сей час по приезде Ипсиланти поехал к нему, и около часа у него пробыл», – сообщает донесение [79].

«21 февраля генерал князь Александр Ипсиланти – с двумя из своих братьев и с кня[зем] Георг[ием] Кан[такузеном] прибыл в Яссы из Кишинева ... Он был встречен 3 стами арнаутов, к[нязем] Су[ццо] и р[усским] к[онсулом], и тотчас принял начальство городом», – информирует Пушкин Давыдова [80].


Действительно. Пушкин наверняка пользовался донесением Пестеля. Ибо на самом деле, при переходе через границу с ним было ещё несколько человек. Не упомянутых ни Пестелем, ни писавшим после него Пушкиным.

Цитата:
Передавая содержание прокламаций греческого мятежника, Пестель говорит о том, что «Ипсилантий принял в оных прокламациях титул Полномочного Верховного правления и главнокомандующего греческими войсками». «Он называется главнокомандующим северных греческих войск – и уполномоченным Тайного правительства», – вторит ему Пушкин [81].

Текстуально сходны и описания настроений греков в начале восстания, предложенные Пестелем и Пушкиным. Пестель пишет об «истинном восторге» «между всеми греками, которые со всех сторон к Яссам стекаются», а Пушкин – о том, что «греки стали стекаться толпами под его трое знамен» и что «восторг умов дошел до высочайшей степени» [82].

Пишет Пушкин и о структуре Этерии, и о роли этой организации в восстании Ипсиланти. Однако здесь он пользуется иными источниками – и его описания более точны, чем описания Пестеля [83].

Однако естественно, что общий «антигреческий» тон донесения Пестеля, как и последствия этого донесения, не мог понравиться поэту – стороннику немедленной военной помощи Ипсиланти. И хотя общение Пушкина с Пестелем на этом не прервалось, отношения между ними явно испортились [84].

Этот факт подтверждается, например, мемуарной записью Ивана Липранди, достоверность которой учеными под сомнение не ставится. Липранди, в 1821 г. – подполковник Камчатского пехотного полка, состоявшего в дивизии Орлова, близко знал Пушкина и был знаком с Пестелем. «Однажды за столом у Михаила Федоровича Орлова Пушкин, как бы не зная, что этот Пестель сын Иркутского губернатора (ошибка мемуариста, И.Б. Пестель был генерал-губернатором всей Сибири. – О. К. ), спросил: “Не родня ли он сибирскому злодею?”. Орлов, улыбнувшись, погрозил ему пальцем», – вспоминал он [85]. Очевидно, что встреча, о которой повествует Липранди, могла состояться только до того, как между Орловым и Пестелем произошел окончательный разрыв.


Цитата:
Существуют и другие свидетельства, подтверждающие настороженность Пушкина по отношению к Пестелю. Так, в записных книжках приятельницы поэта А.О. Смирновой-Россет сохранилась любопытная запись, очевидно, относящаяся к осени 1826 г. – времени коронации Николая I, когда декабрист уже был казнен. Смирнова воспроизводит беседу только что вернувшегося из Михайловского и милостиво встреченного новым царем Пушкина с великим князем Константином Павловичем: «Говоря о Пестеле, В[еликий] К[нязь] сказал: “У него не было ни сердца, ни увлечения; это человек холодный, педант, резонер, умный, но парадоксальный и без установившихся принципов”. Искра (прозвище Пушкина. – О. К. ) сказал, что он был возмущен рапортом Пестеля на счет этеристов, когда Дибич послал его в Скуляны. Он тогда выдал их. В[еликий] К[нязь] ответил: “Вы видите, я имею основания говорить, что это был человек без твердых убеждений”» [86].

Некоторые исследователи настаивают на том, что эти «записные книжки» – литературная мистификация, предпринятая дочерью знаменитой мемуаристки, О.А. Смирновой. Однако в данном случае авторство текста – не столь уж важная проблема. Если этот текст и написан О.А. Смирновой, то сведения о позиции Пестеля по «греческому вопросу» и об отношении к Пестелю Пушкина она могла почерпнуть только от матери или близких к ней людей.

Несмотря на то, что в тексте явная ошибка: генерал-лейтенант И.И. Дибич никакого отношения к «командировкам» Пестеля не имел, эта запись передает мнение Пушкина точно. Точность эта как раз и подтверждается дневниковым рассказом самого поэта о том, что Пестель «предал Гетерию».

Конечно, «предать» Этерию в полном значении этого слова Пестель не мог – поскольку сам в ней не состоял и обязательств перед Ипсиланти не имел. Однако в целом приведенные выше источники хорошо отражают репутацию, которую подполковник – в результате своей разведывательной деятельности в Бессарабии – заслужил среди своих современников. Сохранилось письмо самого Пестеля к отцу, датированное концом 1821 г., в котором декабрист сообщал, что в армии его считают «шпионом графа Аракчеева». Отец декабриста, опытный интриган, уже потерявший к тому времени пост генерал-губернатора Сибири, в ответном письме успокаивал сына: «это так подло, так низко, что надо быть лакейской душой, чтобы выдумать подобные низости» [87].

Однако на репутацию Пестеля не могли повлиять даже последовавшие через несколько лет после его «бессарабских командировок» трагические события декабря 1825 г. И даже вынесенный Пестелю смертный приговор не изгладил из памяти современников его позицию в «деле греков».


http://rodnaya-istoriya.ru/index.php/istoriya-i-literatura/istoriya-i-literatura/a.s.-pushkin-i-p.i.-pestel-k-istorii-vzaimootnosheniie.html
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2946
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 11, 2020 3:03 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

историчкскій очѣркъ НАР0ДН0й В0ЙНЫ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ ГРЕЦИИ
И В03СТАНОВЛЕНІЯ К0Р0ЛЕВСТВА - при вмѣшательствѣ великихъ державъ Россіи, Англіи и Франции, составили Г. Палеологъ и М. Сивинисъ:

Цитата:
По прибытіи въПетербургъ полномочныхъ пелопонизскаго совѣта,
они условились, чтобы одинъ Ксанѳъ велъ переговоры съ Каподи
— 15 —
стріей. На основаніи этогочерезъ нѣсколькоднейКсанѳъувидѣлся
съ Каподистріей, который, принявъ его самымъ лучшимъ обра
зомъ, распросилъ о составѣ пелопонизскихъ совѣтовъ и сред
ствахъ, коими они располагали. Ксанеъ представилъ Каподистріи
письма изъ Мореи. Въ одномъ изъ нихъ Гази напоминалъ графу
слова, произнесенныя имъ въ Вѣнѣ.Неужели, говорилъ онъ, обра
щаясь къ Гази, въ нашемъ народѣ не найдется новагоОрасивула,
который бы освободилъ его?!! Ксанѳъ старался уговорить графа
Каподистрію стать во главѣЭтеріи, но Каподистрія,уклоняясь отъ
этого, подъ конецъ сказалъ: «Если я теперь не могу, тоуправляю
щіе обществомъ могутъ, если знаютъ, употребить другія средства;
я желаю, чтобы Богъ помогъ имъ съ успѣхомъдостигнуть ихъ
намѣренія.» Затѣмъ Ксанѳъ возбуждалъ Александра Ипсиланти
стать во главѣ тайнаго общества, на что Ипсиланти изъявилъ
согласіе и черезъ нѣсколько дней сообщилъ о томъ Каподистріи.
Графъ Ипсиланти въ его рѣшимости и обѣщалъ переговорить объ
этомъ съ Импкглтогомъ АлкксАндгомъ. Итакъ Ипсиланти принялъ
начальство надъ этеріей. Получивъ согласіе Ипсиланти, Ксаноо
увѣдомилъ немедленно о томъ пелопонизскихъ старѣйшинъ и съ
этихъ поръ началась усиленная переписка между новой властью и
всѣми этерійскими совѣтами.
Принявъ главное начальство, Ипсиланти немедленно приступилъ
къ преобразованіямъуставаэтеріи, неудовлетворявшагоболѣепотреб
ностямъ народа. Для этого онъ уничтожилъ степени побратимовъ,
порученныхъ, архипастырей и начальниковъ посвященныхъ; затѣмъ
утвердилъ предложенія пелопонизскаго совѣта и, выпросивъ себѣ
по болѣзни отпускъ, выѣхалъ изъ Петербурга въ Одессу. Едва
только узнали проживающіе въ Россіи греческіе негоціанты о
избраніи Ипсиланти въ главные начальники этеріи, какъ посы
пались со всѣхъ сторонъ пожертвованія въ пользу общаго пред
пріятія.
По прибытіи въ Одессу Ипсиланти видѣлся съ Папаригопуло,
который сообщилъ ему самыя подробныя свѣдѣнія о состояніи
Пелопониса и совѣтовалъ начать военныя дѣйствія съ Дунайскихъ
княжествъ; совѣтъ этотъ оказалъ еще большее вліяніе, когда
Ипсиланти получилъ письмо двухъ румынскихъ военачальниковъ
Сава-Кашенари и Георгія (Поргаки) Олимпія. Будучи оба греческаго
происхожденія и состоя членами этеріи, они увѣдомили Ипсиланти,
чтобыли готовы и надѣялись привести въ движеніе населеніе кня
жествъ. Ипсиланти кромѣ тогозналъ, что между Россіей и Турціей
было соглашеніе, воспрещавшее всякое вторженіе турецкихъ войскъ
— 16 —
въ Дунайскія княжества безъ предварительнаго соглашенія съ Рос
сіей. На такомъ основаніи онъ полагалъ, что при возстаніи въ
княжествахъдолжнобыло произойти одно изъ двухъ: 1) или Порта
узнавъ о произведенномъ безпокойствѣ, пошлегъ немедленно войско
для усмиренія возмутившихся безъ предварительнаго соглашенія съ Россіей итакимъ образомъ, нарушивъдоговоръ, дастъ право Россіи
начать войну, или же 2) Порта сочтетъ нужнымъ испросить согла
сія Россіи на отправленіе войска, на что потребуется много вре
мени,а въ такомъ случаѣ Ипсиланти могъ бы, оставаясь самостоя
тельнымъ, образовать снльные отряды въ княжествахъ и продол
жать съ успѣхомъ начатую борьбу. Все это убѣдило Ипсиланти
отправиться сиачала въ Молдавію и, не оставаясь тамъ долгое
время,двинутыядалѣе къ Греціи, распространяя возстаніе на пути
своего слѣдованія. Условясь такимъ образомъ съ одесскими этери
стами и румынскими военачальниками, Ипсиланти перешелъ 22-го
февраля 1821 годачерезъПрутъ,въ сопровожденіи двухъ младшихъ
братьевъ своихъ Николая и Георгія, полковника русскойо службы
Георгія Кантакузина, Георгія Мано и польскаго офицера Гарнов
скаго. Вступивъ вътотъ же день въ Яссы, Ипсиланти издалъ про кламацію къ Румынамъ, объясняя цѣль своего вступленія въ кня
жества и обѣщая освобожденіе всѣхъ христіанъ отъ турецкаго ига.


https://books.googleusercontent.com/books/content?req=AKW5QafdlJwG8OIm4bkleOGWNC0fWhtkdIut6BDKnD6O5VfCS18A1J9FDhLh7pra1xR_yN7xMJqd2dZsuJK39jNsTjzNI--
C-77FfdkHAXcJ3qjyRwmpwP_UG8Wm7xVOKhmc8GCFBivhWnuINSOi65VcoLFztEq3U7-
CEmyl40Sj3o3YbhoJp7TYVv73K6LyXhF5cMwzUlN531yWrV5Q1gdmC8s-SrVJYeyPgN3zeaJruybEUl65dJjWcn1vK-heEegaByJzyz9rkt1G5FQj0a3I8OCgIdmPP-s7gBtC_lQSsPcvS96hF_o
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Всемирная история Часовой пояс: GMT + 4
На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Страница 1 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Submitter.ru - Регистрация в поисковых системах! МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Goon Каталог сайтов MetaBot.ru - Мощнейшая российская мета-поисковая система! Refo.ru - русские сайты


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS