Список форумов АВРОРА

АВРОРА

исторический форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Библиотека Авроры
Балканские войны (1912-1913)
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 79, 80, 81  След.
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Всемирная история
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Ср Май 02, 2018 1:10 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

"История Греческой нации", издательство Афин (перевод-переложение с греческого языка):

В 1885 году директор школы гимназия в Афинах получал от греческого государства плату 4.200 драхм в год, тогда как через греческие консульства в Салониках - 7.500 драхм, а в Монастире - 7.000 драхм. Простой учитель получал в Афинах 3.000-3.500 драхм в год, а в Салониках или в Монастире - 4.000-5.000 драхм.

Греческие школы в Македонии, однако, оставались на частном содержании, в отличии от болгарских (целиком находившихся на содержании болгарских комитетов, спонсируемых из России, и тем самым - совершенно бесплатных), и поэтому они были платными, и тем самым гораздо менее привлекательными - особенно для наиболее бедных слоёв населения. Кроме того, греческий язык, особенно в сельской местности, был не очень удобен для обучения, тогда как обучение на болгарском предоставляло учащимся более необходимые им на повседневном уровне знания. Но наиболее зажиточные жители городов и сёл в которых в равной мере использовался греческий и славянский языки всегда предпочитали отдавать своих детей именно в греческие школы. Кроме того, болгары открыли в наиболее важных городах Македонии целый ряд закрытых школ, с полным содержанием учащихся (например в Салониках, Монастире и Касторье).

Аналогичным было и отношение к Церкви: в Экзархии были отменены взносы в пользу Церкви, а священники оплачивались из денег присылаемых из Болгарии. Тогда как взносы в пользу Патриархии были достаточно обременительными.

Следует отметить, что у самой Болгарии не могло иметься средств для организации такой мощной игры, спонсируемой ею самой. Спонсирование активно велось не столько из Болгарии, сколько из России - особенно из получастных славянофильских обществ и организаций (например печатание книг на славянском языке, школьных учебников и пр.).

В 1880 году 185 грабителей (листисов) и их предводителей (листархов) хотели оставить свою профессию, получить амнистию от турок и перейти на их службу (в качестве жандармской службы в регионе) - просьба, с которой они обратились к комменданту Салоник. Но они обращались тогда же и к греческому консулу в Салониках (с просьбой выслать им оружие, чтобы они подняли мятеж), Ватикьотису, который выражал в своём докладе недоверие их верности.

Любопытно, что в период 1880-1885 годов, в периоды затишья и сравнительно мирных отношений с Турцией, Греция оказывала туркам посильную помощь в борьбе с орудовавшими на Олимпе мятежными греческими грабителями - в частности предупреждая о планируемых ими действиях.

В то же время, Болгария гораздо лучше нежели Греция начала контролировать и сама организовывать деятельность болгарских грабителей в Македонии. Орудовавшие здесь банды болгар были как местного происхождения, так и забрасывались сюда из Болгарии. Одной из важных ролей их было силой и запугиванием местного населения принуждать его подписывать воззвания к Великим Державам, в которых они просили соединиться с Болгарией. Некоторые из таких воззваний содержали просьбу возрождения условий Сан-Стефанского мира. Но при этом такие группировки не переставали от этого оставаться чисто грабительскими. Командир одного из таких отрядов, подписавшийся как воевода Костас Куку, в феврале 1880 года писал митрополиту Серреса, что он сожжёт и разграбит город Серрес, если ему не выплатят отступные - он поимённо указал кому из богатых жителей Серреса сколько полагалось выплатить (указано 12 имён греков, 1 болгарин по-имени Златко, и 1 человек неясного происхождения - некто Динас, хозяин села Вертьяни). В обмен самозванный воевода обещал защищать митрополита куда бы тот не пошёл.

Греция значительно отставала от Болгарии в этом плане, и далеко не сразу осознала пользу, которую могла извлечь из отрядов подобных же греческих повстанцев. Лишь в 1896 году, частная инициатива Национальной Компании первой приняла меры по набору отрядов повстанцев, как по Греции, из числа эмигрировавших выходцев из Македонии, так и из числа местного греческого населения Фессалии и Фтиотиды.

Следует указать, что подобная деятельность по возрождению греческого патриотизма в Македонии со стороны Греции и греков была спровоцирована уже начавшейся ранее этого аналогичной болгарской деятельности. Именно в этот период в Греции зарождается новая идеология, в которой "вечный враг греческого народа", то есть турки, начинают подменяться новым, "северным" врагом - болгарами. Великая Идея была видоизменена в сравнении с тем, в каком виде она зародилась в 1840-е годы и сформировалась после Крымской войны: теперь территориальные требования Греции ограничиваются территорией европейской Турции, на которой преобладало греческое население. Вероятно, несмотря на все минусы подобной позиции, она оставалась единственной реалистичной попыткой спасти эту уже почти обречённую казалось бы часть порабощённых греков в период, когда враги греков были наполнены безудержного чувства национализма и желания экспансии.

К 1900 году в Македонии уже было 6 епископов Болгарской Экзархии (Пелагония, Стромница, Неврокоп, Дибра, Вележ и Ахрида) и всё ещё оставалось 26 православных митрополитов подчинявшихся Патриархии. Одновременно начинают формироваться сугубо болгарские общины, как необходимая предпосылка для основания болгарских школ и распространения (пропаганды) болгарской национальной идеи. В школы назначаются учителями болгары, и начинает формироваться прослойка болгарских патриотов в Македонии.

Хотя славяне явно преобладали в северо-западной части османской Македонии, даже и там были многие места, общины жителей которых обратились к Берлинскому конгрессу с целью исключить их из числа территорий, которые по Сан-Стефанскому договору должны были войти в состав Великой Болгарии.

В это время формируется и мысль, что экзархист является болгаром, а сторонник Патриархии - греком. В дальнейшем вся борьба в Македонии разворачивается вокруг этого вопроса (сначала более мирными методами и увещеванием, но с течением времени всё более и более жестокими мерами, включая террор и убийства со стороны орудовавших в Македонии банд). Борьба за Македонию началась с того, что экзархистам начали передавать церкви сторонников патриархии. Затем церкви начали отниматься силой. Затем начались убийства болгарами греко-православных священников и прокритов. В ответ на это греческое население, при поддержке из Греции, стало принимать меры по борьбе со своим опасным противником.

Примерно аналогичные вещи, как и с церквями, происходили и со школами: первоначально это были мирные попытки распространить влияние болгарских школ в Македонии, затем - начались преследования и убийства бандитами греческих учителей. Тогда появились организации, особенно внимательные к распространению греческой учёности в Македонии - "Клуб по распространению греческих букв", "Любящее образование братство Константинополя" и иные клубы аналогичного содержания и направленности.

В сельской местности, как показывает анализ, всё-же преобладал некий диалект славянского языка. Этот довод производил особое впечатление на западных европейцев того времени. Однако этот довод оказался недостаточно твёрдым, и в Македонии воспреобладали принципы, провозглашённые Mazzini - согласно им, ни язык, ни форма черепа не являются определяющими нициональную принадлежность, но только личный свободный выбор. По-крайней мере, наиболее важные и активные элементы населения, несмотря на то, что разговаривали на славянском языке, и несмотря на то что подверглись насилию и запугиванию со стороны болгар, отказались болгаризироваться, и даже сформировали собственные защитные отряды с целью отбиваться от бандитов и террористов.

Язык на котором разговаривали в Македонии эти люди был болгарским, с элементами сербского, и с массой слов албанских, греческих, турецких и даже искажённых - эти слова могли меняться от региона к региону. Тем самым, славянское население Южной Македонии было в равной мере чужим как для Софии, так и для Белграда. Если кто из этих мест отправлял детей учиться в Болгарию, то дети должны были учить болгарский, чтобы общаться с болгарами.

Болгары продолжали основывать школы и захватывать церкви - особенно в регионах ближе к Сербии, но также и в землях южнее, многие из которых были бесспорно греческими. Подобная систематичная работа должна была уже в очень скором времени принести болгарам требовавшиеся результаты, и являлась смертельной угрозой греческому присутствию в регионе. Однако болгары выказали нетерпеливость, и с целью побыстрее добиться своих целей они начали прибегать к насилию, что дало грекам и сербам возможность ответить силой на насилие, при том, что болгары уже утратили симпатии Османской империи.

Со временем, наряду с проникновением в Македонию болгар началось и проникновение сербов. Ведь с момента незаконного захвата болгарами Восточной Румелии в 1885 году, Османская империя стала отдавать на Балканах предпочтение именно им. Закрытые в результате Сербско-турецкой войны 1876 года школы сербов вновь открываются, и сербам передаются некоторые церкви в регионе. Усилиями белградских обществ "Воспитательная Компания Святого Саввы" (основана в 1886 году), а позже и "Компании Солидарности" и "Сербскому Братству" число сербских школ тоже начало постепенно расти. Австро-Венгрия, стремившаяся отвлечь внимание сербов от Боснии и Герцеговины также благоприятствовала такому повороту внешней политики Сербии на юг и юго-восток.

В 1900 году в Македонии уже было 225 школ сербов, и их число к 1904 году выросло до 300, а также было 4 лицея для мальчиков и три - для девочек. Между тем, с 1896 года епископом в Скопье также стал серб (позднее то же самое произошло в Вележе и в Дибре). Эти места подинялись патриархии.

Число греческих школ тоже росло. Наряду со школой, центром опоры греков стала и церковь.

Между тем, усилиями болгарской и панславистской пропаганды начали распространяться якобы достоверные статистические данные по населению Македонии, которыми начали забрасывать Европу. Вскоре в Европе вообще начали ставить под влиянием подобной литературы существование греческого меньшинства. Именно в это время проявилась особая ценность греческих школ - статистика количества и качества школ Македонии являлась лучшим аргументом прояснявшим этнографическую ситуацию в регионе. Кроме прочего, эти данные можно было легко проверить, и поэтому они никогда не были поставлены под сомнение.

Около 1900 года в Македонии (во всех трёх вилаетах - Салоник, Монастира и Косово) существовало свыше тысячи греческих школ, в которых училось 70.000 учеников (болгарских школ в тот же момент было 590, и в них училось 30.000 детей). Существовали регионы с большой плотностью греческих школ - это свидетельствовало о наличии здесь сильного греческого элемента. В некоторых деревнях параллельно действовали греческие и болгарские школы. В северных регионах Македонии преобладали болгарские школы, но в южных преобладание греческих школ было абсолютным. В центральной полосе Македонии число болгарских школ было внушительным, однако преобладание греческих школ в Центральной Македонии (регион между Монастиром, Флориной, Касторьёй, Воденами, Янницой, Караджовой, Серресом и Зихной) тоже оставалось значительным, хотя и не настолько явно, как в южной части. Именно центральной части Македонии в дальнейшем предстояло стать полей битвы за Македонию между греками и болгарами. Но и севернее этих мест располагались некоторые центры, где не обошлось без столкновений - а именно Меленик и Стромница (последний, как и его окрестные сёла, оставались ярыми сторонниками патриархии, хотя в сельской местности и тут можно было встретить экзархистов и экзархистские церкви).

Греческими по своему этническому составу оставались города и наиболее крупные деревни, тогда как в сельской местности преобладало болгароязычное население (хотя, особенно в Центральной Македонии, существовали и многочисленные двуязычные сёла). Большинство земельных угодий принадлежало турецким беям (наиболее плодородные, богатые и обширные земли принадлежали именно им) - это были в основном албанцы (они параллельно служили сборщиками налогов, и поэтому каждый из них обладал собственным отрядом головорезов, считавшихся вооружённой полицией-жандармерией), тогда как греки в основном промышляли торговлей и городскими ремёслами. При этом, в Южной Македонии существовали целые большие регионы с сельскими местностями целиком грекоязычными, тогда как в гористой местности Пинда и Фессалии преобладало в сельской местности влашское население - в этих местах говорили только на греческом и на влашском, и совсем не пользовались славянскими диалектами. Существовали также деревни с исключительно турецким (т. е. мусульманским) населением - это были в основном албанцы-мусульмане (так называемые туркоалбанцы). Свободные сравнительно от гнёта турок деревни христиан существовали только в нищей и бесплодной гористой части земель - они платили незначительные налоги туркам, но при этом находились в полной и безраздельной власти различных банд. Турецкое местное управление очень плохо оплачивалось из центра власти, и поэтому существовало за счёт взяток с местного населения (нередко выколачиваемых шантажом).

Македония обладала очень плохоть сетью дорожных артерий, многие регионы были отрезаны друг от друга, несмотря на наличие богатых городов - особенно ближе к морю. Всё это вело к обнищанию населения сельской местности. В отсутствие защиты со стороны властей, это население в очень скором времени начало с 1890-х годов подвергаться воздействию болгарского террора и пропаганды.

Нет сомнения, что уже в канун начала вооружённой борьбы в Македонии, болгарская пропаганда проникла глубоко в земли, в которых исконно проживало греческое население. Болгары надеялись, что вся османская Македония (искусственный термин, не имеющий никакого реального отношения к античному царству) попадёт в их руки. Однако в действиях болгарской пропаганды были заложены и минусы. Например, очень многие дети окончившие болгарские школы в Македонии в дальнейшем покидали страну и переезжали жить в Болгарию (а иногда - и вовсе вне Османской империи) - тем самым в значительной мере аннулируя вложенные в них средства и время.

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Ср Май 02, 2018 2:13 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Освободившаяся в 1830 году от османского владычества Греция, в результате международных соглашений получила к 1833 году признанные границы - они проходили от Амбракийского до Пагасского залива на материке, а из островов Греция включала Северные Спорады и Киклады (Крит, Додеканес, Хиос, Самос, Лесбос, Лемнос, Тасос, Самотраки, Китера - все они всё ещё оставались в составе Османской империи, тогда как Ионические острова принадлежали Англии). Размеры Греции на 1833 год - 47.516 квадратных километров, с населением 750.000 жителей. Несмотря на столь пигмейские размеры, весь 19 и начало 20 века Греция (достигшая к 1913 году 120 тысяч квадратных километров) - это была эпоха романтического национализма - постоянно участвовала в войнах против почти безграничной в сравнении с ней Османской империи. Греция воевала против турок и в Крымской войне (на стороне Российской империи, и против своих традиционных союзников - англичан и французов), и во время кризиса второй половины 1870-х годов, и в Первой Балканской войне 1912-3 годов. Поддерживались Грецией и выступления критян против Турции (например знаменитое восстание 1866-9 годов, движение Фериса в 1905 году, попытка переворота в крепости Фирка в 1909 году). Воевала она против Османской империи и самостоятельно (1897-8, 1919-23 годы). Несмотря на периоды сближения с Турцией (в немалой мере под влиянием британской внешней политики), и несмотря на очевидную обречённость войн против Османской империи (остававшейся одним из самых значительных государств мира), Греция раз за разом вступала в эту неравную борьбу, в которой рассчитывать ей, по сути, было особенно и не на кого... Единственное, что спасало Грецию - это гарантии Великих Держав, просуществовавшие до окончания Балканских войн.

Границы Греции на 1832 год - зелёным и красным на карте указаны её владения:

https://skolix216.files.wordpress.com/2015/02/img31_1.jpg

Надо отметить, что на 1800 год население Османской империи оценивается в 25-30 миллионов человек на территории 3 миллиона кв. км., и в 1914 году население империи всё ещё составляло 26 миллионов человек на 1,3 кв. км. (Donald Quataert, The Ottoman empire 1700-1922).

В Греции в 1907 году по переписи населения жило 2.631.952 человек на 63.211 km²:

https://el.wikipedia.org/wiki/%CE%95%CE%BB%CE%BB%CE%B7%CE%BD%CE%B9%CE%BA%CE%AE_%CE%B1%CF%80%CE%BF%CE%B3%CF%81%CE%B1%CF%86%CE%AE_1907

А в 1920 году - 5.536.375 человек (мужчин и женщин) на примерно 130 тысячах кв км (включались греческие завоевания Балканских войн и ещё номархия Адрианополя, потерянная в 1923 году по условиям Лозаннского мира):

https://el.wikipedia.org/wiki/%CE%95%CE%BB%CE%BB%CE%B7%CE%BD%CE%B9%CE%BA%CE%AE_%CE%B1%CF%80%CE%BF%CE%B3%CF%81%CE%B1%CF%86%CE%AE_1920
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пт Май 11, 2018 2:21 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Nie-junmen писал(а):

Учитывая, что, невзирая на вероисповедание, основное население Македонии всегда (не берем античность, а уже осмысляемые времена - со времен Османской империи) было славяноязычным, претензии Греции не кажутся подкрепленными чем-то более весомым, нежели воспоминаниями книжников о том, что Александр Македонский - персонаж греческой истории.

НЕРЕАЛЬНАЯ ахинея. Какая разница на каком языке некто гуторит, если самосознание у него - неславянское? Жители Македонии, даже те кто говорил на славянских говорах, не только считали себя в своей значительной части (то есть в проценте от общего славянского населения) греками, но и реально, активно и с оружием в руках вставали на защиту греков и СВОЕЙ греческости, когда дело дошло до вооружённых столкновений с болгарами и славяно-македонцами (ВМОРО и прочие комитеты по освобождению Македонии и присоединению её к Болгарии).

Те же балканские "турки" и даже "албанцы" - это в значительной мере этнического происхождения тоже греки. Но они сами себя таковыми не стали считать - на том и сам вопрос закрывается: кем кто сам считает, на чью сторону он становится в конфликтах - тот он и есть. Другого - быть не может. Иначе у вас и англоязычные негры в США превратятся в чистокровных англичан (которыми они и сами-то себя не считают).

Второй вопрос - процентное соотношение грекоязычного и славяноязычного населения Македонии. Ваше априори мнение о численном преобладании славяноязычных в Македонии откуда? Вы, бардон, сами проценты вычисляли, и определили что в Македонии не было совсем греков? В Македонии было очень много и грекоязычных. А касательно процентного соотношения грекоязычных и славяноязычных в Македонии - у меня данные совершенно иные (от ваших) тоже имеются: известно (то есть абсолютно точно известно), что в Македонии было порядка тысячи ПЛАТНЫХ (Ооооо) греческих школ (несмотря на наличие и БЕСПЛАТНЫХ кучи болгароязычных школ - некоторые из которых даже содержали своих учеников за свой счёт), в которых одномоментно (то есть ЕЖЕГОДНО) обучалось по 70.000 детей. Вы себе представляете, что такое 70.000 грекоязычных детей для страны с населением порядка менее 2 миллионов человек (потому что мусульмане не в счёт - они учились в своих школах)? Они кто - не греки? А кто тогда? Инопланетяне? В то же время в болгароязычных школах на конец 1900-х годов училось порядка 30.000 детей, в османской Македонии. Не знали? Ну так какие ваши годы.

Это - карта школ в Македонии тех лет (отмечены кружками разных размеров - размер означает количество учеников и авторитет школы). Синим обозначены греческие школы, красным - болгарские, зелёным - румынские, жёлтым - сербские:

http://4.bp.blogspot.com/-BWFHBSB4BdE/U0Tz8rzpVfI/AAAAAAAAJ-g/y4sqfLQ_80Q/s1600/%CE%A7%CE%AC%CF%81%CF%84%CE%B7%C
F%82+%CE%95%CE%BB%CE%BB%CE%B7%CE%BD%CE%B9%CE%BA%CE%AC+%CF%83%CF%87%CE%BF%CE%BB%CE%B5%CE%AF%CE%B1+1903.jpg
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Пн Фев 25, 2019 4:04 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пт Май 25, 2018 4:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

МОЁ ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ.

Болгария, Греция Сербия, Хорватия, Турция, Румыния, Россия, США, Китай, Индия, Израиль... Все страны мира - ОБЯЗАНЫ искать возможности компромисса и мирного урегулирования ЛЮБОЙ проблемы. Я говорю - ЛЮБОЙ. И щдесь помочь может лишь твёрдое следование незыблемым принципам международного права, регламентирующего каким образом такие мирные решения становятся возможны. ЛЮБАЯ сторона, которая хочет действовать с позиции силы, и силой, а не международным правом, навязать любой другой стороне то решение, которое она хочет - должна быть осуждаема всем миром.

Второе, что хотелось бы отметить, это то, что греки, болгары, албанцы, сербы, турки, французы, пакистанцы, африканские негры... Любой этнос, любая раса - все достойны того, чтобы их если не любили, то хотя-бы уважали. Не менее того. Уважать другого - это означает уважать его права. Принимать их во внимание. Каждый народ - это жемчужина. История каждого народа, его языка и культуры - это великая ценность. Болгары, это разумеется великая тисторическая ценность Балкан. Как ценностью являются и все остальные народы Балкан. И мы все должны любить и уважать друг друга. Должны беречь друг друга...

Нет плохих народов - есть плохие люди. Любой человек, любое правительство которые стремятся действовать с преступными умыслами - должны быть осуждаемы и караемы. Все те, кто хочет мирного, взаимоуважительного отношения - должны жить в мире взаимопонимания и взаимоуважения. Мир должен строиться на принципах взаимоуважения. В любой, даже самой сложной ситуации должна существовать возможность найти компромисс и вероятность мирного урегулирования вопросов, не унижаясь. Как для грека, для меня жизнь - это важная ценность. Но гораздо... Гораздо важнее жизни, является ценность моего самоуважения. Если я не могу жить сохраняя его, то лучше мне не жить. И подобным же образом я отношусь ко всем остальным народам. Для меня не имеет значения этническая или религиозная принадлежность, поскольку существует предпосылка подобного отношения между людьми. А если подобной предпосылки нету - то ни религия, ни этническая принадлежность того или иного индивида для меня уже значения не имеет, и он становится моим личным смертельным врагом.

Я за мир и дружбу. Я интернационалист. И я надеюсь, что в любой стране большинство людей, да и сами эти страны - столь же терпимы ко мне, как и я - к ним.

Балканские войны, разумеется - важная страница и веха в истории Балкан. Эта война показала, что даже с самым сильным противником можно справиться сообща. И она показала, что даже самый сильный враг не может действовать не внимая никакому голосу логики, невзирая на всё и вся, и не ища хоть мало-мальского компромисса. Даже всемогущей Османской империи пришлось отступить перед натиском маленьких балканских этнических государств, народы которых много веков ею притеснялись. Если балканские народы будут помнить, что справедливость защищаемая сообща имеет ценность и вес, которую не может унести и сильнейший враг, то Балканы ждёт хорошее будущее. Если же мы будем разобщены и будем ненавидеть друг друга... Ничего хорошего никого от нас не ждёт.

Сто раз в этом плане да здравствует Ригас Фереос (план общебалканского федеративного сотрудничества христианских стран в борьбе с мощным, непобедимым казалось-бы для них на тот момент мусульманским врагом в виде Османской империи). Дело не в том, против кого был направлен его план, а в том, что народы должны сотрудничать честно и открыто, без лукавства и обмана. И тогда не будет в мире несправедливости, порождаемой этим самым обманом и своекорыстием. Наивный политический план, характерный для романтического 19 века...
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Июн 02, 2018 4:31 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Болгары, как и греки - очень старая политико-культурная реалия Балкан. Болгары появились в регионе едва-ли не с 6 века века, или даже ранее. Их первая государственность возникла здесь в 679 году. А современная Болгария возникла в 1878-9 году как автономия, а в 1908 году - как совершенно независимое государство. Самое старое государство Балкан сегодня - это Греция, получившая независимость от Османской империи в 1830 году. Впервые в истории возникло единое греческое государство. Румыния в 1859 году стала единым государством как автономия в рамках Османской империи, а полную независимость она приобрела в 1877 году. Сербия стала первой автономией на Балканах, получив её впервые в 1813 году, и закрепив в 1830 году. В 1878 году Сербия приобрела полную независимость от осман. Албания возникла как государство в 1913 году. Республика Турция возникла в 1920 году. Независимая Хорватия впервые начала существовать как признанный субъект в 1941-5 годах. Страна стала окончательно независимой в 1991 году. В 1991 году начала существовать и независимая Словения. Босния и Герцеговина (как таковая) впервые стала независимым государством в 1992 году. Республика Македония впервые возникла как независимая страна (на деле болгарский протекторат) в 1944 году, и окончательно - в 1992 году. Черногория возникла как независимое государство (в ходе Средних Веков и Нового Времени она нередко добивалась на длительные периоды времени независимости; в последний раз независима в 1878 - 1918 годах; с 1918 года - в составе Югославии) окончательно в 2006 году.

Все эти формации имеют политические права, и к ним требуется уважение всех соседей.

Разумеется (хотя это и ничего не значит в плане особых прав и привилегий), болгары, сербы и греки - древнейшие народы из живущих ныне на Балканах. Словены и карантане возникли в 6-7 веках. Чуть позже (10-12 века) появились румыны (влахи, затем молдаване). Боснийцы появились с 10 века по 13. Печенеги (вероятные предки гагаузов) появились на Балканах во второй половине 11 века. Потом появились албанцы (самый конец 12 века). Черногорцы возникли как народ в период между 11 и 15 веками. Турки появились как политическая реальность на Балканах в 1354 году. Македонцы - это славянский народ, возникший как этническая реальность с 1860 по 1946 год.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Чт Сен 06, 2018 5:57 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Болгары - большой и древний народ Балкан. Точно также как и все народы Балкан, болгары как народ - достойны уважения не только соседей, и и стран находящихся вдали от них. Только никто не уважает людей, которые сами себя не уважают. Поэтому, просьба к болгарам: уважайте себя сами, и не жалуйтесь, что другие вас не уважают: сильному чужое мнение не нужно. Зачем вам, что о вас думают другие? Конечно, в каждом народе есть разного рода придурки - преступники и националисты в том числе. Есть такие люди и в числе греков. Только они могут неуважать другие народы. Вам, болгарам так важно мнение подобных маргиналов? Просто мысли вслух... То же самое касается и сербов, и черногорцев, и албанцев, и хорват, и словен, и румын... Ну, и греков конечно. Уважайте себя, и уважайте своих соседей - и всё будет очень хорошо. И нам так делать надо бы...

Что касается территорий где живут болгары - то они их заслужили многими веками своего присутствия. Некогда земли Византии, а сейчас - благодатная Болгария. Почему нет? Провидение решило, что должно быть так. Значит, менять не надо.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Фев 25, 2019 3:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Красимир писал(а):

Исключительнеийшие были националистические настроения. Ведь они и двигали всех. Но тут вопрос в том какого вида нацинализма "изповедовали" стороны.

Они были молодые государства с високом патриотическом уровне и духе. Но вот какая штука - только простите меня, если звучит болгароцентрически:
- Греческий национализм основан на идеи превозходства греков на остальних балканцев и на Мегали идея - т.е. восстановление Византии, как цивилизатор - но не по имперски, а в узкогреческом интересе.

Изначально эта идея была именно имперской. Её отцом был Ригас-Фереос. Он считал, что на Балканах должно было возникнуть объединённое государство христиан, под названием "Греческая республика", но федеративное, с использованием всех местных балканских языков - греческого, болгарского, сербского, румынского (молдавского и валахского). И с аналогичным федеративным содержанием. Фереос считал, что только вместе христиане Балкан были непобедимы для своего турецкого угнетателя. И только совместными усилиями они могли победить. НЕЛЬЗЯ чтобы друг против друга! И ещё - необходимо, чтобы и после освобождения оставаться вместе.

Увы, идеи Ригаса давно оставлены и забыты. И во всех балканских странах воспреобладал насаждённый извне национализм...
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Пн Фев 25, 2019 4:02 am), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Пн Фев 25, 2019 4:02 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Красимир писал(а):

Територия между Дуная и Стара планина - огромная? Ето по сравнении с маленкой територии от Афины и Смирны до Стара планина, что его Светейшество оставлял грекам? УлыбкаУлыбкаУлыбка

Греческая Церквоь была гораздо меньше той территории, которую патриарх Константинополя передавал Болгарской Церкви. Греческая (Элладская) Церковь, созданная в 1833, и признанная в 1850 году автокефальной, была в границах лилипутского Греческого королевства. А Болгария, ещё ДО получения ею государственности (это был главный довод в пользу автокефалии греков) получала территорий в несколько раз больше от патриарха. Не уступка? Но ведь болгары же, наусткиваемые своими покровителями (русским царизмом) не хотели удовлетвориться этим. Они хотели всю "Македонию" (как называлась та часть территорий Османской империи, которая наряду с Эпиром оставалась у неё после 1878 года на Балканах между Грецией, Сербией и Болгарией) в состав своей Экзархии.

Красимир: Церковь - это НЕ государство. Зря слушали болгары Москву. Не стоило от своей Церкви и её границ начинать борьбу за свою национальную независимость. Церковный вопрос рассорил болгар не только с Грецией, но и с Константинопольской патриархией. Болгарам это вряд ли было на руку...
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Авг 06, 2019 12:12 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

О гибели архимандрита Евлогия (Спиро Цветкова), с 1912 года - экзархистского предстоятеля Салоник (викария экзархистского архиепископства Салоник), существовало 2 версии:

1. Болгарская версия. На основании свидетельских показаний болгарского офицера Лазарова, и болгарского же доктора в госпитале Салоник его однофамильца доктора Лазарова, возникла версия, что архимандрит Евлогий был уведён на пароход "Марьетта Ралли", а вечером того же дня он был доставлен на борт пароход "Катерина" (которое в две минуты восьмого вечера отплыло в море), где он был утоплен в водах Эгейского моря после отчаливания от пристани. Версию повторяет болгарская газета "Зоря" от 17 июня 1913 года в статье Дана Крапчева "Архимандрит Евлогий". 23 октября 1913 года опираясь на рассказ анонимного очевидца ту же версию изложила болгарская газета "Вечерна Поща". 14 ноября 1913 года в болгарской газете "Политико" эта же версия опубликована офицером Лазаровым. В приложении к ответной публикации профессуры Софийского Университета на публикацию профессоров Афинского Университета, под названием "Суд над памфлетом профессоров Афинского Университета - "Болгарские зверства в Македонии"", доктор Лазаров повторяет ту же версию. Ту же версию повторяет и тенденциозный и крайне проболгарский Рапорт Международной Комиссии Института Карнеги (составленный практически во всех своих имеющих значение частях Милюковым, или под влиянием Милюкова) в 1914 году. Последний совершенно не восприемлет греческой версии, именуя её лживой, и опирается сугубо на болгарскую. Кроме уже указанных источников, Комиссия Карнеги опиралась при этом на показания трёх человек, указанных очевидцами: некоего болгарина Ф. Дукова, только что вернувшегося из греческого плена в Варну (этот человек показал, что архимандрита Евлогия 19 июня 1913 года греки сбросили в воду прямо с того парохода, на который его сразу погрузили 17 июна в Салоникском порту, и чтобы добить е го - в него три раза стрельнули, после чего он только и утонул в море; также, он сказал, что пароход отплыл 2:30 дня, и что Евлогия бросили в море когда корабль проплыл мыс Карабурну; тем же образом были убиты греками на корабле Илья Набулиев, Янков и Никола Илиев - данные почерпнуты из газеты "Политика" от 20 октября 1913 года по старому стилю); казанлыкского лесничего Василия Лазарова (он показал, что 223 греческих солдата доставили Евлогия сразу на пароход "Катерина", вместе с массой иных болгар - как из Болгарии, так и из Македонии, и после трёхчасового пути, когда пароход обогнул мыс Карабурну, господин Лазаров и другие бывшие на судне увидели как греки убивают какого-то человека, после чего они сбросили в море архимандрита Евлогия, и трижды стрельнули в него после этого - как бы он не спасся; в 7 часов вечера 21 июня были вызваны Янков, курьей Никола Илиев и казначей Набулиев, и они были пристрелены и сброшены в море); некий болгарский солдат Г. Иванчев. Также эта комиссия дала ссылку на Болгарское телеграфное Агентство, сообщившее имена греков, явившихся к евлогию на пароход 19 июня и плохо с ним относившихся (например они дважды ударили его и даже пнули по голени).

2. Греческое информационное агентство в те дни написало совершенно иную версию гибели архимандрита Евлогия. Оно говорило: "Видимо, согласно общественному требованию Евлогий стал главой болгарских комитаджи в Салониках, стрелявших в греческие войска, стремившиеся восстановить в городе порядок. Евлогий был убит в моент, когда он стрелял в греков".

Архимандрит Евлогий Светиев (Цветков):

http://www.imma.edu.gr/imma/dbs/Artifacts/index.htm?start=1392&show=1
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Вт Авг 06, 2019 4:36 pm), всего редактировалось 1 раз
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Авг 06, 2019 12:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Стоит ли доверять докладу Комиссии Института Карнеги?

Цитата:
Лучшим доказательством значимости «болгарских мотивов» во взглядах П. Н. Милюкова может быть событие, произошедшее с уже престарелым ученым по окончании его активной политической и научной карьеры. На 70-летие Милюкова болгарское правительство в благодарность преподнесло ему очень щедрую денежную награду -270 тысяч левов, на которые он смог купить виллу на юге Франции, чтобы коротать собственную старость12. В своих статьях и научных работах П. Н. Милюков был все более и более пристрастен в оценке событий в Македонии, что не могло укрыться от взгляда читателей, не разделявших его воззрений13. Пиком этой пристрастности стала, конечно, картографическая работа Милюкова, в которой Генри Роберт Уилкинсон находил лучшие образчики «проболгарской пропаганды» - карту Воие, распространение которой болгарами «в дальнейшем было выгодно использовано болгарскими "ревизионистами". Его карта была включена, например, в проболгарский сборник этнографических карт (с текстом. - А. Т.) Милюкова, опубликованный в 1900 г., а также стала частью атласа Д. Ризова, выпущенного в Берлине в 1917 г. Действительно, карта Воие представила болгарскую проблему в таком выгодном свете, что в 1918 г. профессор А. Белич, выдающийся специалист по славянским языкам в Белграде, был вынужден сделать карту Воие предметом рассмотрения специальной статьи, в которой он попытался развеять проболгарские взгляды, насаждаемые этой картой»14. Другую болгарскую пропагандистскую карту - карту Кынчева - Милюков включил в «атлас в 1900 г., а затем в Доклад Комиссии Карнеги по расследованию причин Балканских
войн (1914). В обоих случаях она отражала официальный болгарский взгляд на этнические условия в Македонии. Во-первых, она подтверждала традиционные права Болгарии в Македонии, а во-вторых, придавала весомость идее о том, что албанцы являются самым важным меньшинством на севере и западе»15.
При этом надо отметить, что речь, разумеется, не шла о некой особой «влюбленности в Болгарию». Скорее, П. Н. Милюков мог в «своем западническом отрицании национализма потерять вообще вкус к славянскому общению». После года проживания в Софии Милюков писал: «Мои почтенные коллеги сумели настолько отравить мне мое пребывание здесь, что настояния агента (об увольнении из Софийского университета. — А. Т) являются своего рода coup de grâce», в запальчивости он восклицал: «...после годичного опыта с братушками я совсем не буду жалеть, если придется и окончательно ликвидировать свои дела здесь». Его супруга А. С. Милюкова была еще более категорична и находила вредным влияние «болгарского духа на местных русских женщин, которые становятся от него черствы, эгоистичны и корыстны»16.
Собственно, и сам выбор П. Н. Милюковым страны, за которую он «болел» на Балканах, не был обусловлен какими-то глубокими знаниями или пристрастиями. Речь шла о поведении «от противного», поскольку, по словам самого Милюкова, официальная политика России подчеркивала важность «славянского вопроса» с особым вниманием к Сербии. Показательна данная Милюковым уничижительная характеристика С. Д. Сазонову: «В славянском вопросе, как я мог убедиться впоследствии из личных сношений, он держался официальных тогдашних воззрений и находился всецело в руках старых исполнителей такого типа, как наш белградский представитель Гартвиг, ярый фанатик славянофильской традиции. Сазонов разделял, конечно, и одностороннее предпочтение сербов - старых клиентов России перед новыми - болгарами, и веру в сохранность русского престижа на Балканах, и традиционный взгляд на провиденциальную роль России среди славянства»17. При этом большая часть правящей российской элиты начала века и сам Николай II, по словам того же Милюкова, осторожно относились к Болгарии, негативно оценивая ее монарха Фердинанда18. В этих условиях естественно, что П. Н. Милюков (как и многие другие российские оппозиционно-либеральные политики) смотрел на ситуацию на Балканах совершенно с другой стороны. Конечно, его контакты с официальными болгарскими институтами, македонскими проболгарскими ре-
волюционерами и комитами до Балканских войн и во время Первой балканской войны с активной проболгарской позицией вряд ли делали фигуру Милюкова подходящей для объективного расследования ситуации в ходе Балканских войн19. Вряд ли добавляло объективности П. Н. Милюкову и то обстоятельство, что его поездку на Балканы во время Первой мировой войны инициировал его «...старый друг Чарльз Крейн, всегдашний поклонник старых культур и сторонник освобождающихся народностей. Говорили потом, что он оказал материальную помощь албанцам.»20 Именно в связи с «Албанским восстанием» и состоялась эта поездка. Ч. Крейн является фигурой не менее интересной, чем Э. Карнеги и Э. Рут. Он был американским миллионером, финансово помогавшим Милюкову и ранее. Крейн был из числа миллионеров, которые имеют большой вкус к политике и международным делам, но мы, в рамках данного исследования, лишь напомним, что он активно финансировал лекции в Чикагском университете не только П. Н. Милюкова, но и М. М. Ковалевского, и Т. Г. Масарика; участвовал в миссии Рута в России в 1917-1918 г.; несколько десятков раз бывал в Восточной Европе и России. Однако любовь к «порабощенным народам», впечатления от русской революции и симпатии к мусульманам довели его до открытых антисемитских воззрений21.
Столь подробный экскурс в биографию П. Н. Милюкова необходим здесь не только потому, что Сербия воспринимала деятельность Комиссии исходя из отношения к Милюкову как к заведомо предвзятой фигуре, но и поскольку его личность в деятельности Комиссии имела чрезвычайно важное значение. Естественно, что на Балканах П. Н. Милюкова знали как человека пристрастного, что обеспечивало ему положительное отношение в Болгарии и неприязнь в Сербии и Греции, о чем он сам написал в своих мемуарах22. В сербских газетах еще в начале июня 1913 г. под выразительными заголовками публиковались статьи, где говорилось о «дерзких выпадах человека, который получает деньги от Болгарии»23. Интересно, что информация о нападении Болгарии на сербскую армию в ночь с 11 на 12 июня 1913 г. была опубликована на одной странице с очередной статьей, упоминавшей Милюкова в том же контексте как «болгарского наемника». Статья являлась пересказом речи графа Бобринского о выступлении П. Н. Милюкова, в которой говорилось, что он «придерживается болгарских взглядов в самом узком смысле слова», «речь Милюкова - это очень хорошее адвокатское изложение болгарской точки зрения и болгарских интересов», а его
апология Албании как страны, безопасной для стабильности Бал-
24
кан, - сомнительна24.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
По словам самого П. Н. Милюкова, реально в деятельности Комиссии приняли участие «четверо: старик Даттон, почтенный педагог, профессор Колумбийского университета; Годар, заместитель председателя, живой, энергичный и убежденный; и мы двое, Брейлс-форд и я, единственные действительные работники Комиссии, знакомые со стремлениями и языками балканских народностей»25. Кто же такой этот Генри Ноэль Брейлсфорд? Английский журналист, с 1897 г.26 приезжавший на Балканы во время крупных конфликтов, а после событий 1903 г. с симпатией писавший о деятельности болгарских комитов на территории европейской Турции. Вышедшая в
1906 г. его книга о Македонии является выражением тех же симпатий в балканском вопросе, что и у П. Н. Милюкова, разве что в чуть более экстремистских выражениях27. В октябре 1904 г. Брэйлсфорд был посредником в покупке английских паспортов для эсеров-террористов Бориса Савинкова и Максимилиана Швейцера. Прибыв с английским паспортом в Петербург, Швейцер занялся подготовкой взрывных устройств, предназначенных для покушений. В результате самопроизвольного взрыва в гостинице 11 марта 1905 г. Швейцера разорвало на части; к счастью, обошлось без жертв среди гостей отеля и его служащих. По требованию российского правительства в Англии было начато расследование действий Брэйлсфорда, однако он отделался всего лишь штрафом в 100 фунтов за подлог. В мае
1907 г. Брэйлсфорд помог найти средства для организации в Лондоне V съезда РСДРП. Интересно, что в годы Первой мировой войны Брэйлсфорд не просто был левым пацифистом, а придерживался прогерманских взглядов. В межвоенный период он активно критиковал Версальскую систему, симпатизировал СССР, но отказался от этих симпатий после начала советско-финской войны28.
На приезд Комиссии в Сербию проливают свет мемуары первого секретаря российской миссии в Белграде Василия Николаевича Штрандтмана. Он недолюбливал российского посланника в Белграде Николая Генриховича Гартвига и был достаточно объективным свидетелем происходившего29. Судя по его воспоминаниям, приезд «страстного болгарофила Милюкова» в Сербию в составе некой международной общественной комиссии был известным и неприятным событием, которому российская дипломатическая миссия всячески пыталась помешать, так как оно грозило обернуться скандалом. Сведения о военных преступлениях, совершенных сербами,
квалифицировались как злостная клевета и враждебная пропаганда. Однако попытки помешать приезду П. Н. Милюкова через российского посла в Париже А. П. Извольского не были предприняты или не увенчались успехом. В Сербии сведения о работе Комиссии появились в печати уже 8 (21) августа30. Деятельность Комиссии не воспринималась враждебно (Комиссию назвали «некой парижской комиссией по расследованию болгарских преступлений»), и упоминали лишь об участии в ней австрийского профессора Й. Редлиха, посланника Рейхсрата.
Члены Комиссии прибыли в Белград к 10 (23) августа 1913 г., о чем сербская пресса не замедлила сообщить читателям31. На следующий день по приезде П. Н. Милюков имел острый разговор с посланником, который критиковал его за выступление в Думе, далекое от объективности и содержавшее нападки лично на Н. Г. Гартвига. Также посланник предупредил Милюкова о нежелательности его пребывания в стране, так как «сербы не желают иметь с ним дело, никакого доверия к нему не питают... Пашич его не примет». Таким образом, в Сербии Комиссия почти не работала в результате общественной и правительственной обструкции. Собственно, этим она должна была быть обязана личности П. Н. Милюкова, которого местное общественное мнение воспринимало как врага Сербии. При этом изначально Н. Пашич был готов встретиться с членами Комиссии, если на встрече не будет присутствовать Милюков, с которым сербское правительство сотрудничать не желало. Комиссия ответила на данное условие отказом и решила покинуть Сербию.
Еще более неприятная история произошла накануне отъезда, вечером 12 (25) августа, в ресторане роскошной гостиницы «Москва», в которой разместились члены Комиссии (любопытно, что эта гостиница принадлежала российскому страховому обществу «Россия»). Милюков вспоминал: «Мы сидели внизу в ресторане; кругом, за отдельными столиками, разместились демонстранты - большей частью патриотическая молодежь. По данному знаку раздались по адресу "врага" Сербии грубые выкрики и резкие речи... Я испытывал горечь незаслуженного оскорбления и невозможности объясниться с молодежью по существу. Рано утром мы все уехали в Салоники. Это было мое последнее посещение Белграда»32. Ту же неприятную сцену с удовольствием описала и сербская пресса. В особой заметке рассказывалось, как «Милюков, известный клеветник сербского народа, был выброшен из отеля "Москва". Когда он после ужина появился в отеле "Москва", публика начала свистеть и требовать, чтобы Ми-
люков убирался вон. Милюков в результате ушел в свою комнату и утром был вынужден уехать»33.
История эта была столь неприятной, неожиданной и унизительной, что в своих воспоминаниях П. Н. Милюков придумал неких своих сербских защитников, утверждая, что один из них пришел в гостиницу проститься с ним и горячо встал на его защиту во время демарша. По словам Милюкова, его спасителем был некий черногорец Венович, присутствовал при этом и профессор Люба Йованович34. По уточнению В. Н. Штрандтмана, спасителем незадачливого заезжего эксперта по Балканам оказался «назначенный Н. Пашичем чиновник Министерства иностранных дел Цемович, которому было поручено предупредить Милюкова о возможности враждебных выступлений со стороны военных и молодежи в случае его открытых появлений в ресторанах и на улице. Вечером 25 августа, в присутствии Цемовича и бывшего министра Любы Стояновича... в ресторане "Москва" к ним подошла группа демонстрантов. Один из них стал вслух читать недоброжелательную газетную статью Милюкова о Сербии, и затем все хором потребовали его удаления из Белграда. Цемович пытался успокоить собравшихся, и тем временем Милюкову удалось выйти из зала»35. Собственно, ясно, что спасителем был не некий «черногорский друг», а сербский дипломат, стремящийся избежать ненужного скандала, который мог бы произойти, если бы в дружественном России Белграде побили российского подданного, депутата Думы. По словам В. Н. Штрандтмана, Н. Пашич сожалел о произошедшем инциденте, но «не чувствовал себя ответственным, ибо Милюков был предупрежден. Само собой разумеется, что Пашич никакого доверия к нему не питал и питать не мог, зная, насколько Милюков пристрастно и тенденциозно освещал его, Пашича, слова. то есть "врал"»36. Вторя официальной линии, сербская печать выражала неприязнь по отношению к П. Н. Милюкову, но осуждала спонтанный поступок молодежи, которой верховодил некий Соларович, и выражала уверенность, что они обязательно надавали бы московскому эксперту тумаков, «если бы не вмешательство серьезных людей»37. Видимо, это уникальное для традиционно русофильской Сербии происшествие взволновало общественность, потому что спустя неделю сербская печать поспешила пересказать сообщение об этом инциденте в одной из русских газет, начинавшееся с характерного утверждения «Поделом ему досталось.»38.
После отъезда членов Комиссии сербская полуофициальная печать вдогонку уточнила мнение сербского правительства и общества
по поводу Комиссии39. Статья вышла на первой странице в качестве передовицы, что придавало ей весомость. В ней была подчеркнута неприемлемость сотрудничества с Комиссией из-за включения в ее состав П. Н. Милюкова, а вся ее деятельность связывалась с устремлениями «обманувшихся в своих ожиданиях врагов балканской самостоятельности, а на первом месте - Австро-Венгрии», чья печать с удовольствием смакует болгарскую пропаганду. Других бенефициаров деятельности Комиссии автор статьи называть не стал, однако особо отметил, что Сербия должна выразить негативное отношение не только к деятельности наиболее антипатичного члена Комиссии (П. Н. Милюкова), но и к работе Комиссии вообще. Популярная газета «Политика» сообщила читателям подробности о молниеносном пребывании в Сербии Комиссии Карнеги. По словам автора заметки, Комиссию не приняли ни Король, ни Пашич, а лишь начальник канцелярии министерства иностранных дел Д. Стефанович. Он предупредил членов Комиссии, что Милюков, как человек заведомо пристрастный и уже много лет выступавший как лицо заинтересованное, не может надеяться на сотрудничество с официальными органами Сербии, так как «не сможет беспристрастно судить». При этом автор заметки ссылался на статью из французской «Le Temps», уже выражавшую сомнение в объективности и второго эксперта по Балканам из состава Комиссии - Г. Н. Брейлсфорда, который «уже десять лет играет роль систематического защитника, если не сказать полуофициального адвоката, болгарских взглядов перед английской публикой»40. С особым удовольствием «Политика» продолжила тему Комиссии и в следующем номере. Сообщая, что профессор Ред-лих не смог принять участие в работе Комиссии, газета предположила, что он «отказался от общества Милюкова и Брейлсфорда»41. Неприемлемость личности П. Н. Милюкова, дискредитирующего всю работу Комиссии, была высказана и в партийной газете радикалов «Самоуправа»42.
Тем не менее, именно П. Н. Милюковым, чьи взгляды были «подогреты» теплой встречей в Белграде, согласно его «Воспоминаниям», выполнена половина работы, в рамках Комиссии, по сбору материалов (о «сербо-греко-болгарских отношениях в Македонии»), в то время как Г. Н. Брейлсфорду досталась «греко-турецкая» часть. Милюков утверждал, что именно он написал и не менее четверти окончательного текста доклада.
Сербские газеты с удовольствием смаковали подробности бойкота по отношению к П. Н. Милюкову на всем протяжении его следо-
вания. При этом подчеркивалось, что в Скопье никто не хотел видеть Милюкова и даже разговаривать с ним, «кроме содержателя корчмы, где он остановился, и начальника железнодорожной станции, который сообщил ему о времени отправления поезда в Солун»43. Сербская печать продолжала напоминать публике о том, что делал этот «печально известный (по-сербски это звучит весьма выразительно -злогласан. - А. Т) сербскому народу славянин во время и до распри с болгарами»44.
При этом из-за ярко выраженной проболгарской позиции П. Н. Милюкова неприязнь к нему, вплоть до полного бойкота, испытывали не только сербы, но и греки, которые вняли советам из Белграда и Парижа. «Уже 18 августа салоникский губернатор передал Комиссии распоряжение - уехать из Салоник. Был при этом упомянут и я; но главным "врагом" Греции оказался Брейлсфорд, участник борьбы за освобождение Крита, неугодный афинскому правительству»45. Белградские газеты останавливались на личности английского журналиста подробно, конкретизируя обвинения в публикации проболгарских статей и членстве в болгарофильском Балканском комитете в Лондоне46.
Видимо, это было известно и в Афинах, куда Г. Н. Брейлсфорд предусмотрительно не поехал. П. Н. Милюкова же в Афинах также выкинули из отеля почти сразу, после статьи в газетах о том, что в Пирей прибыл известный «враг Греции». Впрочем, и эти несколько дней Милюков, по его воспоминаниям, потратил на «туристические цели». Сербская пресса следила за этими событиями и коротко сообщила, что греческое правительство также не выразило доверия П. Н. Милюкову, а поскольку Комиссия настаивала на его участии, ей было вовсе отказано в сотрудничестве. Автор статьи резюмировал, что бойкот в Греции является «событием, заставляющим воспринимать работу Комиссии как полностью обесцененную»47. Признание деятельности Комиссии несостоятельной стало общим местом и других сербских изданий48.
Но, видимо, этого показалось недостаточно, и в сербских газетах была опубликована еще одна статья с подзаголовком «Теперь видно, что за расследование было в Македонии!». Пересказывая статью корреспондента «Le Temps» из Солуни, автор подробно объяснял двойные стандарты и проболгарскую позицию П. Н. Милюкова и Г. Н. Брейлсфорда, чьи взгляды он противопоставлял позиции Ж. Годара и С. Датона, которые до своего приезда не имели предубеждений о Балканах. Упоминались и попытки П. Н. Милюкова дискре-
дитировать французскую комиссию, уже побывавшую в Македонии с целью расследования событий. Г. Н. Брейлсфорду приписывались высказывания о том, что «в болгарские зверства он поверит только в случае, если ему покажут трупы изуродованных людей, и братья или сестры покойных засвидетельствуют, что они жертвы болгар». О Милюкове говорилось, что при взгляде на фотографии болгарских комитов, участников зверств, он якобы воскликнул: «Но я не вижу тут ни одного знакомого мне лица!»49 В то же время официальная сербская позиция оставалась неизменной, как ее формулировало государственное Пресс-бюро: «Сербское правительство категорически заявляет, что оно не против идеи о следственной комиссии и что как раз наоборот, ее целью является расследование. если работа комиссии провалена, то это потому, что один из ее членов - открытый неприятель Сербии и Греции, который известен тем, что он писал и делал»50. После этого очередного провала П. Н. Милюков уехал из Греции в Турцию, где министром внутренних дел в то время был Мехмед Талаад-паша, один из его старых друзей из круга хороших знакомых ему «младотурков». После плодотворной работы по сбору материалов в Турции, из Стамбула Милюков отбыл в Софию, где смог завершить сбор информации, которая и стала исходным материалом для написания глав отчета Комиссии.
Собственно, на высшем (правительственном и общественном) уровне члены Комиссии были приняты лишь в Турции и Болгарии. Обе стороны в обильном количестве снабдили ее своей пропагандой. При этом болгарская информация, конечно, доминировала. Согласно «Воспоминаниям» П. Н. Милюкова, личный автомобиль министра внутренних дел Турции с адъютантом довез его до границы с Болгарией, где приват-доцента встречал специально направленный за ним поезд. Этой версии Милюкова противоречит сербская статья, где описан проезд «известного сербоненавистника» инкогнито через Ниш 29 сентября 1913 г.51 В Болгарии Комиссия проработала с 31 августа по 10 сентября, после чего ее участники вздохнули с облегчением и уехали в Париж. Болгарское правительство всемерно поддерживало деятельность Комиссии как на внутреннем, так и на международном уровне, что всячески подчеркивала сербская печать, публикуя сообщения иностранных СМИ по этому поводу52. П. Н. Милюков вспоминал: «...в Софии наша работа была обставлена совершенно иначе, нежели в трех других посещенных нами государствах. Не только мы были официально и торжественно признаны, но и болгары, первые поднявшие вопрос об исследовании "зверств", не
ожидали нашего приезда, чтобы подготовить материал для нас. И, я должен признать, вся эта подготовка производилась совершенно беспристрастно и беспартийно. Значительная часть документов и свидетельских показаний была заготовлена для нас заранее; другая часть доставлялась немедленно по нашему требованию. Подготовительная работа в большой своей части была сделана моим старым другом профессором Милетичем, в бескорыстии и безусловной добросовестности которого у меня не могло быть ни малейшего со-мнения»53. Комментарии, как говорится, излишни. Поверить в объективность «информации», собранной во время боевых действий или сразу после их окончания одной из сторон, не сможет ни один объективный исследователь. Сербская пресса незамедлительно, но кратко сообщила о прибытии Комиссии в Софию, проинформировав читателей о том, что 1 сентября члены Комиссии Карнеги прибыли в Софию и начали работу «в руках беспристрастных болгар»54. Сербская газета «Политика» и в это время продолжала заочную дискуссию с Комиссией Карнеги публикацией пяти болгарских документов с аннотациями, сопровождая их язвительным комментарием о том, что, тем временем как в трофеях находят такие документы, «комиссия института Карнеги, изгнанная из Сербии и Греции, ведет расследование в Софии против сербов и греков в пользу болгар»55. Враждебное отношение к Комиссии выражали даже в стихотворной форме. В стихотворении «Надежная экспедиция», опубликованном в «Правде», анонимный автор иронично замечал, что после деятельности Комиссии Карнеги по расследованию преступлений на Балканах надо проводить расследование преступлений самого Милю-кова56. Передовица в «Политике» должна была стать заключительным аккордом канонады по Комиссии Карнеги в сербской печати. Анонимный автор назвал приезд Комиссии в Софию «последним актом комедии», еще раз выразил сомнение в обоих ее экспертах (П. Н. Милюкове и Г. Н. Брейлсфорде, которого он назвал «Милюковым для Греции»), упомянул об их разногласиях с другими «неосведомленными членами комиссии» и риторически задавался вопросом о том, насколько можно доверять членам Комиссии, которых выгнали отовсюду, кроме Софии, где они и соберут все доказательства57. После этого разгромного текста оставалось лишь кратко сообщить читателям о том, что члены Комиссии Карнеги покинули Балканы, что и было сделано58.
Однако истории с Комиссией предстояло иметь скандальное продолжение. Оно связано с именем Самсона Чернова59, еврейского
фотографа и кинооператора, подданного России, талантливого кинохудожника и журналиста, чьи работы публиковались в российской и французской печати. Его обширный фотоматериал о периоде Балканских войн использовался не только в газетах, но и для организации фотовыставок о тех событиях. Просербская позиция С. Чернова была несомненна, он открыто демонстрировал ее в своих публичных лекциях и документальных статьях на тему о Балканских войнах. Возможно, как и приват-доцент Милюков, журналист Чернов также находился на «окладе», но только не в Софии, а в Белграде. По словам С. Чернова, во время его пребывания в Париже осенью 1913 г. к нему обратился с просьбой о встрече П. Н. Милюков и предложил уступить все имеющиеся записи и фотографии под условием полной передачи прав, то есть фактического прекращения их публичного использования, селекции и уничтожения Милюковым «ненужных» фотографий и материалов. Чернов отказался от предложения и сообщил о нем в газеты. Вспыхнул скандал, который выплеснулся на страницы французской и сербской печати60.
Деятельность Комиссии можно назвать провальной, так как в основном она включила в рассмотрение лишь «данные», предоставленные болгарами и, в некоторой мере, турками. Самые большие «заслуги» в этом, конечно, принадлежат П. Н. Милюкову, благодаря беспардонному участию которого Комиссию выставили из Афин и Белграда, в силу чего расследование потеряло даже видимость объективности. Недаром талантливый русский журналист начала XX в. В. М. Дорошевич назвал вечного приват-доцента Милюкова «богом бестактности»61.
Сборник Комиссии, конечно, нельзя назвать объективным, его стоит рассматривать лишь как реликт пропагандистских войн начала XX в., одну из первых ласточек использования негосударственных организаций для достижения вполне отчетливых интересов отдельных государств. При этом даже прикладное пропагандистское значение самого сборника, вышедшего в свет в 1914 г., оказалось совсем незначительным. Идея заказчиков сборника в силу медлительности транспортных, информационных и технических средств сделала его малоактуальным. Сербия стала «полезной» жертвой, Центральные государства - врагами. Фонд Карнеги даже активно помогал восстановлению библиотечного фонда в Сербии, пострадавшего в результате австрийской бомбардировки Белграда. Однако деньги, потраченные на подготовку и публикацию доклада Комиссии, не пропали даром. Книга долго томилась в темных углах библиотек, дожидаясь своего часа. В 1990-х гг., когда сербы вновь стали «главными пло-
хими парнями» в Европе, со старого фолианта сдули пыль и переиздали на дорогой бумаге в твердой обложке для использования в новых медиа-войнах, для подкрепления мысли о том, что трагедия Сребреницы имеет исторические корни и обоснования.


https://cyberleninka.ru/article/n/mozhno-li-rassmatrivat-doklad-komissii-karnegi-o-prichinah-i-vedenii-balkanskih-voyn-1912-1913-gg-kak-istoricheskiy-istochnik
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 18, 2020 7:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Троцки о русск... эмнемнемнь... армянских добровольцах в болгарской армии в ходе Первой Балканской войны:

Цитата:
В середине октября я провожал из Софии армянскую добровольческую роту, вошедшую
в состав македонского легиона, который прославился вскоре своими жестокостями. Стоял
прекрасный день балканской осени, солнце светило ярко, в городе было еще мало раненых,
и война имела еще ликующий вид. Добровольцы выступали из здания женской гимназии, в
которой жили и обучались приемам. Их было 230 смуглых и волосатых людей, в возрасте от
19 до 45 лет. Публика с самым разнородным прошлым. Старый армянский боевик, который
давно уже обжился в Софии, завел маленькую кофейню и отвел в ней угол часовщику,
покинул теперь свою семью и свою кофейню и идет за Андраником. Тут и юноша 22 лет, из
которых 14 он прожил в Лондоне: мальчиком был взят после армянской резни на
воспитание лондонским благотворительным обществом, служил кондуктором, сросся с
Англией, еле говорит по-армянски; но смутные детские воспоминания, очевидно, прочно
залегшие на дне души, внезапно пробудились и заставили лондонского кондуктора покинуть
Англию, надеть холщевой мешок и идти против турок; пуще всего «англичанин» опасается,
как бы не пришлось в походе отпустить бороду и усы. Рядом с ним бессемейный корчмарь,
который тщательно вел свое небольшое хозяйство, держал на счету каждую стотинку
(сантим), а тут позвал своего наемного помощника и сказал ему: «Владей до моего прихода,
а не вернусь, – твое будет». Есть в отряде приказчики, учителя, много рабочих,
преимущественно сапожников из Румынии. Есть люди случайные, просто не знавшие, куда
приткнуться, есть озорники, которым хочется раззудить плечо. Судьба связала на время их
всех тугой петлей: мечтателей и авантюристов, рыцарей и озорников.
Платье у добровольцев свое, штатское, только подобранное и подтянутое на военный
лад; на многих плотные онучи, ловко охваченные ремнями от локтей. На спине – холщовая
сумка и башлык, сбоку – лядунка и у большинства собственный револьвер. Все в цветах. На
высоких барашковых шапках у ворота и вокруг пояса цветы. И вот все это вместе:
барашковые шапки, тугие пояса, башлыки, чистые мешки и цветы придавали отряду не
только боевой, но и праздничный вид.
Ротой командует армянин-офицер, в форме. Его величают просто «товарищ Гарегин».
Гарегин, это – бывший студент Петербургского университета, привлекавшийся по
знаменитому «лыженскому» процессу Дашнакцутюн
[101] и оправданный после трехлетнего
заключения. Он прошел в Софии курс военного училища и числился до войны подпоручиком
запаса болгарской армии. Гарегин – поэт, оратор и воин – весь пламенный от
значительности выпавшей на его долю миссии.
Но душою отряда является Андраник. Он великолепен в своем темно-сером защитного
цвета костюме, в высокой каракулевой шапке и ладных солдатских сапогах, из-за которых
торчит плеть, символ неофициальной власти. С боку у него бинокль и браунинг, на груди –
целый букет с надписью на ленте: «Свобода или смерть», это – подношение армянок из
комитета Красного Креста. Жены, сестры и дочери добровольцев теснятся к тем рядам, где
их мужья, братья и отцы. Старательно марширует отряд, в котором теперь трудно признать
корчмарей, приказчиков и кафеджиев. Недаром Гарегин десять дней по десять часов в день
обучал их тайнам строевого искусства. Он совсем охрип от команды и речей, у него
лихорадочный вид, и его иссиня-черные волосы бурными волнами выбиваются из-под
офицерской фуражки. Молча идет перед ротой Андраник, четкой молодой походкой. Все в
нем – поблескивающий взгляд, колючие усы и даже башлык с золотой кистью, –
свидетельствует, что он снова попал в свою стихию.
– Ты меня не узнал? – обращается один из добровольцев к армянскому журналисту, – а я
у тебя в Константинополе в твоей редакции «Азатамар» чай тебе варил…
В задних рядах отряда 30 душ нестроевых, с жестяными мисками и ведрами. Так они
без ружей и штыков, с одной кухонной посудой, совершат весь поход, подвергаясь, наравне с
прочими, всем его тягостям и опасностям… В роте четыре унтер-офицера, четыре
фельдшера; в пути к ней присоединился позже еще доброволец доктор, тоже армянин
эмигрант.
Поют песню об Андранике: «Весна наступает, и вместе с первым голосом весны
раздается воинственный клич Андраника, который стоит в горах Сасуна и зовет нас к бою».
Молча идет вперед Андраник, только еще отчетливее становится его шаг… Раздаются тихие,
еще слышные звуки оринга, армянской пастушеской свирели. Сперва они заглушаются
говором и криками, но постепенно пробивают себе дорогу, и уж можно различить мелодию:
«Милый друг, я умираю»… Оказывается, это гимн конституционной Турции. Потом опять
поют песнь об Андранике. Высокий худой армянин, балагур и забавник – ротный шут –
совсем растворился в ритме шагов и звуков: глаза его полузакрыты, шапка сползла на
большой, потный нос, но он не поправляет ее и, размахивая длинными костистыми руками,
поет о герое, который стоит в горах Сасуна и, вместе с первым дыханием весны, зовет
дружину к бою.
Дорога сменяется шоссе, которое за мостом прямой лентой меж деревьев уходит в гору.
Направо гора Витоша, с которой для многих членов отряда связаны партийные
воспоминания. В 1904 году погиб на Витоше от динамитных опытов один из основателей
партии Дашнакцутюн, воспитанник Петровской Академии Христофор Микаэльян,
примыкавший раньше к Народной Воле, – на этой горе он подготовлял покушение на Абдул-
Гамида. В 1905 – 1906 г.г. тут же, под Витошей, помещалась партийная военно-
инструкторская школа, которая воспитывала, под руководством болгарского офицера, воевод
для армянских чет…
Нужно прощаться. Гарегин из офицера превращается в патетического оратора. Он
говорит о том, что армян всегда считали безличными и трусливыми, нацией без священного
огня, способной только ползать и наживаться; однако, последние 25 лет показали, что и
армяне умеют бороться и умирать за свободу… Женщины забрасывают оратора цветами. Не
хотят отрываться жены и дочери от близких своих, но нужно прощаться. Команда – отряд
выстраивается и с песней вперед! Не выдерживает Андраник, перескакивает через
придорожный ров и дает несколько выстрелов вверх из браунинга. Из добровольческих
отрядов откликается ему громовое пятиминутное эхо – точно в Сасунских горах. Сотни рук
подняты вверх. Резко, отчетливо бьют браунинги, маузеры, парабеллумы, глухо, точно
небольшие пушки, лают бульдоги. Руки с револьверами подняты, словно к присяге: «Свобода
или смерть».
Такова маленькая глава чистой романтики в страшной книге балканских событий.

В конце ноября я видел в Софии первых раненых из армянского отряда, человек
двадцать. Выглядели они совсем не так, как в тот солнечный день, когда я провожал их под
звуки песни об Андранике. Вконец обносились, исхудали, ожесточились: кто не
досчитывался пальцев, кто хромал, у кого перевязана голова. Мы сидели в той самой
харчевне, которую хозяин передал своему слуге.
– Тяжело было в походе, – рассказывали раненые, – очень тяжело. Знали, что не на
свадьбу идем, однако, такого не ждали. Шли пешком, на восьмой день прибыли в Тырнов,
там дали нам манлихеровские ружья с ножами, оттуда, вместе с македонским легионом,
отправились на Кирджали, там сутки упражнялись в стрельбе и перешли турецкую границу.
Пустынно везде, деревни погорелые, скот бродит бесприютный. Жгли до нас, жгли и мы,
македонцы, собственно, нам Андраник не позволял. Турок, встречавшихся вне деревень, хотя
бы и безоружных, приказано было считать лазутчиками и убивать. Македонцы так и
поступали: сперва опрашивали встречного, узнавали у него, что можно было, а потом
пристреливали или закалывали. В нашей роте на этот счет строже было. Выходили мы раз из
деревни, я отстал и, признаться, дом подпалил. Сам не могу вам сказать, зачем. Андраник
уже поджидал меня у дороги. – Почему отстал? – По надобности. – Ты поджег? – показывает
на дом. Дал десять ударов плетью. – Смотри, говорит, без меня ни шагу! – Однако ж и из
наших кое-кто, по примеру юнаков, тайком резал турок. Да и то сказать: погромы армянские
у всех у нас в памяти… Тяжело было. Поход тяжелее сражения. Дважды приходилось
переходить в брод реку, раз вечером, другой раз утром, вода по грудь, как лед холодная,
обсушиться нельзя было, шли форсированным маршем. Голодали без хлеба. Мяса-то сколько
хочешь: турки бежали, а скот остался. Резали быков и коз без счета. У меня лапти
износились, зарезал быка на шкуру, только не успел ободрать, как командуют подниматься.
Табаку тоже было вволю. Магазины открыты, хозяева ушли, товар весь покинули, бери, чего
хочешь. Но не было ни хлеба, ни соли. Как перешли границу, не ели соли, пока сюда не
вернулись. От этого сильно болели животами.
Участвовали мы в деле против Явор-паши, вместе с регулярными войсками. Страха в
сражении не было. Смерть я и раньше видел. Отца и мать курды на моих глазах зарезали,
своими глазами на это глядел. Среди нас такие были, что думалось, со страху помрут. А вели
себя геройски. Был мальчик Погос, 16 лет, из Родосто. Я ему говорил: тебя-то зачем?
Однако, в течение пятнадцати часов он оставался без пищи на передовых позициях. Когда
преследовали Явора, Погос впереди и в самых опасных местах. Все хорошо сражались. А
лондонец в походе всегда брился. И как успевал, сказать не умею, только всегда выбритый.
Для чего, говорим, усы бреешь? Для чистоты, говорит. Сердился, когда мы его англичанином
звали… Про шута спрашиваете? Жив… Только там уж не до шуток было. По дороге он много
кур ловил: как привал, так он из сумки кур тащит… Андраник сражался наравне с нами, с
ружьем в руках, но во время боя настоящее руководство переходило к нему. Гарегин очень
храбрый, в бою никогда не ложился, а перебегал с саблей от позиции к позиции. С нами
Гарегин делился последним куском. Когда первый у нас дружинник пал, Гарегин подошел,
поцеловал в лоб и говорит: «Вот первый мученик!» И дальше также. Кто падал, Гарегин
подойдет, поцелует и кричит: «Красный Крест!». Выходят санитары и уносят раненого.
Меня в Филиппополь отправили, там я 10 дней в госпитале лежал. Царица к нам приходила,
про все расспрашивала. Я ей сказал: «Вам уже хорошо. Вы турок в Азию выгоните, а нам в
Армении от них хуже вдвое станет». А царица говорит: «Подождите, и вам будет хорошо».
Подарила вот эту открытку, для утешения, значит…

Возвратившись в Софию, добровольцы набросились на армянские газеты, но той, какая
им была особенно близка, «Азатамар», их константинопольского партийного органа, не
нашли. Болгарская цензура наложила на эту газету запрет в наказание за критику, которой
«Азатамар» осмелился подвергнуть крестоносный манифест царя Фердинанда. Кара,
наложенная на орган той самой партии, под знаменем которой добровольцы умирали за
дело Македонии, представляла собою чрезвычайно выразительное столкновение
революционной романтики с династической реакцией. Противоречия «освободительной»
войны стояли в этом эпизоде, как на ладони. Узнав от армянского коллеги об
обстоятельствах дела, я написал тогда телеграмму и дал текст на просмотр одному «левому»
цензору (имени его на этот раз не называю, чтобы не отягощать его воспоминаний).
– Вы серьезно думаете посылать эту телеграмму?
– Разумеется.
– Не советую подавать ее официально в цензуру.
– Почему?
– Не забывайте, что мы, цензора, имеем право задерживать не только телеграммы, но и
самих корреспондентов…
Дальнейших сведений об армянском отряде и его участниках у меня сейчас нет. Не
знаю, снят ли был запрет с «Азатамара». Не знаю также, какое действие оказывает открытка
болгарской царицы на самочувствие изувеченного добровольца-армянина…


«Киевская Мысль» N 197, 19 июля 1913 г.

http://history.org.ua/LiberUA/978-5-9901606-6-8/978-5-9901606-6-8.pdf

Забавно... А между тем - воевали против Турции не только болгары. Но армяне-"добровольцы", все как один, отправились именно в болгарскую армию. Пришёл приказ поступать добровольцами к болгарам - идут туда... Куда прикажут - туда и идут... ДОБРОВОЛЬЦЫ, типа...

Л. Троцкий. АРМИЯ ПОБЕДИТЕЛЕЙ:

Цитата:
– Когда будете писать о войне, – говорил мне на прощанье один интеллигентный
болгарин, участвовавший в качестве добровольца в трех сражениях и по болезни
вернувшийся накануне в Софию, – напишите непременно одну большую правду: те, кто
громче всех агитировал за войну, кто неистовее всех выступал на митингах и в печати, наши
стамбулисты и другие патентованные патриоты, все они по возможности пристроились на
безопасных позициях: адъютантами, в штабе, при цензуре… А идейные противники войны,
те, которые считали своим политическим долгом бороться против вовлечения нашей страны
в это страшное предприятие, все они, каждый на своем месте, честно и мужественно
выполняли свой долг.


«Киевская Мысль» N 338, 6 декабря 1912 г.

http://history.org.ua/LiberUA/978-5-9901606-6-8/978-5-9901606-6-8.pdf

Что сказать? Аллилуйя...

Л. Троцкий. ФИЛОСОФИЯ И МОРАЛЬ УКРЫВАТЕЛЬСТВА:

Цитата:
Насчет чет г. Викторов почти ничего не слышал. А между тем, бесславием дел своих
они заполнили все покоренные провинции, так что сербскому штабу пришлось распустить
их еще во время военных операций. Болгарский штаб этого не сделал. В своем письме к г.
Тодорову я прямо указывал на кровавую работу македонского легиона, и г. Викторов, если бы
хотел, мог многое узнать на этот счет у бывших участников-добровольцев, находящихся в
настоящее время в Софии.
А главное – регулярные войска. Здесь лежит центр тяжести обвинения. Я категорически
утверждал и утверждаю, что прикалывание раненых и пристреливание пленных было
возведено в систему. Я спрашивал, куда девалось то множество неподобранных турками
раненых, о котором неоднократно сообщал болгарский штаб. Между тем, тут-то, в этом
центральном вопросе г. Викторов становится окончательно невнятен. Он сам ничего не
видал и не слыхал. Правда, он кое-что читал о болгарских жестокостях в немецкой прессе и
даже относится «с известным доверием к этим, может быть, преувеличенным сведениям,
потому что они собраны на местах путем сложной и кропотливой работы»


Цитата:
И, ввиду этих обстоятельств, каким оскорбительным для
нравственного чутья фарисейством звучит заключительная елейно-ехидная просьба г.
Викторова – поделиться с ним моими взглядами на вопросы «профессиональной
корреспондентской этики». У меня не было и нет желания вступать с ним на путь
«этической» дискуссии. Но раз он на этом настаивает, то я могу лишь формулировать один
принцип «профессиональной этики», который кажется мне самым неоспоримым и лучше
всего исчерпывающим вопрос:
Не лги!
Вена.


«Киевская Мысль» N 39, 8 февраля 1913 г.

http://history.org.ua/LiberUA/978-5-9901606-6-8/978-5-9901606-6-8.pdf

Что сказать? Аллилуйя... Кто громче всего кричит, что его бьют и убивают - то сам всех бьёт и убивает. В случае с болгарами - так и было. Я не отмазываю греков от их зверств (которые, при всём при том, ничем не доказаны - кроме пустопорожнего бреда насобранного в Докладе Карнеги). Но разве болгары были чем-то лучше?

Критика и хвала русского добровольческого движения медиков болгарами:

Цитата:
Осенью 1912 г. на Балканах разгорелась война православных христианских государств со своим недавним угнетателем — Османской империей. Объективно говоря, страны анти-османской коалиции не были полностью готовы к противо-стоянию, что показало, в частности, состояние их санитар-ной службы. В связи с этим поистине неоценимой стала по-мощь, оказанная покровительницей этих государств — Рос-сией. Одним из ее проявлений оказалась посылка отрядов Русского общества Красного Креста (РОКК). В Сербию были отправлены один госпиталь, четыре лазарета, два санитар-пых отряда из Москвы, в Грецию — три лазарета, в Черно-горию—два лазарета1. В Болгарии работали миссии Красного Креста 15 стран. Россия отправила 282 человека медицин-ского персонала, остальные 14 стран — 323. Силами страны-освободительницы были открыты больница на 200 койко-мест, 6 этапных лазаретов, одна рентгеновская лаборатория, 12 санитарных отрядов действовали вблизи фронта. Для нужд этих медицинских заведений был открыт склад материа-лов, которым пользовались и болгарские госпитали2.
В Болгарии существовало понимание нехватки собственн
ых сил для оказания необходимой помощи всем раненным и больным в условиях столь крупномасштабных операций с участием большого числа военнослужащих3. Поэтому болгар-ская пресса с благодарностью приветствовала это проявление симпатий России, иногда в свойственной ей манере приукра-

шивать действительность. Так, газета «Вечерна пошта» сооб-щала, что московское отделение Красного Креста «провело заседание, на котором решался вопрос, что делать с громад-ным наплывом желающих участвовать в санитарных отрядах на Балканах»4. Болгарское общество по достоинству оценива-ло то, что медицинский персонал миссий Красного Креста хотя и получал жалованье, но в большинстве своем руковод-ствовался идеей добровольного служения. Ярким примером тому служило поведение фельдшера Тудоси в Димотике, кото-рый пребывал в настолько тяжелой финансовой ситуации, что голодал. Управляющий больницы выпросил у болгар-ского Красного Креста премию, чтобы облегчить положение фельдшера. Была выделена весьма скромная сумма в 60 левов (врачам в среднем платили 20 левов в день), но Тудоси от нее отказался5. Материальная база миссий формировалась глав-ным образом за счет добровольных пожертвований. Так, к примеру, Таврическо-Бердянский отряд финансировался из взносов болгар юга России6.
Поведение русского медицинского персонала выгодно от-личалось от болгарского. Это признавалось и самими болга-рами: «это (болгарский санитарный персонал -Г.Н.) был сбор людей бездушных, трусливых и отлынивающих от войны»7. В госпитале в г. Узункюпрю, по свидетельству Н. Додова, врачи-болгары, назначенные для борьбы с холерой, боялись подой-ти к больным, и те гибли из-за отсутствия медицинской помо-щи. В то же время два русских студента, работавших фельд-шерами, ухаживали за нуждающимися в помощи, там же «был один русский фельдшер», чье понимание своей ответствен-ности и стремление помочь приводили к тому, что умирало всего лишь 5% больных8. Для условий той войны эта цифра практически не выходит за пределы статистической погреш-ности.

Вместе с тем надо признать, что, конечно же, медицин-ский персонал состоял из людей со всеми их недостатками, поэтому говорить, что все русские добровольцы оставили после себя исключительно добрую память было бы далеко не объективно. Правда, подобные примеры нам известны по книге С. Кутинчева, изданной в 1914 г., когда среди болгар давало о себе знать разочарование во внешней политике Рос-сии, не спасшей Болгарию от катастрофы. Поэтому вполне можно предположить определенную необъективность авто-ра. Он описывает следующие случаи, вызывавшие чувство осуждения. Один врач, «русско-немецкий еврей», до завтрака выпивал пол-литра коньяка или анисовки, вел себя с боль-ными «нахально», «из-за своеобразных операций» был от-странен от практики. Другой врач, «известный в России и в Болгарии», «но не по своей работе, а своей рассеянностью, эксцентричностью, буйностью, манией бить тарелки, дер-жать речи, писать послания в инспекции, царю, императору», закончивший войну на службе в Сербском обществе Красного Креста, вернувшись на родину, отрекомендовался болгарским боевым офицером. Женщина-врач сорок шесть дней путе-шествовала по Балканам, вернувшись в свою часть, надолго заболела. Ее молодая коллега год спустя после получения ди-плома отправилась в качестве хирурга в Болгарию. Но вместо набора инструментов привезла «костюм амазонки». Ее дея-тельность исчерпывалась прогулками и стрельбой. Послед-нее ее увлечение привело к тому, что она едва не застрелила инженера-подпоручика. Когда ей приказали оставить коня в стороне и приняться за исполнение своих непосредственных обязанностей под угрозой отстранения, «случайно выстрели-ла себе в левое плечо, легла на кровать и лежала довольно долго»9.
Но этот же автор приводит и прямо противоположные примеры поведения наших соотечественников. Ярким при-мером, подтверждающим неоднородность характеров отпра-вившихся медицинских работников в Болгарию, является рус-ская женская миссия Киевской Мариинской общины РОКК, отправленная на личные средства киевлянки Е. Терещенко.

Она состояла из двух сестер милосердия — М.И. Клименко и Е.А. Чернолуцкой. Зачисленные 29 октября в Первую этап-ную больницу в Лозенграде, они вдвоем проявили все много-образие и разноплановость русской души. М.И. Клименко «имела слабость и особенную способность угождать наиболее тяжелым больным, привязывалась к ним и становилась не-разлучным приятелем до последнего их издыхания или пол-ного выздоровления». Ее заботы спасли жизнь многим солда-там и офицерам. Позже она изолировала себя в отделении для больных тифом, круглосуточно за ними присматривала, готовила пищу, поддерживала образцовую гигиену и порядок. На свои деньги покупала им молоко, печенье и пр.
А вот Е.А. Чернолуцкая предпочитала заниматься не боль-ными, а административными делами, хождением по коридо-рам и склоками по самым мелким поводам с болгарскими сест-рами. Когда сестра Клименко проводила бессонные часы с больными, Чернолуцкая отправлялась в развлекательные по-ездки. В январе первая отправилась в больницу для тяжело-больных в Чорлу, вторая — на прогулку в Мустафа-пашу, затем в Салоники и Македонию10.
Положительных впечатлений осталось все же больше, что нам позволяет предполагать высокий общий уровень врачеб-ной этики и личных качеств русских, отправившихся в Болга-рию с миссиями Красного Креста. Серьезную и важную по-мощь оказал болгарскому народу временный санитарный транспорт под руководством доктора Гинтилло. Быстрое про-движение войск на восток привело к отрыву передовых час-тей от обозов и госпиталей. В связи с этим в России было принято решение отправить специальный отряд для перевоз-ки раненых в составе доктора Гинтилло, двух студентов-меди-ков и восьми санитаров при 32 двуколках. В качестве возниц использовались болгарские ополченцы. По дороге от Русе до места службы посланников далекой, но близкой по вере Рос-сии встречали в городах и весях хлебом с солью, в Пловдиве пришли их поприветствовать тысячи людей. Добравшись по разбитым дорогам Восточной Фракии до линии фронта, от-ряд 3 декабря приступил к исполнению обязанностей. За пе-

риод с 3 декабря 1912 г. до 8 января 1913г., транспорт перевез в близкий тыл 1142 раненых и больных". Фельдшеры-санита-ры часто ходили пешком с утра до вечера, ведя за поводья ко-ней, тянущих повозки, в которых часто лежало по 4-5 ране-ных и больных. Неудовлетворительное состояние дорог зна-чительно уменьшало масштаб возможной помощи, зачастую расстояние в 10 верст одолевалось за два дня. Пресса отмечала заслуги не только руководителя отряда, но и его помощников — студентов Лосинского и Вахтрика, фельдшера Захарова12.
После торжественного молебна в день св. Николая Гинтил-ло был приглашен на обед к генералу Р. Димитриеву в его ставку в с. Ирменикьой. Там глава русского временного сани-тарного транспорта произнес тост за императора, который вызвал большой восторг среди офицеров, сопроводивших его громким «ура». Взяв ответное слово, командующий 3-й арми-ей выразил благодарность врачам. Подчеркнув своевремен-ность прибытия отряда «со своей самоотверженностью и готовностью вершить доброе христианское дело», генерал рассказал о значимости их действий. Спасены были солдаты: «десятки из них, без сомнения, обязаны своей жизнью транс-порту», однако и местные жители «нашли при транспорте большую помощь и облегчение своих страданий». Закончил тост Р. Димитриев следующими словами: «За все услуги транс-порта считаю своим приятным долгом выразить тут, хотя и в очень слабой форме, свою сердечную благодарность русско-му обществу Красного Креста, находящемуся под высочай-шим покровительством Ее Императорского Величества Ма-рии Федоровны»13.
В своей книге, увидевшей свет в Софии через 10 лет после начала войны и спустя 4 года после его смерти, прославлен-ный болгарский военачальник так оценивал временный рус-ский транспорт: «Только благодаря усилиям и самоотвержен-ности д-ра Гинтилло и его храбрых приятелей... были спасе-ны от явной смерти несколько сотен солдат... Болгарский сол-дат сохранит самые добрые воспоминания о деятельности

русских санитарных отрядов»14. Командир 4-й дивизии в сво-ей телеграмме доктору Гинтилло охарактеризовал значение действий его отряда следующим образом: «У великого брат-ского русского народа не могло быть более удачной идеи, чем отправка нам транспорта, в котором наша армия и в особен-ности вверенная мне дивизия имели самую большую нужду»15. Сохранились и иные благодарности этому небольшому, но важному отряду представителей России в Болгарии16.
Доктор Гинтилло и его товарищи не были единственными медицинскими работниками из России, удостоившимися вни-мания болгарской общественности. Миссия Свято-Георгиев-ской общины Красного Креста под руководством Л.Д. Ива-новского работала в Лозенграде, располагаясь в новых турец-ких казармах. Находясь целиком на собственном финансовом обеспечении, миссия не только держала в образцовом поряд-ке кухню и постоянно имела во дворе горячий самовар, но и при выписке больным выдавала новое нижнее белье и теплую одежду17. Очевидно, что это не могло не быть оценено пациен-тами по достоинству. В прессе была опубликована коллектив-ная благодарность болгарских солдат и офицеров, «братьев по крови с великим русским народом», за «добрый прием, от-цовскую заботу» всему персоналу Георгиевской больницы. За-канчивалось это письмо просьбой опубликовать его в русских и болгарских газетах18.
Одновременно в тот же город прибыл и в том же здании расположился отряд С.-Петербургской общины сестер мило-сердия имени генерал-адъютанта М.Н. фон Кауфмана во главе

с Константином Федоровичем Гефдингом19. Несмотря на зна-чительно более скромное финансирование, эта миссия оста-вила о себе много следов в прессе. Болгарское телеграфное агентство сообщало о «250 интеллигентных русских женщи-нах готовых отправиться на Балканы ухаживать за ранеными солдатами», откликнувшихся на призыв Кауфманской общи-ны20. Лечившиеся опубликовали в прессе благодарность «вра-чам Гефдингу и Лебедеву, старшей сестре Тихомировой и ос-тальным сестрам за оказанные заботу и старания»21.
Газета «Мир» писала, что в Свиленград 15 ноября «совер-шенно негласно» прибыли командированные Кауфманской общиной Владимир Федорович Дагаев и Алексей Федорович Анисимов. К сожалению, мы не можем объяснить, почему они отправились в другой город и «негласно», но, если верить изданию, данные врачи показали себя с лучшей стороны. Когда 15-го января горожане и митрополит провожали Дагае-ва и Анисимова на родину, последние выразили сожаление, что приходится уезжать. И, как написала газета, «подобные слова могут быть сказаны только от чистого русского сердца и они явственно подтверждают ту таинственную связь, кото-рая справедливо позволяет болгарам и русским называть друг друга «братушками»22. Из этих слов видно, что поведение врачей, их забота были восприняты как проявление родствен-ной славянской связи, а не личных их качеств. Подобное от-ношение встречается в источниках не единожды. При этом, судя по тому, что их приезд вызвал радость у больных и надеж-ду на выздоровление, можно предположить об уже сложив-шемся положительном в профессиональном плане образе рус-ских медицинских работников. Тезис о больших ожиданиях, связанных с врачами из России, подтверждает радость от при-бытия и теплый прием, оказанный киевской миссии Крас-ного Креста в Горна-Оряховице и Тырново, когда на станции были накрыты столы, а дети дарили медикам цветы23.

Третья миссия в Лозенграде была послана на деньги ниже-городского биржевого комитета, во главе ее стоял доктор В.П. Орлов. Его отряд состоял еще из одного помощника-врача и двух медицинских сестер. Начав свою деятельность 20 нояб-ря 1912 г., она покинул Болгарию 18 января 1913 г. Научная литература характеризует В.П. Орлова как интеллигентного человека с современными медицинскими взглядами, отличав-шегося состраданием к больным. Не единожды за свой счет В.П. Орлов покупал яйца и другие продукты для вверенных ему больных и раненых. Им же он при отъезде велел раздать 100 левов из своего кармана. «Его прощальная речь весьма тро-нула врачей и персонал больницы»24. Отмечен был В.П. Ор-лов и прессой. В заметке «Один русский врач», вышедшей в свет уже после его отъезда, было сказано, что он «работал в наших больницах с преданностью и неутомимостью, которые может иметь только исполненный участием к своему делу» человек, «исцеленные им больные и раненые навсегда сохра-нят в памяти заботливые и полные участия глаза этого доб-рого врача-друга и будут благодарны, что имели счастье ле-читься у него». Как доказательство его любви к своим пациен-там приводился вышеупомянутый факт раздачи им 100 ле-вов25.
В конце июня 1913 г., по сведениям газеты «Мир», три вра-ча, земляки В.П. Орлова, нижегородцы, изъявили желание приехать в Болгарию на помощь больным. Это было воспри-нято хотя и с грустью, но с благодарностью: «Отрадное впе-чатление создает то, что и сейчас в славянских странах про-должают выказывать чувство симпатии по отношению к Бол-гарии»25.
Обнаружено описание личного впечатления от посеще-ния одной из этих трех больниц. К сожалению, речь идет лишь о больнице в турецких казармах в Лозенграде, которая «обслуживалась русской санитарной миссией». Как мы упоми-нали, там находились отряды Георгиевской, Кауфманской об-

щин и нижегородского купечества. Болгарские летчики от-правились туда в гости и встретили теплый прием. «Запом-нил имена только сестры Серафимы — ангела с голубыми глаза-ми, родом из Симферополя, и грузинки Веры — смуглой черно-глазой девушки. Главный врач, милый и симпатичный чело-век, позвал нас на чай. Поболтали и посмеялись. На прощанье и мы его позвали к нам в гости», — вспоминал летчик Р. Мил-ков. Такие лестные характеристики сотрудников миссии гово-рят и об их дружелюбном, радушном отношении к болгарам, которые пришли фактически отвлекать их от непосредствен-ной деятельности. Подытоживает авиатор свое отношение к этим медицинским сотрудникам как к части большого народа, который они представляли на Балканах следующими слова-ми: «Симпатичные люди — эти русские!»27
В прессе некто под псевдонимом «Один посетитель» опуб-ликовал заметку «Русские больницы в Лозенграде», которые он «случайно посетил». Автор рассказывает, что медицин-ский персонал далеко от города нашел ель и нарядил ее, сде-лав на Рождество «йолка», и устроил для раненых праздник. Последние сообщили, что свои собственные, болгарские, са-нитары так за ними не ухаживают, «как смотрят за нами и беспокоятся сестры и в особенности княгиня Урусова, врачи, которым мы обязаны жизнью и здоровьем». Раненые, по сви-детельству посетителя, веселы, одеты в чистую новую боль-ничную одежду. Вновь мы видим благожелательное отноше-ние русских, выходящее за рамки исполнения непосредствен-ных обязанностей — организация празднования Рождества являлась личной инициативой. Подытоживает свои впечат-ления «один посетитель» объяснением увиденного родствен-ной близостью народов: «Только братское русское сердце мо-жет так неустанно, преданно, с любовью смотреть за нашими ранеными и больными»28.
Интересные личные воспоминания были обнаружены так-же о Таврическо-Бердянском отряде русского Красного Крес-та, для которого «болгарские селяне Бердянского округа» со-

брали 9 000 рублей29. Имущество миссии было предоставлено Таврическим комитетом и Ялтинским дамским греко-славян-ским комитетом, возглавлял ее изначально хирург Топалов, затем П.Г. Ришков и в конце Добронравов30. Отряд начал ра-ботать 23 декабря 1912 г. Примечательно, что одной из сестер милосердия в нем была представительница голубых кровей, княгиня София Верещагина31. Сохранилось интересное сви-детельство о некоторых сторонах работы этой миссии, остав-ленное лечившимся в ней деятелем стамболовистской партии Петром Карчевым. Его сетования на то, что однообразное питание, мясо без соли довели его до истощения, и что он остался в живых только потому, что во время перемирия был отправлен в тыл, следует воспринимать как свидетельства человека, не только впервые попавшего в больницу, но и при-вычного к другой, балканской кухне. Столь же субъективны его сетования на болгар-добровольцев, приехавших из Рос-сии в качестве персонала больницы: «Большинство из них не знало родного языка» или считало «унизительным гово-рить на таком «простом» языке», стеснялось пользоваться им в присутствии врачей. «Болгары-переселенцы, жившие вбли-зи Запорожской области на Украине, вскормили уже сыновей, внуков, правнуков, которые стыдились своего происхожде-ния», — с горечью подытожил П. Карчев. Это очень важное свидетельство о степени ассимиляции болгарских колонис-тов на Украине. Что же касается собственно деятельности миссии, то Карчев вынужден был отметить, что в учреждении царил идеальный порядок, «выдающаяся» чистота, соблюда-лась полнейшая тишина. Имевшийся тульский самовар со свистком «вносил веселые нотки в жизнь больных, особенно

когда кто-нибудь из санитаров говорил: «Спешите ребята, ско-рый поезд уже отходит». В положительном ключе охарактери-зован и лечащий врач Березинский: имел вид «слабый, с испитым лицом и редкой бородкой, возрастом за 50 лет... был врачом со значительной практикой и сосредоточенно изучал случаи наиболее тяжелых заболеваний», являлся «человеком долга», жил в больнице, за ночь вставал на обходы несколько раз. Когда у П. Карчева случались кризисы, Березинский щу-пал ему пульс, приговаривая: «Да что это такое, Боже мой... Да, конечно, все это пройдет, все это чепуха, черт ее подери... Ничего, ничего, это неврозис кордис!..»
Интересны его воспоминания о двух сестрах милосердия, Вере и Виктории32. Одна из них — дочь судьи из Брянска, другая — из Таганрога, одна была студенткой филологии, дру-гая же училась в высшей балетной школе. По мнению П. Кар-чева, приехали они скорее из любопытства, «национальная родственность с нами не была для них побудительным моти-вом», но исполняли они свои обязанности с преданностью и должным рвением. На Балканах же, по мнению автора мемуа-ров, медсестры были из «особенного авантюризма. Они хоте-ли то ли стать действующими лицами какого-то романа, то ли проверить, идентичны ли переживания известной им героини какого-то романа тем, что испытывали они. Во вся-ком случае, их авантюризм был из категории благородных».
Показателен рассказ П. Карчева о романе одной из этих медсестер. Черноокая, в чьих жилах текла кавказская кровь, Виктория понравилась кавалерийскому ротмистру Хаджи-Колеву, тот даже предложил ей венчаться. Ответ Виктории интересен своей многозначностью. С одной стороны, он сви-детельствует о далеко зашедшей эмансипации образованных русских женщин. Виктория отказала, заявив: «Я знаю, что вы, болгары, деспоты. Жена для вас только объект плотских удо-вольствий. У вас к ней одинаковое отношение с турками... Из-за увлечения тобой я должна проститься с самой священ-ной моей мечтой — балетным искусством... Выйти замуж за

тебя, значит рожать тебе детей, готовить, стирать, стать на-стоящей рабыней. Пфу! Какая отвратительная перспекти-ва»33. Из ее слов явствует, что болгарские порядки восприни-мались ей как патриархальные и абсолютно восточные, что не позволяло женщине быть полноценным членом социума. С другой же стороны, этот случай указывает на характер взаи-моотношений между пациентами-болгарами и лечащими их русскими медиками. Сама возможность возникновения рома-на говорит о близости общения, отсутствии дистанции и сно-бизма у врачей, дружелюбных отношениях.
Подпоручик Иван Дечев, командир пограничной роты 10-го пехотного Родопского полка, действовавшего в составе 8-й пехотной Тунджанской дивизии, оставил свои воспомина-ния о лечении в больнице под руководством доктора Н. Хир-нова. Русская миссия, отправленная от имени московской го-родской общины Красного Креста, сначала, 28 ноября, обосно-валась в г. Ямболе, затем, 28 января 1913 г., переехала в г. Де-деагач34, где к ней и попал после штурма Адрианополя И. Де-чев. Раненного в грудь подпоручика на вокзале встречал меди-цинский персонал миссии, первый их вопрос был, пал ли Адрианополь. Услышав положительный ответ, «они испыта-ли большую радость». В этой больнице также были обеспече-ны хорошее питание, образцовый порядок и чистота, перед приемом солдат водили в баню, «забота медицинского персо-нала была теплой, сердечной и братской». О хорошем уходе и отношении к больным свидетельствует тот факт, что при выписке И. Дечев подарил сестре милосердия и фельдшеру, следившим за его палатой, табакерку и часы35.
Болгарский исследователь Борис Куюмджиев в своей монографии приводит воспоминания двух пациентов, лежав-ших в русской больнице в с. Караюсуф. Его коллеги, В. Григо-ров и X. Топузов, называют ее «Русским адрианопольским ле-тящим отрядом, составленным из персонала лазарета имени

Москвы, под руководством баронессы Юкскюл (так в тексте. — Г.Н.)»36. Сам же Б. Куюмджиев ее приписывает Кауфманской общине Красного Креста Петербурга, больница находилась под попечительством «одной из самых ярых поклонниц Рас-путина»37, баронессы Варвары Ивановны Икскюль-фон-Гиль-денбандт, руководил ею доктор Н.И. Воронов38. В пользу по-следней версии говорит то, что лечившийся в Караюсуфе ка-питан Д. Азманов в своих мемуарах упоминает доктора Нико-лая Ивановича Воронова. Эта больница работала в непосред-ственной близости от осажденного Адрианополя, состояла всего из 4 палаток, в которых стояли кровати, заправленные «хорошими шерстяными одеялами». Столь малое медицин-ское учреждение не могло обслуживать большое количество нуждающихся, и доктор Воронов «страдал от невозможности облегчить страдания всех раненых». Он встречал солдат, от-давал распоряжения о скорейшей их перевязке, внимательно следил, дабы не пропустить тяжелораненых, тех же, кто не нуждался в немедленной помощи, он отправлял в более уда-ленные от передовой больницы39. О большом, превышающем возможности доктора Воронов и его коллег числе солдат, об-ращающихся за помощью, свидетельствует и поручик Лука Малеев. Он особо обращает внимание на то, что «никто из раненых не мог подозревать, что столь близко к боевым линиям и столь вовремя может быть обслужен, найти по-мощь, облегчение своих боли и страдания». Помимо скорости оказания помощи, у него «большее восхищение вызывала че-ловечность, которая проявлялась к нашим раненым в боль-нице... будто сила сердец превосходила усталость рук». Среди «оханья», суеты, связанной с поступлением раненых в разгар боя, персонал не забыл поздравить своих подопечных с взяти-

ем Адрианополя, чем вызвал у них радость. «Русская больница в с. Караюсуф была действительно биваком милосердия», — заканчивает свои воспоминания об этой миссии Красного Креста Л. Малеев40
Большое внимание периодическая печать уделила неболь-шому этапному лазарету Свято-Троицкой общины Красного Креста, работавшему в Пловдиве. Вызвано это было тем, что в его составе работала графиня Игнатьева, дочь графа Н.П. Иг-натьева, знакомого тогда едва ли не каждому болгарину по своей деятельности в 1878 г. Газета «Мир» сообщала о много-людной встрече прибывшего в город отряда. Непосредствен-ный руководитель миссии доктор Тилинский отошел на вто-рой план, уступив место на авансцене дочери знаменитого дипломата. «Как дорого было всем увидеть дочь великого бол-гаролюбца», — сообщало издание41. В честь графини пловдив-ский митрополит отслужил панихиду по Александру II и Н.П. Иг-натьеву и благодарственный молебен, позже произнеся про-чувствованную речь42. Спонсировала отряд Елизавета Михай-ловна Терещенко, за что ей не раз выражалась благодарность. Приведем опубликованную благодарность пациентов этой больницы. «Не можем подыскать слов, чтобы высказать свою благодарность графине Игнатьевой за прием и заботу, оказан-ные ею лично. Так же всей душой за заботу, добрый прием и большую услужливость опытных врачей больницы. Немалую заботу, вежливость и услужливость показали сестры и санита-ры»43.
Кауфманская община развернула медицинскую деятель-ность не только в Лозенграде и Караюсуфе, но и в Пловдиве, обеспечив 100 мест для больных в зале военного собрания. Как и в других русских больницах, в ней царил порядок и чис-тота. Сохранилось описание одной интересной особенности. На подушках в палатах лежали серебряные кресты для ране-ных, а возле кроватей находились образы Св. целителя Панте-леймона. «Глубоко религиозный дух, которым пронизана боль-

ница, свидетельствует о сердечности чувств, с которыми в ней встретят больных. Хвала благородным устроителям этого милосердного дома», — заканчивала описание газета «Мир»44.
Несмотря на то, что непосредственной задачей миссий русского Красного Креста было оказание помощи военным, а не замещение собой гражданских структур здравоохране-ния, мирные жители также могли найти в них помощь. Про-фессор Любомир Милетич в письме другу рассказал о смерти внука в конце января 1913 г. После длительного недомогания, они обратились в находившуюся рядом русскую больницу. Од-нако оказанная срочная помощь не помогла мальчику, у кото-рого был запущенный аппендицит45. О том, что это не являет-ся единичным примером, говорят упомянутая выше деятель-ность транспорта доктора Гинтилло, а также свидетельство В.И. Немировича-Данченко: «Из Софии почти все нуждаю-щиеся в хирургической помощи обращаются к русскому вра-чу»46.
Газета «Мир» рассказала общественности о происхожде-нии названия Гербовецкой общины РОКК. Им она обязана монастырю близ села Гербовец, где хранится икона Богороди-цы. «Раненные болгарские храбрецы, поступившие на лече-ние в эту больницу, мысленно молятся на бессарабскую святы-ню... об исцелении и здоровье»47. По всей видимости, молит-вы не пропали втуне, и солдаты, лечившиеся в этом госпита-ле, благодарили «гг. докторов Лебедева, Павлова и Симонск, г-жу Неклюдову, Людцканову, Джакели, Пападопову и весь персонал больницы за оказанные старания»48. Госпожа Не-клюдова, по-видимому, является женой русского посланника, а Людцканова — супруга болгарского министра. Таким обра-зом, в госпитале Гербовецкой общины на добровольных нача-лах работали столичные дамы. Присутствовали они и при

освещении больницы в училище им. Априлова, также там бы-ли царица, русский посланник, русский торговый агент Оку-лич, Гешов, Людцканов, д-р Моллов, жены министров Ники-форова, Абрашева, Маркова. Молитвы были прочитаны «рус-ским священником из Кишинева при содействии русского хо-ра»49. Ранее прибывших в Софию медицинских работников, должных остановиться в столице для работы, встречали рус-ский посланник Неклюдов, представитель царицы Драндар, министр Франгя, хор г-на Вулпе и другие. Санитары при при-бытии своем пели болгарский гимн «Шуми, Марица», а хор — «Боже, Царя храни»50.
Царица и множество видных пловдивских горожан во главе с кметом Н. Козаровым присутствовали и на молебне в честь открытия больницы Кауфманской общины в Пловдиве51. Ес-ли участие Неклюдова в церемонии не требует объяснений, то посещение этих мероприятий столь высокопоставлен-ными лицами (или их женами) болгарского государства гово-рит о желании подчеркнуть, что по достоинству и высоко оце-нена помощь старшей славянской сестры.
Этапный лазарет доктора Рознатовского, на момент визи-та располагавшийся в помещении духовной семинарии, посе-тил в Софии писатель В.И. Немирович-Данченко. По свиде-тельству посланника «Русского слова», это учреждение выгод-но отличалось своим обустройством от аналогичных ему болгарских52. Заметили это и пациенты — госпиталь получил от них благодарность, опубликованную в прессе53.
Не обошлось и без неурядиц. Так, отряд Московского купе-ческого общества «около одиннадцати дней потерял в самую горячую пору в Бухаресте. Из Болгарии не делали никаких распоряжений, куда его направить далее»54. Но это скорее можно отнести на счет общей сумятицы и неразберихи в бол-гарской санитарной службе. К примеру, бельгийская миссия

в г. Баба-Эски 25 дней ждала раненых, однако ни один из них не был направлен туда, в итоге бельгийцы покинули пределы Болгарии55. Палки в колеса заграничным миссиям в Болгарии вставлялись хозяевами и сознательно. По мнению В.И Неми-ровича-Данченко, делали это болгарские врачи из самолю-бия: «мы-де и сами справимся»56.
А. Пиленко говорит о других причинах. После переезда в Лозенград Кауфманской и Георгиевской больниц «одно высо-копоставленное лицо» ему объяснило причины задержки миссий: «Болгарам нужны не лекаря и сестры милосердия, а патроны. Помилуйте: эти общины на шесть дней заняли для своих повозок 150 быков»57. Л.Д.Троцкий видел иные причи-ны — иностранцы не допускались до линии фронта, потому что «там было слишком много такого, что приходилось скры-вать от чужих глаз»58, очевидно, подразумевая, не всегда гуман-ное отношение солдат и офицеров к мирному населению, прежде всего, мусульманского вероисповедания.
«Помощь России деньгами, обмундированием, оружием, патронами, лошадьми — ничто по сравнению с размерами медицинской помощи. Значение ее огромно, больше, чем ее представляют», — писал очевидец событий, капитан Самосе-ев59. И, действительно, помощь, оказанная русским общест-вом, и как его представителем Красным Крестом, была оцене-на по достоинству. Немаловажную роль в этом сыграло и лич-ное поведение врачей, их профессионализм. В результате сло-жившегося общения многие русские и болгары познакоми-лись друг с другом, с нравами и культурой народов. Несмотря на некоторые недоразумения, оказывалось большое внима-ние и уважение прибывающим на помощь, а через них и по-славшей их стране.

Русский медицинский персонал сыграл немалую роль в складывании положительного образа русского народа, род-ственного, искреннего и дружественно расположенного к болгарам. С другой стороны, поведение врачей, их забота по-зволяют нам говорить о существовавших в России симпатиях к болгарам и Болгарии.


https://prosto-gusev.livejournal.com/87382.html

Российская помощь и болгарская военная авиация:

Цитата:
К началу Первой Балканской войны у Болгарии появилась полноценная военная авиация. Первые военно-воздушные подразделения возникли ещё в 1906 году. К началу войны Болгария располагала аэростатом «София-1» и одним баллоном типа «Годар». Кроме того, у Российской империи болгары закупили 14 аэропланов, ещё 9 было куплено в странах Западной Европы. В связи с тем, что в стране совсем не было профессиональных лётчиков, вместе с аэропланами из России прибыли пилоты-добровольцы. Таким образом, болгарское командование приняло решение сформировать подразделения военной авиации. Чтобы не зависеть от российских пилотов, в страны Западной Европы на обучение были посланы 13 пилотов-болгар, 6 механиков и 2 баллониста.

Обучение длилось долго, и к началу Первой Балканской войны ни одно из авиационных подразделений не было сформировано. Несмотря на это, болгарские аэропланы принимали участие в широкомасштабных военных действиях и операциях. 1-е АО (авиационное образование) было сформировано только в первые месяцы войны[12]. В это подразделение входили иностранные самолёты марок Albatros F2 (3 штуки), Farman (4 штуки), Voisin (1 штука), Somer (1 штука), Sikorsky (1 штука), Bristol (1 штука), Nieuport (2 штуки) и Blériot XI (10 штук)[13]. На всём Балканском полуострове военно-воздушные силы, оснащённые летательными аппаратами последних моделей, имелись только у Болгарии. Ни другие страны Балканского союза, ни Турция не могли позволить себе такое количество самолётов.


https://rua.gr/greece/history/24149-pervaya-balkanskaya-vojna.html
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 18, 2020 7:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Цитата:
Санкт-Петербург Осенью 1912 года от перрона Николаевского железнодорожного вокзала отправился в южном направлении необычный состав. Из вагонов, прощаясь, весело машут руками молодые, в основном, люди. Шумят провожающие, духовой оркестр играет под моросящим дождем «Амурские волны» (чуть позже напишет В.И.Агапкин бессмертную музыку «Прощание славянки»). Русские добровольцы спешат помочь болгарским братьям в войне против турок (по дипломатическим причинам Россия не могла оказать Болгарии прямую военную помощь). Среди добровольцев отряд авиаторов под руководством Сергея Сергеевича Щетинина, совладельца первого в России авиационного завода ПРТВ. На открытых платформах огромные деревянные ящики, в них разобранные аэропланы типа «Фарман». Так уж получилось в российской авиации, что принять боевое крещение пришлось пилотам гражданским. Фотообъектив репортера бесстрастно запечатлел этот момент: в окнах теплушки, одинаково одетые в кожаные регланы и кепки, С.С.Щетинин, Яков Седов, Николай Костин, Петр Евсюков, Федор Колчин… Первые русские авиаторы, которым предстоит принять участие в боевых действиях. Все они вернутся на Родину живыми. И героями…

Поездом до Одессы, оттуда по Чёрному морю на пароходе «Николай Александрович» добровольцы добрались до устья Дуная, затем на малых судах до болгарского городка Рущук, по железной дороге до Тырново.

16 октября отряд прибыл на военный аэродром Тырново-Сеймен и присоединился к группе болгарских авиаторов. Затем, миновав Пловдив, передислоцировался на летное поле в пяти километрах от города Мустафа-паша, находившееся в непосредственной близости от Адрианополя. Щетинин всерьез опасался, что турецкие лазутчики могут уничтожить всю его авиацию на земле. Место оказалось низменное, сырое, условия жизни в лагере были «спартанские». Пилоты и механики жили в приспособленных для этого ящиках из-под «Фарманов». Но, как впоследствии вспоминал Яков Седов: «…от холода, ветра, ливня нас спасали утеплённые костюмы, …дали спальные мешки… И не болели. К тому же, кормили нас болгары превосходно». Там авиаторы провели несколько зимних месяцев. Аэропланы хранились в брезентовых ангарах, сконструированных русским полковником С.А.Ульяниным. Полевая мастерская отлично показала себя: ее оборудование и запасы давали возможность делать не только мелкий, но и капитальный ремонт самолетов. Все было тщательно продумано в деталях еще в России и, несмотря на отсутствие какого-либо опыта и короткие сроки на сборы – пять дней, отряд работал достаточно слаженно.

Первый в истории российской авиации боевой вылет совершил (за плату, но кто осудит?) 17-го (по другим данным 19-го) октября Тимофей Ефимов, прибывший на войну самостоятельно, вне отряда. Тимофей, младший брат Михаила Ефимова, первого авиатора России, летал на своем моноплане «Блерио». В одном из писем брату он пишет: «Турки наблюдали мой полет с нескрываемым изумлением, многие падали на землю и закрывали головы руками. Дважды облетев город (Адрианополь – от авт.), я определил месторасположения турецких войск… Между прочим, болгары собирались нападать на правый фланг турок, я объяснил им, что видел колонны их противника, двигающиеся туда же. Болгары переменили направление и легко разбили не ожидавших нападения турок…».

Русские авиаторы вели воздушную разведку (правда, как потом отмечал С.С.Щетинин, те сведения, которые приносили летчики, болгарские военные не всегда могли оценить и использовать), производили бомбардировку турецких укреплений, сбрасывали листовки и выполняли задания по связи (особенно на дальних расстояниях). Использование противником ружейного и артиллерийского огня против самолетов заставляло выполнять полеты на высоте 1000 м и более.

Из интервью Я.Седова: «Всю зиму и осень мы с Костиным провели на аэродроме… Работа наша сводилась к двум задачам – разведке и бомбометанию. Разведывательные полёты совершались с наблюдателями, которые, к сожалению, не были офицерами Генерального штаба, не располагали сведениями о противнике, поэтому перед нами не ставились сложные задачи… Мой первый полёт проходил на высоте 1200 метров над Адрианополем. И тут подо мной начала рваться шрапнель. Я поднялся выше, чтобы быть недосягаемым для неприятельского обстрела. Чувство в это время у меня было неприятное…».

Через три дня после своего первого боевого вылета болгарская авиация понесла и первую потерю — на «Блерио» разбился Христо Топракчиев.

25 октября Милков и Таракчиев на «Альбатросе» снова попробовали сделать пролет над Бунар Хисаром, но из-за плохих метеоусловий и очень убогого оборудования (на самолете не было даже компаса) не смогли выполнить задание. Летчики потеряли ориентацию и с остановившимся двигателем совершили аварийную посадку около деревни Доганово. В результате самолет был разбит и списан, но авиаторы не пострадали.

Есть сведения что в октябре 1912 года болгарским летчиком П.Таракчиевым, окончившим в России Гатчинскую летную школу, была выполнена первая фотосъемка с самолета в условиях военного времени с целью разведки. Он произвел аэросъемку района г.Свиленград фотоаппаратом Ульянина. 21 декабря 1912 года три его фотоснимка были опубликованы в английской газете «The Illustrated London News».

Несмотря на потери, к 31 октября в составе первого болгарского АО числилось уже восемь подготовленных пилотов и шесть аэропланов. С прибытием новой техники и летчиков обретает реальные очертания идея организации нескольких отдельных АО.

С 3 по 17 ноября на фронтовой аэродром Чорлу перелетели четыре самолета («Bleriot-XI», два «Farman-VII» и «Sommer»), пилотируемые болгарином Симеоном Петровым, русскими Петром Евсюковым и Федором Колчиным, атакже швейцарцем Эрнстом Бюри. С ними прилетели три летнаба — Димитр Сакеларов, Гаврил Стоянович и Никола Манков. Из этих экипажей сформировали второе АО.


Цитата:
3 декабря было подписано перемирие, которое продолжалось почти два месяца. Болгарская авиация использовала передышку для того, чтобы осмыслить опыт боевых действий и подготовиться к второй фазе войны. В ходе перемирия болгары получили все закупленные ранее аэропланы:
— из Франции доставлены «Bleriot-XI», «Bleriot-XXI», 2 «Bleriot-Х1-2», «Voisin-Militaire» и «Sommer»;
— из Англии — «Bristol»;
— из Германии — 4 аэроплана «Albatros MZ2»;
— из России — «Bleriot-XIbis», 2 «Bleriot-XI-2bis», 5 «Farman-VII» и 2 «Nieuport-IV».
В составе ВВС официально числилось 13 пилотов, из них — 5 болгар и 8 иностранцев. На этой базе формируется новая структура, состоящая из трех аэропланных отделений.


Цитата:
Первое отделение из четырех разнотипных аэропланов — «Albatros MZ2», «Bleriot-XI», «Voisin-Militaire» и «Farman-VII» — возглавил Радул Милков. Кроме него в отделении числились еще трое летчиков: болгарин С.Калинов, русские Н.Богданов и Н.Костин.

Во втором отделении (командир Д.Сакеларов) имелись два «Farman-VII», «Bleriot-XI» и «Sommer». Летчики — болгарин С.Петров, русские П.Евсюков и Ф.Колчин, а также швейцарец Бюри.

Третьим отделением, состоявшим из двух «Bleriot-XI», командовал летнаб П.Попкръстев. Пилоты — итальянец Сабелли и русский Я.Седов. Фактически 3-е АО располагало только одним самолетом, так как в феврале один «Bleriot-XI» разбился в аварии. В начале марта для усиления 3-го АО командование послало «Farman-VII», пилотируемый Костиным, но летчик потерял ориентацию, сел на вражеской территории и попал в плен.


Иными словами, в болгарской авиации на тот момент было 5 болгар, 5 русских, 1 итальянец, 1 швейцарец.

Цитата:
В декабре в качестве подарка из России поступил змейковый аэростат со всем необходимым оборудованием. Для его обслуживания прибыл и русский механик. На основе имеющейся матчасти утвердили штаты двух баллонных отделений (БО): 1-го с уже упоминавшейся «Софией-1» (командир Ю.Казанджиев) и 2-го с только что полученным аэростатом (командир П. Таракчиев).

Во время перемирия из России доставили также авиабомбы конструкции инженера Гелгара — «тяжелые» по 1,5 кг и «легкие» — по 0,25 кг. Кроме того, в Софии по проекту известного в то время специалиста по взрывчатым веществам С.Величко были собраны 50 бомб собственной конструкции.


Цитата:
Государственный переворот в Стамбуле, совершенный 10 января 1913 года воинственной партией «младотурок», зачеркнул перемирие, став началом второго периода войны. 21 января боевые действия возобновились.

2-е АО с возобновлением активных боевых действий перебазировалось из Чорлу на свой основной аэродром у Черкезкьоя. 24 января туда перелетел Ф.Колчин на «Фармане» и С.Петров на «Блерио», а 8 февраля — Бюри и Г.Стоянов на «Соммере». 2-е отделение оказалось наиболее эффективным в ходе войны, несмотря на то, что 16 февраля Колчин и Евсюков с механиками отбыли на родину. За 18 дней 2-е АО выполнило 27 боевых вылетов (столько же, сколько оба других вместе взятые). Формально отделение подчинялось командованию 3-й армии, но фактически выполняло задания Генерального Штаба. Вся его деятельность была связана с разведкой Чаталджийских позиций между Мраморным и Черным морями в условиях начавшейся на этом участке «окопной войны».

Уже через два дня после перебазирования Петров на «Блерио» совершил разведку северной части позиции. Самолет обстреливали с земли, но безрезультатно. А с 25 по 27 января Петров на «Блерио» и Колчин на «Фармане» выполнили еще несколько вылетов в этот район.

В феврале из-за плохой погоды почти никто не летал. Исключением являлся только один полет Бюри на разведку южного фланга турецких позиций. Причем в этом вылете его самолет был обстрелян с земли болгарскими войсками (к счастью, неточно).

После долгих февральских «каникул» отделение в марте развивает бурную деятельность. Так, в результате проведенной Бюри 2 марта разведки северного участка фронта, командующий 3-й армией сделал вывод, что турки отступили со своих передовых позиций. На этом основании он предложил занять высоты западнее Чаталджи. Но высшее командование не поверило докладу авиатора, отдав предпочтение наземной разведслужбе, которая заявила, что основные силы противника продолжают оставаться в данном районе. Однако после проведенного через три дня очередного разведывательного полета (снова отличился Бюри) и сопоставления данных, полученных из других источников, офицеры Генштаба убедились, что авиаразведка не врет. Благодаря этому 10 марта авангард 3-й Армии перешел в наступление.

В последующие дни воздушная разведка еще не раз доказала свою эффективность. В частности Петров и Бюри первыми доложили о повсеместном отступлении противника с Чаталджийских позиций.


Цитата:
Третье болгарское АО отвечало за взаимодействие с 4-й армией на Галиполийском полуострове. Его основной задачей являлась разведка прибрежных районов. Состав отделения был вполне «интернациональный»: пилот итальянец Д.Сабелли и наблюдатели — русский М.Митяев и болгарин П.Попкръстев. Во время февральского затишья отделение в составе одного экипажа осуществляло разведку Булаирских позиций противника, наблюдало за передвижениями турецкого флота, следило за наиболее важными оборонительными сооружениями врага — фортами «Виктория» и «Наполеон».


Цитата:
Ниже постараемся перечислить всех добровольцев, принимавших участие в работе русской авиации как под руководством С.С.Щетинина, так и вне отряда:

Руководитель отряда: Щетинин Сергей Сергеевич.
Летчики отряда: Евсюков Петр Владимирович, Иванов Василий Я., Колчин Федор Фёдорович, Костин Николай Дмитриевич, Седов (Серов) Яков Иванович.
Механики отряда: Дегтярев Василий, Коровкин Александр, Озолин Ю.А., Сикурчинский Лев, Тарасов Николай.

Летчики (не в составе отряда): Агафонов Александр Александрович, Богданов Николай, Васильев Александр Алексеевич, Гребенюк Григорий, Греков Юрий (Георгий), Ефимов Тимофей Никифорович, Кованько Александр Александрович, фон Лерхе Максим Германович, Маргулис Эмануил, Покровский Виктор Леонидович, Попов Михаил.
Механики (не в составе отряда): Воронин Порфирий, Иванов Иосиф, Орлов Николай, Савельев Владимир Федорович, Щербаков Федор.

Практически полный список русских добровольцев в Болгарии. Понятно без перевода:

Съгласно «Заповед по действащата армия» от 20 декември 1912 г., подписана от генерал-майор Фичев, н-к щаб на българската армия, в състава на българската авиация са включени:

1. Руският поданик Порфирий Воронин — механик;
2. Руският поданик фон Лерхе, — пилот;
3. Руският поданик Николяй Орлов — електромеханик;
4. Френският поданик Ернст Бюри — пилот;
5. Руският поданик Пьотр Евсюков — пилот;
6. Руският поданик Фьодор Колчин — пилот;
7. Руският поданик Николай Костин — пилот;
8. Руският поданик Яков Седов — пилот;
9. Руският поданик Фьодор Шчербаков — моторист;
10. Руският поданик Василий Дегтерьов — моторист;
11. Руският поданик Йосиф Иванов — моторист;
12. Руският поданик Лев Секурински — монтьор;
13. Руският поданик Александр Коровкин — монтьор;
14. Руският поданик Николай Тарасов — монтьор;
15. Руският поданик Емануил Маргулис — пилот без заплата;
16. Италианският поданик Джовани Сабели — пилот;
17. Италианският поданик Ф. Сантерини — механик;
18. Френският поданик Пайяр — пилот;
19. Френският поданик Луи Оливие — пилот;
20. Руският поданик Григорий Гребенюк — пилот без заплата;
21. Руският поданик Василий Иванов — пилот без заплата;
С Височайша заповед е приет на служба Семьон Маралов — механик въздухоплавател.

Закончилась Первая Балканская война, авиаторы вернулись на Родину. Их встречали как героев. Работа российских добровольцев широко освещалась в прессе. Вся страна знала их по именам и в лицо. В марте 1914 года С.С.Щетинин был приглашен в Болгарское посольство, где ему сообщили, что царь Фердинанд наградил всех авиаторов, принимавших участие в Болгаро-турецкой войне. Командир отряда был награжден народным орденом «За военные заслуги» 5-й степени с короной. Летчики Евсюков и Колчин – такими же орденами, но без короны, Костин (к тому времени умер от рака желудка, сказались последствия двухмесячного пленения турками после вынужденной посадки), Седов, механики Дегтярев, Иванов, Коровкин, Сикурчинский, Тарасов, Щербаков – 6-й степени.


Цитата:
Закончим рассказ об участии болгарской авиации в Первой Балканской войне небольшой статистикой. Всего выполнено 76 документально подтвержденных боевых вылетов в течение 51 боевого дня. Из 29 самолетов в них принимали участие 20. Из первоначального состава в 26 пилотов (12 болгар и 14 иностранцев) реально в войне участвовали 10: 5 болгар и 5 иностранцев. По количеству боевых вылетов рекорд принадлежит С.Петрову — 18 вылетов, затем следуют Бюри — 13, Сабелли — 11, Р.Милков — 10, Н.Богданов — 8, С.Калинов — 8 и Ф.Колчин — 3, по одному вылету совершили Х.Топракчиев, Т.Ефимов и Н.Костин.


http://xn--80aafy5bs.xn--p1ai/aviamuseum/aviatsiya/nachalo-aviastroeniya-v-rossijskoj-imperii-2/russkie-aviatory-na-balkanskoj-vojne/
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 18, 2020 7:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Прощание славянки (русский гимн в честь собственной добровольческой помощи братушкам-болгарам в ходе Первой Балканской войны):

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D1%89%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D1%8F%D0%BD%D0%BA%D0%B8

https://www.youtube.com/watch?v=S3HABrzbzzM
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 18, 2020 9:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Все нижеследующие даты - по новому календарю (на тот момент в России и в Греции действовал старый календарь).

22 мая 1913 года, Русские ведомости:

Цитата:
Греция и Болгария.
СОФИЯ. Установлена нейтральная зона между греческой и болгарской армиями, однако положение от этого не улучшилось. Правительство продолжает получать сообщения о вызывающем поведении Греции в оккупированных ею областях с болгарским населением; особенное возмущение вызвал случай захвата болгарской почты в Салониках.


http://starosti.ru/archive.php?m=6&y=1913

А. Так это греки совершали провокации в Македонии и вели себя вызывающе? Так это они в населённых болгарами землях были оккупантами? Ну, здорово - что тут скажешь...

20 июня 1913 года, Новое время:

Цитата:
Представители македонской внутренней организации в декларации министру-президенту и посланникам держав заявили, что Македония должна быть страной болгарской.


http://starosti.ru/archive.php?m=6&y=1913

Это- болгарские ТЕРРОРИСТЫ. Это ВМОРО... Русская пресса подавала их позицию как нечто ЗАКОННОЕ... "Мрак" - как сказала бы Эллочка Людоедка...

22 июня 1913 года, газета Новое Время:

Цитата:
Болгарское телеграфное агентство сообщает текст ответа Болгарии на предложение Греции приостановить сосредоточение войск.
Болгарский посланник в Афинах представил протест Болгарии по поводу притеснения Болгар салоникскими властями.


В Салониках было очень незначительное (ЧИСЛЕННО) болгарское меньшинство. Главным образом "понаехальщина" последнего времени - в том числе понавезённые отовсюду в Салоники ученики Болгарской Гимназии Салоник. И ещё там были НЕЗАКОННО пребывавшие в городе болгарские военные части. При такой незначительности, шумиху вокруг них раздували - огогой. Дай Бог каждому.

1 июля 1913 года, газета Русское Слово:

Цитата:
АФИНЫ, 17(30),VI. Болгарские войска перешли временную греко-болгарскую границу, направляясь к Элевтери.
Болгарская версия.
СОФИЯ, 17 (30), VI. По сведениям, пришедшим из главной квартиры , 16-го июня, вечером, болгары около Правишты, заслышав гул ожесточенной ружейной перестрелки в направлении Доллии, поспешили на помощь свои передовым отрядам, ударили в штыки и заставили нападавшие греческие войска, в большом беспорядке стрелявшие на ходу, отступить к Элевтерополису. Болгары преследовали греков <...>


http://starosti.ru/archive.php?m=7&y=1913

Сказочные... сказочники...

Новое Время, то же число:

Цитата:
На север от Элевтеры произошли бои между болгарскими и греческими войсками.

Греческий флот получил приказание отплыть на о. Элевтеру и в Тсагези.


2 июля 1913 года, Русское Слово:

Цитата:
Балканская распря.
Военные действия в Македонии.
УСКЮБ (Скопле), 18. VI—I,VII. СТЫЧКИ РАСПРОСТРАНИЛИСЬ ПО ВСЕЙ ЛИНИИ ОТ РЕТНИ К СЕВЕРУ НА КАЧАН ДО ГЮМЕНДЖЕ И ОСОБЕННО ВОКРУГ ИШТИБА.
БОЛГАРЫ НАСТУПАЮТ НА ПРАВОЕ СЕРБСКОЕ КРЫЛО.
С МИНУТЫ НА МИНУТУ ОЖИДАЮТЬ, ЧТО И СЕРБЫ ПЕРЕЙДУТ В НАСТУПЛЕНИЕ. ПОДРОБНОСТЕЙ НЕТ.
СОФИЯ, 18, VI— 1, VII. ПО ДОПОЛНИТЕЛЬНЫМ СВЕДЕНИЯМ ИЗ ГЛАВНОЙ КВАРТИРЫ, СТЫЧКИ ПО ЛИНИЯМ РАСПОЛОЖЕНИЯ СЕРБСКИХ, БОЛГАРСКИХ И ГРЕЧЕСКИХ ВОЙСК, ПРИНИМАЮТ ХАРАКТЕР НАСТОЯЩИХ СРАЖЕНИЙ.
ГРЕКИ ОПЕРИРУЮТ БОЛЬШИМИ СИЛАМИ, ОЧЕВИДНО, ПЫТАЯСЬ ПРЕРВАТЬ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОЕ СООБЩЕНИЕ СЕРРЕС—ДРАМА.
ПРИ ЗЛЕТОВЕ СЕРБЫ ВВОДЯТ В ДЕЙСТВИЯ НОВЫЕ СИЛЫ, НАМЕРЕВАЯСЬ, ОЧЕВИДНО, ПРОРВАТЬ БОЛГАРСКУЮ ЛИНИЮ У ИШТИБА.
ЛОНДОН, 18,VI—1,VII. «Daily Telegraph» сообщают из Салоник о первом успехе болгарского оружия:
В понедельник, на рассвете, болгарская колонна, в 36,000 человек, атаковала город Гевгели, занятый смешанным сербо-греческим гарнизоном.
После четырехчасовой атаки, сербы и греки отступили. Болгары, овладев городом, прервали железнодорожное и телеграфное сообщения, врезавшись клином между греческой и сербской армиями.
ПЕТЕРБУРГ, 18,VI. (По телефону). Согласно последним известиям, численность болгарской армии, наступающей против сербов и греков, достигает 120,000 солдат.
Бой в Салониках.
АФИНЫ, 18,VI—1,VII. НАЧАЛЬНИК САЛОНИКСКОГО ГАРНИЗОНА ГЕНЕРАЛ КАЛАРИС ОБРАТИЛСЯ К КОМАНДУЮЩЕМУ БОЛГАРСКИМИ ВОЙСКАМИ С ПИСЬМОИ, В КОТОРОМ ТРЕБОВАЛ, ЧТОБЫ БОЛГАРСКИЕ ВОЙСКА В ТЕЧЕНИЕ ЧАСА ОСТАВИЛИ ГОРОД.
В 23 ЧАСА ДНЯ ПРЕДПИСАННЫЙ СРОК ИСТЕК, И ГРЕЧЕСКИЕ ВОЙСКА АТАКОВАЛИ БОЛГАР.
ВСЕ ДОМА, В КОТОРЫХ БЫЛИ РАСКВАРТИРОВАНЫ БОЛГАРСКИЕ ОТРЯДЫ, БЫЛИ ВЗЯТЫ ПРИСТУПОМ ОДИН ЗА ДРУГИМ.
ОСОБО СЕРЬЕЗНОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ БОЛГАРЫ ОКАЗАЛИ В КАЗАРМЕ, РАСПОЛОЖЕННОЙ ОКОЛО ГЛАВНОЙ ГРЕЧЕСКОЙ КВАРТИРЫ.
ЗАНЯТА ТАКЖЕ ЦЕРКОВЬ СВ. СОФИИ.
Плен болгарского гарнизона.
АФИНЫ, 18, УI— 1, VII. СЕГОДНЯ, УТРОМ, В САЛОНИКАХ ГРЕКИ ПОДНЯЛИ АРТИЛЛЕРИЮ НА БЕЛУЮ БАШНЮ И ОБСТРЕЛЯЛИ ОТТУДА ЦЕНТР РАСПОЛОЖЕНИЯ НЕСДАВШИХСЯ ВЧЕРА БОЛГАРСКИХ ВОЙСК, КОТОРЫЕ СТОЯЛИ У ЦЕРКВИ СВ. ДИМИТРИЯ и МИТРОПОЛИИ.
КОМАНДУЮЩИЙ БОЛГАРСКИМ ОТРЯДОМ ЛАЗАРОВ, ШЕСТЬ ОФИЦЕРОВ И ПЯТЬСОТ СОЛДАТ ОБЪЯВЛЕНЫ ВОЕННОПЛННЫМИ И БУДУТ ОТПРАВЛЕНЫ В ГРЕЦИЮ.


Новое Время, то же число:

Цитата:
На границах Болгарии, Сербии и Греции идут кровопролитные сражения. А в Софии, Белграде и Афинах дипломаты забрасывают друг друга нотами, "возлагая ответственность" за эти столкновения и за льющуюся кровь друг на друга.
Напрасные усилия. Ни один суд не уследит, кто является первым виновником аванпостной перестрелки, за которой последовало столкновение целых воинских частей. Вся вина за пролитую кровь и за дальнейшие последствия падает не на отдельных лиц, не на военных начальников, а на политических деятелей, которые держат войска друг против друга во враждебном настроении. Нравственная и политическая ответственность за последние столкновения на болгарско-сербской границе, что бы ни говорили дипломаты, падает не на Сербию и не на Болгарию, а на подстрекателей и попустителей этого преступления: болгарское и сербское правительства совместно и нераздельно <...>
Пора же наконец, понять, что из этой кровавой бестолковщины есть только один разумный выход: арбитраж беспристрастных держав.

СОБЫТИЯ ДНЯ

Греки предложили болгарскому гарнизону в Солуни сдать оружие в течение часа, по истечении которого Греки открыли огонь и заставили гарнизон сдаться.

Выехавший из Салоник генерал Хесапчиев получил разрешение от греческих властей продолжать путь. Свита его задержана.
Греческий контр-миноносец «Леон» подвергся нападению Болгар близ Элевтеры.
Опубликован текст греческой ноты, переданной вчера в Софию.


Газета Раннее утро, то же число:

Цитата:
ВЕНА, 18/VI. Греческий министр иностранных дел Коромилас в беседе с корреспондентом «Neue Fr. Pr.» заявил:
- В виду перехода болгарами установленной пограничной линии и начало всеобщего наступления на греческие позиции, правительство дало приказ македонским дивизиям перейти наступление.

ВЕНА, 18/VI. Военные действия сегодня возобновились. Болгары по всему сербскому фронту отбиты.
Особенно жаркий бой происходил у Иштиба, который сербам удалось занять. Болгар вследствие убийственного огня сербской артиллерии обратились в бегство.


3 июля 1913 года, Русское Слово:

Цитата:
Последний час.
Величайшее преступление ХХ века совершилось. Война между Болгарией и ее бывшими союзницами фактически началась. В Македонии происходят настоящие сражения с тысячами раненых, убитых и пленных. По-видимому, первыми, действительно, напали болгары, атаковавшие сербов в ночь с 16-го на 17-е июня и греков - днем 16-го июня. <...>


Выступление Турции.
ПЕТЕРБУРГ, 19,VI. (По телефону). Вашему корреспонденту сообщили сенсационный слух, будто вчера в Константинополе состоялось чрезвычайное совещание турецкого кабинета министров, который постановил:
1)УВЕДОМИТЬ ВЕЛИКИЕ ДЕРЖАВЫ ЧЕРЕЗ ПОСРЕДСТВО АККРЕДИТОВАННЫХ В ЕВРОПЕЙСКИХ СТОЛИЦАХ ТУРЕЦКИХ ПОСЛОВ, ЧТО В СЛУЧАЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ВОЙНЫ МЕЖДУ СОЮЗНИКАМИ ТУРЦИЯ ПРИМЕТ В НЕЙ ПРЯМОЕ УЧАСТИЕ.
2)ЗАЯВИТЬ ВЕЛИКИМ ДЕРЖАВАМ, ЧТО, ТАК КАК БАЛКАНСКОГО СОЮЗА БОЛЕЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ, ТО ТУРЦИЯ СЧИТАЕТ МИРНЫЙ ДОГОВОР, ЗАКЛЮЧЕННЫЙ ЕЮ С СОЮЗНИКАМИ УТРАТИВШИМ СИЛУ. Если известие о таком решении турецкого кабинета министров достоверно, то оно возбудит интереснейший принципиальный вопрос о том, имеет ли силу для Турции мирный договор, подписанный ею с ныне больше не существующим балканским союзом.


Вляпались болгары. Турция денонсировала заключённый с ними мир (на что ВРЯД-ЛИ имела право - исходя из норм международного права).

Новое Время, то же число:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Болгарское правительство удостоверяет, что болгарские войска не будут производить никаких передвижений, и надеется, что и греческое правительство отдаст своим войскам приказ прекратить нападение.


Справедливости ради, нужно отметить, что военные действия действительно велись в основном на болгарских (по условиям Лондонского мира) территориях. Только я не уверен, что это происходило по воле Софии, а не в связи с экстра-мажорными обстоятельствами, и стратегией заманивания противников (которая едва не принесла нужных результатов).

4 июля 1913 года, Русское Слово:

Цитата:
Новая война на Балканах.
(По телеграфу и телефону от наших корреспондентов).
Улика против Болгарии.
УСКЮБ(Скопле), 20, VI-3,VII. СЕРБАМИ ОТОБРАН У ОДНОГО ИЗ ПЛЕННЫХ БОЛГАРСКИХ ОФИЦЕРОВ БЕССПОРНО-ОФИЦИАЛЬНЫЙ ДОКУМЕНТ, УСТАНАВЛИВАЮЩИЙ С НЕСОМНЕННОСТЬЮ, ЧТО БОЛГАРСКОЕ НАПАДЕНИЕ 17-го ИЮНЯ БЫЛО ЧАСТЬЮ ЗАРАНЕЕ ВО ВСЕХ ПОРОБНОСТЯХ ОБДУМАННОГО ШАГА ЗАХВАТИТЬ СЕРБОВ И ГРЕКОВ ВРАСПЛОХ.
Бой под Салониками.
БЕРЛИН, 20,VI-3,VII. В «Frankfurter Zeitung» СООБЩАЮТ, ЧТО В ДОЛИНЕ ЛАГАЗА, В 20-ТИ КИЛОМЕТРАХ ОТ САЛОНИК, ИДЕТ ОЖЕСТОЧЕННЫЙ БОЙ МЕЖДУ БОЛГАРАМИ И ГРЕКАМИ.
БОЛГАРЫ ПОД УБИЙСТВЕННЫМ ОГНЕМ ГРЕКОВ ОТСУТПАЮТ.
КОРОЛЬ КОНСТАНТИН НАХОДИТСЯ НА ПЕРЕДОВЫХ ПОЗИЦИЯХ.


Новое Время, то же число:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

В Румынии издан приказ о мобилизации армии.
Греческий король отбыл на театр военных действий, чтобы лично руководить движением греческих войск.
Греческие войска вели наступление из Салоник к Кукушу.. Бой длился весь день.
Греческое правительство заявило, что не остановить военных действий до тех пор, пока Болгары не эвакуируют территории за пределами демаркационной линии.
Турция требует от Болгарии очищения портов Мраморного моря.
Великие державы делают срочные представления Болгарии, Сербии и Греции, настаивая на прекращении военных действий и подготовке пути к арбитражу.


Новое Время, 5 июля 1913 года:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Болгарское правительство решило передать в Афины энергичный протест против обезоружения болгарского гарнизона в Солуни.

Греческие войска взяли в плен целый болгарский полк.
Румыния запросила правительства Греции, Сербии и Болгарии, находятся ли они в войне между собой.

Греческие войска захватили после боя Гевгели и Килькич и заняли Негриту, очищенную отступавшими Болгарами.


Так это того... С болгарским войском пребывавшим в Салониках надо было "чикаться". В условиях Греко-болгарской войны - это наверное было бы очень здравым решением. Ну, чтобы побольше жертв было... Цель-то - наверное в этом...

7 июля 1913 года, Новое Время:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Болгарским правительством отозваны посланники из Афин, Белграда и Цетинья.
По сообщению болгарского агентства, Болгары захватили после атаки сербской тимокской дивизии 4,000 солдат, 35 офицеров и 27 скорострельных пушек. Сербское правительство отрицает правильность этого сообщения.
Болгары отказываются эвакуировать Родосто, что сильно волнует турецкие правительственные круги. (С. т.).
Порта предписала турецкому послу в Лондоне Тевфик-паше уклониться от обсуждения турецко-болгарской границы до выяснения положения.
Греческие войска заняли Дойран.
В Румынии мобилизация встречена восторгом населения. Печать требует войны.


Московская газета, то-же число:

Цитата:
Беседа с болгарским посланником.
(По телефону от нашего петербургского корреспондента). Болгарский посланник сказал нашем сотруднику:
- И так, война началась. Болгария до последней минуты прилагала все усилия к мирному улажения конфликта, теперь же все мирные средства исчерпаны. Сербия вступила в пределы Болгарии и мы отдали приказ приступить к военным действиям. Болгария будет одна сражаться с Сербией, Грецией и Черногорией. Против нее ополчается Румыния. Ей готовится нанести удар Турция. Болгария однако надеется на доблестные свои войска, на то, что на ее стороне права, основанные на договоре.


Русское слово, 8 июля 1913 года:

Цитата:
Война на Балканах.
(По телеграфу и телефону от наших корреспондентов).
Дикая война.
ЖЕНЕВА, 24,VI – 7,VII. Международной организации «Красного Креста» телеграфируют из Белграда:
Последние сражения между сербами и болгарами носили характер ожесточенной бойни. Ничего подобного не приходилось видеть за всю предшествующую кампанию. Потери воюющих достигают 40 000 убитыми и ранеными.
В то же время санитарная служба с обеих сторон совершенно неорганизована, вернее дезорганизована.
Раненые тысячами остаются на полях сражений. Тут же валяются без погребения трупы убитых, порождая заразу.


Разумеется - потери сторон сильно завышены.

То же число, Новое Время:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Сербский посланник в Софии передал болгарскому правительству ноту, указывающую на начало войны без объявления ее и нарушение союзного договора Болгарами, как причину разрыва дипломатических сношений.
Сербские войска заняла город Кочаны и всю территорию до берегов Брегальницы.
Сербские войска вновь заняли Криволак, отбросив Болгар.
По сообщению болгарского правительства, порты Кавала и Дедеагач минированы.
Болгары после взятия Дойрана Греками отступили к Струмице.
В Иштибе началась холера.
Королевским декретом в Греции призваны под знамена три разряда национальной гвардии.
Греческое правительство объявило о блокаде побережья между Эносом и устьем реки Струмы.
Турецкая чаталджинская армия и флот получили приказ быть готовыми.
«Suedslavische Correspondes» уверяет, что посредничество Австрии в переговорах между Болгарией и Румынией не увенчалось успехом.


9 июля 1913 года, Новое Время:

Цитата:
Сильный болгарский отряд перешел на сербскую территорию и занял Княжевац.
Сербы стали разрушать * железную дорогу, ведущую к Нишу и Пироту.
По греческим сведениям, трехдневные бои Греков с Болгарами закончились победой Греков на линии озеро Андана до Нигриты.
Один из членов турецкого кабинета в беседе с нашим корреспондентом сообщаете о решении Турции не вмешиваться в новую балканскую войну, но держать армию наготове в виду возможности осложнение.
Румыния уклонилась от предложения Австрий относительно вмешательства.
Румынский наследный королевич назначена главнокомандующим действующей армией.
На Дунае румынский пограничный пост стрелял в австрийский пароход, на котором перевозились болгарские солдаты.
Всем турецким офицерам приказано вернуться к своим полкам. Сформировывается отряд для немедленного занятия границы Энос - Мидия под начальством Джавид-паши.
Королевским посланием созывается болгарское народное собрание для принятия бюджета на второе полугодие.
Русский посланник в Афинах Демидов вручил Венизелосу 10,000 франков в пользу жертв войны.


Взнос сделан в пользу жертв ПЕРВОЙ Балканской войны, разумеется. Но в любом случае это довольно необычно для России - делать даже столь незначительные взносы в пользу греков (а не болгар), тогда как между греками и болгарами идёт открытая война...

10 июля, Новое Время:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

По сообщению газет в Константинополе, болгарское правительство согласилось на эвакуацию территорий между Эносом и Мидией.


11 июля 1913 года, газета Раннее Утро:

Цитата:
Новая война на Балканах.
Поражение болгар.
(От наш. корресп.)

ВЕНА, 27/VI. Из опасения оцепления на севере и востоке – сербами и на юге – греками, болгары отступили к Радовиту и Печову. Атака болгар при Вратарнице, в Тимокской области. отбита. АФИНЫ, 27/VI. Болгарская армия отступает по всей линии. ВЕНА, 27/VI. По слухам, Серес и Кавалла оставлены болгарами.


13 июля, Новое Время:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Румынские войска заняла Силистрию без малейшего сопротивления.
По сообщению румынских газет, румынские войска переправляются через Дунай.
Депутация от города Сереса явилась к королю Константину с просьбой о присылке греческих войск для занятия города, покинутого Болгарами. Греческие войска заняла Серес.
В болгарском народном собрании министре-президент Данев произнес речь о настоящем положении.
В беседе с корреспондентом С.-Петербургского телеграфного агентства болгарский делегат Начевич сообщить о согласии Болгарии эвакуировать побережье Мраморного моря между Мидией и Эносом.


14 июля, Новое Время:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Сербский делегат Павлович подписал в Порте окончательный мирный договор между Турцией и Сербией.
Сербский совет министров решил отклонить всякое посредничество великих держав и приступить к непосредственным переговорам.
Оттоманская армия получила приказ занять территории, эвакуируемые болгарской армией.
В храме св. Софии в Солуни митрополитом салоникским Геннадием совершено первое с 1431 года богослужение.
По заявлению греческого правительства, порт Кавала открыт для судов.
По сообщению «Tribuna», державы не разрешают Турции военных операций за пределами линии Энос—Мидия.

Болгарское посольство опровергает все слухи о беспорядках в Софии.


То же число, Столичная молва:

Цитата:
НА БАЛКАНАХ.
Румынская оккупация болгарских владений.
КОНСТАНЦА (через Одессу). 30 июня. Движение румынских оккупационных отрядов на Варну совершается беспрепятственно. Болгарские посты поспешно удаляются.
В занятых местностях вводится румынское управление.
Возвращение турок.
КОНСТАНТИНОПОЛЬ. Оттоманской армии приказано снова занять территории, эвакуируемые болгарами. Чиновникам городов Чаталджи, Родосто, Чорлу, Силиврии и другим предписано явиться в министерство внутренних дел для получения указаний, когда следует снова приступить к судебным обязанностям.


15 июля, Новое Время:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Царь Фердинанд телеграммой в газету «Evening News» протестует против приписываемых Болгарии насилий.
Болгарское агентство опровергает грабежи четников.
Болгарское народное собрание одобрило законопроект о выкупе части железнодорожной линии Солунь—Константинополь.
Болгарское правительство дало военным властям предписание об эвакуации территорий согласно мирному договору.
Болгары отступают к Кресне и Печеву.
Болгарский посланник в Бухаресте выехал из Бухареста через Журжево в Руфук.
Русский посланник в Белграде предпринял в Белграде шаги, тождественные с предпринятыми в Цетинье и Афинах, с целью прекращения военных действий.
Началась эвакуация Болгарами территорий по линии Энос—Мидия.
Румыны заняли Силистрию, Добрич, Балчик и окрестные деревни.
В Константинополе происходит полная новая мобилизация.


То же число, Русския Ведомости:

Цитата:
БЕРЛИН. Болгарский офицер, бежавший в Женеву, сообщил, что бежал потому, что солдаты, недовольные войной, грозили многим офицерам смертью. Война крайне непопулярна. Этим объясняются поражения и манифестации против войны. В Болгарии неизбежна междоусобица. (Наш. корр.).


16 июля 1913 года, Новое Время:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Сербия согласна прекратить военный действия лишь после подписания предварительного мира.
Сербские войска находятся в 12 километрах от Кюстендиля. Идет бой.
Официозная «Самоуправа» говорит, что Сербия намерена поддерживать принцип балканского равновесия.
Предметом обсуждения при предстоящем свидания Пашича с Венизелосом будет тайный греко-сербский договор, предоставляющий Сербии выход на Эгейское море.
Адмирал Кундуриотис занял Кавалу и Правишту, откуда Болгары увели священника и нотаблей.
Греки заняли Драму после горячего боя.
Черногорские войска окончательно очистили албанскую территорию.
Турецкий кавалерийский отряд занял Чорлу и Родосто.
Турецкое посольство в Лондоне сообщило агентству Рейтера, что Турция не намерена вступать в новую войну.
Румынская газета «Adverub заявляет, что Румыны счастливы выступить на самостоятельный путь, ибо дружба Австрии никогда никому пользы не приносила.
Румынские войска заняли Добруджу, Бальчик и Туртукай. Осуществив одну из целей мобилизации, Румыния намерена привести к соглашению Болгарию с Сербией и Грецией для сохранения балканского равновесия.

В Одессу прибыли два болгарских митрополита, высланные сербскими властями при занятии областей Монастыря и Охриды.


17 июля, Новое Время:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Афинское агентство сообщает условия, удовлетворения которых Болгарией Греция требует на поле битвы.
Премьеры Греции и Сербии выехали в Пишт для встречи.
Болгарский кабинет министров подал в отставку.
Болгарский отряд заставил отступить греческий отряд близ Сереса. Греки, после боя на улицах, подожгли съестные и военные припасы и отступили.
Болгары покинули перевал Кресну и отступают к Дубнице, преследуемые греко-сербскими войсками.
Румынские войска перешли на южный берег Дуная.
Румынская пехота заняла Балчик, Добрич и Тутракан.
Турецкие войска продвинулись на 30 километров за линию Энос - Мидия. Население бежит в виду совершаемых Турками жестокостей.
Турецкая армия требует реванша и занятия Адрианополя. В Константинополе делаются военные приготовления. Из Малой Азии прибывают свежие войска.


Разумеется, события в Серресе излагаются русской прессой в очередной раз предвзято и искажённо. Именно болгарские - а не греческие - войска покинули Серрес 22 июня (5 июля) 1913 года, заняв окрестные высоты. 28 июня болгары вновь ворвались в город, облили дома бензином и СОЖГЛИ его...

Тот же день, газета Раннее Утро:

Цитата:
БУХАРЕСТ, 3/VII. Румыния переправила через Дунай 4 корпуса, которые завтра выступают в поход на Софию, куда они прибудут через 8 дней. Северо-болгарская армия отступила к Софии, где концентрируется для сопротивления румынской армии.


18 июля, Новое Время:

Цитата:
ТЕЛЕГРАММЫ.

ДЕРЖАВЫ И ПОЛОЖЕНИЕ НА БАЛКАНАХ.
ЛОНДОН. Положение Болгарии считается очень критическим. Сербия и Греция отвергают советы тройственного согласия и настаивают на присоединении всей Македонии. Греция хочет исключить Болгарию от выхода к Эгейскому морю Румыния, хотя и заявила, что удовольствуется той территорией, которой требовала на петербургской конференции, однако войска ее идут далее и проникают в сердце Болгарии. Румынское правительство объявило, что наступление будет продолжаться, пока Болгария но примет условий Сербии и Греции.
Действия Турции внушают еще большие опасения. Все державы официально советовали Турции соблюдать нейтралитет, однако возбуждение в войсках и в народе, поощряемое комитетскими агентами, настолько усиливается, что правительство едва ли сможет сдержать его.
Но главной опасностью является Австрия, поддерживаемая, хотя и скрыто, Германией. По мнению многих политических деятелей, они толкают Турцию к возобновлению войны, чтобы возвратить всю Фракию.
Австрийские агенты и официозы открыто заявляют, что европейский концерт будет поддержан только, если будет соображаться с интересами наиболее заинтересованных держав.
Конечно, Австрийцы подразумевают Австрию и Италию.
Английские политики начинают понимать всю иллюзорность концерта, принужденного исполнять каждое желание Австрии.

СОБЫТИЯ ДНЯ.

Турки двигаются на Кирк-Килиси, заняли станцию Люле-Бургас.
Турки официально сообщают, что заняли территорию по линии Энос—Мидия в приостановили дальнейшее движение. Сербские войска заняли Жути-Камик близ Кюстендиля.
Состоялось свидание премьеров Греций и Сербии на ускюбском вокзале. Малинов ведет переговоры с целбю образования болгарского коалиционного кабинета.
Греки заняли Менеликон.
На дороге в Серес и Неврокоп около Памбини греческие войска разбили Болгар.
Румыны высадили войска у деревни Гиген между Никополем и Ореховом. Орехово занято Румынами.
В румынском парламенте было прочитано послание короля по поводу войны на Балканах.
Румынская кавалерия прервала железнодорожное сообщение по линии София - Варна. Прервано также телеграфное сообщение между Софией и Севастополем.
Французское правительство поручило секретарю французской миссии в Афинах и военному агенту, расследовать насилия Болгар в Македонии.
Франция предприняла шаги в Константинополе в целях охранения лондонского договора.


19 июля, Новое Время:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Царь Фердинанд обратился к королю румынскому с просьбой содействовать заключению мира.
Греческий премьер Венизелос сообщил в беседе с сотрудником «Штампа» о решении союзных правительств относительно мира с Болгарией.
Между Венизелосом и Пашичем достигнуто полное соглашение по вопросу об условиях перемирия.
Образован новый болгарский кабинет под председательством Радославова. Румыния представила ноту державам с указанием, что она не следует завоевательной политике, но считала необходимым приобрести безопасную границу за Дунаем.


Московские Ведомости, то же число:

Цитата:
Приглашение врачей на Балканы.
С.-Петербургское Славянское Благотворительное Общество (Спб., Звенигородская, 24) приглашает врачей (христиан) ехать в Болгарию и Сербию для оказания медицинской помощи больным и раненым воинам и другим лицам, пострадавшим от бедствий новой балканской войны.
Условия: 300 руб. содержания в месяц и по 100 руб. на два проезда: туда и обратно. Желательно пробыть на местах два месяца. В крайнем случае и месячная командировка приемлема. Предложение командировки на больший срок, если это потребуется обстоятельствами, будет зависеть от соглашения Общества и врачей. Председатель П.Паренсов.


Цитата:
Событiя дня.


Румыния намерена взять на себя почин в учреждении балканской федерации, в которой она будет руководящим членом.
Румынский посланник в Константинов поле заявил, что Румыния, заняв линию Туртукай—-Балчик, не намерена двигаться далее.
Греческий начальник главного штаба телеграфирует об отступлении Болгар к Неврокопу.
В помещении административных учреждения в Сересе быль найден Греками неприкосновенным архив болгарской главной квартиры.
Греческий премьер Венизелос сделал доклад в совете министров о свидании с Пашичем и заявил, что Греция и Сербия в ответной ноте России на предложение о посредничестве заявят о намерении вступить в непосредственные переговоры с Болгарией.
В Константинополь выехали греческие делегаты для подписания мирного договора.
Турецкие дипломаты выставляют требования об автономной Фракии. Командующий болгарскими войсками сообщает, что Греки обстреливали госпиталь в Демир-Гисаре, перебили все население в Кукуше и разграбили и разрушили церковь.

По сведениям египетских газет Турция уступает остров Тазос Египту, уполномачивающему Англию устроить на острове морскую станцию.


Передача острова Тасос турками Египту и через него в пользование англичанам тем более забавно, что этот остров уже находился в руках греков - как и вообще все острова Эгейского моря.

20 июля, Одесский листок:

Цитата:
Русская почта.
ИЗМАИЛ. В полицейское управление продолжают доставлять болгарских солдат, дезертировавших из рядов болгарской армии. Беглецы передают, что вся болгарская армия против братоубийственной войны. При возникновении междоусобицы близь сербской границы, в городе Фердинандово взбунтовалось 4 болгарских полка, не пожелавших идти воевать. Офицеры болгарской армии также не редко покидаюсь свои посты. Большая часть болгарских дезертиров направляется в Россию, где они встречают дружелюбный прием. Убегали раньше в Румынию, но последняя их изгоняла из пределов страны и вообще не гостеприимно встречала беглецов. Прибывшие рассказывают, что их товарищ по дороге в Россию бросился с парохода в Дунай и утонул.


21 июля, Новое Время:

Цитата:
БРАТОУБИЙСТВЕННАЯ ВОЙНА.
БЕЛГРАД. Вчера после полудня сербские войска отступили к Видину. Одновременно со взятием Кулы Сербы перешли сербо-болгарскую границу в 4 пунктах и продолжают наступать вглубь болгарской территории (Прес. бюро).


22 июля, Новое Время:

Цитата:
БРАТОУБИЙСТВЕННАЯ ВОЙНА.
БЕЛГРАД. Несмотря на начало мирных переговоров между Болгарией, Сербией, Грецией и Черногорией, продолжается наступление сербских войск. После взятия Кулы генерал Кутинчев и Петров отступили в беспорядке к Софии, чтобы не потерять сообщений с правым крылом армии Радко Дмитриева. Армия генерала Ковачева отступила к Дубнице для сохранения с левым крылом Радко Дмитриева.


23 июля, Южные Ведомости:

Цитата:
Разоружение болгарской эскадры.
По распоряжению из Петербурга, стоящая в настоящее время в Севастополе болгарская эскадра в составе крейсера „Надежды“ и шести миноносцев разоружена. Со всех орудий эскадры сняты замки, минные аппараты запечатаны и с машин сняты цилиндры. Все снятые части сданы на хранение в портовые склады.


23 июля, Новое Время:

Цитата:
ТЕЛЕГРАММА ЦАРЯ ФЕРДИНАНДА О ЗВЕРСТВАХ В МАКЕДОНИИ.
СОФИЯ. Английская газета «Evening News» телеграфировала царю Фердинанду. что Европа ужаснулась от известий о болгарских жестокостях и ожидает, что скажет Данев, чтобы отклонить эти обвинения.
Царь Фердинанд на это отметил следующей телеграммой: «Известия, распространяемые Сербами и Греками о так называемых жестокостях, совершенных моими войсками над сербским и греческим населением, лишены всякого основания и распространяются с единственной целью создать дурное впечатление. Население в Адрианопольском округе, без различия народности, пользуется полной свободой, как и все население по берегам Эгейского моря, только несколько лиц, которые обвиняются в шпионстве, арестованы. Греки однако продолжают систематически продолжать преследование болгарского населения в Македонии. В Леринском и Костурском округах не осталось интеллигентных людей. Солун переполнен болгарскими ляками, много Болгар заточены. В Греции и на Эгейском море Греки выгнали большую часть населения из его местожительства, сожгли совершенно болгарский город Кокуш; двести болгарских семейств прибыли уже оттуда в Софию и тысячи семейств Кукуша, Дойрана и Струмицы теперь в дороге. Беженцы рассказывают ужасные подробности о зверствах Греков и Сербов. Болгарское правительство согласно, чтобы международная комиссия расследовала все преступления.


28 июля, Новое Время:

Цитата:
Событiя дня.


Делегаты Сербии, Черногории и румынский генерал Коанда отправляются из Белграда в Бухареста.
Румыны недовольны обложением Виддина Сербами, Сербы недовольны действиями короля Карла. Турки высадили десант в Василико и сожгли Хебибчево на старой болгарской границе.
Греки двигаются к Филипполю.
У русского посланника в Бухаресте состоялось совещание с участием посланников Германии, Австрии, Франции и Англии.
Болгарское агентство опровергаем жестокости Болгар в Дедеагаге.
Согласно телеграммы из Скопле, военный действия между Сербией и Болгарией прекратились по всей линии.
В Софии женский митинг для обсуждения нынешнего положения Болгарии решил обратиться к лондонской конференции с просьбой о заступничестве.
Греки заняли город Ксанти.
Турецкий министр внутренних дел заявил, что оттоманское правительство решило удержать Адрианополь и пограничную линию по течению Марицы.


29 июля, Новое Время:

Цитата:
Событiя дня.


Русский посол сделал представления великому визирю относительно жестокостей во Фракии.
Великие державы сделали представления в Константинополе относительно эвакуации Адрианополя.
Афинское агентство категорически опровергает слух о соглашении между Грецией и Турцией для совместных действий против Болгарии.
По сведениям вселенского патриарха, турецкие войска во время движения от Чаталджи перебили 15 тысяч христиан.
Всесильный младотурецкий комитет решил удержать Адрианополь даже рискуя потерей части Анатолии.
Турецкое правительство спешно возвращает мусульманских беглецов во Фракию.
Греки принуждены были отступить вследствие контр-атаки левого крыла болгарской армии.
Греческий министр-президент Венизелос через Ниш и Смедерево проследовал в Румынию.
Болгарами отброшено нападение Турок в Кайбиларе и Холем-Буялиме.
Французская школа в Софии в лице монахов-наставников оказывает помощь раненым Болгарам. Открыта подписка среди французской колонии, которая телеграфно протестовала против клевет на действия Болгар.
Двухдневный бой у Симитли окончился, по сообщениям греческого военного министерства, полной победой греческого оружия.
Болгары атаковала сербские позиции у Эгри-Иаланки, но были отбиты. Съезд славянских журналистов в Праге отложен.


Христианское население Турецкой Фракии - было не столько болгарским, сколько греческим. Геноцид фракийских греков продолжился турками и после 1913 года (он шёл всю Первую Мировую).

То же число, Южныя Ведомости:

Цитата:
Афонские монахи.
В Одессу под конвоем солдат доставлены на пароходе 616 афонских монахов и 30 союзников болгар, причастных к монашескому бунту. Среди арестованных оказалось восемь матросов взбунтовавшегося в 1905 году броненосца „Потемкин“. Они спущены в Константинополе для доставка непосредственно в Севастополь для предания военно-морскому суду. Состоявшееся у градоначальника при участии прибывшего директора канцелярии обер-прокурора синода Яцкевича совещание выработало план изоляции арестованных и доставки их в намеченные места. По прибытии парохода порт запрудила полиция. Для опознания некоторых монахов приглашались настоятели местных скитов. Прокурором снят допрос. Сыскная полиция сфотографировала 36 зачинщиков, которые под усиленным конвоем доставлены в тюрьму. Остальных через несколько дней частями отправят на родину с лишением права носить монашеское одеяние. Пароход на рейде под охраной. Доступ на него частным лицам запрещен.


30 июля, Новое Время:

Цитата:
Событiя дня.


В беседе с корреспондентом С.-Петербургского телеграфного агентства Пашич заявил, что твердо надеется на успех переговоров о мире. Союз с Болгарией возможен лишь тогда, когда Сербы убедятся в искренности миролюбия Еолгар.
Турецкий журналист Ахмед-Нури опубликовал в газете «Тунджа» в Филиппополе подробности разграбления турецких деревень Греками.
В Порте уверяют, что турецкие войска находятся в нескольких километрах от Филиппополя, чем Турция хочет заставить союзников пригласить ее принять участие в мирной конференции в Бухаресте.
Из Фракии получены новыя известия об ужасном избиении христиан турецкими войсками и добровольцами. Военнопленный Турок, подполковник Салим-бек, опровергает в газете «Мир» слухи об избиении Болгарами военнопленных Турок.


Русская пресса - в своём привычном амплуа. Какой-то турок винит греков (наверное подразумевается наступавшая греческая армия?) в грабеже турецких селений, а другой турок - отрицает зверства болгар против военнопленных турок... Тогда как имеют место сдухи о зверствах самих же турок против христиан во Фракии.

Новое Время, 31 июля:

Цитата:
Событiя дня.


Болгарский уполномоченный для мирных переговоров выехал в Бухарест.
Конференция послов установила, положение об управлении Албании.
Между Греками и Болгарами сражения продолжаются. По болгарским сведениям, Болгары заняли равнину Печево, разъединив греческую и сербскую армии; в долине Месты Греки принуждены были отступить, бросив часть обоза. Вся равнина Разлога очищена греческими войсками.
Сербские войска находятся в трех километра» от Виддина, суживая линию блокады.
Болгары атаковали Сербов на старой болгарской границе у Власины и Стрешара. Все атаки отбиты.
Из Афин сообщают, что Греки заняли вчера Гюумюлджину, не встретив сопротивления.
Отряд Красного Креста из Москвы прибыл в Рущук и выехал в Софию.

Жители Софии обратились с воззванием к Рузвельту, прося его способствовать образованию международной анкетной комиссии, чтобы установить, кто совершал жестокости в Македонии.

Румынский король принял в аудиенции Венизелоса, Тончева, Пашича и Вукотича.


http://starosti.ru/archive.php?m=7&y=1913

Новое Время, 2 августа:

Цитата:
Событiя дня.


Турки снова закрыли проливы.
Мирная конференция, открытая в Бухаресте, была прервана до следующего дня для обсуждения конвенции о перемирии на 5 дней.
Турецкий посланник вручил румынскому королю ответ султана, что Турция не может отказаться от стратегической пограничной лиши с Адрианополем.
Сербы приблизились к Виддину на 2 километра.
Наш корреспондент сообщает расположение войск Болгарии, Сербии, Румынии и Греции.
Турецкая кавалерия вступила в болгарские деревни Бекеврен, Альмали и Одлей.
Император Франц-Иосиф принял архиепископа скутарийского Середжи. В берлинскому суде началось дело о злоупотреблениях на заводах Круппа и в военном министерстве.
В палате общин Грей дал объяснения нa запросы членов палаты по балканским делам.


Новое Время, 4 августа:

Цитата:
Событiя дня.


Русский посланник в Бухаресте высказал нашему корреспонденту надежду на успех болгаро-сербских переговоров, и опасения, что переговоры между Болгарией и Грецией ни к чему но приведут.
Румынские и болгарские делегаты пришли к соглашению относительно румыно-болгарской границы, румынских школ на завоеванной Болгарами территории и срытия пограничных болгарских крепостей.
В Афины прибыли турецкие делегаты для подписания трактата о восстановлении дипломатических сношений между Грецией и Турцией.
Германский посол в Константинополе формально заявил великому визирю, что Германия не потерпит занятия части Малой Азии Россией. Австрийские агенты возбуждают Албанцев против Сербов.


Русские дипломаты не столько боялись, что болгары помирятся с сербами, но не помирятся с греками, сколько стремились к этому, мне кажется...

Московская газета, того же числа:

Цитата:
Въ послѣднiй часъ
По телеграфу, телефону, почтѣ отъ нашихъ корреспондентовъ, Петербургскаго Телеграфнаго Агентства.


Союз Турции с Грецией.
АФИНЫ, 21.VII. (По телеграфу от нашего специального корреспондента). Решид-бей, уполномоченный Турции, подписал сегодня договор с Грецией, которому придают здесь огромное значение. По этому договору Турция является союзницей Греции во всех конфликтах с Болгарией. Идут усиленные слухи, что союз имеет в виду действия против Румынии, которая в скором времени вступит в военный союз с Болгарией.


Видимо, с этого момента у болгарской стороны и её вероятных кураторов существенно поубавилось желания не заключать мир с Грецией.

Новое Время, 5 августа:

Цитата:
Событiя дня.


Председатель мирной конференции в Бухаресте объявил о достижении полного соглашения между Болгарией и Румынией относительно границ.
Наш корреспондент беседовал с сербским делегатом на мирной конференции в Бухаресте Спалайковичем.
Мирная конференция постановила продолжить конференцию на три дня.
На совещании в Бухаресте Греки сделали некоторые уступки Болгарам, но не соглашаются уступить Кавалу.
Македонская депутация от имени 160 тысяч беглецов обратилась к председателю мирной конференции Маиореску, к посланникам держав в Бухаресте и сэру Эдуарду Грею с телеграммой с требованием автономии Македонии.
Болгарское агентство сообщает о насилиях против Болгар, совершенных Греками в Салониках, и о злодеяниях Турок на болгарской территории.
Греческие войска в долине Струмы отступают, направляясь в Креснинское ущелье.


Греческие войска НЕ отступали, а НАСТУПАЛИ в Кресненское ущелье - к городу Джумайе (ныне Благоевград). В итоге им удалось занять даже его предместья (уже после того как бой прекратился и болгары отступили). Греки шли не ИЗ Болгарии, а вглубь неё. Русские "журналисты" "жгут", представляя вещи в инаковом свете, чем они имели место быть.

"Македонская депутация" - это, бардон, хто? От чьего имени они говорят? Кто их назначал гласом Македонии (да при том ещё и всей - включая как греконаселённые, так и сербонаселённые её регионы)?

То же число, газета Раннее Утро:

Цитата:
Турецкий султан об Адрианополе.
Магомет V. прилагает все старания к тому, чтобы Адрианополь остался турецким.
Румынскому королю он послал собственноручное письмо в котором говорить, что обладание Адрианополем Турции необходимо для защиты Константинополя и Дарданелл.
Королю сербскому он пишет:
— Помогите нам сохранить Адрианополь, который всегда был оттоманским и кровью наших солдат отобран у болгар.
Наконец, он пишет германскому императору:
— Оставление оттоманами Адрианополя равносильно тому, как если бы им пришлось уйти из Европы.
Турецкая дипломатия обращается с нотами ко всем державам; в этих нотах она доказывает всю безысходность положения Турции, если ее заставят уступить древнюю столицу.
Турция всеми путями, и военными и дипломатическими, пытается удержать за собой Адрианополь, тем не менее Европа вряд ли согласится с доводами Турции и оставит ей этот город.


Новое Время, 6 августа:

Цитата:
На совещании мирных делегатов в Бухаресте Маиореску сообщил словесные ноты английского и австрийского посланников о намерении их правительств произвести пересмотр решений конференции в вопросе о Кавале.
Закрылась чрезвычайная сессия болгарского народного собрания.
Наш корреспондент беседовал с болгарским уполномоченным на мирной конференции генералом Фичевым.
В Софии получено достоверное сведение о продолжающемся наступлении турецких войск против Лозенграда, причем турецкие войска и башибузуки производят насилия над мирным населением.
Английский вице консул в Софии производить расследования среди беженцев в Македонии, собравшихся в Дубнице.
На русском пароходе «Метеор» произошел взрыв в машинном отделении. Английский крейсер «Персеус» оказал помощь.
Оттоманское агентство сообщает о движении пассажирских и товарных поездов до Адрианополя и Кирк-Килиссе.


7 августа, Новое Время:

Цитата:
СОБЫТИЯ ДНЯ.

Заключен мир.
Сербы по-видимому решили уступить Струмицу, но рассчитывают оставить за собой Пехчево.
Наш корреспондент беседовал с Пашичем об условиях частичного сербско- болгарского договора.
Болгарское агентство опровергаете слухи об аресте Данева.
Болгарское агентство категорически опровергает известие об избиении Болгарами в Старой Загоре 3,000 военнопленных.


Цитата:
Болгарская печать единодушно заявляет, что бухарестский мирный договор в своем нынешнем виде несомненно поведет к продлению волнений на Балканах.


Я не уверен в полной справедливости этого мира - как и наоборот. Но дело не в этом. Болгары постоянно обижаются на собственные неудачи. Будто кто-то виноват Болгарии, что она ТРИЖДЫ в 20 веке выбрала не тот лагерь, и в результате проиграла три БОЛЬШИХ войны. Вместо того, чтобы радоваться, что их страну не стёрли с лица земли вообще, болгары всё время грозили (а националисты-болгары грозят и ныне) ревизионизмом... Каждый раз ревизия, поражение, и ещё больше обид. А может, хватит войн?

13 августа, Новое Время:

Цитата:
Событiя дня.


Государь Император и румынский король обменялись телеграммами.
Румынский король ответил телеграммой на поздравления Пуанкаре и немедленно по подписаны мирного договора обратился с телеграммами к четырем балканским монархам.
Болгарский пост Куюк-Оглелар в окруте Кармами подвергся внезапному нападению турецкого отряда, который захватил в плен 60 человек.
Румынский король подписал декрет о демобилизации.
Эвакуация румынских войск из Болгарии вследствие распространившейся в войсках холеры состоится ранее указанного в мирном договоре срока.
Большая часть Греков и мусульман, жителей тех областей, которые по мирному договору переходят к Болгарии, переселяются, чтобы устроиться на территории, оставшейся за Грецией.
Великий визирь вручил посетившим его послам ответ Порты на словесную ноту держав, требовавшую эвакуации Адрианополя.


26 августа, Раннее Утро:

Цитата:
Иностранныя вЂсти

В Салониках.
Греки расправляются с болгарскими четниками, обвиняя их в принадлежности к революционным организациям, направленным против Греции. Ряд болгарских мирных жителей в Салониках были приговорены к смерти и это не вызвало ничьего вмешательства, что значат несколько человеческих жизней но сравнению с такими массовыми убийствами, к которым привыкли за время последних войн.
Между Грецией и Болгарией, несмотря, на официальный мир, еще не настали дружеские отношения; эти жестокие расправы как нельзя лучше, доказывают, что мир непрочен, что в будущем еще возможны бесконечные распри.


Защитнички... А что - в Македонии не было болгар-террористов? А... Для русских - конечно не было. Они ж их последние 40 с гаком лет - в упор не видели...

И постоянно говорят о непрочности мира на Балканах. Каркуши...

27 августа 1913 года, Раннее Утро:

Цитата:
ИНЦИДЕНТ С МИЛЮКОВЫМ.
БЕЛГРАД. Намерение международной комиссии выяснить объективно на месте справедливость известий о зверствах на Балканах оказалось в Сербии и завоеванных сербами областях безрезультатной в виду участия в комиссии П.Н.Милюкова. Последнего в Сербии считают болгарофилом и сербофобом.
Сербское правительство предложило комиссии объехать страну без П.Н.Милюкова, но комиссия из солидарности отказалась от этого предложения (Наш. корр.)
БЕЛГРАД. Вчера вечером группа студентов явилась в кафе «Москва», где находился П.Н.Милюков, и потребовала от последнего, чтобы он немедленно оставил Сербию. После резких объяснений со студентами П.Н.Милюков дал слово, что он в тот же день уедет. (Наш. корр.)


Комиссия Карнеги - те ещё "объективные обозреватели". И не один только Милюков...

Русские ведомости, 30 августа:

Цитата:
Балканские дела.
ВЕНА. Из авторитетного источника сообщают, что завтра начнутся официальные турецко-болгарские переговори по совету, преподанному державами Болгарии, которой обещана дипломатическая поддержка (Наш. корр.).
ВЕНА. Сообщают, что державы при шли к соглашению относительно финансового бойкота Турции. Соглашение распространяется только на займы, подлежащие котировке. Институты, склонные кредитовать Турцию некоторыми займами, свободны в своих действиях (Наш. корр.).
БЕЛГРАД. Сегодня начала работы смешанная комиссия по проведению сербо-черногорской границы (СПА.).
СКОПЛЭ. Комиссия в составе восьми сербских офицеров выехала в Гевгели, чтобы там встретит греческую комиссию и приступить в размежеванию сербо-болгарских границ. Две болгаро-сербские комиссии, работающие уже несколько дней над размежеванием сербо-болгарской границы в Македонии, успешно заканчивают свою задачу. Работы по разграничению будущих албано-сербских пределов обусловлены назначением международной комиссии (СПА.).
СКОПЛЭ. Относительно будущей сербо-черногорской границы в военных кругах Сербии находят, что с точки зрения интересов Черногории города Призрен и Дьяково, равно как и лежащие за ними области в виду многочисленности населяющих их албанцев и также в виду невозможности колонизации их черногорцами должны бы остаться за Сербией, которая при помощи своих гарнизонов, а также в виду своего более высокого уровня будет в состоянии держать албанцев в повиновении. Черногория могут быть, в таком случае предоставлены Цлевлиэ и Преполье, населенные исключительно сербами. (СПА).


http://starosti.ru/archive.php?m=8&y=1913
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 2959
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Янв 25, 2020 5:16 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Газета Скрип, 18 июня 1913 года, 4 страница:

БОЛГАРСКАЯ АРМИЯ В ФЕССАЛОНИКЕ ПЛЕНЕНА

Официальная телеграмма - вторая, полученная около полуночи - сообщила следующее продолжение вышеуказанного:

Цитата:
Фессалоники, 17 июня. Здания, оккупированные болгарами были захвачены одно за другим. Находившиеся там болгары сдались после небольшого сопротивления. Самое большое сопротивление имело место в здании близ Генерального Штаба, которое было атаковано с очень близкого расстояния, и в конечном счёте сдались также те, кто укрывался и тут. Также было захвачено здание Святой Софии (недавно нахально занятой болгарами), причём здание совсем не пострадало. Остаются пока ещё не сдавшимися находящиеся в здании около церкви Святого Димитрия (Солунского), а также в некоторых ещё - слабо удерживаемых. Пока что жертв у нас нет. В городе воцаряется полный порядок. Жители ведут себя очень спокойно и пребывают в своих домах. Пожаров в городе не было вовсе.


Скрип от 20 июня предоставляет больше информации на стр. 1-2. Там сказано, что болгары (численность их войска в Салониках - 1465 человек) имели несколько зданий, в которых они уже длительное время пребывали, и в которых оказали сопротивление (гранд Отель, шокола Идадие, церковь Св. София, Политехникум, школа благородных девиц, болгарская Гимназия и ещё несколько зданий). В Гранд Отеле находилось 7 солдат болгарской почтовой гвардии, а также почтовые служащие и некоторые комитетчики. В ответ на призыв греческого офицера сложить оружие, они ответили дружным залпом. После оживлённого боя, продолжавшегося 2 часа, и в котором приняли участие критские жандармы Салоник, погибло 3 защитника здания, и был ранен один греческий жандарм - критянин Хаджииоанну. А осаждённые всё-таки сдались. В одном месте на улице Салоник за два часа перед этим шёл болгарский караул из человек 10. В ответ на предложение остановиться, болгары начали стрельбу на улицах Салоник. Предложивший им остановиться греческий младший офицер Илия Зивояннис был тяжело ранен в ногу. После этого болгары обратились в бегство, а греки стали их преследовать. В ходе стрельбы по убегавшим погибло сперва двое болгар, а потом и третий. Однако благодаря этому отдельно взятому эпизоду в Салониках начался всеобщий бой (очевидно, в связи со вспыхнувшей в городе паникой). Сразу после начала боя у Гранд Отеля, в город были стянуты значительные военные силы греческой армии, для соблюдения порядка и спокойствия. Случилось так, что все болгары - офицеры, солдаты, комитетчики, горожане, учителя и ученики болгарских школ - в это время были на улицах. Армия вылавливала их и изымала у них оружие, а сами они помещались под арест. Когда прошла последняя минута выставленного болгарам ультиматума, греческая сторона начала наступление на занимавшиеся болгарами точки. Повсюду царила пальба, и болгары сопротивлялись, не желая капитулировать. В Болгарском Банке надёжно спрятанные в здании болгары отбивались от совершенно незащищённых ничем греков. Но и здесь уже через час обороны осаждённые выбросили белый платок - из семерых защитников здания трое было к этому времени уже убито нападавшими. Болгарским солдатам в обороне оказывали содействие и служащие банка. Младший адъютант Цаконас из критских жандармов один явился к Болгарскому Консульству, и когда болгарский каваси подошёл к окну сказал ему, чтобы тот в течении двух минут отворил двери здания, иначе он его взорвёт. Одиннадцать болгарских солдат, охранявших консульство, подбежали к Цаконасу и делая знак креста на себе говорили: "Помилуйте нас, мы христиане!" В одном укреплённом здании, хани, до 30 болгар было взято в плен почти без всякого сопротивления. Их увели в Коммендатуру. Все арестовываемые и сдающиеся немедленно отвозились на временно изъятый пароход "Марьетта Ралли", и их переправка туда не прекращалась всю ночь. К вечеру болгары в главных казармах продолжали сопротивляться. Особенно те, которые находились в зданиях по улице Гамидийе, а также внеутри Идадийе и внутри Госпиталя. По этой причине было необходимо использовать пушки, чтобы продолжать штурм болгарских позиций. Теснее всего была осаждена Святая София - там и пребывало самое большое количество болгарских солдат. Находившиеся там болгары были защищены настоящими валами и железным ограждением. Они проявили небывалую стойкость, но и им пришлось уступить наступлению греков. Около 10 часов ночи половина из них сдалась. Позднее, когда внутрь ограды сумели запрыгнуть критские жандармы, сдались и остальные. Охрана Хасапчиева сдалась одной из первых. То же самое касается и небольшой охраны болгарского консульства. Ночью греки совершили решающий штурм. Под давлением солдат и артиллерии болгары сдавались. И только примерно 100 болгарских солдат, защищавшихся в правом переулке у Коммендатуры продолжали упорно обороняться. Тогда по зданию начали бить орудия. Автор статьи пишет, что уже около пяти утра, а болгары внутри здания всё ещё обороняются - но ожидается с минуты на минуту и их капитуляция.

Болгарские ученики, а также множество солдат и комитетчиков почти с самого начала ушли в Болгарский Гимназий. Однако они там подверглись осаде, и после недолгого сопротивления были вынуждены тоже сдаться.

У болгар - большие потери. Некоторые - убиты, другие - ранены. Болгарские офицеры проявили небывалую трусость - они бросили своих солдат. Директор Болгарского Банка и его бухгалтер - оба действующие офицеры болгарской армии. Вчера они при полном параде готовились покинуть Салоники.

Потери греков во время штурма, известные на тот момент: Хаджииоанну - критский жандарм, ранен; ещё один критский жандарм был ранен во время штурма Св. Софии; ранен в ногу Илия Зивоянни; случайно убит во время штурма Святой Софии грек, помощник в фармацевтическом магазине. Салоникские сербы в экстасисе собираются, радуются и просятся быть отправленными на фронт. Они при оружие занимаются охраной здания почты.

Уже шестой час утра, а бои всё продолжаются... Возможно, сегодня будет осуществлён штурм т. н. болгарского квартала - там нашли убежище и укрытие многие бежавшие болгарские комитетчики. Со здания Болгарского Банка был снят болгарский флаг, который присутствующие порвали на лоскутки и удержали каждый себе на память о событии. Раненный в ходе штурма этого здания один из болгар - тоже скончался, через полчаса после сдачи оборонявшихся.

Последние новости. На пароходе Мпрьетта Ралли один из болгар, тайно пронеся оружие, выстрелил из револьвера и убил греческого ефрейтора Цаконаса. Убийство было совершено без причины - Цаконас его не успел ни обидеть, ни оскорбить. После совершённого убийства, охрана судна совершила над убийцей "суд Линча". Другие болгары, видя расправу над своим соплеменником, стали плакать, моля о пощаде греческих офицеров. Последние удостоверили их, что никто их трогать не будет. До утра на пароход Марьетта Ралли были перевезены около 400 болгар - в том числе порядка 60 гражданских лиц.

ТОЛЬКО ЧТО пал последний бастион болгар у церкви Св. Димитрия.


На третьей странице той же газеты - новость. Два русских солдата, принявших участие в последней войне в Македонии и Эпире на стороне греческой армии, выказав в ней чудеса доблести, снова вернулись - теперь уже чтобы продолжить воевать за Грецию против болгар.

21 июня, Скрип, стр. 4. За день до предъявления ультиматума болгарам в Салониках, болгары из Салоник направили к королю Фердинанду яростную телеграмму, чтобы он... принял меры против якобы совершаемых греками гонений на болгар в Салониках!

22 июня, Скрип, лицевая страница (первая). Король Греции - полный кретин. Статья именует его (без его ведома и согласия это было бы невозможно) Константином Болгаробойцей...

Тот же номер, 4 страница. Болгария протестует против незаконного разоружения болгарского гарнизона Салоник, который там пребывал на законных основаниях и в основе межгосударственных соглашений между Болгарией и Грецией (как мы знаем - всё это ложь: болгарская сторона силком, и шантажом войны против Греции протиснула туда незначительный отряд, а впоследствии, столь же беззаконными средствами, довела силу этого отряда до размеров полка). Болгария требует восстановления статус-кво в Салониках. Она требует вернуть туда увезённую в Грецтю болгарскую армию, требует снова поднять в Салониках болгарский флаг, и требует от Греции выплаты за нанесённый болгарской стороне урон (в условиях открытой войны между Грецией и Болгарией, да ещё и по инициативе Болгарии начавшейся - условия эти как минимум странные... ООООЧЕНЬ странные).

Македония, 18 июня, стр. 3 (привожу не целиком - отрывочно) - болгарских военнослужащих в Салониках было в общей сложности 1416 человек. До времени когда пишется статья, большинство болгар уже сдалось. Продолжали сопротивляться только запершиеся напротив церкви Св. София, и оборонявшиеся в казарме по улице Мидхат-паши. Часть пленных заперли в каком-то складу, часть отправили на пароход, а часть отводили к таможне. Перед началом греческого нападения и в ходе него было арестовано также 25 болгарских комитетчиков. В 5 часов вечера Цаконас из службы Сбора Информации явился в консульство Болгарии по улице пиргон и в одиночку (критские жандармы со штыками наготове ждали снаружи консульства) принудил его сдаться, хотя здание охранял отряд болгарских солдат.

Та же газета, 19 июня 1913 года, стр. 2. Подробный рассказ о боях на улицах Салоник 17-18 числа, месяца июня. Описана осада Гранд Отеля, Болгарского Банка, здания по улице Гамидийе, турецких школ, болгарских школ, турецкого Института Благородных Девиц и прилегающей мечети. Отдельно рассказывается и об осадк Святой Софии и здания напротив неё. В плен взято 1208 болгарских солдат, в т. ч. 10 офицеров, и все они перевезены на пароход "Марьетта Ралли". С 9 утра до 4 по полудни останки убитых в ходе боёв болгар были выставлены на болгарском кладбище Салоник. Бой в Святой Софии:

Внутри церкви Святой Софии оборонялось 26 болгарских солдат, которые отстреливались из отверстий высокого минарета этого храма и из окон. Но когда внутрь двора церкви смогли войти с восточной стороны болгарские жандармы, болгарам пришлось запереться внутри церкви. После этого, около 10 часов вечера, убиваемые греками через окна, они начали сдаваться.

Но более упорным оказалось сопротивление запершихся внутри здания по улице Реканати, немного выше и напротив Св. Софии - это здание использовалось как болгарская сторожевая. Отсюда 40 болгарских солдат, и значительное количество комитетчиков, непрерывно стреляя, метали время от времени и гранаты. Но после того как пушечными выстрелами орудия расположенного на юго-восточной стороне Св. Софии были открыты бреши в стенах сторожевой, то начался плотный прицельный огонь по болгарам, нанёсший им значительный урон. Им пришлось прекратить около полуночи сопротивление и сдаться. Все израильтяне этого квартала, следившие за осадой, после капитуляции оборонявшихся кричали в пользу греческой армии.


На 3 странице той же газеты говорится, что после взятия болгарской армией Гевгели, оттуда тысяча беженцев нашла приют в Салониках (согласно Кънчову, в 1900 году в Гевгели жило 4.175 человек).

Газета Македония, 20 июня, 3 страница (отрывок). Потери сторон в боях на улицах Салоник: у греков - погибло 12 солдат, 4 жандарма, ранено 4 офицера, 2 солдата и 9 жандармов; у болгар - убито 53 солдата и 9 комитетчиков, ранено 17 солдат и 3 комитетчика.

Газета Эмброс от 19 июня, стр. 3 (две значительные статьи - привожу только отрывки). Болгарский гарнизон Салоник отправляется на остров Итака, где по приказу властей начали сооружать для них лагерь. Арестовано 1208 болгарских солдат, в т. чт. майор Лазаров (последний взят в плен в результате штурма турецкого здания Физийе, вместе с 6 болгарскими офицерами). Среди пленных - и болгарский начальник порта Салоник. Все арестованные, включая штатских, в связи с оказанным ими сопротивлением считаются военнопленными. Пленные болгары для доставки на итаку погружены на лайнер "Фемистокл". После сдачи болгарских солдат, некий комитетчик спрятавшись застрелил критского жандарма. К 12 часам ночи сдались гарнизоны дворца Идадийе, Госпиталя и Политехникума. 30 болгар оборонявшихся в Святой Софии были захвачены всего-лишь 15 критскими жандармами и 5 эвзонами. Часть оборонявшихся сдалась в 12 ночи, а окончательно оборонявшиеся были захвачены в 2 часа утра. около 8 утра были взяты две казармы у церкви Св. Димитрия Солунского.

Газета Эмброс, 20 июня 1913 года. Болгарская резня в сёлах Македонии. Из Гевгели в Салоники прибыло 1.200 беженцев от болгарских зверств.

Та же газета, тот же номер, стр. 3. Официальные данные донесения генерала Душманиса о потерях сторон в Салониках: у болгар - убито 54 солдата, 6 комитетчиков, ранено 17 солдат, арестовано 1260 солдат, 19 офицеров и 80 комитетчиков (Очевидно, цифры пленных округлены); к греков - убито 12 солдат, 4 критских оплита, ранено 4 офицера, 2 солдата, 7 критских оплитов, 2 греческих жандарма. Редакторы газеты "Элевтерия", взойдя на пароход который вёз болгарский пленный гарнизон отметили неприязнь болгарских солдат к их офицерам за проявленную ими трусость. Болгарские солдаты в разговорах с журналистами наконец признали, что "зверства" греков против них, о которых ими говорилось ранее - это миф. На 4-й странице приводятся данные о потерях в боях в Салониках в английской прессе: болгары - 53 убитых солдат, 11 убитых комитетчиков, 17 раненых солдат, 3 раненных комитетчика, 1267 пленных солдат, 80 пленных болгарских горожан и школьников (принимавших участие в беспорядках) и 14 пленных офицеров; греки - убито 12 солдат, 1 офицер и 4 жандарма, ранено 4 офицера, 4 солдата и 9 жандармов. Болгарской пулей случайно убита 80-летняя сзади здания на Гамидийе.

Подробности битвы в Салониках - на 5-й странице того же номера газеты.

http://efimeris.nlg.gr/ns/main.html
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Всемирная история Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3 ... , 79, 80, 81  След.
Страница 80 из 81

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Submitter.ru - Регистрация в поисковых системах! МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Goon Каталог сайтов MetaBot.ru - Мощнейшая российская мета-поисковая система! Refo.ru - русские сайты


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS