Список форумов АВРОРА

АВРОРА

исторический форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Библиотека Авроры
Памятники героям Великой Отечественной войны

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> История СССР
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 3130
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Сб Окт 05, 2019 2:37 pm    Заголовок сообщения: Памятники героям Великой Отечественной войны Ответить с цитатой

Я уже на одном форуме чем считаю возведение памятников ВООБЩЕ. Это - не более чем мракобесие. В смысле того, что возведение памятников человекам-героям - это просто одна из форм языческого идолопоклонства. Считаю ли нужным идолопоклонство, существование идолов? Очевидно - что нет. С другой стороны, я отлично понимаю, что каждый город полон различными произведениями искусства - архитектурными (здания, озеленительные парки) или в виде памятников. То есть, я понимаю, что от памятников - всё-равно никуда не деться. Итак, памятники не нужны, но они будут. И кто же определяет, каким памятникам быть, а каким - нет? КОНЪЮНКТУРА. И больше никто. То есть, именно она и определяет, кто у нас за текущих "героев", и кому положено "поклоняться".

В свете сказанного - считаю ли я необходимыми памятники героям ВОВ? Строго говоря - нет. С другой стороны - я и не имею ничего особенного против них. Но есть люди, которые - и не без причин к тому - тяготятся этими памятниками. Потому что видят в них указание на то, что они ДОЛЖНЫ БЫТЬ кому-то там благодарными, что сегодня они есть. И это - не пустые слова. Это - политическое давление на эти страны. Так они это чувствуют. И я их понимаю. Но у Греции таких проблем нет. К счастью, освобождали её совсем другие люди. А из большинства греческих земель - немцы попросту сами свалили. То есть, благодарить там - просто некого. И незачем.

Итак, нужны ли памятники (ЛЮБЫЕ, посвящённые ЛЮБЫМ героям, и ЛЮБОГО времени)? Да, нужны. Но только в качестве украшения для города - а не как место идолопоклоннического поклонения им. Если памятник - произведение искусства, и прекрасен, значит ему надлежит быть. Просто потому, что он делает город красивее, и придаёт ему конкретный характер.

Что касается памятников героям ВОВ, и вообще культа ВОВ, то мне понятен и другой новодельный термин. Тот, который называет это явление "победобесием"... Хммм... И в самом деле. А что же это - как не победоБЕСИЕ? Ведь в конце Античности, когда христианство победило, а согласно житиям святых и гораздо ранее этого, первые христиане именовали статуи языческим богам и героям - идолами посвящёнными БЕСАМ. То есть, ПОКЛОНЕНИЕ памятникам - это поклонение БЕСАМ. Если кто-то поклоняется памятникам - то он как раз этим самым бесам и поклоняется...

Но с другой стороны, мне претит сама христианская парадигма жизни и поведения. И лживая христианская "мораль". Древняя Греция - в этом смысле - "рулит". А в Древней Греции главный критерий - это победа (причём победа в любой ей форме), соревновательность, конкуренция и, наконец, красота. И вот, я думаю, что если выйти за пределы узколобого христианства, мы окажемся в пределах истинных ценностей. А истинные ценности - красота, сила, ум... И все эти предметы - им полагается уважение и почитание. И ничего стыдного в таковом почитании - нет. Древние греки - это как раз те самые язычники, которые тех идолов и делали, о которых первые христиане говорили, что это бесы, и посвящены они бесам.

Вот, как-то так, мне кажется. В целом, меня не устраивает навязывание конкретной идеологии и принуждение к благодарности (которой нет, или которая есть, но её меньше, или она есть, но иная, чем кому-то хочется её "обналичить"). Но я совсем не против КРАСОТЫ. Не культа личностей или идей, но просто лёгкой красоты... И это - мне кажется - самое правильное. Поскольку никто никому ничего не обязан. Тем паче - почитать тех, кого КОМУ-ТО ДРУГОМУ кажется, что ЭТИМ людям НАДО почитать. Навязывание другим СВОИХ кумиров - что это, как не насилие? Конечно же, я против...

_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 3130
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Фев 11, 2020 1:30 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Греки спасли мировую цивилизацию, остановив персидское нашествие! Алллёё-о-о-о-о... Ставьте памятники быстро в честь этого мирового значения события! И не сметь сносить! Вот такого же рода паранойей выглядит и позиция современной России по поводу "сноса памятников воинам-освободителям в Европах". КАКОЕ вам дело, блин, до ЧУЖИХ стран. Ну, хотят снести. Имеют право - поскольку вам они не подчинены. Не считают освобождение абсолютным благом - считают его событием как минимум неоднозначным. Хотя бы потому, что освобождение от немцев принесло им не свободу, а подчинение СССР. Ьудете пытаться навязать им свою глупость? Странно это... И не от большого ума. Люди ищут причин для того чтобы сглаживать противоречия, а не подчёркивать их, и истерить по поводу их наличия.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 3130
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Чт Фев 13, 2020 8:35 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

имеет ли право Украина, Польша, прибалтика, почитать или не почитать памятники коммунистического (советского времени) - памятники Ленину, марксу - Сталину и пр.? Не почитать памятники Победе и советской армии-"освободительнице"? да абсолютно имеют право. Только тут надо понимать, что этот отказ от почитания означает. А означает он следующие вещи:

1. Страна, отказывающаяся от почитания длительного периода собственной истории - отказывается от части самой себя. То есть подвергает анафеме часть самой себя.

2. Отказ от почитания, или выражения уважения к армии победившей Гитлера - это отказ от часть собственной истории, и отказ от собственной роли и ценности в победе.

3. Отказ от почитания советской армии как освободительницы - это отказ от почитания и самой ценности этой Победы.

4. Проявление отказа уважать общее прошлое - имеет место с той только целью, чтобы отказать в единстве, в едином прошлом. Цель отказа в единстве - вычленение частностей.

Но имеют ли право ЛЮБЫЕ страны от отказа почитать Победу, или вклад советской стороны в Победу? КОНЕЧНО имеют. Абсолютно бесспорно - имеют. Тут не может быть двух инаковых мнений. Но при этом, право отказа в почитании Победы, или в отказе почитать вклад Советского Союза в Победу, или в почитании советской армии и советской власти (установившейся в результате Победы) - никоим образом не оправдывают КУЛЬТА фашизма (нацизма), и коллаборационизма с ним. Являлись ли Бандера и Шухевич коллаборационистами? Абсолютно точно - являлись. И именно ПОЭТОму Украина НЕ В ПРАВЕ почитать этих людей - а также их последователей (и, кроме того, их "кричалки", девизы, симыолику и пр.). Шухевич как коллаборационист:

Цитата:
В Кракове абвером были организованы специальные курсы, где наиболее одарённые националисты проходили углублённый курс различных дисциплин — Р. Шухевич и Я. Стецько были среди «экзаменаторов»[27]. Переброшенные на территорию УССР члены ОУН-Б собирали информацию о расположении воинских частей и складов РККА, а также подробную информацию о комсоставе РККА. Информация, полученная в августе 1940 НКВД от перехваченного связного ОУН-Б из Кракова сорвала запланированное вооружённое восстание. В ходе мероприятий НКВД против подполья ОУН-Б было захвачено более 2 тысяч винтовок, 43 пулемёта, 600 пистолетов и прочее военное снаряжение и амуниция. ОУН-Б пришлось отозвать раскрытых резидентов на территорию Генерал-губернаторства.

По информации полковника абвера Альфреда Бизанца, в 1940 году Шухевич был инструктором в диверсионно-разведывательной школе абвера в г. Криница (Польша)[28].


Цитата:
Весной 1941 года обучается на высших военных командных курсах для руководителей ОУН-Р, организованных абвером.


Цитата:
Руководители ОУН надеялись, что накануне войны с Советским Союзом Германия окажет им помощь в создании Украинской армии. Но в планы немцев это не входило. Они соглашались только на военное обучение нескольких сотен украинских националистов. В феврале 1941 на встрече командующего сухопутными войсками генерала В. фон Браухича, начальника абвера адмирала Вильгельма Канариса и руководителя ОУН Степана Бандеры была достигнута договорённость об обучении 800 кандидатов на старшин. Как надеялись националисты, эти старшины должны были стать ядром союзной с вермахтом украинской армии. Что по этому поводу думали немцы — установить не так легко, потому что письменного соглашения заключено не было. Но с последующим развитием событий становится очевидным, что речь шла лишь об обычном диверсионный подразделение в составе абвера[29].

16 июля 1941 года «Нахтигаль» вошел в Винницу. После двух недель пребывания в городе «Нахтигаль» был отведен в город Юзвин. Там бойцы батальона узнали о присоединении Галичины к генерал-губернаторству Ганса Франка и про создание Рейхскоммисариата «Украина» во главе с Эрихом Кохом. Там же стало известно про аресты Бандеры и Стецько. В сложившейся ситуации Шухевич направил в адрес верховного командования вооружённых сил Вермахта письмо, в котором указал, что в «результате ареста нашего правительства и лидера легион не может больше пребывать под командованием немецкой армии»[48]. 13 августа 1941 года «Нахтигаль» получил приказ передислоцироваться в Жмеринку, где на железнодорожном вокзале солдат разоружили (оружие вернули в конце сентября[49]), оставив при этом личное оружие офицерам. После этого под охраной немецкой жандармерии их перевезли в Краков, а затем в Нойхаммер (современный Свентошув в Польше), куда батальон прибыл 27 августа[50]. За время своей короткой истории в батальоне «Нахтигаль» погибли 39 солдат и были ранены 40[51].

В октябре 1941 года большинство служащих батальона «Нахтигаль» вступили в 201-й батальон шуцманшафта, из 300 оставшихся служащих отказались вступать в шуцманшафт только 15 человек. Практически все участники батальона были членами ОУН. В батальон также были отобраны Шухевичем 60 человек из советских военнопленных. После подготовки в Германии батальон в феврале-марте 1942 года был переброшен в Белоруссию для борьбы с партизанами (подробнее см. статью Украинский коллаборационизм во Второй мировой войне)[5].


Цитата:
Шухевич занимал должность заместителя командира в 201-м охранном батальоне (Schutzmannschaft Battalion 201). Батальон находился в подчинении обергруппенфюрера СС Эриха фон дем Баха.

Личный состав батальона был одет в немецкую полицейскую униформу, без каких-либо национальных символов. Украинские офицеры первоначально не имели погон, но впоследствии приказом Эриха фон дем Баха они были присвоены офицерскому составу. Батальон нес охрану дорог и мостов в районе Могилев — Витебск — Лепель.

Весной-осенью 1942 года батальон принимал участие в акциях против партизан на территории Белоруссии. Первая потеря личного состава произошла 1 мая: унтеркорпорал первого взвода первой роты Виюк подорвался на мине, пытаясь снять красный флаг, вывешенный советскими партизанами недалеко от штаба батальона.[52] Наиболее крупные столкновения с партизанами произошли 16 июня (потери составили два человека), 20 июня, 25 июля (потери — 3 человека) и 19 августа. 29 сентября на дороге Лепель-Ушачи севернее деревни Жары 1-я рота совместно с немецким подразделением уничтожила из засады колонну советских партизан, потеряв при этом двух человек.[52] После боя Моха приказал отвезти раненых в Лепель. Для сопровождения был выделен взвод Кашубинского. Южнее Жар колонна попала в засаду, организованную партизанами из сводного отряда бригад Ф. Ф. Дубровского и Н. М. Никитина и была полностью уничтожена.[53][54]. Потери составили 22 человека украинского личного состава и 7 — немецкого.[55]

Одним из последних сообщений о действиях батальона в Белоруссии стал отчёт о бое 3 ноября 1942 года в 20 км от Лепеля[56].

За 9 месяцев пребывания в Белоруссии, по собственным данным, «Украинский легион» (201-охранный батальон) уничтожил более 2000 советских партизан, потеряв 49 человек убитыми и 40 — ранеными[57].

Евгений Побегущий утверждал в своих мемуарах то, что белорусы хорошо относились к 201-му охранному батальону[58]. Подобное же отношение отмечал и другой член ДУН Теодор Крочак[59].

Однако белорусские исследователи несогласны с подобными свидетельствами. Так, Сергей Ёрш утверждал, что деятельность Романа Шухевича в качестве офицера 201 полицейского батальона, вызывала недовольство не только советского руководства, но и белорусских националистов[60]. Одна из групп БНП приговорила Шухевича к смерти за якобы совершенные им расправы над мирным населением и даже организовала на него покушение. Но Шухевичу удалось спастись. Тем не менее предпринимались определённые попытки установления контактов между ОУН и представителями белорусского национального подполья (сторонниками Винцента Гадлевского). Возможно, летом 1942 года даже состоялась встреча Шухевича с лидерами БНП. Однако каких-либо конкретных результатов эти контакты, очевидно, не дали[61].

В июле 1942 года сотрудниками гестапо в Киеве при попытке задержания был застрелен краевой проводник ОУН на Восточных украинских землях Дмитрий Мирон (Орлик). В ноябре двое военнослужащих 201 батальона — командир роты Василий Сидор и командир взвода Юлиан Ковальский, взяв краткосрочные отпуска, приедут в Киев, где в качестве мести выследят и застрелят на улицах города причастных к убийству Мирона—«Орлика» двух агентов гитлеровской СД[62].

К ноябрю 1942 года из батальона дезертировало много служащих[5]. В конце 1942 года весь личный состав батальона отказался продлить контракт на службу в германской армии, в связи с чем он был разоружён, расформирован и отправлен обратно в Генерал-губернаторство[63]. М. Лебедь позже заявлял, что в конце 1942 года он предлагал Шухевичу перебросить батальон на Волынь и Полесье для борьбы против немцев и советских партизан, Шухевич ответил, что подумает об этом[5].

В июле 2017 года Служба безопасности Украины опубликовала документы о жизни и деятельности Романа Шухевича. Большая часть обнародованных материалов — протокол допроса жены Шухевича, Натальи Романовны Шухевич-Березинской, состоявшегося 20 июля 1945 года в городе Дрогобыч. В ходе допроса она заявила, что в 1942 году получала продукты питания на себя и детей, как семья военнослужащего немецкой армии, спустя 6 месяцев из-за ухода Шухевича из немецкой армии снабжение прекратилось. Также Наталья рассказала на допросе о том, что по её личному ходатайству через местные немецкие власти она получила 3000 польских злотых для воспитания детей. Это было в конце 1942 или в начале 1943 года[64][65].


Цитата:
В январе 1943 года 201-му батальону шуцманшафта было приказано вернуться во Львов. После года службы все его бойцы отказались продолжать службу. Рядовых уволили со службы, а офицеров арестовало гестапо и держало в заключении в тюрьме на Лонцкого до апреля 1943. Шухевич, зная, что его тоже арестуют, сбегает из под стражи ещё во время конвоирования[66]. Перейдя на нелегальное положение, он перебрался на Волынь и вскоре связался с членами Провода ОУН (Б). Из-за ареста немцами Дмитрия Грицая, Шухевич вместо него вошёл в состав Провода ОУН в качестве референта по военным вопросам.

Победа Красной Армии под Сталинградом в начале 1943 года обозначила перспективу военного поражения Германии, а на территории Полесья и Волыни значительно возросла активность красных партизан и руководство ОУН (Б) пришло к выводу, что оно может потерять влияние в регионах[67].

17—23 февраля 1943 года в с. Тернобежье Олевского района Львовской области была созвана III конференция ОУН, на которой, несмотря на возражения Николая Лебедя, руководившего организацией после ареста Степана Бандеры, было принято решение об активизации деятельности и начале вооружённой борьбы. Этот шаг имел такие цели: а) «оторвать от влияния Москвы те элементы украинского народа, которые ищут защиту от угрозы со стороны немецкого оккупанта; б) демаскировать московский большевизм, который свои империалистические намерения и далее угнетать Украину прикрывает лозунгами защиты украинского народа и других угнетенных народов от немецкого оккупанта; в) добыть для украинского народа и для национально-освободительной борьбы независимую позицию на внешнеполитической арене».

Одним из организаторов конференции стал Михаил Степаняк (руководитель ОУН на Западноукраинских Землях). Он, будучи убеждённым в близком поражении Третьего Рейха, предложил начать восстание против немцев и выбить их из Украины до прихода Красной армии. После удачного антигерманского восстания, по его мнению, попытки Советского Союза завоевать эти земли выглядели бы в глазах западных союзников как империализм. Для поднятия восстания необходимо было объединение всех украинских сил, поэтому Степаняк выступал за объединение всех западноукраинских политических сил и создание многопартийного правительства. Его предложения были поддержаны Проводом, но так и не были воплощены в реальность как раз из-за противодействия Шухевича, который указал в качестве главных противников советских партизан и поляков[68]. Немцы же — второстепенные враги. Шухевич подверг критике позицию Василия Кука, который поддерживал точку зрения Степаняка о всеукраинском вооружённом восстании против немцев, в том числе и в Галичине.


Цитата:
Ряды УПА в период с 20 марта по 15 апреля 1943 года пополнило от 4 до 6 тысяч членов «украинской» полиции, персонал которой в 1941—1942 годах был активно задействован в уничтожении евреев и советских граждан. Практически сразу вооружённые формирования ОУН(б) начали активные действия против мелких отрядов советских партизан и сёл с этническим польским населением[70].

Антигерманский фронт УПА, возникший в начале 1943 г. и просуществовавший до середины 1944 г., не получил приоритетного значения в стратегии повстанческого движения, имел временный характер и по мнению украинских историков сводил боевые действия повстанческой армии против германских войск к формам «самообороны народа», трактуя нацистов как временных оккупантов Украины. Главной целью антинемецких действий ставился не их разгром, а недопущение немецких нападений на территорию, контролируемую УПА. Тем не менее, УПА осуществила сотни нападений на полицейские участки, обозы и склады вермахта, главным образом с целью захвата оружия, снаряжения и продовольствия, а взятые националистами в плен немецкие солдаты чаще всего отпускались на волю, но при этом у них отбиралось вооружение и униформа[71][72]. В целом, вооружённые акции УПА на антигерманском фронте не повлияли на ход борьбы между Германией и Советским Союзом и не сыграли заметной роли в освобождении территории Украины от немецких оккупантов. ОУН и УПА не удалось предотвратить вывоз около 500 тыс. украинского населения западных областей на каторжную работу в Третий рейх, им также не удалось воспрепятствовать «хозяйственному грабежу народа» нацистами[73].


https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D1%83%D1%85%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87,_%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%
B0%D0%BD_%D0%98%D0%BE%D1%81%D0%B8%D1%84%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Ну, и так далее. Кто такой Шухович - ни у кого никаких сомнений быть не может. Не просто активный коллаборант гитлеровцев (до конца!), но и служака на их стороне. ПОСЕМУ вот это - конечно поднковство, со стороны украинских властей:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%B0_%D0%A0%D0%BE%D0%BC%D0%B0%D0%BD%D0%B0_%D0%A8%D1%83%D1%85%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87%D0%B0

А кто такой Бандера? Смотрим в той же Википедии:

Цитата:
еред самым нападением нацистской Германии на Советский Союз Бандера инициировал создание Украинского национального комитета для консолидации деятельности националистических сил.

22 июня 1941 года Германия напала на Советский Союз. К началу войны Краевым проводом ОУН на западноукраинских землях удалось мобилизовать до 10 тысяч оуновцев. Боевики ОУН нападали на отступающие подразделения Красной армии и НКВД, призывали население не помогать красноармейцам. Оуновцам удалось поднять восстание на территории 26 районов современных Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской, Волынской и Ровенской областей, установить свой контроль над 11 районными центрами и захватить значительные трофеи. Всего в ходе восстания Красная армия и части войск НКВД потеряли в столкновениях с националистами около 2100 человек убитыми и 900 ранеными, потери самих националистов лишь на территории Волыни составили до 500 человек убитыми[118].

Вслед за наступавшими частями немецкой армии двигалось несколько сформированных бандеровцами и мельниковцами так называемых «походных групп», маршрут продвижения которых был заранее согласован с абвером. Перед ними была поставлена задача создавать в занятых населённых пунктах органы самоуправления, проводить антисоветскую агитацию, призывать население к поддержке самостоятельности и соборности Украины, формировать собственную полицию и вооружённые отряды[119].

Бандеровцы создали три группы: северную во главе с Миколой Климишиным, восточную во главе с Миколой Лемиком и южную, которую возглавил Зиновий Матла. Общее руководство походными группами осуществлял Дмитрий Мирон-«Орлик». Судьба этих групп была различной. Северная и восточная группы с началом осенних немецких репрессий против бандеровцев были разгромлены СД и гестапо. Большинство их руководителей были арестованы, но части членов удалось уйти в подполье и начать создание сети ОУН по всей Украине. Южной группе повезло больше: ей удалось добраться до Одессы и создать там сильную базу ОУН[120][121].

Помимо трёх «походных групп», была ещё одна небольшая специальная группа во главе с Ярославом Стецько, вторым после Бандеры человеком в ОУН(б). В её задачу входило провозглашение во Львове независимого украинского государства. Провозглашением независимой Украины бандеровцы хотели поставить немецкую администрацию перед свершившимся фактом. Кроме того, бандеровцы таким образом, вероятно, хотели окончательно перехватить инициативу у мельниковцев в борьбе за Украинское самостоятельное соборное государство (укр. УССД - Українська Самостійна Соборна Держава) и стать единственной в глазах немцев легитимной украинской властью на Украине[122].

«Походные группы» ОУН(б) и ОУН(м) перед началом войны договорились между собой, что каждый населённый пункт остаётся в ведении той группы, которая первая его достигла. На самом деле далеко не всё складывалось так идиллически — происходили и междоусобные стычки. Конфликт между двумя фракциями ОУН приобрёл особенно большие масштабы на территории оккупированной нацистами Западной Украины. Документы свидетельствуют, что с первых дней между бандеровцами и мельниковцами началась борьба за руководящие должности в учреждениях, создаваемых немцами.

30 июня немцы заняли Львов. В этот же день вечером от лица спешно собранного Законодательного собрания Ярослав Стецько огласил «Акт провозглашения Украинского государства», заявив о создании «нового украинского государства на материнских украинских землях», которое, как рассчитывало бандеровское руководство, должно было получить такой же статус, как и Словакия под руководством Йозефа Тисо или Хорватия под руководством Анте Павелича, и которому предстояло вместе с «Великой Германией устанавливать новый порядок по всему миру»[123]. Во время вторжения вермахта на Украину Бандера оставался в Кракове, столице Генерал-губернаторства, так как гестапо настоятельно рекомендовало ему не выезжать на «новооккупированные территории»[124].

В последующие несколько дней представители ОУН(б) сформировали исполнительный орган — Украинское государственное правление (УГП), заручились поддержкой греко-католического духовенства, включая митрополита Галицкого Андрея (Шептицкого)[Комм 4]. 3 июля Ярослав Стецько разослал письма с приветствиями лидерам стран Оси: Адольфу Гитлеру, Бенито Муссолини, Миклошу Хорти, Иону Антонеску, Карлу Густаву Маннергейму, Франсиско Франко, Анте Павеличу и Йозефу Тисо, подчёркивая то, что его государство — член «Новой Европы», поддержки которой он ищет сейчас. В письме Павеличу он заявил, что украинцы и хорваты — «революционные народы, закалённые в боях, — будут гарантировать создание здоровой обстановки в Европе и нового порядка»[126]. В последующие дни во Львове произойдёт погром, жертвами которого станут несколько тысяч евреев. Сам Бандера в этот период находился в Кракове, вдали от места событий[49][76]. В дальнейшем сторонники ОУН(б) оглашали Акт от 30 июня на митингах в районных и областных центрах Западной Украины, занятых немецкими войсками, формировали украинскую милицию и органы управления, активно сотрудничавшие с прибывшими туда немецкими структурами гражданской администрации.

Несмотря на то, что ОУН(б), по признанию Льва Шанковского, «готова была к сотрудничеству с гитлеровской Германией для совместной борьбы против Москвы»[127], немецкое руководство отнеслось к этой инициативе крайне негативно: 3 июля в Кракове состоялись беседы представителей немецкой администрации и вермахта со Степаном Бандерой и членами Украинского национального комитета по поводу Акта 30 июня. На угрозы государственного секретаря Генерал-губернаторства Кундта применить репрессии, если ОУН не прекратит своей деятельности, Бандера заявил: «Мы вступили в бой, который разворачивается сейчас, чтобы бороться за независимую и свободную Украину. Мы боремся за украинские идеи и цели. […] ОУН — единственная организация, ведущая борьбу, и она имеет право, на основании этой борьбы, творить правительство»[128].

Среди германских руководителей идея «Независимого украинского государства» осуждалась — так, в меморандуме Альфреда Розенберга под названием «Общие инструкции всем представителям Рейха на оккупированных восточных территориях» указывалось, что «Украина должна стать независимым государством в альянсе с Германией»[129]. В его же речи от 20 июня указывалось уже только на возможность формирования украинского государства[130]. Министр оккупированных восточных территорий активно вынашивал идею создания санитарного кордона вокруг России из числа буферных и зависимых от Рейха государств (Украины, Белоруссии, Литвы и т. п.)[131]. Эта идея, однако, не нашла поддержки у фюрера и правящей верхушки НСДАП, которые рассматривали оккупированные земли лишь как территорию для немецкой колонизации.

Чтобы склонить Бандеру к сотрудничеству и заставить его отозвать Акт 30 июня, во Львов были немедленно высланы команда СД и спецгруппа гестапо для ликвидации «заговора» украинских националистов. 5 июля немецкие власти пригласили Бандеру на переговоры, но по прибытии на место встречи арестовали и депортировали в Берлин[76]. От него потребовали дезавуировать «Акт провозглашения Украинского государства» и поместили под домашний арест. 9 июля во Львове был арестован Ярослав Стецько[132]. Ранее в этот же день во Львове на него было совершено вооружённое нападение, в результате чего погиб его водитель, сам же «глава правительства» не пострадал[133]. Андрей Мельник был также взят под домашний арест в Кракове, но вскоре освобождён. 21 июля министерство иностранных дел Германии официально заявило, что Акт 30 июня не имеет никакой юридической силы[134]. Провозглашение Украинского государства подверглось осуждению и со стороны ОУН(м)[135]. В ответ на это руководство ОУН(б) выпустило декларацию «К ситуации во Львове». В ней говорилось, что провозглашение Акта 30 июня уже «является историческим фактом», подобно Акту от 22 января 1918 года, которым было провозглашено объединение Украинской Народной Республики и Западноукраинской Народной Республики. Как заявила ОУН(б), Акт 30 июня «станет символом нынешней освободительной борьбы украинской нации»[136].

Некоторые исследователи переоценивают значение ареста «правительства» Стецько, рассматривая это событие чуть ли не как начало противостояния ОУН и немецкой оккупационной власти на Украине, проявление оппозиционности ОУН в отношении Германии. Однако летом 1941 года ещё ни о какой оппозиционности ОУН — по крайней мере, официальной — не могло быть и речи. Несмотря на начавшиеся аресты руководства ОУН, украинские националисты призывали украинский народ поддерживать Германию. ОУН(б) публично открещивалась от всех призывов к борьбе с оккупационными властями, распространяемых от имени ОУН, как от провокации: «Организация украинских националистов не пойдёт на подпольную борьбу против Германии, и на этот путь не толкнут её никакие предатели и враги»[137]. Некоторые походные группы ОУН шли на открытое сотрудничество с оккупационными властями. Один из руководителей походной группы, например, 16 июля в своём отчёте указывал: «Наши дела больше свидетельствуют об искреннем сотрудничестве ОУН с немцами, чем все воззвания, и это главное»[138]. Руководители походных групп делились с немцами разведданными и выполняли специальные поручения. Этим, в частности, занимались Ростислав Волошин и Микола Климишин. В конце августа в печатном органе управы повета Косова в заметке «Организация украинских националистов и её ближайшие задачи», написанной от имени ОУН, было заявлено: «В нашей работе всегда помним про помощь немецкой Армии и её Вождя Адольфа Гитлера в освобождении украинского народа»[139]. Расхождения между ОУН и немецкой администрацией заключались в том, что последняя ни в каком виде не признавала независимости Украины, её государственности. Однако до осени 1941 года деятельность ОУН носила ещё в принципе легальный характер.


Цитата:
Также Штольце утверждал, что Бандера ранее пытался присвоить себе деньги, которые немецкая разведка выделила ему для организации подрывной деятельности:
« Для порыва связи с Бандерой был использован факт, что последний в 1940 г., получив от абвера большую сумму денег для форсирования подполья, в целях организации подрывной деятельности, эти средства пытался присвоить и перевёл в один из швейцарских банков, откуда они нами были изъяты и снова возвращены Бандере[141].

Из показаний бывшего начальника отдела Абвер-ІІ полковника Эрвина Штольце от 15 октября 1946 года:
« После оккупации г. Львова германскими войсками Бандера со своим штабом переехал в Львов и без ведома германских властей, в том числе Абвера, объявил об организации «самостоятельного» украинского правительства. Поскольку действия Бандеры противоречили планам германского правительства, отнюдь не намеренного предоставлять украинским националистам, не говоря уже об украинском народе, даже тени самостоятельности, Канарис предложил мне прекратить сотрудничество с Бандерой. Об этом я заявил Бандере, сказав, что его самовольные политические мероприятия свидетельствуют о нелояльном отношении к Германии. Бандера оправдывался, утверждая, что он стремился принести пользу Германии, но после этой встречи дальнейшая связь с ним была прекращена. Спустя некоторое время Бандера был арестован гестапо, и, как мне позднее сообщил командующий «добровольческими» соединениями германской армии генерал Кестринг в январе 1945 г., Бандера был освобождён и привлекался Кестрингом для выполнения каких-то, мне не известных заданий[140].


То есть даже в январе 1945 года Бандера сотрудничал с немцами - фактически, был коллаборантом. Да и сам тот факт, что он дожил до конца войны - говорит о том, что содержался Бандера вовсе не на тех условиях, как иные заключённые в концлагерях - которых постоянно направляли в камеры сожжения и в камеры удушения. Очевидно, что Бандеру держали вовсе не с тем, чтобы расправиться с ним - немцы для чнго-то хранили его. Вот:

Цитата:
С сентября 1941 года Степан Бандера некоторое время находился в берлинской полицейской тюрьме на Александрплатц (также там сидели Ярослав Стецько и Владимир Стахив). Позже Бандеру перевели в концлагерь Заксенхаузен вблизи Берлина, где тогда содержали его жену и дочь[160]. Указываются различные даты перевода Бандеры в Заксенхаузен. Согласно показаниям гауптшарфюрера СС Курта Эккариуса, Бандера впервые прибыл туда в конце 1941 года. Ярослав Стецько утверждал, что Бандера был в Заксенхаузене с января 1942 года. Сам Бандера назвал две даты: зима 1942/1943 или 1943[161]. По словам Пера Андерса Рудлинга, это был март 1943 года[162]. В октябре 1943 года Бандере присвоили лагерный идентификационный номер № 72192[163].

Бандера содержался в одиночной камере № 73 специального блока «Целленбау» для важных политзаключённых и находился под постоянным надзором охраны. Здесь, в частности, также находились федеральный канцлер Австрии Курт Шушниг и один из лидеров румынских фашистов Хория Сима[164]. Подавляющее большинство узников «Целленбау» получало помощь от Красного Креста или своих родственников. Некоторые историки указывают на то, что немцы Бандере также обеспечивали особые условия и хорошее довольствие — по словам Рудлинга, Бандера жил в сравнительно комфортных условиях[165], Александр Даллин пишет, что к Бандере было «особое отношение»[164]. Условия жизни в этой секции были несравнимы с условиями остальной части лагеря — например, содержавшиеся в «Целленбау» не только хорошо питались, но и были освобождены от перекличек, могли получать посылки и читать газеты[164]. Кроме того, Бандере разрешали свидания с женой. Бандера не носил тюремную робу и не работал на принудительных работах, питался в столовой команды СС, содержался в меблированном двухкомнатном (с гостиной и спальней) помещении с картинами на стенах и ковром на полу; на день его камера не запиралась[166]. Камеры располагались на первом этаже — на уровне земли.


https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B0,_%D0%A1%D1%82%D0%B5%D0%BF%D0%
B0%D0%BD_%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87#ОУН_во_время_начала_вторжения_в_СССР

Как и в других местах (например, в Греции), по окончании войны, местные националисты (в данном случае украинские) были использованы западными державами (Англией, США) для борьбы с победившими коммунистами и СССР. Запад использовал любой ресурс для борьбы против коммунистов. И совсем не гнушался коллаборационистами нацизма. Та же судьба ожидала и Бандеру, и Шухевича, и ОУН-УПА. Делает ли тот факт, что ими попользовался Запад, эти личности и организации героями? ДА НИ РАЗУ. Иными словами - ВНЕ зависимости от того, хочет ли Украина почитать советскую армию, или нет, почитать Бандеру, Шухевича и ОУН-УПА - НЕЛЬЗЯ. Запрещено. Если вы запрещаете советскую символику как пропаганду тоталитарного режима - окей. Но при этом провозглашать разрешённой и героизировать символику другого тоталитарного режима, фашистского - это уже совсем не окей. НЕЛЬЗЯ... С другой стороны - а кто запретит? Должно - в идеале - мировое сообщество. Через наложение санкций. Ибо в отношении и Шухевича, и Бандеры - нет никаких сомнений в том, что они были гитлеровскими коллаборантами. Вот это - ОТСТОЙ:

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D0%BB%D0%B8%D1%86%D0%B0_%D0%A1%D1%82%D0%B5%D0%BF%D0%B0%D0%BD%D0%B0_%D0%91%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B5%D1%80%D1%8B

Или крестик снимите, или трусы оденьте.

С другой стороны, Украине НУЖНО продемонстрировать, что она - не Россия, а украинцам - необходимо вычлениться из состава русских самым наглядным образом. Почему мы не русски? Да потому что Бандера и Шухевич - наши герои - с русскими боролись! И уж кто-кто, но только не русские могут учить кого-то морали в области отказа от от нацистских ценностей. Ведь сами же русские и свой национализм холят и лелеят (и ничего зазорного в собственном шовинизме в упор разглядеть не могут), и национализмы других славянских народов вскормили. Например - и в частности - болгарский нацизм. Ведь и болгары отказывались ото всех объективных ценностей - начиная от своей собственной веры и традиций - только лишь во-имя некой ВЕЛИЧАЙШЕЙ (якобы) ценности, которая стоит (ЯКОБЫ) ЛЮБЫХ жертв - своей НАЦИИ. Если русские оправдывали ЛЮБЫЕ преступления болгарских нациков во-имя ИХ нации, поскольку эти преступления были направлены против греков - то почему украинские преступления, направленные украинскими нациками во-имя ИХ нации - не могут быть оправданными? Чем украинский национализм хуже болгарского или русского? Тем, что он не устраивает русских? Только поэтому? Так это не повод... Когда болгарские нацики занимались терроризмом и убийствами греков - русские шизики воспевали это явление едва-ли не как вселенское благо. Покушайте сами того, чем других привыкли потчивать. Вот-с... Хотя-бы так - чтобы понять, как это плохо и неприятно. Когда болгары устраивали гонения на греков в Восточной Румелии в 1906 году - русские (на уровне государства, печати, публицистики и, чёрт побери, общественного мнения) ОПРАВДЫВАЛИ это, и выдавали за законную реакцию на "зверства греков в Македонии, направленные против болгар" (ЧАААВО? А кто начал-то? не сами ли болгары начали?).

Я не хочу оправдывать проявления греческого нацизма. Я вообще против нацизма и его проявлений - неважно, у кого. НО... Но если вы сами первозачинатели, и сами сеятели межнациональной вражды и ненависти - то почему бы вам самим не откушать того, чем других потчивать привыкли? Попробуйте. Вряд-ли вам понравится. Но тем не менее - это справедливо. Пусть и с запозданием, но, чёрт подери, справедливо.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> История СССР Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Submitter.ru - Регистрация в поисковых системах! МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Goon Каталог сайтов MetaBot.ru - Мощнейшая российская мета-поисковая система! Refo.ru - русские сайты


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS