Список форумов АВРОРА

АВРОРА

исторический форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Библиотека Авроры
Филики Этерия при Ипсиланти

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Всемирная история
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1039
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2019 4:55 pm    Заголовок сообщения: Филики Этерия при Ипсиланти Ответить с цитатой

15 января 1820 года Эммануил Ксантос прибыл в Петербург, и его главной задачей было посвятить Каподистрию в Филики Этерию и поставить его во-главе её. В том же месяце, а также в середине февраля, он переговорил с Каподистрией. В январе и в феврале 1820 года Ксантос встречался в Петербурге с Иоанном Каподистрией, и предложил ему возглавить Филики Этерию, но тот отказался. Возможно, он косвенно намекнул на возможность обращения с подобной просьбой к 28-летнему тогда Александру Ипсиланти. Последний выслушал предложение с большим энтузиазмом, и принял его, выдвинув лишшь требование, чтобы он имел полное право принимать все необходимые решения. 12 апреля 1820 года Ксантос составил Протокол принятия Александром Ипсиланти на себя руководства над Филики Этерией.

На тот момент, карьера Ипсиланти была таковой - Русский Биографический Словарь:

Цитата:
Службу начал в 1808 г. корнетом в Кавалергардском полку, в 1813 г. он был переведен уже в чине подполковника в Гродненский полк. В 1812 г. он участвовал в сражениях при Клястицах и при Полоцке; в 1813 г. он участвовал в сражении при Бауцене, при Дрездене и во время отступления при деревне Бролись ему оторвало ядром правую руку; вскоре после этого он был произведен в полковники. В 1816 г. он был пожалован в звание флигель-адъютанта, а в 1817 г. произведен в генерал-майоры с назначением командиром 2-й бригады 1-й гусарской дивизии.


https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%A0%D0%91%D0%A1/%D0%92%D0%A2/%D0%98%D0%BF%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B0%D0%BD%
D1%82%D0%B8,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D
1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

Военная Энциклопедия Сытина:

Цитата:
Александр И. был старшим его сыном, род. в 1792 (1793) г., получил поверхностное домаш. образование, отличался легкомыслием и леностью. В 1808 г. И. поступил корнетом в Кавалерг. п., в 1813 г. уже в чине подплк. б. переведен в Гродн. гусар. п. В 1812 г. участвовал в сражениях при Клястицах и при Полоцке, а в 1813 г. — в сражениях при Бауцене и Дрездене, во время отступления из-под к-раго ему оторвало ядром прав. руку; за храбрость, "доходившую иногда до безрассудства", И. б. награжден орд. св. Владимира 4 ст., св. Анны 2 ст., зол. оружием и чином полковника. В 1816 г. он б. пожалован званием фл.-ад-та, а в 1817 г. произведен в г.-м., с назначением ком-ром 2-ой бр-ды 1-ой гусар. дивизии.


https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%92%D0%AD/%D0%92%D0%A2/%D0%98%D0%BF%D1%81%D0%B8%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D1%82%
D0%B8,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D
0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87,_%D0%BA%D0%BD%D1%8F%D0%B7%D1%8C

Цитата:
Старший сын Александр с ноября 1806 г. находился в Петербурге и обучался в Педагогическом институте. Его пребывание в этом учебном заведении - предшественнике основанного в 1819 г. Петербургского университета - продолжалось немногим более года. После прибытия его семьи в Киев Александр навестил своих родных. Вернувшись в марте 1808 г. в Петербург, он привез прошение К. Ипсиланти Александру I о принятии его сыновей на русскую военную службу. В соответствии с этим прошением А. Ипсиланти 12 (24) апреля 1808 г. был зачислен в чине корнета в Кавалергардский полк. Царь обещал сделать то же самое и для его братьев "по мере того, как они будут достигать совершеннолетия и будут мне представлены после завершения их образования"9 . Среди полков императорской гвардии Кавалергардский считался самым аристократическим. До 1800 г. даже рядовыми в нем могли служить только дворяне. Среди фамилий кавалергардов встречаются Гагарины, Голицыны, Вяземские, Репнины, Лопухины, Шереметевы и другие представители дворянской знати. В полку особенно культивировались монархические чувства, личная преданность царю и членам императорской фамилии, что, впрочем, не помешало М. Ф. Орлову, М. С, Лунину, С. Г. Волконскому и некоторым другим бывшим кавалергардам стать активными участниками декабристского движения. В традициях полка было высокое понятие о воинском долге, храбрость и самоотверженность при его вы-
полнении. Молодой греческий аристократ А. Ипсиланти, по воспоминаниям современников, - человек веселого, общительного нрава, быстро освоился в русской военной среде, нашел здесь друзей.

За воспитанием Александра Ипсиланти внимательно следил его отец. В марте 1808 г. он писал одному из друзей, что его сын "наряду с большими умственными способностями и прекрасным сердцем наделен склонностью к независимости и живостью, которая может сбить его с пути, если не держать его крепко в руках. Я посылаю с ним одного из моих родственников, человека умного и благоразумного, для того, чтобы навести порядок в его доме"10 . В конце 1811 г. К. Ипсиланти, заметив, что сыну по состоянию здоровья трудно нести строевую службу, ходатайствовал перед царем, чтобы тот принял его в число своих адъютантов11 . Через несколько лет Александр Ипсиланти действительно стал адъютантом царя, но до этого ему предстояли суровые военные испытания. Вскоре после начала Отечественной войны 1812 г. К. Ипсиланти писал своей родственнице об Александре: "Он обладает храбростью и горит желанием проявить ее, и я убежден, что если у него представится к этому случай, он его не упустит"12 .

Слова эти оправдалась. С июля 1812 г. поручик А. Ипсиланти со своим эскадроном участвовал в боях в составе корпуса П. Х. Витгенштейна. "Во время войны с Наполеоном Ипсиланти участвовал во многих сражениях, причем обнаружил большую храбрость, доходившую иногда до безрассудства". За первое сражение под Полоцком (6 (1Cool августа 1812 г.), где Ипсиланти состоял в "конвое" при Витгенштейне, причем участвовал "и при отбитии от неприятельских рук наших орудий", он получил орден св. Владимира 4-й степени, а за второе (6 (1Cool октября 1812 г.) - золотую саблю с надписью "За храбрость"13 . В кампании 1813 г. он участвовал в сражении при Бауцене, за которое получил орден св. Анны 2-й степени. Производство в очередные чины для храброго офицера значительно ускорилось. В июле 1813 г., уже будучи подполковником, он был переведен в Гродненский гусарский полк. В его составе А. Ипсиланти участвовал в сражении при Дрездене (14 - 15 (26 - 27) августа 1813 г.), где ядром у него была оторвана правая рука. После лечения в Киеве А. Ипсиланти весной 1814 г. продолжил его на чешском курорте Теплиц (совр. Теплице), славящемся своими минеральными водами. Затем он посетил Германию, Вену, где стал очевидцем знаменитого дипломатического конгресса.

Ранение сделало А. Ипсиланти неспособным к активной военной службе. Несмотря на страдания, которые причиняла ему рана, он сохранял бодрое состояние духа. Молодость, общительный нрав, романтическая наружность, почетное ранение возбуждали к нему всеобщий интерес и сочувствие. 1 (13) января 1816 г. полковник А. Ипсиланти был пожалован" флигель-адъютантом, т. е. личным адъютантом императора14 . Военные заслуги сына и имевшийся теперь у того доступ к особе царя благоприятно сказались и на положении отца. На очередное обращение к Александру I разрешить ему приехать в Петербург для определения своих сыновей на военную службу15 (прежние обращения остались без внимания) К. Ипсиланти получил положительный ответ. "Обстоятельства, - говорилось в ответном письме, - побуждавшие меня считать, что ваше присутствие здесь не было бы для Вас приятным, изменились. Ничто не препятствует сейчас тому, чтобы Вы отправились в Петербург или другое место, которое Вы захотите избрать для своего пребывания". Царь обещал принять бывшего господаря в конце 1814 г., после своего возвращения из Вены16 .


9 АВПР, ф. Канцелярия, 1808 г., д. 5170, л. 2.

10 Panaitescu P. Corespondent lui Constantin Ypsilanti cu guvernul rusesc 1806 - 1810. Bucuresti. 1933 p. 87.

11 АВПР, ф. Канцелярия, 1811 г., д. 5236, л. 4.

12 Институт русской литературы АН СССР, отдел рукописей, ф. 288, оп. 2, д. 62, л. 1.

13 Сборник биографий кавалергардов. Кн. 3, с. 194.

14 Там же, с. 195.

15 АВПР, ф. Главный архив, II - 5, 1812 г., д. 5, л. 18.

16 Там же, л. 19.


https://libmonster.ru/m/articles/view/%D0%98%D0%9F%D0%A1%D0%98%D0%9B%D0%90%D0%9D%D0%A2%D0%98-%D0%92-%D0%A0%D0%9E%D0%A1%D0%A1%D0%98%D0%98
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1039
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2019 7:33 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В мае или июне 1820 года Александр посетил Каподистрию в российском МИДе, и провёл с ним тайный разговор (о котором каждый из них впоследствии говорил по-разному). Таким образом, с мая или июня 1820 года, ещё будучи в Петербурге, Ипсиланти стал придерживаться мнения, что наступило время для восстания.

В конце июня, получив разрешение на бессрочное отсутствие из рядов русской армии для лечения на лечебных ваннах (или же он получил разрешение на двухлетнее отсутствие), Ипсиланти покинул Петербург в сопровождении Ксантоса, И. Маноса и врача Петра Ипитиса. Александр пребывал в Москве в июле, где периодически проводились заседания Начала Филики Этерии. На этих заседаниях было принято решениеначать восстание пока ведёт борьбу против султана Али-паша Тепеленский, паша Яннины (Албании и прилегающих областей).

1 августа Александр выехал из Москвы в Одессу. Его путь пролегал через Думбассары (Δουμποσσάρι), где Ипсиланти принимает решение о том, что ему следует направиться в Молдавалахию, чтобы поднять восстание там, а не спускаться в Мани - для этого он направил в те места Ксантоса, чтобы он всё подготовил там к восстанию, и особенно для переговоров с Саввой Каминаром, поскольку и тот, как и Ксантос, был уроженцем Патмоса (об этом сообщает Спилиадис). В это время Ипсиланти планирует поднять под ружьё в этих местах 50 тысяч человек (сербов, болгар, пандуров и греков), и с ними захватить Константинополь.

Уже в августе Ипсиланти прибыл в Одессу. Здесь он встретил прибывшего сюда-же 22 августа переводчика российского консульства в городе Патры, Иоанна Папарригопулоса, присланного прокритами Пелопоннеса. Стоит отметить, что российский консул в Патрах, Иоанн Влассопулос, также был греком (и к тому же - посвящённым в Филики Этерию).

1 октября Александр Ипсиланти, в сопровождении Г. Лассаниса (служившего его личным секретарём), и своих братьев Димитрия и Николая, прибыл в город Измаил (Ισμαήλιον). В следующие дни там собралось около 20 членов Филики Этерии, в т. ч. её избранные апостолы, и два члена Начала - Ксантос и Дикес (Григорий Папа-Флесса).

7 октября в Измаиле состоялось заседание (Большой Военный Совет) гетеристов, и на нём было принято решениео скорейшем начале восстания - в течении последующих двух месяцев. Христофорос Перревос и Спиридон Пападопулос-Корфинос имели противоположное мнение, и говорили о том, что Пелопоннес ещё не был готов к восстанию. Также в заседании приняли участие Д. Фемелис и Дионисиос Эвморфопулос. Здесь же было принято решение о скорейшей отправке Александра кораблём из Тергеста в Пелопоннес. Назначить точную дату начала восстания должен был сам Александр - вообще, она намечалась на конец ноября или начало декабря (примерно 10 днями ранее начала восстания в Пелопоннесе, намечалось поднять восстание в Молдавалахии во-главе с Олимпиосом, и в Сербии - во-главе с Милошем Обреновичем). После принятия решений, извещения о них были разосланы окружными посланиями, письмами и прокламациями. Также были назначены апостолы, чтобы переместиться с необходимыми предписаниями, с которыми им следовало прибыть в места, которым надлежало стать центрами мятежа. Важнейшие задания были поручены Ипатросу, Перревосу, Фемелису и, в особенности, Дикеосу. Перревос был направлен апостолом в Эпир; Дикеос был отправлен в Константинополь, острова на пути от него в Пелопоннес, а также в сам Пелопоннес; Фемелис был отправлен апостолом на острова Эгейского моря (об этом сообщает Спилиадис).

После этого сам Ипсиланти совершил тайную встречу в Скулянах (приграничное с Молдавией местечко на Пруте, куда прибыл из Одессы дорогой через Кишинёв) с премьер-министром Молдавии, Иаковом Ризосом-Нерулосом (членом Филики Этерии). На их встрече было решено, что следовало проинформировать князя Молдавии Михаила Суцо, чтобы он отвлёк на Княжества своими действиями часть турецких сил.

Из Скулян Александр направился в Кишинёв (Κισνόβιον), в котором пребывала его семья, а также была размещена 16-я дивизия Русской Армии, которой в это время командовал друг Ипсиланти, Михаил Орлов (декабрист). Также город Кишинёв был центром Бессарабской митрополии. Отныне, и вплоть до начала восстания в Молдавалахии, дом Ипсиланти в Кишинёве стал штаб-квартирой готовившейся революции.

8 октября Александр выпустил прокламацию с обращением ко всем грекам, чтобы они были готовы к грядущей борьбе. Одновременно, были назначены апостолы, которым надлежало направиться в центры грядущего восстания с окружными посланиями, письмами и прокламациями.

24 октября предыдущий план был отменён. В связи с известием о принятии строгих мер австрийскими властями в Северной Италии из-за начавшегося в Неаполе восстания карбонаров, переправка Александра Ипсиланти в Пелопоннес через Тергест была сочтена опасной и отменена. Начало восстания было назначено на 15 ноября в Молдавалахии (решение об ускорении начала восстания было принято в связи с письмом Саввы, который писал, что Филики Этерия была уже выдана султану). При этом, Александр Ипсиланти должен был возглавить его в Яссах, а Георгакис Олимпиос и Савва Фокианос - в Бухаресте. В то же время должен был вспыхнуть мятеж и в Греции. А отряд Ипсиланти должен был затем перейти по мостам из Молдавалахии через Дунай, и посредством Сербии и Македонии явиться в Пелопоннес. Параллельно, следовало убедить поднять бунт и Милоша Обреновича. Также, на решение повляло продолжающееся восстание в Неаполе, против которого была направлена 60-тысячная австрийская армия, и предложения Ипсиланти со стороны его друга М. Орлова, который обещал вторгнуться вместе с ним со своим войском в Княжества, чтобы принудить царя объявить Турции войну.

После этих перемен в планах, Перревос получил приказ Ипсиланти догнать и остановить Папафлессу, который уже выехал в Пелопоннес с решениями, принятыми в Измаиле. Но Перревос не поспел, и Папафлесса увёз в Пелопоннес решения принятые в Измаиле.

Впрочем, и новые решения тоже не успели вступить в силу прежде, чем они переменились. Ксантос, пребывавший в Измаиле, получив приказ о начале приведения этого плана в жизнь, узнал о содержании письма Саввы и, убедившись в ошибочности приводимой там информации, сообщил об этом Ипсиланти. Последний 1 ноября признал его правоту и необходимость отмены принятых 24 октября решений. Ксантос действовал молниеносно, и поспел остановить специальных посланников с почтой, не допустив доставки отправленных писем с указаниями о немедленном начале восстания их адресатам. Однако, отмена решений принятых 24 октября вовсе не означала возврата к решениям принятым в Измаиле в полном объёме. Например, план о переправке Ипсиланти в Пелопоннес через Тергест был окончательно оставлен, а дата начала восстания постепенно переносилась и далее.

Ипсиланти начал исполнение нового плана молниеносно. Назначив Олимпиоса и Савву Каминариса архистратигами, он отдал им приказ низложить через переворот господаря Валахии Александра Суцо в ночь 14 ноября, и установить в Княжестве временное правительство из местной знати. Далее им следовало обеспечить мосты через Дунай в районе Видина, в сотрудничестве с силами сербов Милоша Обреновича, поскольку на следующий день после этого намечалось официальное начало восстания. Фанариотам и константинопольским грекам из числа членов Филики Этерии предназначалось захватить турецкий флот, военные склады, солдатские казармы и укрепления Константинополя, совершить поджёги в разных частях города (в пяти местах), захватить Константинополь его греческим населением, и пленить или хотя-бы убить султана (это был так называемый "Великий План", или "Частичный План о Константинополе" - на его исполнении Ипсиланти настаивал особо - например, он грозил подать в отставку, если план не будет исполнен, и вообще, писал резкие письма к тамошнему Эфорату; но этот план оказался совершенно фантастическим для возможностей Эфората Филики Этерии в городе Константинополе; гораздо проще и реальнее для исполнения был изначальный план, говоривший о сожжении турецкого флота - но Ипсиланти отказался от этого плана ради более сложного, и практически невыполнимого). Одновременно, Ипсиланти вынашивал планы о путешествии в компании Ксантоса во Францию, для сбора средств в пользу Греческой Революции. Однако подобные планы Филики Этерии вскоре стали известны туркам, и их пришлось отменить или отложить.

Всё это время Ипсиланти продолжал контакты с сербским правителем, Милошем Обреновичем (которые в это время принял на себя лично; дотоле переговоры вполне успешно вели Георгакис Олимпиос и Савва, в дружественном климате, но так и не добившись получения от Милоша обязательств о помощи, чем создавалось впечатление, что Обренович лишь играл со временем, в ожидании результатов собственных переговоров в Константинополе с османским правительством), с целью заключения греко-сербского альянса. Для этого Ипсиланти использовал авторитет своего отца, Константина, среди сербов в целом, и в глазах Обреновича - в частности (поскольку Константин Ипсиланти в прошлом сделал целый ряд ценных услуг Сербии). В итоге, очень скоро переговоры сдвинулись с места, и удалось договориться о тексте греко-сербского альянса, так что в конце декабря 1820 года Ипсиланти уже имел готовым такой текст, подписанный уже им лично - и оставалось отправить его к подписи сербским князем. В начале января, трудную и опасную задачу по доставке этого текста к Милошу Ипсиланти доверил избранному и очень способному апостолу Филики Этерии, Аристидису Паппасу. Филики Этерия очень расчитывала на помощь Сербии в грядущей схватке...

8 декабря Ипсиланти продолжал оставаться в Кишинёве. В это время он уже пришёл к выводу, что наиболее подходящим временем для начала восстания была весна 1821 года. В ноябре, декабре, январе и феврале Ипсиланти вёл частую переписку с Михаилом Суцо, Иаковом Ризо-Нерулосом и с Эфоратом Филики Этерии в Яссах, с целью всё подготовить к началу восстания в Молдавии.
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...


Последний раз редактировалось: andy4675 (Ср Мар 13, 2019 12:26 am), всего редактировалось 3 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
andy4675
Местный

   

Зарегистрирован: 10.09.2012
Сообщения: 1039
Откуда: Греция

СообщениеДобавлено: Вт Мар 12, 2019 11:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Между тем, задержка начала восстания, вопреки решениям принятым в Измаиле, вызывала новую озабоченность. В своих письмах из Москвы в декабре Паджимадис и Комизопулос, из Бухареста в январе Олимпиос и Фармакис, и из Константинополя в январе и начале февраля Секерис выражали свою нетерпеливость, и подчёркивали спешность в деле начала Революции, а также угроз связанных с затягиванием этого.

Ипсилантис, хотя и вынашивал планы о поездке во Францию, был в то же время согласен с опасениями этих гетеристов, по-крайней мере отчасти. С середины января 1821 года он начал предварительные революционные действия. При случившейся болезни Александра Суцо (которого гетеристы винили как предателя своих планов), господаря Валахии, умершего 18 января, Ипсиланти отдал приказ гетеристам Бухареста, что бы они, действиями в первую очередь Олимпиоса, но также и Левендиса, и Константина Самуркаси, подвигли к мятежу местного капетана Владимиреску. Этот мятеж начался 17 января, и был перенесён на территорию Малой Валахии. При скрытной, но мощной поддержке гетеристов, этот мятеж очень скоро расцвёл.

Договор гетеристов с Владимиреску, с датой 1821 год, обнаружил в будапешстких архивах румынский академик Отчетеа.

Ипсиланти получил сведения о том, что англичане, сведующие в делах Филики Этерии, выдали её турецким властям с головой. К тому же, сербы в конце концов отказались от всех своих предварительных обещаний. Поэтому Ипсиланти постепенно отказался от идеи начала всебалканского восстания, и решил ограничиться местным бунтом в Дунайских княжествах, чтобы отвлечь турецкие силы от Греции, и только после этого перенести войну туда.

Новая задержка начала вызывать волнение и нетерпеливость у подручных Ипсиланти. В феврале 1821 года ситуация в Яссах стала очень опасной для Филики Этерии, в связи с невнимательной, почти неприкрытой вербовкой волоньёров. Не менее волнующими были сообщения из Константинополя. В то же время существовала обоснованная информация о подозрениях, возникших у турок. Сперва пришло сообщение о том, что в Наусе (Южная Македония) был арестован Ипатрос, который вскоре погиб, а находившиеся при нём документы, разоблачавшие Филики Этерию, были направлены в Константинополь. Это сообщение Ипсиланти получил между 11 и 12 февраля из письма Севериса. В том же письме звучал призыв о немедленном начале Борьбы в Молдавалахии. Ипсиланти, продолжая подготовительные к Революции действия, отдал 13 февраля Василиосу Каравьясу (начальствовавшему греческого вооружённого отряда в Галаци) нанести удар по вооружённым туркам города Галаци 18 февраля под предлогом личных разногласий с их предводителем, и после этого - направиться в Фокшаны. Через 2 или 3 дня после получения письма Секериса пришло ещё более ужасное сообщение, что гетерист Асимакис Феодору явился непосредственно к османским властям, и выдал Филики Этерию. Тогда все, включая Михаила Суцо, потребовали от Ипсиланти более не откладывать дела в долгий ящик.

К этому времени, оценивая, как и остальные гетеристы, что ситуация была критической, и сумев заручиться терпимостью русских командиров расположенных в этом регионе отрядов, он принял 16 февраля решения начать восстание 27 февраля ("в первое воскресение так называемого православного Великого Святого Поста") в Молдавии. То есть через несколько дней - стольких, сколько как он считал ему потребовалось бы, чтобы предупредить своих тесных помощников, которые не находились в Кишинёве (в т. ч. Михаила Суцо). Поэтому, 16 февраля 1821 года, из Кишинёва лично Александром Ипсиланти было неожиданно принято решение без дальнейших промедлений объявить о начале Революции. Того же 16 февраля Александр написал послания Ксантосу и Калламатьяносу, в Измаил, призывая их срочно прибыть в Кишинёв.

Итак, Ипсиланти более не терпел задержек. В последующие дни он готовил прокламации и указы, и проводил последние приготовления. Между тем, 17 февраля он получил письмо (согласно Филимону - из Петербурга, а согласно Ксодилосу - из Лайбаха), сообщавшее ему, скорее всего, о том, чтоего движения и действия стали известны российскому правительству, и что ему угрожает арест и кара, если он продолжит оставаться на российской территории. Тогда он решил ещё более ускорить свой отъезд, и назначил его на вечер 21 февраля (понедельник), не дожидаясь Ксантоса и Каламатьяноса, всё ещё задерживавшихся с прибытием в Кишинёв. 18 февраля он написал своему другу Макрису в Одессу, что "родина призывает своих чад", и с лозунгом "Победа или Смерть" он наказал ему переслать революционную прокламацию повсюду, где были греки.

Вечером 21 февраля, А. Ипсиланти, в небольшом окружении, включавшем братьев Александра, Николая и Георгия, а также Георгия Кантакузино, Георгия Маноса, польского офицера Гарновского и некоторых ещё лиц, выступил из Кишинёва по направлении к реке Прут. Уезжая, Ипсиланти оставил своей матери письмо, прокламации и инструкции для Ксантоса, прося от него, чтобы он в первую очередь немедленно позаботился об извещении Папа-Флессы и Перревоса о начале Революции в Молдавалахии, и чтобы он передал им приказ о немедленном начале Революции в Греции. Дух революционеров был высоким, достойным величия момента. Но в то же время ощущалась изоляция и заброшенность - о чём свидетельствует последний параграф письма Ипсиланти к Ксантосу, в котором начальствующие в Филики Этерии, кроме Папа-Флессы и Секериса, винятся в том, что бросили Ипсиланти в этот критический момент одного, и хотя он им пишет - не являются на его зов, и завершает письмо словами: "Бог праведен. Победа или смерть за веру и родину".
_________________
Мой девиз: один против всех, и всем несдобровать...
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Всемирная история Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Submitter.ru - Регистрация в поисковых системах! МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Goon Каталог сайтов MetaBot.ru - Мощнейшая российская мета-поисковая система! Refo.ru - русские сайты


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS