Список форумов АВРОРА

АВРОРА

исторический форум
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Библиотека Авроры
Армия Бухарского эмирата
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Мир ислама
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
nikza91
Местный

   

Зарегистрирован: 19.01.2012
Сообщения: 102

СообщениеДобавлено: Сб Мар 10, 2012 2:06 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Nie-junmen писал(а):
Насчет немецкого производства в Средней Азии - сложно. Равно как и итальянского. Немцы были нашими противниками, а итальянцы - союзниками. Какие каналы поставки этого оружия - можно только гадать. Вплоть до того, что трофеи Первой Мировой попали в Среднюю Азии со складов в России.

Ну и я о том же - переправили басмачам трофейные немецкие и ненужные итальянские гранаты. Возьми, боже, что нам негоже.
Учитывая, что и эмир и басмачи не были избалованы даже нарезными винтовками, им все сгодилось бы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nie-junmen
Динши-ван модератор

   

Зарегистрирован: 13.05.2010
Сообщения: 10272
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Сб Мар 10, 2012 2:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Судя по описаниям, английские винтовки и пулеметы у них были в избытке.

Сомневаюсь, что совсем новые, но тем не менее.
_________________
Моральный дух моих войск невероятно высок - природная стойкость аньхуйского крестьянина + 70-градусная гаоляновка + огненная корейская кимчхи - что еще надо для победы? Разве что патронов побольше - и бежал бы Ямагата впереди собственных панталон!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
nikza91
Местный

   

Зарегистрирован: 19.01.2012
Сообщения: 102

СообщениеДобавлено: Вт Мар 13, 2012 6:15 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Неслучайным является и тот факт, что в составе вооруженных сил бухарского эмира, по данным на декабрь 1919 г., было всадников-нокеров: турецких 1200, арабских 800, кубанских и терских казаков 1400, туркменских 400, русских белогвардейцев 400. Часть командиров этих войск состояла из офицеров - агентов иностранных империалистических государств.

ЦА РККА, ф.25859, оп.4, д.44, л.225. См. также Сборник статей к 10-летию Бухарской и Хорезмской революций. Ташкент, 1930. С.20-25.

В первых числах октября из Бухары в Хиву прибыло 13 человек - "мастеров ружейного дела", Джунаид получил от эмира бухарского два пулемета с прислугой - австрийцами.
ИИКП Уз., д.1257, т. II, п.1, л.12 и п.2, л.207.

Это из книги: Г.Непесов. Победа советского строя в Северном Туркменистане. 1917-1936. Ашхабад, 1950. С.212, 135. Книга очень интересна, хотя посвящена полностью Хиве. Жаль, отсканить возможности нет.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nie-junmen
Динши-ван модератор

   

Зарегистрирован: 13.05.2010
Сообщения: 10272
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Ср Мар 14, 2012 9:01 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Турки были бывшими военнопленными. Австрийцы - тоже.
_________________
Моральный дух моих войск невероятно высок - природная стойкость аньхуйского крестьянина + 70-градусная гаоляновка + огненная корейская кимчхи - что еще надо для победы? Разве что патронов побольше - и бежал бы Ямагата впереди собственных панталон!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
nikza91
Местный

   

Зарегистрирован: 19.01.2012
Сообщения: 102

СообщениеДобавлено: Вс Мар 18, 2012 10:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Не пожалел 3 часов, чтобы представить общественности статью, которая объясняет, как это талантливый командарм Фрунзе потратил целых тр дня на штурм старой крепости, защищаемой какими-то бухарскими сарбазами.

Доцент полковник И.Коротков. Военно-Исторический журнал. №10, 1940. С.69-86.

ОСВОБОЖДЕНИЕ БУХАРЫ

(Бухарская операция 1920 г.)

В сентябре 1940 г. исполнилось двадцать лет со дня освобождения трудящихся Бухары от гнета феодальной плутократии, белогвардешцины и иностранных империалистов. Это событие тесно связано с именем великого пролетарского полководца М. В. Фрунзе, в то время командовавшего Туркестанским фронтом. Части Красной Армии помогли бухарскому народу свергнуть эмират и установить в Бухаре советскую власть. Эта исключительно сложная и ответственная задача была талантливо решена М. В. Фрунзе с присущей ему быстротой и энергичностью, несмотря на исключительную сложность обстановки, создавшейся в это время в Средней Азии.
Дореволюционная Бухара, являлась полуфеодальной колонией царского самодержавия,. сохранившей отсталые, средневековые формы хозяйства, деспотическое управление феодальной плутократии в лице бухарского эмира, опиравшегося на крупных землевладельцев, духовенство и купцов. В своей политике произвола и насилия эмир бухарский опирался* на военную мощь русского царизма. Вспышки национально-освободительного движения со стороны местного немногочисленного пролетариата при участии беднейшего дехканства и других революционно настроенных элементов населения не раз подавлялись силами царской жандармерии и войск.
Февральская революции, устранившая власть царских колонизаторов, не произвела существенных перемен в жизни народов Средней Азии, но .она сделала возможным объединение революционных сил и усиление их влияния на трудящиеся массы. Местная большевистская организация, хотя и вынуждена была работать в глубоком подполье, оказывала значительное влияние на революционное движение в Средней Азии. Кроме того, в Бухаре организовались и другие политические партии различных направлений, ., представлявшие интересы духовенства, крупного землевладения и буржуазии. В рядах. младобу харско й партии, объединявшей разные элементы населения, но в основном мелкобуржуазные, созревали различные направления борьбы за национальную независимость.
Падение царизма вызвало у эмира и его клики большое опасение за свою участь, и всякое проявление нарастающего революционного настроения в пределах своего ханства он подавлял жестоко и беспощадно.



М.В.Фрунзе проивзодит смотр отряда из бывших басмачей. Туркестан, 1920.

Победа Великой Октябрьской социалистической революции в России обострила социальные противоречия в Бухаре. Отставший на несколько сот лет экономический и социальный уклад бухарского эми[69]рата трещал под напором революционных сил населения. С другой стороны, реакционное правительство усиливало свои репрессии.
Активным союзником контрреволюционных сил, сосредотачившихся в стране бухарского эмира, являлись английские империалисты, стремившиеся использовать Бухару как один из плацдармов для интервенции в Советскую Россию и не допустить установления советской власти в самой Бухаре.
В 1918 г. эмир бухарский, совместно с русскими белогвардейцами и англичанами, попытался выступить против Советской республике. Но первые же столкновения с Красной Армией показали тщетность подобных попыток, и эмир заключил "мирный договор". Создавая лишь видимость добрососедских отношений с РСФСР, эмир продолжал проводить антисоветскую политику и готовиться вместе с англичанами и русскими белогвардейцами к новому выступлению против Советской России.
После разгрома Колчака и вооруженных сил контрреволюции, отказавшихся затем в Синцзянскую провинцию, а также ликвидации закаспийсокго эсеро-меньшевистского правительства и окончательного разгрмоа английских интервентов в Закаспии обстановка в Средней Азии значительно изменилась. Однако положение Красной Армии благодаря наличию внутренних фронтов (белогвардейщина, басмачество и т.п.) было очень сложно. Кроме того, на положении Красной Армии тяжело отражалось отстуствие обмундирования, обуви и снаряжения.
Тем не менее успешные действия армий Туркестанского фронта под руководством М.В.Фрунзе обеспечили укрепление советской власти в Туркестане. Басмачество в Фергане начало терять свою социальную опору. В Хиве с помощью частей Красной Армии восставшее население создало Хорезмскую Советскую народную Республику. Бухара, таким образом, оказалась последним оплотом контрреволюции в Средней Азии и в то же время удобным плацдармом для нападения на Совет[70]скую республику. Стратегическое положение Бухары было для нас крайне невыгодно. Бухара глубоко вклинивалась в центр расположения войск Туркестанского фронта, разрывая их на две части. Сообщение между войсками поддерживалось проходившей по территории Бухарского ханства железной дорогой, принадлежавшей РСФСР вместе с небольшой полосой отчуждения. Эта дорога находилась все время под угрозой.
Английские империалисты, изгнанные из Закаспия, не уводили своих войск от нашей границы с Персией и, сосредоточив свои силы в Хорасане, готовы были питать оттуда любое восстание, направленное против советской власти. В Бухаре же обосновались бежавшие после разгрома царского наместничества в Туркестане остатки белогвардейщины. Широко используя белогвардейское офицерство и получая помощь Англии, эмир лихорадочно готовился для борьбы с Советской республикой. Из Афганистана в Бухару перебрасывался инструкторский и командный состав, английское вооружение. В Бухаре формировались афганские части. Становилось очевидным, что между Бухарой и Афганистаном существует военное соглашение. Бежавшее из Бухары революционно настроенное население сообщало, что в самой столице эмира образован английский штаб.
Оценивая складывающуюся в Бухаре обстановку, М. В. Фрунзе со свойственным ему глубоким анализом и ясностью ориентировки еще задолго до начала операции по освобождению Бухары предсказывал, что опасность выступления бухарской реакции вполне реальна.
«Бухарские войска, — писал он, — получили не только афганских инструкторов, но частью даже афганское командование и вооружение. Афганистаном даны Бухаре даже орудия. Помощь Англии весьма вероятна. Последнее время было несколько случаев вызывающего обращения бухарцев в отношении русских и не ошибусь, если скажу, что мы накануне активных действий с Бухарой. Наиболее вероятен комбинированный удар со стороны Хатырчи и Карши на Самарканд с одновременным захватом Чарджуйского моста. Возможно включение в комбинацию направления Меручан — Мерв, может быть, небольшими силами... Несомненно также, что неспокойная Фергана будет включена в борьбу, а может быть и Хорасан, ныне оккупированный англичанами, даст вооруженное брожение по всей границе» (1).
Такая обстановка при явной численной недостаточности наших сил делала положение совершенно неустойчивым. Весной 1920 г. эмир через советское посольство предъявил РСФСР ряд ультимативных требований. Советская власть готова была итти на удовлетворение ряда требований, но эти уступки не охладили агрессивного пыла эмира бухарского, выполнявшего директивы английского генерального штаба.
Летом 1920 г. эмир открыто начал готовиться к войне с Советской Россией. Вместе с этим усилилось басмаческое движение. Появились басмаческие группировки Рахманкула и других курбашей. В то же время неоднократно отмечались скопления английских войск на Саранском направлении, что говорило о возможности активного выступления англичан в направлении Мерв (Мары), Чарджуй. Была обнаружена опасная группировка афганских войск к югу от крепости Кушка.
К этому времени по всей Бухаре, несмотря на усилившиеся репрессии, революционное брожение населения достигло наивысшего напряжения, и каждую минуту можно было ожидать революционного взрыва. Тогда конференция бухарских коммунистов от имени трудящихся страны обратилась к командующему войсками Туркестанского фронта М. В.[71] Фрунзе с просьбой помочь восставшему бухарскому народу в борьбе с феодальной плутократией силами Красной Армии. Реввоенсовет Туркфронта решил пойти навстречу желаниям бухарского народа.
29 августа 1920 г. войска Туркфронта по приказу М. В. Фрунзе выступили на помощь восставшим, трудящимся Бухары, а 1 и 2 сентября штурмом овладели г. Старая Бухара и разгромили войска эмира.
Операция по овладению г. Старая Бухара — одна из интереснейших в истории гражданской войны в СССР. Подготовка и успешное проведение ее в чрезвычайно трудных условиях и на своеобразном театре действий еще раз свидетельствуют о высоком полководческом) даровании М. В. Фрунзе.

* * *

М. В. Фрунзе придавал большое значение Бухарской операции. Успешное завершение ее раскрепощало бухарский народ от векового гнета и приобщало его к строительству социализма в великой семье братских народов советских республик. Свержение эмира наносило удар империалистической политике Англии, рассчитывавшей создать из Персии, Бухары и Афганистана антисоветский кулак, который она всегда-могла бы использовать в своих хищнических целях. Однако чрезвычайно сложная обстановка, особенности театра и численное превосходство, сил противника, при малочисленности наших войск, при недостатке патронов и снаряжения у нас, затрудняли проведение операции. От. участников операции требовалась преданность делу революции и непоколебимая смелость в борьбе, тщательная продуманность операции, правильный учет всех особенностей обстановки. Талант крупнейшего полководца, каким являлся М. В. Фрунзе, обеспечил успех этой сложной операции.
Учитывая то, что Красная Армия сильна не только мощью своего оружия, но и высокой революционной сознательностью и пониманием поставленных задач, Фрунзе прежде всего озаботился о соответствующей подготовке командного и политического состава. По его указанию был прочитан ряд лекций об экономическом состоянии Бухары, о положении и обычаях коренного ее населения, а также о географическом ее положении и особенностях среднеазиатского театра военных действий. В первых числах августа 1920 г. М. В. Фрунзе провел совещание высшего командного и политического состава. На этом совещании он сообщил, что угнетенный народ Бухары не может больше терпеть деспотию эмира и готов к революционному выступлению, а мы обязаны немедленно оказать помощь революционному движению. Затем командующий выслушал с большим вниманием сообщения командиров об обстановке и состоянии частей, предложения командиров и в заключение высказал решение, которое являлось для участников операции крепкой революционной зарядкой на весь период бухарской камлании.
Соответствующая политическая подготовка и общее осведомление о предстоящей задаче были проведены и среди красноармейцев. Беседы с красноармейцами проводились по группам ;с тем, чтобы содержание бесед не стало известным окружающему населению.
Состав сил всей Самаркандско-Бухарской группы, включая и те краснобухарские части, которые создавались восставшим против деспотии бухарским народом, исчислялся всего в 6-7 тыс. штыков, около 2,5 тыс. сабель, 5 тяжелых, 35 легких орудий, 8 бронеавтомобилей, 5 бронепоездов и 11 самолетов (2) [72].



Схема 1. Бухарская операция (по приказам М.В.Фрунзе от 12 августа 1920 г. за №3504, от 25 августа 1920 г. за №3667

Части эмира насчитывали 8 725 штыков, 7 500 сабель, 23 орудия и 12 пулеметов. Были сведения, что полки Шевский (800 сабель), Арабский (800 сабель) и Турецкий (1 200 сабель) вооружены английскими автоматическими винтовками. В составе войск эмира имелся отряд из европейцев (англичан и русских белогвардейцев). Кроме регулярной армии, эмир располагал иррегулярным ополчением беков численностью до 27 тыс. штыков и сабель при 32 орудиях. Основные силы были стянуты к Старой Бухаре, ополчение располагалось в районе Карши — Шахризяб.
Вся операция должна была носить маневренный характер. Частям Красной Армии предстояло действовать небольшими силами на широком пространстве против превосходящих сил противника. Помимо этого, необходимо было обеспечить персидскую и афганскую границы и не ослаблять борьбы с басмаческими и другими антисоветскими бандами. Успех действий против эмира в значительной степени зависел от внезапности и решительности подготовляемого Красной Армией удара.
Приказам М. В. Фрунзе от 12 августа 1920 г. за № 3504 и от 25 августа 1920 г. за № 3667 ® частям Самаркандско-Бухарской группы были поставлены в основном следующие задачи (схема 1):
Самаркандская группа в составе 3-го Туркестанского стрелкового полка, 1-й Туркестанской кавдивизии, отдельной тюркской кавбригады и инженерной роты должна была разбить бухарские войска, точнее иррегулярное ополчение беков, на Шахризяб — Китабском направлении и [73] прочно занять район Кашка-дарья до Гузара и Карши включительно. Начало операции — по особому приказу.
В то же самое время Катта-Курганская группа совместным наступлением краснобухарских частей и 2-го интернационального кавалериийского полка к рассвету 29 августа имел задачей овладеть гг. Хатырчи и Зиаэдзином.
Чарджуйский отряд в составе 4-го стр. полка, одного батальона 8-го стр. полка, артдивизиона, кавдивизиона, туркменского отряда, бухарских красных войск, группы судов Аму-Дарьинской флотилии и гарнизонов Чарджуя, Термеза и Керки должен был занять Чарджуй не позже 4 часов утра 29 августа. После этого, оставив там необходимый гарнизон, отряд должен был бросить кавалерию на переправы Наразым и Бурдалык, с тем чтобы, заняв их, установить зоркое наблюдение за путями из Старой Бухары на Термез, перехватывая войска противника при попытке их скрыться в Афганистан. Отряду была поставлена и особая задача не пропустить эмира и членов его правительства, возможность бегства которых уже тогда предвидел Фрунзе.
Отряду судов Аму-Дарьинской флотилии было приказано наблюдать участок р. Аму-Дарьи от Керки до Термеза, не допуская никаких переправ. Общая задача Чарджуйской группы состояла в том, чтобы содействовать утверждению революционной власти по Аму-Дарье от хивинской границы до Термеза включительно.
Основная же задача падала на Кагавскую группу Красной Архмии. Она заключалась в разгроме регулярной армии эмира бухарского, захвате эмира и его правительства в г. Старая Бухара. В состав Каганской группы входили все части, составлявшие гарнизоны г. Новая Бухара (Каган), Карши. Кроме того, сюда же прибыл отдельный фронтовой отряд Клементьева, 4-й кавполк и 1-й Восточномусульманский полк.
7-му стр. полку была поставлена особая задача: овладеть районом Карши, Гузар, имея общей задачей лишить остатки бухарских войск шахризябского бека возможности уйти на Ширабад и в восточные горные бекства.
Перед началом военных действий Фрунзе обратился к войскам с призывом). «В ряде местностей Бухары,— писал он в своем приказе от 28 августа,— вспыхнуло революционное движение. Настал час решительных схваток подавленных и порабощенных трудящихся масс Бухары с кровожадным правительством эмира и беков. Полки нарождающейся бухарской Красной Армии двинулись на помощь родному народу. Красные полки рабоче-крестьянской России обязаны стать подле них. Приказываю всей нашей вооруженной мощью притти на помощь бухарскому народу в этот час решения его участи.
Красноармейцы, командиры, комиссары! На вас смотрит сейчас вся Советская Россия и ожидает от каждого исполнения его революционного долга! Вперед за интересы трудящихся Бухары и России! Да здравствует возрождающийся бухарский народ! Да здравствует нарождающаяся Бухарская советская республика!» (4).
Население полностью одобряло выступление на помощь бухарскому народу частей Красной Армии. В Самарканде состоялись демонстрации, приветствовавшие раскрепощение бухарского народа. Происходили митинги, торжественные заседания. Население записывалось в добровольческие мусульманские отряды. 27 августа 1920 г. была объявлена мобилизация пятисот коммунистов-мусульман в Сыр-Дарьинской и Самаркандской областях. Мобилизованным коммунистам предстояло влиться в мусульманские части для ведения политической работы [74].
Командованию советских войск было известно, что эмиром высланы агенты для наблюдения за передвижением войск от Самарканда и со стороны Красноводска к Бухаре. Поэтому в целях достижения полной скрытности все подготовительные к операции мероприятия проводились строго секретно. Командный и политический состав частей осведомлялся только о непосредственных задачах. Даже железнодорожные служащие, кроме нескольких человек, совершенно не знали, куда подготавливаются и для какой цели должны перебрасываться эшелоны. Время прохождения составов периодически изменялось. Распоряжения делались не по телефону, а с нарочными, в секретных пакетах определенно ответственным лицам. Все бойцы были строго предупреждены о необходимости сохранения военной тайны. Так, например, в приказе начальника отряда особого назначения Туркфронта № 017 от 27 августа 1920 г. говорилось: «Для достижения полной скрытности передвижения всем начальникам эшелонов во время следования от станции Катта-Курган до ст. Новая Бухара (ст. Каган) следить, чтобы двери вагонов были плотно закрыты, люки (окна) разрешать держать открытыми, но люди не должны показываться у них; Отд. Стр. Турк. полку именоваться «рабочей колонной», едущей в сторону Красноводска, Посторонних лиц, кто бы они ни были, в эшелон ни в коем случае не допускать. В случае порчи железной дорога принимать все меры к исправлению и продвижению во что бы то ни стало вперед, в крайнем случае итти походным порядком, в полной боевой готовности. В каждом вагоне иметь политсотрудника (так тогда называли в отряде политрука.— В. К.) или ответственного члена ячейки РКП(б), коим строго следить за недопущением каких бы то ни было разговоров с посторонними лицами во время стоянки, в том числе и с лицами железнодорожной администрации, направляя всех замеченных в этом к военкомам. В каждом вагоне распределить обязанности по группам под руководством должностных лиц для быстрой и бесшумной разгрузки» (5).
Эшелонов было много. Если бы мы придерживались официально принятых в то время положений, то скрытно продвинуть к 3 часам ночи большое количество эшелонов по территории Бухарского ханства мы не смогли бы. Для выполнения задачи пришлось сцепить по 2 эшелона.
Для прикрытия сосредоточения прибывающих из Самарканда в ночь с 28 на 29 августа воинских поездов был выделен наряд кавалерии. С наступлением сумерок город и ст. Каган были оцеплены охраной, причем все прибывающие на станцию и в город пропускались, а обратно не выпускались.
В 3 часа утра 29 августа эшелоны частей левой колонны за бронепоездом № 23 выступили на сомкнутых дистанциях к месту высадки в районе кишлака Мангыт и разрушенной железнодорожной казармы (в 14 км западнее ст. Новая Бухара). Когда все поезда (эшелоны) подошли к своим участкам (около 5 часов 29 августа), по сигналу бронепоезда № 23 части стали выгружаться. Для прикрытия эшелонов в сторону противника от частей были высланы группы стрелков. К 6 часам части выгрузились и заняли исходное положение.
Бронепоезд № 23 был поставлен на левом фланге боевого участка левой колонны с задачей содействовать артиллерийским огнем продвижению войсковых частей и обеспечить фланг по линии железной дороги.
Войскам предстояло наступать по местности, покрытой многочисленными фруктовыми садами и виноградниками, орошаемыми разветвленной сетью арыков. Но вся сеть снабжалась водою из немногих [75] головных арыков, и с закрытием их подача воды прекращалась на больших участках. Эта особенность водоснабжения требовала проведения ряда специальных мероприятий. Стоял тяжелый августовский зной. Необходимо было предусмотреть возможность лишения источников воды в результате действий противника и обеспечить водой как войска, так и железнодорожный транспорт. Впоследствии оказалось, что эмир действительно применил этот способ борьбы и отвел воду от города, охваченного пожарами.
Город Старая Бухара сохранял в те времена типичную средневековую структуру.
Снаружи весь город был обнесен крепостной глинобитной стеной высотою в 11 м, очень толстой у подошвы (до 8 м). Стена имела много фланкирующих полукруглых выступов вроде полубашен и одиннадцать пар кирпичных башен у ворот, носивших названия: 1) Имам, 2) Углан, 3) Талипач, 4) Ширпарон, 5) Каракуль, 6) Шах-Джалял, 7) Намазра, Cool Салли-Хан, 9) Карши, 10) Мазар, 11) Самаркандские. В верхней части стен сделаны бойницы, которые над воротами расположены в 2-3 яруса. Ворота деревянные, двухстворчатые, с металлической оковкой. Все эти крепостные укрепления устарели и местами приходили в упадок, однако в связи с лихорадочным вооружением эмира за последнее время все было подновлено и в максимальной степени приспособлено для долговременной обороны.
Внутри города — сложный лабиринт мелких, кривых улиц, большею частью без названия, настолько узких, что на них не могли разъехаться две арбы. На улицы выходили мрачные глинобитные дувалы — высокие стены, скрывающие здания. Ни одного окна. Не было ни канализации, ни водопровода, ни уличного освещения. Вода в искусственных водоемах, хаузах, располагавшихся в центре жилых построек, была зеленоватой и теплой. В ней мыли ноги и черпали воду для питья. В центре города — высокие медрессе (здания духовных училищ) со множеством небольших окон без стекол, с частым деревянным переплетом, много мечетей, крытые базары, в тесных проходах которых ремесленники продавали свои изделия.
В северозападной части города — единственная большая площадь — Регистан, находящаяся перед акром — дворцом эмира и его правительственным центром. Акр построен на холме. Склоны холма, срытые почти отвесно, и глинобитная стена, которой огорожен акр, вместе составляли высоту приблизительно 25 метров и производили впечатление мощи и неприступности. Длина стены составляет 650-700 м. В стене имеется несколько полукруглых фланкирующих выступов и две башни, охраняющие единственные ворота, ведущие в акр. Ворота деревянные, хотя и очень массивные. За воротами — длинный и изогнутый подъем, прорытый в толще холма, со сводами наверху. По бокам коридора устроены частые ниши для караула, охранявшего дворец эмира.
Такова была сама Бухара. Местность же, окружавшая ее, представляла собою фруктовые сады, чередующиеся с хлопковыми полями, пересеченными сетью многочисленных арыков, протекающих часто в искусственно насыпанных руслах. Если к этому добавить, что берега арыков были обсажены густой растительностью, преимущественно тутовыми деревьями, а поля разных владельцев обнесены дувалами (глиняными стенками), то станет ясным, что эта пересеченная местность должна была сильно затруднять передвижение и действия наших войск, в особенности кавалерии и артиллерии.
Ввиду отсутствия достаточных сил для полного окружения Старой Бухары решено было взять укрепленный город штурмом. Для этой цели войска были разделены на две колонны.
Главный удар по Бухаре намечалось нанести силами левой колонны Каганской группы в направлении ворот Шах-Джалял и Каракульских [76]. Действия правой колонны должны были носить вспомогательно-демонстративный характер с целью отвлечения сил противника в направлении Каролинских ворот. Впоследствии этот первоначальный замысел, был изменен.
К 4 часам 29 августа правая колонна в составе 12-го Туркестанского стрелкового полка, двух бронемашин 53-го автоотряда, бронепоезда № 28 с десантным отрядом и взвода 1-й тяжелой батареи лит. «Е» заняла исходное положение северо-западнее Новой Бухары для очищения кишлаков от бухарских банд; по направлению на Багуэт-дин действовал боковой отряд в составе 10-го Туркестанского стрелкового полка и 1-го кавполка. Левая колонна Каганской группы высадилась в районе кишлака Мангыт и разрушенной казармы (14 км западнее Нов. Бухара). Между кишлаками Каржик и Мангыт развертывался отдельный отряд особого назначения при командующем Туркфронта в составе отдельного стрелкового полка особого назначения, отдельного кавполка, отдельного артдивизиона и 1-го Восточномусульманского полка. Разграничительная линия между левой и правой колоннами шла от кишлака Хоми по дороге через Тутукунзда, Урганджон, Чарык, Сипулион. Все эти пункты исключительно для отряда Туркфронта и включительно для действующего в правой колонне 12-го Туркестанского стрелкового полка.
Задача, возложенная на отряд: заняв исходное положение к 4 час. 30 мин. севернее железнодорожной линии между кишлаками Казы-Саид и Айранчи, перейти в решительное наступление на юго-западный выступ крепости г. Старая Бухара, имея целью сбить охрану, и через ворота Каракульские, Шах-Джалялские и Намазринские овладеть городом, уничтожить вооруженные силы противника, расположенные в крепости и захватить эмира с его правительствам. Для выполнения этой задачи командиру отдельного стрелкового полка было приказано по выгрузке из вагонов выделить один батальон в общий для отряда резерв, остальными двумя батальонами занять исходное положение шагах в 300 севернее железной дороги от кишлака Ушор (включительно) и правее по линии на восток: атаковать крепость с южной стороны через ворота Шах-Джалял и Намазра, после чего, развивая успех, занять цитадель (акр). 1-й Восточномусульманский полк по выгрузке из вагонов должен был занять исходное положение левее отдельного стрелкового полка и вести наступление на южный выступ крепости. Очистив у подступов к крепости кишлаки от противника, атаковать через Каракульские ворота, завладеть западною частью города и захватить выходы. Командиру отдельного кавалерийского полка было приказано выделить два эскадрона в отрядный резерв, один эскадрон для обеспечения левого фланга 1-го Восточномусульманского полка. Командиру отдельного легкого артдивизиона приказывалось расположить батареи за боеучастком отдельного стрелкового полка с задачей обстрела дворца эмира бухарского и минарета.
Сигналом к общему наступлению Каганской группы было установлено начало открытия артиллерийского огня в районе ст. Каган.
Как только части левой колонны заняли исходное положение, было приказано перейти в наступление. Операция началась успешно. К 7 час. 30 мин. утра были заняты кишлаки Рават-Казы, Арбоб Раджабой и Сафид Муй. Части противника, ошеломленные внезапным наступлением красных войск, бежали. На линии кишлаков Арбоб Раджабой и Сафид Муй войска эмира открыли ружейный и пулеметный огонь, но, не выдержав нашего натиска, отступили к крепости.
Бронепоезд № 23 и легкий артдивизион удачно обстреливали крепость. Наши части успешно продолжали продвигаться вперед по пятам отступавшего противника и в 9 час. 50 мин. вышли на линию кишлака Аушор-Магале. Около 10 часов утра передовая цепь отдельного стрел[77]ковoго полка ворвалась вслед за отступающим противником в крепость через Шах-Джалялские ворота. В это время против левого фланга Восточномусульманского полка из крепости через кладбище стали выходить большие толпы, состоящие из мулл и учеников медрессе (семинаристов), размахивая белыми платками. Вслед за ними скрытно пробирались афганские солдаты. Восточномусульманский полк, среди бойцов которого преобладали бухарцы, восставшие против эмира, был слабо подготовлен для боя и, поддавшись провокации, своевременно не открыл огня по приближающейся толпе. Афганские солдаты, воспользовавшись замешательством, атаковали Восточномусульманский полк, который не выдержал натиска и начал отступать, обнажая левый фланг отдельного стрелкового полка. За отступающим полком со стороны Каракульских ворот бросился Афганский кавполк.


Схема 2. Исходное положение левой и правой колонн Каганской группы к 5.00 29 августа 1920 г., и расположение частей к вечеру 31 августа 1920 г. для атаки крепости Старой Бухары. [78]
Вошедшие в крепость роты отдельного стрелкового полка были встречены сильным пулеметным и ружейным огнем из мечетей и жилых построек. Одновременно конница противника начала постепенно заходить во фланг и тыл 1-го батальона отдельного стрелкового полка. В результате батальон вынужден был несколько отступить. Мелкие кавалерийские части противника, находившиеся в тылу, приняли это за наступление на них и ускакали, оставив на месте свою пушку.
Телефонная связь с отдельным стрелковым полком была порвана. Командир полка, находясь на участке 1-го батальона, потерял связь с остальными подразделениями. Песчаный грунт затруднял поддержание связи на мотоциклах. Донесения присылались изредка, только с конными красноармейцами.
Увлеченный преследованием быстро отходившего противника, 2-й батальон оторвался от действовавшего левее 1-го батальона, сбился с данного ему направления, пошел самостоятельно на кишлаки Сафид Муй, Сипулион, Кум Рабат и вышел к железнодорожной станции Бухара восточнее крепости. Противник обстреливал батальон с двух сторон — с вокзала и с юго-восточной стороны крепости и из кишлака Фатх-Абад. Внезапное появление батальона в тылу противника, действовавшего против нашей правой колонны у ст. Каган, а затем укрепившегося по гребням многочисленных арыков юго-восточнее Ширбудуна, конечно, ошеломило эмирские части, что, по всей вероятности, и вынудило их так быстро откатиться к Каршинским воротам.
В то время, когда 2-й батальон находился в районе бухарского вокзала, афганская кавалерия, видимо, отступившая под давлением правой колонны и не имевшая возможности пройти к Каршинским воротам, вынуждена была, пользуясь лесными и садовыми зарослями, направиться к воротам Шах-Джалял, но в районе мечети Намазра наткнулась на 1-й батальон.
Артдивизион в это время действовал в 3-4 км северо-восточнее кишлака Гулябьян. Отрядный резерв был в пути на линии севернее кишлака Аллят Хана. Автобронемашины из-за песчаного грунта и огромного количества арыков не использовались в наступлении и оставались у полевого штаба отряда. Бронепоезд № 23, прикрывая тыл и левый фланг действующего отряда, курсировал в районе кишлака Мангыт, периодически обстреливая артогнем крепость.
Восточномусульманский полк под давлением превосходных сил пехотных и кавалерийских частей противника отступил в беспорядке. Кавэскадрон старался частичными контратаками удержать противника, но наступление его продолжалось.
Учитывая сложившуюся обстановку, начальник отряда приказал резерву быстрее выдвинуться вперед, кавалерии из резерва прибыть к нему, а артиллерии перенести огонь по наступающему противнику. В это время поступило донесение о том, что противник бьет отступающий полк и зашел во фланг отдельного стрелкового полка. Начальнику [79] резерва было приказано немедленно занять наиболее удобную позицию по гребню большого арыка на линии от кишлака Гулябьян до кишлака Ихзар, остановить отступающий полк и сильным пулеметным и ружейным огнем беспощадно уничтожать наступающего противника. Двум эскадронам, прибывшим к начальнику отряда, было приказано немедленно перейти в контратаку по направлению кишлака Утрар и Пир Мирза против главной группы наступающего противника. Артиллерия стреляла прямой наводкой по группам противника.
Совместными действиями кавалерии, 3-го стр. батальона и артдивизиона контратака противника была отбита. При этом было установлено, что у эмирских войск имеется оружие английских образцов (орудия и пулеметы).
Вооточномусульманский полк, пострадавший от удара противника, был остановлен на линии резерва. 1-й и 2-й батальоны отдельного стрелкового полка, отразив наступавшего со всех сторон на их участках противника, для приведения в порядок, установления связи и в целях обеспечения лучшего обстрела перешедшего к обороне в крепостных кишлаках противника были оттянуты на линию кишлаков Таш Мечеть и Магале-Миран.
В тот же день 29 августа в 4 час. 30 мин. утра правая колонна перешла в наступление. Одновременно открыл огонь взвод тяжелой батареи. Не выдержав напора наших частей, противник начал отступать с занимаемой позиции (1 1/2 км северо-западнее ст. Каган), к крепости Старый Каган (около 3 км северо-западнее ст. Новый Каган). Крепость Старого Кагана была обнесена глинобитной стеной с бойницами 1-1 1/2 м толщины и до 3 м высоты. Здесь эмирские войска пытались, пользуясь хорошим обстрелом, задержать наши наступающие части, но после двухчасового боя отступили на линию больших арыков с валами (юго-восточнее Ширбудуна).
В 3 км от Старого Кагана по пути на Старую Бухару местность едва заметно поднимается, образуя небольшой перевал, за которым чистое поле. Для эмирских частей позиция здесь была очень удобна, и они смогли задержать наши части на несколько часов. Расстояние от занятой противником позиции до гребня возвышенности, видимо, было точно измерено, так как ядра старинных пушек и пули противника без перелетов ложились по гребню. Наступление 12-го стр. полка в лоб противника вызывало излишние потери; чтобы избежать этого, часть полка была передвинута вправо для удара во фланг. Перекрестным огнем 12-го Туркестанского стрелкового полка, поддержанного артиллерией, противник был выбит из занимаемой позиции. К этому времени 10-й Туркестанский стрелковый полк, действовавший в боковом отряде, вышел на линию правой колонны. Дальнейшее наступление и занятие кишлаков вплоть до крепости продолжалось безостановочно.
В течение 29 августа нашими частями при незначительной потере бойцов было нанесено противнику серьезное поражение.
Ночь на 30 августа прошла спокойно. На следующий день для всех частей оставалась прежняя задача: разбить живые силы противника, взять г. Старую Бухару и эмира с его правительством.
На рассвете 30 августа всем частям было приказано продолжать наступление. 1-й Восточномусульманский полк ввиду малочисленности и отсутствия технической базы был передан в оперативное подчинение командиру отдельного стрелкового полка.
Около 12 часов дня под прикрытием с флангов эскадронов отдельного кавполка и при поддержке интенсивного артиллерийского огня части левой колонны, выбив противника из кишлаков Кунджа-Кала, Аушор-Магале и Сафаион, подошли к крепости. Однако взять крепость с закрытыми воротами не представлялось возможным. Противник обстре[80]ливал наши части из бойниц и с крыш высоких зданий, расположенных около стен крепости.



Схема 3. Расположение частей к 20.00 1 сентября 1920 г.

В течение дня противник несколько раз производил вылазки через Мазарские ворота и нападал на правый фланг боевого участка правой колонны. Между Каршинскими и Мазарскими воротами, западнее г. Бухары, находилось мусульманское кладбище с надгробными каменными памятниками, которые прикрывали выходившие через Мазарские ворота группы войск противника. К вечеру противник был выбит из предместных кишлаков и загнан в крепость. На ночь по всему фронту перестрелка прекратилась.
31 августа была произведена перегруппировка с целью сосредоточения главного удара правой колонны в направлении Каршинеких ворот. В состав правой колонны вошли: 5-й, 10-й и 12-й туркестанские стрелковые полки, 4-й кавполк, бронепоезд № 28 с десантным отрядом, 53-й автобронеотряд, тяжелая батарея лит. «Е», Кушкинская батарея, батарея легкого артдивизиона и 2 клиновых орудия. Чтобы скрыть перегруппировку и переброску частей из левой колонны в правую, левой колонне в составе 1-го Восточномусульманского полка, сводной роты добровольцев (в основном — революционных бухарцев), прибывшей из Чарджуя, отдельного кавполка, 16-го кавполка и 5 орудий отдельного легкого артдивизиона была поставлена задача уничтожить противника в кишлаках западнее крепости Бухара и с южной стороны в районе кишлаков Кунджа-Кала и мечети Намазра. Этими действиями предполагалось показать активность на левом боевом участке [81].
На фронте правой колонны противник вновь произвел вылазки большими группами через Мазарские ворота и ударил по правому флангу 1-го кавполка, который, не дав должного отпора противнику, отступил. В связи с этим отступили и войсковые обозы. Правый фланг 12-го Туркестанского стрелкового полка обнажился. Этому полку пришлось быстро сманеврировать, занять боевой участок, внезапно оставленный 1-м кавполком, и обеспечить свой фланг. В этом бою было уничтожено несколько групп эмирских солдат, а остатки войска были загнаны обратно в крепость.
Начальник правой колонны (начальник отдельного отряда особого назначения Туркфронта) после рекогносцировки, оценив обстановку, принял решение штурмовать крепость 1 сентября.
Как мы уже говорили, войти в крепость, не пробив проходы в стене, невозможно. Поэтому решено было пробить ворота крепости тяжелой артиллерией. Стрелять с закрытой позиции мешали деревья, а при выезде на открытую позицию конский состав и люди поражались огнем противника. Во время огневой разведки 53-м автоброневым отрядом было обнаружено, что, когда броневики открывали огонь по бойницам, противник укрывался и прекращал стрельбу. Это было подмечено и использовано для прикрытия выезда тяжелой артиллерии на открытую позицию. Броневой автомобиль, вооруженный 75-мм пушкой и пулеметами, а иногда и второй броневик, вооруженный пулеметами, внезапно выезжали на улицу и открывали усиленный огонь по бойницам и амбразурам крепости. Под давлением огня противник укрывался, а в это время тяжелая артиллерия выезжала на улицу, располагаясь в 3/4-1 км от крепости, и стреляла прямой наводкой. Броневики отходили в закрытие. Когда стрельба артиллерии кончалась, броневики опять выезжали на позицию и прикрывали отход, артиллерии с открытой позиции. Таким образом, Каршинские ворота крепости были пробиты, а стена под воротами разрушена настолько, что можно было двигаться в образовавшейся бреши по отделениям. Но этого для атаки было недостаточно. Командование решило сделать второй проход в районе станции, южнее Каршинских ворот.
Для устройства второго прохода в стене крепости было приказано, пользуясь темнотой ночи и наличием вблизи крепостной стены построек, произвести подкоп и взорвать стену. Работу эту требовалось закончить к 4 час. 30 мин. утра 1 сентября. Инженер, которому это дело было поручено, вначале хотел уклониться. Он начал доказывать, что «задача невыполнима, так как за стеной и на стене крепости сидят бухарские солдаты, обстреливающие подступы ружейным и пулеметным огнем. При малейшем шорохе за стеной они забросают нас ручными гранатами». В конце своего «мотивированного» доклада этот трус добавил: «С инженерно-научной точки зрения эта операция нецелесообразна». Даже после того, как приказ был подтвержден в категорической форме, инженер просил разрешения «подумать» несколько минут. Впрочем, после убедительного воздействия к 3 часам ночи все было готово для производства взрыва.
В 20 час. 45 мин. 31 августа начальник правой колонны отдал приказ № 01 (6), которым назначались три боевых участка: правый (5-й стр. полк в составе двух батальонов) с задачей овладеть кишлаком Давлетабад, занять позиции севернее арыка Шаруд с целью овладения городом через Мазарские ворота; средний (10-й Туркестанский стрелковый полк в составе двух батальонов) с задачей овладеть городом через Каршинские ворота и левый (12-й Туркестанский стрелковый полк в составе трех батальонов) с задачей занять позицию левее 10-го Туркестанского стрелкового полка от шоссейной дороги исключительно до [82] железной дороги включительно с целью овладения городом через Каршинские ворота. Бронепоезду № 28 с десантным отрядом было приказано занять позицию в районе железнодорожной станции Бухара и под прикрытием десантного отряда обстреливать цели по приказаниям начальника колонны и. начальника артиллерии, способствуя огнем овладению городом. 4-й кавполк должен был обеспечить фланги правой колонны. Артиллерии в составе 2 тяжелых и 6 легких орудий ставилась задача способствовать артогнем овладению городом, разрушая крепость и постройки в местах расположения обороняющейся бухарской армии: В резерве оставались отдельный стрелковый полк, эскадрон 4-го кавполка и 3 бронемашины 53-го автобронеотряда.
Вечером того же дня командиры частей были осведомлены о намеченном порядке штурма крепости, при этом им было указано, что о начале атаки будет дан дополнительный приказ.
В 2 часа 35 мин. утра 1 сентября начальником правой колонны был отдан приказ № 027, в котором ставились конкретные задачи по атаке крепости. Начальнику артиллерии приказывалось в 5 час. 30 мин. начать усиленный обстрел города, бомбардируя главным образом стены крепости и дворца эмира. Частям приказывалось в 7 час. 30 мин. броситься в город через ворота, намеченные каждой части приказом № 01. Командир отдельного стрелкового полка к моменту атаки должен был сосредоточить 1-й батальон на шоссе в расстоянии 1 км восточнее Каршинских ворот, а с двумя батальонами следом за 5-м стр. полком ворваться в город, разбивая противника, энергично продвигаться по улице на первом повороте направо от Мазарских ворот и далее налево с таким расчетом, чтобы попасть в Акр и Оли (Кремль) с восточной стороны. Остальные части, ворвавшиеся в город, быстро уничтожая сопротивляющегося противника, должны продвигаться: 5-й Туркестанский стрелковый полк — по улице направо от Мазарских ворот и далее с таким расчетом, чтобы выйти к Кремлю с северной части города; 10-й Туркестанский стрелковый полк — по первой улице вправо от Каршинских ворот до улицы, ведущей к Мазарским воротам, и далее, повернув названной улицей налево, итти с таким расчетам, чтобы попасть в Кремль с южной части города; 12-й Туркестанский стрелковый полк — прямо по улице от Каршинских ворот с тем, чтобы попасть в Кремль с западной части города; эскадрон 4-го кавполка, находящийся в резерве, врывается в крепость за 12-м стр. полком, сворачивает от ворот налево вдоль стены и двигается до ворот Салли-Хан, где, повернув вправо, направляется в Кремль с южной стороны города; экскадрон, действующий правее 5-го стр. полка, в момент атаки бросается с севера к Самаркандским воротам и препятствует отступающему противнику. Бронепоезд № 28 активно содействует атакующим частям. Названия улиц войсковым частям не были указаны, так как на имеющихся у нас планах их не оказалось.
Около 3 часов утра 1 сентября инженер доложил, что подкоп под городскую стену на участке 12-го Туркестанского стрелкового полка закончен. Здесь было заложено около 800 кг взрывчатых веществ. Инженеру было приказано произвести взрыв в 5 час. 30 мин.
Выход частей на исходную позицию облегчался тем, что подступы к крепости заселены кишлаками, окруженными фруктовыми садами. Но в то же время это затрудняло действия артиллерии.
Взрыв крепостной стены, произведенный в 5 час. 30 мин., артиллерийская бомбардировка и паника в городе ошеломили противника. У наших же частей настроение было уверенное и приподнятое. Несмотря на большую затрату физических сил в предыдущих боях и очень [83] жаркие дни (40-45° жары) при отсутствии доброкачественной питьевой воды, бойцы, командиры и политработники чувствовали себя бодро, все горели желанием быстрей разгромить армию эмира и освободить бухарский народ.
В 7 час. 30 мин. утра части перешли в атаку, но сильным ружейным, пулеметным и орудийным огнем противника передовые батальоны были на некоторое время задержаны. В этот критический момент отдельный стрелковый полк ринулся в атаку в ворота крепости. Противник не жалел боеприпасов, чтобы отбить напор атакующих частей. Перед воротами крепости остановился броневик 53-го автобронепоезда. Его пушка и пулеметы были подбиты снарядами противника. Водитель бронеавтомобиля Василий Богданов выскочил из машины, схватил у убитого красноармейца винтовку и с криком «За советскую власть, ура!» бросился в атаку, увлекая за собой красноармейцев стрелковых полков. В Каршинских воротах, пораженный неприятельской пулей, он упал мертвым. Но этот пример увлек остальных бойцов. 10-й и 12-й туркестанские стрелковые полки, как видно, не хотели уступить боевого первенства полку особого назначения и тоже, несмотря на потери, повторно перешли в атаку.
Ворвавшиеся в крепость отдельный стрелковый, 10-й и 12-й туркестанские стрелковые полки расходились по указанным, им приказом направлениям, уничтожая на пути сопротивлявшегося противника. Уличный бой вылился в жестокие стычки за отдельные вышки и укрепленные постройки. Солдаты и муллы использовали для обороны все мечети и высокие жилые здания, из которых усиленно обстреливались наступающие части. Весь день 1 сентября прошел в ожесточенной схватке за обладание крепостью, а в городе за отдельные кварталы и даже отдельные строения. Бойцы были переутомлены. Продолжать бой ночью за обладание незанятыми в городе улицами, не дав бойцам отдыха, не имело смысла. Поэтому было решено на ночь закрепиться на занятых позициях. В 18 часов того же дня всем действующим частям было приказано оставаться на занятых позициях и к 19 часам укрепиться на них, выбрать лучшие опорные пункты и установить прочную связь между частями и со штабом отрядов. К 20 часам части заняли положение, указанное на схеме.
Во время боя противник отвел воду из головных арыков. Между тем в городе начались пожары. Пылали склады хлопка, подожженные муллами и купцами. Нужно было срочно разыскать центральную магистраль головных арыков. Местные жители этой магистрали не знали. Посланная разведка ничего не нашла. Приказано было путем опроса жителей разыскать техников или инженеров, заведующих водным делом в Бухаре. В конце концов главный чиновник водного управления был найден и, взятый под стражу, дал показания о местонахождении головного арыка. Вода была пущена в город. Для тушения пожаров инвентарь частично был доставлен с железнодорожной станции. В тушении огня наряду с бойцами Красной Армии приняло участие все население Бухары.
К вечеру 1 сентября в штаб группы стали поступать от войсковых частей отрывочные сведения о том, что противник отступает через северные ворота крепости по направлению на Сатара-Махаса (дворец эмира). По распоряжению штаба Каганской группы имевшиеся самолеты вели воздушную разведку, но их донесения не доставлялись непосредственному руководителю операции, а сообщались в штаб Каганской группы, откуда поступали к начальнику отряда особого назначения (начальнику колонны) через 1/2 суток в виде оперативной сводки. В силу этого разведывательные данные теряли всякую ценность.
В 3 часа утра 2 сентября начальником правой колонны был отдан [84] приказ № 038. В приказе сообщалось, что по данным воздушной разведки противник за истекшие сутки покидал значительными группами город через северные ворота. Обороеу города продолжают лишь небольшие группы. Задача колонне оставалась прежняя. Всем частям, занимавшим город, было приказано в 5 час. 30 мин. перейти в решительное наступление с целью овладения последним опорным пунктом — дворцом. После этого отдельный стрелковый полк остается в Оли, 5-й стр. полк продвигается вдоль северной стены до ворот Талипач, 10-й стр. полк до ворот Шипарон, 12-й стр. полк до Каракульских ворот и 2-й стр. пож до Шах-Джалялских ворот. 4-му кавполку приказывалось уничтожить противника севернее Мазарской дороги и Самаркандских ворот.
В указанное приказом время части перешли в наступление. Противник почти не оказывал сопротивления. Навстречу наступающим частям Красной Армии стало выходить население, сначала небольшими, а затем многочисленными группами. Были освобождены бухарские политзаключенные. Они долгое время томились в сырых и темных подвалах, закованные в железные цепи. Во время боев их не кормили. Время от времени в камеры врывалась тюремная стража и беспощадно избивала заключенных палками. К 10 часам 2 сентября 10-м Туркестанским стрелковым полком был занят последний оплот эмира — Акр. Здесь был взят в плен председатель совета министров Кушбеш — визирь Ушман-Бек, являющийся первым заместителем эмира бухарского.
На состоявшемся митинге многотысячной массе народа было объявлено, что волею революционной части трудящегося бухарского народа, при активном содействии Красной Армии, вооруженные силы эмира бухарского разбиты. Власть эмира и его правительства низложена, бухарский народ свободен и будет управляться Бухарским революционным комитетам. Этот митинг перешел в большой народный праздник.
Войска Красной Армии закрепились на занятой позиции. Противник, оставив город, отошел на Сатара-Махаса. В том же направлении, с отрядом в 300—400 всадников, ушел и сам эмир. Как только об этом поступили донесения, была выделена часть конницы для преследования бежавшего эмира. Большая часть разбитой армии эмира разбежалась по кишлакам, бросая на пути оружие и снаряжение.
Однако преследование было организовано слишком поздно. Эмир успел бежать в восточную Бухару и впоследствии еще не раз пытался организовать сопротивление советской власти. Разбитые остатки eго войск превратились в бандитские шайки, тревожившие мирное население и мешавшие строительству социализма. Так же, как и басмаческие банды, они опирались на зарубежную поддержку. Успешно проводимая ленинско-сталинская национальная политика, обеспечивавшая экономический и культурный подъем угнетенных ранее народов, лишала эти контрреволюционные банды социальной базы. Гиссарская экспедиция и последующие походы частей Красной Армии в Восточную Бухару окончательно освободили страну от контрреволюционных банд.

* * *

Операция по овладению Бухарой была проведена в течение трех суток. В результате ее была выполнена основная задача, стоящая перед войсками Туркестанского фронта,— помочь бухарскому народу, восставшему против векового гнета эмира и его англо-афганских союзников, свергнуть эмират и установить у себя в стране советскуювласть. Эта операция фактически завершила деятельность М. В. Фрунзе на Туркестанском фронте [85].
Театр боевых действий и характер борьбы являлись исключительно сложными. Творцом примененной войсками тактики, основного замысла операции, вдохновителем решительной победы частей Туркестанского фронта был М. В. Фрунзе. Под его непосредственным руководством была проведена тщательная и всесторонняя подготовка операции, которая и обеспечила ее успешное завершение. Правильно оценив обстановку, М. В. Фрунзе разрабатывает оперативный план, проникнутый духом решительности, точно учитывающий все особенности сложившейся обстановки. Своим планом М. В. Фрунзе решал одновременно две задачи: ликвидировать политический центр эмира и разгромить сосредоточенные там войска, с одной стороны, а с другой — нанести поражение значительным силам противника, скопившимся в районе Шахризяб — Китаб. Двойственность задачи ослабляла силы для главного удара по Старой Бухаре. Но М. В. Фрунзе прекрасно учитывал этот момент. Он отдавал себе полный отчет в том, что существовавшее уже неравенство сил еще более усугубится необходимостью отвлечения части сил в Шахризябском направлении. В целях уравновешивания сил производится удачная группировка наших войск вдоль линии железной дороги. Внимание же противника отвлекалось сразу в двух направлениях — в Самаркандском и Чарджуйском. Этот оперативный план обеспечивал быструю и решающую победу.
Тщательно организованная подготовка командиров и красноармейцев к действиям в сложной политической обстановке, на непривычной пересеченной и разнообразной местности, в тяжелых климатических условиях дала свои положительные результаты. Политико-моральное состояние частей было исключительно высоким. Особенно твердой и сознательной дисциплиной выделялись части отдельного отряда особого назначения. Эти части имели большую прослойку коммунистов, много рабочих Иваново-Вознесенского, Костромского и Нижегородского индустриальных районов. В бою они являлись примером мужества и стойкости для других частей Каганской группы.
В результате подготовительной работы части Красной Армии показали прекрасный образец скрытого передвижения к месту сосредоточения для атаки. Это обеспечивалось развернутой воспитательной работой, правильной расстановкой командного состава и партийно-политических работников, а самое главное, крепкой и сознательной дисциплиной самих бойцов.
Бой внутри города носил исключительно ожесточенный характер. Это объяснялось тем, что войска эмира, используя для обороны глинобитные постройки на изгибах и перекрестках улиц, упорно отстреливались. Особенно долго они удерживали за собой отдельные узловые пункты — здания медрессе, правительственные и купеческие дома. При недостатке артиллерии наши части прокладывали себе путь ружейным и пулеметным огнем, ручными гранатами, широко используя обходы и окружение групп противника. Артиллерия же использовалась только по важнейшим объектам. Связь с частями, действовавшими по различным улицам, поддерживалась преимущественно конными посыльными.
Отмеченные нами недочеты в проведении операции, несомненно, сказались на ходе операции и помешали полному выполнению задач, поставленных приказом М. В. Фрунзе. Но тем не менее эта операция имела большое значение. В результате ее бухарский народ получил возможность организовать в стране советскую власть, что и было оформлено первым всебухарским Курултаем, собравшимся 14 сентября 1920 г. и объявившим Бухару Народной советской республикой. Попытка английских империалистов использовать Бухару как плацдарм для нападения на Советскую Россию потерпела полный крах [86].

1. М. В. Фрунзе. Соч., т. 1, стр. 131,
2. Сведения о боевом и численном составе частей Туркестанского фронта за август-сентябрь 1920 г. взяты по материалам ЦАКА, ф. 6, оп. 7, д. № 1398, ч. 1; ф. 110, оп. 4, д. № 628; ф. 110, оп. 4, д. № 637; ф. 6, оп. 7, д. № 1498.
3. М. В. Фрунзе. Соч., т. I, стр. 136 и 142. ЦАКА, ф. 110, oп. 1, д. № 7/с.
4. М. В. Фрунзе. Соч., т. I, стр. 136.
5. ЦАКА, ф. 268, оп. 3, д. № 139.
6. ЦАКА, ф. 268, оп. 3, д. № 139.
7. ЦАКА, ф. 268, оп. 3, д. № 139.
8. ЦАКА, ф. 268, оп. 3, д. № 139.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
nikza91
Местный

   

Зарегистрирован: 19.01.2012
Сообщения: 102

СообщениеДобавлено: Вс Мар 18, 2012 10:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Nie-junmen писал(а):
Турки были бывшими военнопленными. Австрийцы - тоже.

Ну да, я в курсе. Кстати, эти турки оказались удивительно живучими. Если верит Мелькумову, они в Советской Бухаре пролезали в милицию, в том числе и на руководящие должности - что, в прочем, логично, мусульмане, понимающие местные обычаи, с большим военным опытом, вдобавок более образованные. Напомнило обилие латышей в аппарате ВЧК у большевиков. Смеется
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nie-junmen
Динши-ван модератор

   

Зарегистрирован: 13.05.2010
Сообщения: 10272
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Вс Мар 18, 2012 11:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

nikza91 писал(а):
Кстати, эти турки оказались удивительно живучими.


Были планы их использовать для разворачивания революции в Турции. Не срослось.
_________________
Моральный дух моих войск невероятно высок - природная стойкость аньхуйского крестьянина + 70-градусная гаоляновка + огненная корейская кимчхи - что еще надо для победы? Разве что патронов побольше - и бежал бы Ямагата впереди собственных панталон!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
nikza91
Местный

   

Зарегистрирован: 19.01.2012
Сообщения: 102

СообщениеДобавлено: Пн Мар 19, 2012 3:24 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Хм. Не слышал что-то. А про это где можно читануть?
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Nie-junmen
Динши-ван модератор

   

Зарегистрирован: 13.05.2010
Сообщения: 10272
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пн Мар 19, 2012 11:52 am    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Одним из лидеров турок, который согласился поддерживать революцию, был Энвер-паша.

С ним не срослось - он перешел в 1921 г. на сторону Бухары и воевал против Советской власти. Однако он был не один, но общая тенденция на сворачивание экспорта революции в связи с борьбой в советском руководстве с середины 1920-х годов привела к замораживанию таких программ (ЕМНИП, последним ярким проявлением экспорта революции было вторжение в Афганистан для разгрома Бачаи Сакао в 1929 г., примечательно, что все наши командиры - Примаков, Черепанов и т.д. - были названы "турками" и носили соответствующие псевдонимы).
_________________
Моральный дух моих войск невероятно высок - природная стойкость аньхуйского крестьянина + 70-градусная гаоляновка + огненная корейская кимчхи - что еще надо для победы? Разве что патронов побольше - и бежал бы Ямагата впереди собственных панталон!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Nie-junmen
Динши-ван модератор

   

Зарегистрирован: 13.05.2010
Сообщения: 10272
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 13, 2012 4:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Н. С. Лыкошин. Наставление к стрельбе из ружей / Полжизни в Туркестане. Очерки быта туземного населения. — Петроград, 1916.

Цитата:
Всякий, кто интересуется тем, что читают наши среднеазиатские туземцы и в особенности низшее сословие («аами»), неученые сарты и киргизы, неминуемо должен будет обратить внимание на известные под названием «рисаля» рукописи, никогда не бывшие в печати, но тем не менее имеющие обширный круг читателей, убежденных в истине сообщаемых сведений. «Рисаля» представляют собой исторические очерки каждого из известных туземцам промыслов и ремесел, начиная с земледелия и кончая гаданьем на овечьем помете.

Вслед за изложением высоким слогом преемственной передачи данного искусства с библейских времен и после славословий пророку, «рисаля» обыкновенно указывает, как следует заниматься известным ремеслом, перечисляет те нравственные достоинства, какие должен развить в себе ремесленник для того, чтобы призвать благословение Божие и религиозные возгласы, какими ремесленнику надлежит, для успеха дела, сопровождать каждый прием своей работы. […]

В ожидании приведения в систему всех обращающихся среди туземцев «рисаля», я позволю себе познакомить читателей с содержанием одной из них. Это «Наставление к стрельбе из ружей», случайно найденное одним моим знакомым в Старом Маргелане.


Упражнение в стрельбе тайфурчей. Иллюстрация к статье «Наша среднеазиатская граница. Кашгар» (Нива, 1879, №15)

Рукопись в 1/32 писчего листа бумаги, писана красивым книжным почерком, причем наиболее важные фразы, преимущественно со ссылками на коран, вписаны киноварью. На первой странице вверху написано имя какого–то Рахматбая, по–видимому, собственника копии, а не автора наставления.

«Наставление к стрельбе из ружей следующее», — так начинается рукопись, но затем, как будто вспомнив о похвальном обычае всех мусульманских книжников, автор спешит вписать общепринятую фразу: «Во имя Бога милостивого, милосердного» и приводит витиеватое славословие Мухаммаду, его потомкам и сподвижникам, как это вообще принято перед началом всякого сочинения.

«Знай и имей в виду, — говорится далее, — что имам Джафар–Садык свидетельствует, что во времена пророка (милость Божия и мир ему) было очень много кяфиров [неверных] и они оказались сильнее приверженцев пророка (мир ему). Пророк, придя в место молитвы, исполнил два ракаата молитвы „шукурана”, закончил молитву земным поклоном и с почтением произнес: „О сущий Бог! Дай мне какое–нибудь оружие, чтобы я мог напугать этих кяфиров”. Сейчас же явился архангел Гавриил и сказал: „Тага, Мага, Мухаммадо!” [Это обращение к Мухаммаду ангелов встречается и в других рукописях, обращающихся среди народа, но никто из ученых туземцев не может объяснить, откуда взялся обычай передавать так обращение ангелов к пророку. Большинство мулл считают слова эти праздными и принятыми только для проповедей неученых уличных проповедников (вач из маддаз), сами же они, при рассказе об исторических событиях, воздерживаются от таких выражений]. Бог приветствует тебя, а ангелы непрестанно славословят. Оставь горе, не бойся!” В это время архангел Гавриил получил от Бога повеление из Сыдратыль–Мунтага (на четвертом небе) принести кусок железа. Когда железо было принесено, Бог повелел пророку Давиду изготовить ружье. [По «рисаля» кузнецов, пророк Давид считается родоначальником и изобретателем кузнечного ремесла; поэтому–то, вероятно, здесь на него и сделана ссылка. Около сел. Сайрама указывают на развалины кузницы Давида]. Богатырь Исмаил–и–Руми сделал ложе, вместе с пророком Давидом они подняли ружье и выстрелили в сторону кяфиров. Кяфиры, увидя это, обратились в бегство».

Далее изложение наставления переходит в катехизическую форму — излагаются вопросы, предлагаемые изучающему правила стрельбы, и приводятся ответы на эти вопросы. Вопросы эти относятся не столько к правилам обращения с оружием, сколько к необходимости при каждом приеме обращения с ружьем исполнять пунктуально мелочные религиозные формальности. Этим духом ханжества и боязни прогневать Бога проникнуты все «рисаля».

«Если спросят тебя, от кого пошла стрельба из ружей, отвечай: от пахлавана Исмаила–Руми. От него это искусство перешло к пахлавану Уста–Саиду–Карши, от него к пахлавану Уста–Азизу–Тавризи, от него к пахлавану Уста–Аазаму–Кермани, потом к пахлавану Низамиддину–Багдади, от него к пахлавану Ахмаду–Замджи и от Хазрета–Ахмада–Замджи искусство стрелять из ружей распространилось по всему миру; раньше же стреляли из пушек».

«У Хазрета–Ахмада–Замджи было триста учеников; все они, один за другим, подошли к одному холму, взяли по три горсти земли, принесли сосуд с водой, положили туда своими благословенными руками землю и, произнеся „Во имя Бога милостивого, милосердного”, замесили. Они помолились и их молитва была угодна Богу. Пахлаван Хазрет–Ахмад–Замджи совершил такое чудо, что все триста святых пришли к полному соглашению относительно правил стрельбы из ружья».

«Если спросят тебя, какой стих корана следует читать в то время, когда стрелок берет в руки ружье, отвечай: „Бог всесовершенное существо и владыка мира”».

«Если спросят тебя, что следует произносить в то время, когда стрелок закидывает ружье за спину, отвечай: „Бог Царь Царей, слава Богу, нет Бога, кроме Аллаха, и Бог велик”».

«Когда спросят тебя, какой стих корана следует произносить во время привязывания к поясу пороховницы, отвечай: „Помощь от Бога, он радует верных”».

Из дальнейших вопросов и ответов видно, что во время заряжения ружья порохом следует сказать: «Глухой, немой, слепой, они не возвращаются», а при вкладывании в ствол пули надлежит произнести: «Проглатывающий гнев, прощающий людей».

Во время прибивания заряда шомполом стрелок должен, по–видимому, тоже что–то произнести, но в рукописи, по недосмотру переписчика, нужный стих корана пропущен.

При зажимании фитиля в курок полагается возгласить: «О Знающий, о Щедрый!» Когда стрелок кладет палец на нижний конец куркового стержня, чтобы зажечь порох на затравке, он должен произнести: «О скрывающий вину, грех прощающий, наказующий».

Нажимание спуска должно сопровождаться словами: «Бог любит добронравных».

Во время производства выстрела пулей надлежит произнести: «О, сущий Бог, это свет!»

Разматывая нитки для фитиля, стрелок должен сказать: «О откликающийся, о дарящий раньше, чем мы просим, прошу тебя, о прощающий».

Затем, в форме ответа на вопрос, какими качествами должен обладать стрелок, перечисляются 12 нравственных достоинств, в ряду которых видное место занимают различные оттенки щедрости, доброжелательство, воздержность, вежливость, а в заключение от стрелка требуется, чтобы он был заботлив по отношению к сиротам (уж не к детям ли убитых стрелком), чтобы все добытое ружьем «тратил на пути Божием» и, наконец, в точности исполнял все религиозные свои обязанности, как со стороны догматической, так и в отношении религиозных обрядностей (таат).

Далее изложено, что стрелковое дело зиждется на 5 повелениях и 4 опорах. Здесь к перечисленным уже нравственным качествам, обязательным для стрелка, добавляется гостеприимство, раскаяние, молитва, пост и милосердие.

На вопрос, что составляет правую сторону ружья и что левую, стрелок отвечает, что правая сторона — это хороший нрав стрелка, а левая — открывание света [вряд ли будет ошибкой предположить, что здесь подразумевается просвещение светом Ислама иноверцев].

Судя по ответу на вопрос, когда стрелок бывает ближе всего к Богу, вся «рисаля» написана, по–видимому, для того, чтобы указать, какое душеспасительное назначение приобретает ружье в руках правоверного мусульманина. «Пусть стрелок обратится в сторону кяфиров и выстрелит один раз пулей. Независимо от того, попадет или не попадет пуля в цель, стрелок, в момент выстрела, соединится с Богом».

Далее следуют угрозы всем, кто не поверит в истину изложенного в наставлении; выражения столь сильны, что даже и на мало религиозного человека способны навести ужас: «Если стрелок не будет знать этого наставления, или, переписав, не будет хранить при себе, или же, наконец, не будет каждую пятницу заставлять кого–либо читать себе вслух это наставление, а сам внимательно слушать, то его постигнут следующие наказания: что бы он ни съел из мяса застреленных из ружья птиц и животных, все это для него будет поганее свиного мяса, а день страшного суда лицо такого человека будет черным [непрощенные грешники предстанут на страшном на страшном суде с черными лицами], ангелы проклянут такого человека в день страшного суда и ввергнут его в ад, называемый геенной, потому что из этого мира в тот он перейдет без веры».

Вновь повторив, что надо делать с наставлением к стрельбе из ружей, автор заключает: «А кто этого исполнять не будет, тот неверный [кяфир], а жена его разведена с ним».

«Тот же, кто будет иметь при себе это наставление, или, заставив кого–нибудь читать, будет внимательно слушать, тот по милости Божией будет искать и найдет наставников и учителей и войдет в рай».

Для обеспечения почета всем владеющим ружьем «рисаля» утверждает за ними право служить в почетных должностях и воспрещает поручение таким людям исполнения службы низкой, пешей, как выражено в наставлении, очевидно в смысле неподходящей, позорной, в отличие от почетной конной службы.

«Если кто–либо, кроме хана или бека, вздумает послать перед собой исполнять пешую службу стрелка, последовавшего этому наставлению или имеющего при себе переписанную копию такого наставления, то сам он кяфир, а жена его разведена с ним; умирая, пусть он уходит из этого мира без веры. По шариату такому человеку, чтобы очистить его от грехов, следует дать 80 ударов „дарра” [плеть из четырех сшитых ремней с короткой ручкой]».

«Бог лучше знает, в чем истина», — заключает автор свое наставление и заканчивает «рисаля» молитвой к Богу о прощении грехов всех читателей, обращающих свои взоры на его стрелковое наставление, и всех мусульман.

Строгий тон и угрозы наставления, видимо, угнетающим образом подействовали на душу переписчика этой «рисаля». Не потому ли он вслед за наставлением поместил двустишие:

Не осталось в мире влюбленных и возлюбленных!
Где теперь Пируз, Фархад, Ширин, Ляйли и Маджун?..

Мало того, вслед за стихами идут наставления с заклинаниями и с заговорами, как испросить у Бога рождение чад бездетным, но желающим иметь детей, и как наверняка приворожить к себе жестокую красавицу посредством вынимания ее «следа» и различных «верных» заговоров.

Рукопись эта, судя по засаленному виду ее, перебывала во многих руках, может быть с благоговением, а уж наверно без критики читавших «рисаля» туземцев. Обращение в среде туземцев подобных наставлений подтверждает необходимость предоставить им возможность читать на родном языке такие книги, которые вносили бы что–нибудь новое в среду, склонную к усвоению знаний, но лишенную возможности удовлетворить этой потребности.


http://rus-turk.livejournal.com/55848.html
_________________
Моральный дух моих войск невероятно высок - природная стойкость аньхуйского крестьянина + 70-градусная гаоляновка + огненная корейская кимчхи - что еще надо для победы? Разве что патронов побольше - и бежал бы Ямагата впереди собственных панталон!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Nie-junmen
Динши-ван модератор

   

Зарегистрирован: 13.05.2010
Сообщения: 10272
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 13, 2012 5:02 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Противник Бухары - Коканд. 1870 г.:
Цитата:
Сначала шла артиллерия, состоящая из маленьких пушек, везомых вместе с зарядным ящиком одною лошадью; после артиллерии шла пехота, вооруженная ружьями разных калибров; большинство были фитильные с рогатками, но были и кремневые, и даже пистонные. Пред каждым отделением пехоты, в 20, много 30 человек, шел офицер, вооруженный тонкою палкой, называемою калтак; около него два, иногда и три музыканта. Музыкальные орудия состояли из больших барабанов, медных рогов, дудок, были даже и волынка. Коканская музыка не отличается ни стройностью, ни гармоничностью; но зато может похвалиться sui generis оригинальностью и особенно шумливостью. Войска были одеты в суконные двубортные сюртуки, с разноцветными стоячими воротниками; у пехоты сюртуки были черные, а у артиллерии синие, у всех красные панталоны и остроконечные суконные шапки с меховым околышем. Несмотря на однородность одежды, в строю оказывалось большое разнообразие мундиров, имевших претензию быть похожими на европейские, но далеко не по–европейски сшитых. Даже самый цвет одежды был далеко не одинаков в малых отделениях, которые проходили мимо вас. Многие из солдат на ходу стреляли из своих ружей. Я спросил у джигита, что за причина таковой стрельбы. «Очень довольны», — отвечал он. Но чем были так довольны коканские солдаты, никак не мог я от него добиться.

http://rus-turk.livejournal.com/128270.html

Вот фото кокандской армии + картина "Кокандский солдат" В. Верещагина:




_________________
Моральный дух моих войск невероятно высок - природная стойкость аньхуйского крестьянина + 70-градусная гаоляновка + огненная корейская кимчхи - что еще надо для победы? Разве что патронов побольше - и бежал бы Ямагата впереди собственных панталон!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Nie-junmen
Динши-ван модератор

   

Зарегистрирован: 13.05.2010
Сообщения: 10272
Откуда: Москва

СообщениеДобавлено: Пт Июл 13, 2012 5:08 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Беседа плененного кокандцами зоолога Н.А. Северцова с бывшим казаком, насильно обращенным в ислам под именем Абдуселям:
Цитата:
— А в Кокане у хана войска много?

Да сколько дадут соседних городов беки, войско их и знает, а хан ни в какое дело не входит. Да тем он и держится, что беки перессорилась, друг другу верху дать не хотят, так и берегут такого болвана. Вот нашего датку солдаты в Кокане знают и любят, он ими прежде командовал, при хане служил. Да и хан, хоть дурак, а Мурзу–Ниаса все–таки ценит и почитает, что другого такого во всем Кокане не сыщешь. Так вот, ташкентскому и несдобровать, напрасно на нашего злится, сам попадется.


Классика жанра.

Вот еще годная ссылка, правда, без мгеракопяна с его "умозаключениями" не обошлось:
http://rtw.kabb.ru/viewtopic.php?f=2&t=1154&sid=66f5dc284c42ea40c126343b1e76deba
_________________
Моральный дух моих войск невероятно высок - природная стойкость аньхуйского крестьянина + 70-градусная гаоляновка + огненная корейская кимчхи - что еще надо для победы? Разве что патронов побольше - и бежал бы Ямагата впереди собственных панталон!
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов АВРОРА -> Мир ислама Часовой пояс: GMT + 4
На страницу Пред.  1, 2, 3, 4
Страница 4 из 4

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru Submitter.ru - Регистрация в поисковых системах! МЕТА - Украина. Рейтинг сайтов Goon Каталог сайтов MetaBot.ru - Мощнейшая российская мета-поисковая система! Refo.ru - русские сайты


Powered by phpBB © 2001, 2002 phpBB Group
subRed style by ktauber
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS